Пространственная структура особо охраняемых природных территорий Северного Кавказа

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Общие и комплексные проблемы естественных и точных наук


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЛАНДШАФТНАЯ ЭКОЛОГИЯ
ПРОСТРАНСТВЕННАЯ СТРУКТУРА ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА
© 2006. Крохмаль А. Г.
Северо-Кавказской проект Фонда дикой природы (WWF)
В статье анализируются пространственное размещение и категории особо охраняемых природных территорий Северного Кавказа — заповедники, национальные парки, заказники, а также особо охраняемый эколого-курортный регион Кавказских Минеральных Вод.
Spatial accommodation and categories of the Northern Caucasus restricted natural territories are analyzed (preserves, national parks, nature reserves and the restricted ecological-spa region of the Caucasus Mineral Waters.
Особо охраняемые природные территории (ООПТ) предназначены для сохранения типичных и уникальных природных ландшафтов, разнообразия животного и растительного мира, охраны объектов природного и культурного наследия. Полностью или частично изъятые из хозяйственного использования, они имеют режим особой охраны, а на прилегающих к ним участках земли и водного пространства могут создаваться охранные зоны или округа с регулируемым режимом хозяйственной деятельности.
Символом охраны природы на территории бывшего СССР, а сейчас России являются заповедники. Согласно классической концепции, территории заповедников полностью и бессрочно (навечно) исключаются из хозяйственной деятельности. У истоков заповедного дела в России стояли Г. А. Кожевников (1909), И. П. Бородин (1914), В. М. Житков (1914), Д. К. Соловьёв (1918) и др., которые сформулировали классическую форму особо охраняемых природных территорий и функциональных особенностей: изучение эталонов природы, сохранение девственных природных территорий в качестве объектов природного наследия, поддержание и восстановление численности охотничьих животных.
В России создание особо охраняемых природных территорий является традиционной и весьма эффективной формой природоохранной деятельности. Экологическая доктрина Российской Федерации (2002) рассматривает создание и развитие особо охраняемых природных территорий разного уровня и режима в числе основных направлений государственной политики в области экологии.
В соответствии с действующим законодательством государственные природные заповедники и национальные парки имеют статус природоохранных, научно-исследовательских и эколого-просветительских учреждений, в которых трудятся свыше 8 тысяч штатных работников. Все 35 национальных парков и 95 (из 100) государственных природных заповедников находятся в ведении и управлении Министерства природных ресурсов Российской Федерации, 4 заповедника функционируют в системе Российской Академии наук, 1 заповедник — в системе Министерства образования Российской Федерации.
Помимо заповедников и национальных парков, к числу ООПТ относятся также заказники, объекты природного и культурного наследия, памятники природы, а также зеленые зоны городов. Наряду с этими, довольно прочно устоявшимися типами ООПТ, в настоящее время на территории Северного Кавказа имеется совершенно новое образование — особо охраняемый эколого-курортный регион Кавказских Минеральных Вод.
Северный Кавказ в настоящее время это не только политико-административное образование в рамках ЮФО, но также и экологический регион в следующих границах: на юге — Главный Кавказский хребет- на западе — побережье Черного моря, дельта р. Кубань, Веселовское водохранилище- на севере — р. Маныч- на востоке — побережье Каспийского моря (Крохмаль, 2003).
В настоящее время в систему ООПТ Северо-Кавказского экорегиона входят все рассмотренные категории ООПТ: заповедники, национальные парки, заказники, а также особо охраняемый эколого-курортный регион КМВ (рис. 1).
*РОС
КАТЕГОРИИ ООПТ
Государственный природный заказник Государственный природный заповедник Национальный парк ¦ Особо охраняемый эколого-курортный регион Природный парк
улак •?МАХАЧКАЛА
V
Рис. 1. Пространственное размещение и категории ООПТ Северного Кавказа
Система государственных природных заповедников Северного Кавказа начала формироваться с 1924 г. (постановление о Кавказском заповеднике) и, по состоянию на 1 декабря 2003 г., включает 6 заповедников, расположенных на территориях 8 республик (кроме Чечни). Все заповедники Северо-Кавказского экологического региона являются по своему статусу федеральными. Основные характеристики заповедников Северного Кавказа иллюстрирует таблица 1.
Таблица 1
Заповедники Северного Кавказа
Название охраняемой территории Местоположение Площадь, (км2)
Дагестанский (1987 г.) Республика Дагестан 191
Кабардино-Балкарский (высокогорный) (1976 г.) Кабардино-Балкарская Республика 825
Тебердинский (биосферный), (1936 г.). Заповеднику присужден диплом Совета Европы Карачаево-Черкесская Республика 850
Государственный природный заповедник «Эрзи» (2000 г.) Республика Ингушетия 60
Северо-Осетинский (1967 г.) Республика Северная Осетия-Алания 295
Кавказский (биосферный), (1924 г.). Находится под охраной ЮНЕСКО (1999 г.) Краснодарский край, Республика Адыгея, Карачаево-Черкесская Республика 2803
Северный Кавказ 5024
Из 5024 км² суммарной площади заповедников Северного Кавказа, максимальную площадь занимает Кавказский заповедник, располагающийся на территории трех субъектов Российской Федерации. Последним по времени создания, а также минимальным по площади, является заповедник, расположенный в Республике Ингушетия, созданный лишь в 2000 г., и занимающий площадь всего 60 км². Единственным субъектом федерации, где отсутствуют заповедные территории, является Чеченская Республика, где ни в советское время, ни в настоящее нет таковых.
Что касается приуроченности заповедников к природным зонам, то за исключением Дагестанского, они располагаются в горах и отражают определенные типы высотной поясности: Тебердин-ский и Кавказский характеризуют западно-кавказский (кубанский) тип, Кабардино-Балкарский и Се-веро-Осетинский — центрально-кавказский, а Эрзи, и частично, Северо-Осетинский — Терский. Вообще отсутствуют заповедники на северном склоне Восточного Кавказа, в Дагестане. На равнине имеется только один Дагестанский заповедник, располагающийся в прибрежной зоне Каспийского моря.
Система национальных парков Северного Кавказа начала формироваться с 1983 г. и по состоянию на 1 декабря 2003 г. включает 3 объекта, расположенных в Кабардино-Балкарии, Северной Осетии-Алании и Краснодарском крае и занимающих площадь 3474 км². Все они имеют статус федеральных (табл. 2).
Таблица 2
Национальные парки Северного Кавказа
Название охраняемой территории Местоположение Площадь, (км2)
«Алания» (1998) Республика Северная Осетия-Алания 549
«Приэльбрусье» (1986) Кабардино-Балкарская Республика 1012
«Сочинский» (1983) Краснодарский край 1913
Северный Кавказ 3474
«Алания» и «Приэльбрусье» располагаются полностью в горной зоне Большого Кавказа и охватывают среднегорные и высокогорные экосистемы Большого Кавказа. Национальный парк «Сочинский» располагается на стыке Большого Кавказа и Колхиды и включает экосистемы обоих физико-географических областей.
На территории Северо-Кавказского экорегиона располагается 92 комплексных, ландшафтных, зоологических, морских, орнитологических и пр. заказника федерального и регионального подчинения, а также и 227 памятников природы. Система Министерства природных ресурсов РФ на территории Северного Кавказа включает 70 заказников комплексного, зоологического, ботанического и других функциональных назначений (рис. 2).
Федеральный статус имеют 7 заказников, расположенные в Дагестане, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии, Ингушетии и Краснодарском крае (табл. 3). Федеральные заказники на территории Северного Кавказа имеют более чем полувековую историю, и занимают площади, зачастую сопоставимые с площадями заповедников. Они охватывают как горные, так и равнинные территории и служат для охраны как наземных, так и водных экосистем. Что касается административного охвата, то заповедники федерального уровня отсутствуют в Адыгее, на Ставрополье и в Чечне.
Помимо заказников, входящих в систему Министерства природных ресурсов, на территории Северного Кавказа, как уже отмечалось, имеются также ООПТ типа ботанических садов и дендрариев, лечебно-оздоровительных местностей и курортов, природных парков, количество которых достигает 728.
Максимальная абсолютная площадь заказников отмечается в Дагестане, вообще нет ООПТ подобного рода в Чечне и Ингушетии. Очень малые площади занимают заказники в Ставропольском крае. Однако здесь, а также в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии широко представлены лечебно-оздоровительные местности и курорты. По абсолютной суммарной занимаемой площади ООПТ в регионе лидирует Дагестан, а в Чечне и Ингушетии ООПТ, не входящие в структуру МПР, вообще отсутствуют. Что касается удельных площадей охраняемых территории, то они максимальны в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии (более 20%), далее следуют Дагестан и Северная Осетия (около 10%), Адыгея, Ставропольский и Краснодарские края (около 5%). В целом ООПТ данного
типа на Северном Кавказе занимаю площадь 19 646 км², что составляет 8,1% площади Северного Кавказа в рамках данных административных образований. Если сопоставить данные с площадью СевероКавказского экологического региона, то их удельный вес окажется еще ниже.
Рис. 2. Заказники Северного Кавказа
Из водно-болотных угодий Северного Кавказа в настоящее время к охраняемым по Рамсар-ской Конвенции имеется только один объект, расположенный в Краснодарском крае, в дельте Кубани, и занимающее площадь 1730 км².
Кроме заповедников и национальных парков в Северо-Кавказском экологическом регионе находится особо охраняемый эколого-курортный регион Российской Федерации — Кавказские Минеральные Воды (КМВ) общей площадью 524,3 тыс. га, расположенный на территории трех субъектов Российской Федерации: Ставропольского края (303,1 тыс. га, 58%), Кабардино-Балкарской Республики (172,6 тыс. га, 33%) и Карачаево-Черкесской Республики (48,6 тыс. га, 9%).
Кавказские Минеральные Воды представляют собой единый артезианский бассейн разнообразных по типам и богатейших по ресурсам подземных минеральных вод, область формирования которых находится на территории указанных субъектов Российской Федерации. В силу своей уникальности данный ООПТ имеет статус федерального объекта. В составе региона КМВ находятся города-курорты Ессентуки, Железноводск, Кисловодск, которые в соответствии с федеральным законодательством входят в перечень территорий, имеющих статус особо охраняемых. Аналогичные города-курорты (Анапа, Сочи и т. д.) имеются и в Краснодарском крае.
В настоящее время на Северном Кавказе имеется один, включенный в список всемирного наследия и ведутся работы по расширению площади этого объекта.
Количество и площади ООПТ, входящих в систему МПР Российской Федерации на территории Северного Кавказа, иллюстрирует таблица 3. Заповедники имеются в 7 субъектах Российской Федерации, а национальные парки — в 3. Всего на территории Северного Кавказа имеются 30 объектов ООПТ, которые входят в систему МПР России в качестве заповедников, национальных парков, природных парков и заказников.
Таблица 3
Количество и площади ООПТ объектов системы МПР России на территории Северного Кавказа (км2, 2000 г.)
Регион Государственные заповедники Национальные парки Природные парки и заказники Всего Доля к общей территории, %
Адыгея (1)/902 — 1/37 1 (2)/939 12,1
Дагестан 1/191 — 1/71 2/262 0,5
Кабардино-Балкария 1/825 1/1012 — 2/1837 14,7
Карачаево-Черкесия 1 (2)/980 — - 1 (2)/980 6,9
Северная Осетия-Алания 1/295 1/549 1/299 3/1143 14,3
Ингушетия 1/60 — 2/1447 3/1507 41,5
Чечня 0 0,0
Краснодарский край 1/1771 1/1902 1/57 3/3730 4,9
Ставропольский край — 16/115 16/115 0,2
Северный Кавказ 6/5024 3/3463 22/2026 30/10 513 4,3
Государственные заповедники полностью отсутствуют в Чечне и Ставропольском крае, тогда как на территории Адыгее и Карачаево-Черкесии находится часть Кавказского заповедника.
Национальные парки представлены лишь в 3 субъектах Федерации, где довольно широкое распространение получила рекреационная деятельность.
Заказники наиболее широко представлены на территории Ставропольского края с точки зрения их количества, но с точки зрения занимаемых площадей лидирует Ингушетия. Вообще отсутствуют заказники на территории Чечни. Хотя в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии отсутствуют данная категория ООПТ федерального уровня, здесь имеются заказники регионального подчинения. Единичные заказники с небольшими площадями имеются также в Дагестане, Адыгее и Краснодарском крае.
С точки зрения реально занимаемых площадей на максимальная их площадь отмечается в Краснодарском крае — 3730 км², далее следуют Кабардино-Балкария, Ингушетия и Северная Осетия. Что касается удельной площади ООПТ, то при средней доле их в целом по Северному Кавказу 4,3%, лидирует со значительным отрывом по данному показателю Ингушетия — 41,5%, далее следуют Кабардино-Балкария и Северная Осетия-Алания. Минимальные удельные площади ООПТ, помимо Чечни, отмечаются в Ставропольском крае и Дагестане — не более 1%.
Данную картину распределения абсолютных и относительных площадей ООПТ можно объяснить целым рядом факторов. Во-первых, исходным природным разнообразием территории: она максимальна в Краснодарском крае, где имеется горное сооружение Большого Кавказа и равнины Предкавказья и Колхиды, пресноводные и морские экосистемы. С этой точки зрения некоторым аналогом краснодарского края может выступать лишь Дагестан. Во-вторых, играют роль исторические факторы: старейший Кавказский заповедник находится на территории Краснодарского края, Адыгеи и Карачаево-Черкесии, а наиболее молодые субъекты федерации либо унаследовали ООПТ в результате изменения административных границ (Карачаево-Черкесия), либо их организовали в последние годы (Ингушетия). В-третьих, сыграла роль степень освоенности территории. Так, в Ставропольском крае в его теперешних границах уровень освоения территории приближается к 95%. И, наконец, на структуру ООПТ изучаемого региона и их современное состояние оказали влияние события последнего десятилетия: в результате выпадения Чечни из общероссийских экономических, политических и социальных процессов здесь полностью была разрушена система охраны природы, которая к тому же усугубилась крупномасштабными военными действиями.
Таким образом, пространственная структура ООПТ Северо-Кавказского экологического региона включает практически все возможное типы существующих охраняемых территорий, однако в настоящее время они не всегда полностью выполняют возложенные на них функции по сохранению
биологического и ландшафтного разнообразия. Так, северный склон Восточного Кавказа, особенно в Дагестане, не имеет заповедников, что отрицательно сказывается на сохранении экосистем и ландшафтов данной части Большого Кавказа.
Литература
1. Бородин И. П. Охрана памятников природы. — СПб, 1914. 2. Житков В. М. О промысле и охране птиц в дельте Волги. // Материалы к познанию русского охотничьего дела. Вып. IV. — СПб, 1914. 3. Кожевников Г. А. О необходимости устройства заповедных участков для охраны русской природы. — М., 1909. 4. Соловьёв Д. К. Типы организаций, способствующих охране природы. — Птг., 1918.
УДК ___
ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ И ПОДХОДЫ К СОХРАНЕНИЮ БИОРАЗНООБРАЗИЯ РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ
© 2006. Точиев Т. Ю. 1, Батхиев А. М. 2, Дакиева М. К. 1
Ингушский государственный университет, Чеченский государственный университет
В статье рассматриваются основные принципы и подходы поддержания, развития и сохранения богатого биоразнообразия Республики Ингушетия, представленного целым рядом эколого-фаунистических и фауно-генетических групп, имеющего очень разнообразный и древний генофонд и несущий в себе большое количество свойств, представляющих большой практический и теоретический интерес.
The paper considers the basic principles and approaches of the maintenance, developing and preservation of Ingushetia biodiversity, which is presented by lots of ecological-fauna and fauna-genetic groups of ancient genetic fund. It has many features presenting a big practical and theoretical interest.
В последнее время многие исследователи придерживаются точки зрения о значительном влиянии на локальное богатство биологических сообществ размера их видового фонда — группы видов, обитающих в пределах определенной области, потенциально способных существовать в этих сообществах (Cornell, 1993- Eriksson, 1993 и др.). Факты свидетельствуют, что чем меньше участок сообщества, тем в меньшей степени его видовое богатство зависит от региональных и в большей степени — от локальных процессов (Westory, 1985, 1993- Акатов, 1999 и др.). Локальные процессы наиболее типичны для высокогорных сообществ. Учитывая существующий конгломерат в условиях Кавказа, в частности в горной Ингушетии, занимающей юго-восточную часть Северного Кавказа, следует признать, что стратифицированность рельефа (Большаков, 2001) является причиной существования в горах системы изолирующих барьеров, ограничивающих и даже сводящих на нет контакты между группировками видов организмов. Это придает группировкам популяционный статус, являясь дополнительным фактором формирования эндемичных видов, и обуславливает наличие рефугиумов, где могли сохраниться реликты различных периодов. Более того, сохранение биоразнообразия горных экосистем рассматривалась отдельной главой в повестке дня на саммите «XXI век» (Рио-де-Жанейро, 1992) и заслуживает особого внимания.
Самобытность горных экосистем, связанная со многими факторами их формирования, отмечалась многими исследователями, занимавшимися проблемами генезиса высокогорных флор (Bri-quet, 1891,1901,1906- Stenis, 1934−1936- Харадзе, 1948, 1972- Галушко, 1969- Толмачев, 1986 и др.). Особое место занимает вопрос об автохтонности основной массы ее компонентов, поскольку выявлено, что в основе каждой горной флоры лежит более или менее развитое автохтонное ядро. В этой связи, среди горных территорий России особое место занимал Кавказ, привлекавший внимание исследо-

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой