Символическое значение образов хищных птиц в повести Е. И. Носова «Усвятские шлемоносцы»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 82
СИМВОЛИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ОБРАЗОВ ХИЩНЫХ ПТИЦ В ПОВЕСТИ Е.И. НОСОВА «УСВЯТСКИЕ ШЛЕМОНОСЦЫ»
© 2015 М. Ю. Моргунова
канд. филол. наук ст. преподаватель школы лингвистики факультета гуманитарных наук e-mail: margulis20@mail. ru
Высшая школа экономики
В данной статье автором предпринята попытка доказать, что присутствующие в произведениях писателя языческие образы-символы хищных птиц являются неотъемлемой частью художественного кода писателя, без понимания которого невозможно истолкование произведения в целом.
Ключевые слова: Е. И. Носов, древнеславянское язычество, птица-символ.
Будучи автором многочисленных рассказов о природе, Е. И. Носов не мог не упоминать в своих произведениях самых разных птиц. Наибольший интерес представляет роль образов хищных птиц в рассказах писателя о войне, где их появление неслучайно и несет определенную смысловую нагрузку.
В повести «Усвятские шлемоносцы» на разных этапах повествования возникают образы трех птиц: ворона, коршуна и орла-курганника. Следует отметить, что к символике птиц в повести уже обращалась исследователь Н. В. Сударикова в своей работе «Проза Е. И. Носова о Великой Отечественной войне: проблематика и художественное своеобразие». Мы согласны с выводами, сделанными ученым в отношении функции этих птиц в произведении, но мы проанализируем сущность образов хищных птиц с иных позиций — с точки зрения восприятия их в славянском язычестве и отражения этого восприятия в творчестве Е. И. Носова.
Мы относим коршуна и орла-курганника к хищникам не в соответствии с научной классификацией, а согласно древним языческим представлениям русского народа о них: «Коршун, ястреб, а также некоторые другие виды семейства ястребиных (орел, канюк, лунь, снопа) & lt-… >- образуют единый образ крупной хищной птицы, наделяемой символикой нечистоты и смерти, а также демоническими и отвращающими свойствами» [Славянские древности 1999: 613]. По свидетельству Н. И. Толстого, ворон по своим характеристикам также примыкает к птицам-хищникам: «хищность и кровожадность & lt-. >- сближает его в народных представлениях и обрядах с другими хищниками: коршуном, ястребом, волком» [Славянские древности 1995: 434].
Появление любой из этих птиц имело знаковый характер в древности, не утратило своей символической природы оно и в повести Е. И. Носова. Произведение не просто начинается с упоминания о воронах, вороны возникают еще до начало самого повествования, еще в эпиграфе, взятом автором из «Слова о полку Игореве»:
И по Русской земле тогда Редко пахари перекликалися, Но часто граяли враны. Как нельзя лучше передают эти слова состояние войны, когда мирные поля превратились в поля брани, мирный труд уступил место труду ратному, мирные голоса
пахарей заменил грай воронов. Именно эта птица в древнейшей славянской мифологии считалась провозвестницей бед и несчастий: «Он (ворон) предчувствует и предсказывает скорую смерть. Его крик является предвестием смерти» [Там же: 436]. Согласно народным представлениям, ворон, как и кукушка, — вещая птица. Он живет 100 или 300 лет и владеет различными тайнами: может стать предвестником смерти или нападения врагов. С вороном издревле ассоциировались хищность, кровопролитие и разбой.
Поэтому вовсе не случайно появление воронов в повести сразу после известия о войне. Эта страшная новость застает жителей села врасплох, разрушает привычный порядок вещей, вносит страх и смятение в души. Оставив так и не съеденный обед в поле, народ спешит к правлению, а тем временем «позади, над недавним становищем, уже слеталось, драчливо каркало воронье, растаскивая забытую артельную складчину…» [Носов Т.4 2005: 22]. Вот он, первый, не заставивший себя ждать зловещий знак надвигающейся опасности, беды, которая превратит мирного пахаря в воина, молодую жену — во вдову, детей — в сирот. И хотя усвятцы еще до конца не осознали неизбежность надвигающейся катастрофы, в каждом теплится слабая надежда на то, что беда обойдет их стороной, за их спинами уже реют хищники, деля между собой добычу, фашистские войска уже вторглись на русскую землю и вершат свое страшное дело.
В следующий раз появятся в повести уже не вороны, а коршун, также являющийся символом надвигающейся беды: «Но вот по чистым пескам Окунцов пронеслась расплывчатая тень & lt-… >- Все трое подняли головы и увидели в ясной полуденной синеве черную букву „Т“. Она кружила над плесом, недвижно распластав крылья, и, когда наплывала на солнце, по пескам проносилась быстрая тень. Чьи-то невидимые глаза, чей-то разбойный замысел кружил над мирными берегами… В другое время мужикам было бы наплевать на коршуна, но нынче и им почему-то сделалось неуютно и беспокойно от повисшего над головой молчаливого хищника.
— Ухвашист! — выругался Матюха. — Свежатины захотел.
Но вот коршун, должно быть все же убоявшись лежавших в песке людей, широким полукругом переместился в займище и повис там над уремной чащобой. Со стороны он еще больше походил на самолет, что-то разведывавший на земле» [Там же: 98].
В данном случае автор напрямую указывает на символический характер этой птицы. Как дурной знак воспринимают ее появление и герои повести: над ними действительно нависла страшная угроза, а птица воплощает в себе образ того хищного врага, с которым усвятцам еще предстоит столкнуться лицом к лицу. Интересно, что появляется эта черная тень на фоне совершенно безоблачного, ясного полуденного неба и, кружа над берегом, закрывает собою солнце. Так появились на русской земле враги: как гром среди ясного неба, подло, без предупреждения набросились на свою жертву, как бросается на свою добычу матерый хищник.
Еще один образ птицы, предвещающей смерть и несчастье, появится в самом конце повести, когда мужики уже будут уходить на фронт: «И когда до него было совсем рукой подать, оттуда снялся и полетел, будто черная распростертая рубаха, матерый орел-курганник» [Там же: 154].
Символично, что Е. И. Носов всякий раз при упоминании орла-курганника, предвестника трагических событий по народным представлениям, указывает на его сходство именно с черной рубахой, негативной символикой черного цвета усиливая ощущение неминуемой беды.
На этот факт обращают внимание и исследователи творчества писателя, в том числе Н. Подзорова, Б. Агеев, Л. Дудина, Н. Сударикова и многие другие.
Моргунова М. Ю. Символическое значение образов хищных птиц в повести Е. И. Носова «Усвятские шлемоносцы»
Н. Подзорова отмечает, что неслучайно главный герой повести надел в дорогу черную рубаху, на которую так похож парящий орел-курганник: «Трижды возникает на последних страницах повести орел-курганник, что кружил и парил над долиной, над рекой, над стекающимися торопливыми ручейками по всей Ключевской балке новобранцами. Он с неподвижно раскинутыми крыльями, словно распростертая на земле черная рубаха. И тут вспоминается будто невзначай упомянутое прежде: Касьян надел в дорогу новую черную рубаху с частым рядом белых пуговиц… Как трагическое предзнаменование возникает и возникает над уходящими этот орел-символ» [Подзорова 1979: 365]. Ничего хорошего такое совпадение не предвещает, это символ того, что Касьяну и его товарищам не суждено вернуться домой: «Война уведет их из родимых мест навсегда. Без отца суждено родиться третьему сыну.» [Там же].
Почти дословно повторяются слова о парящем орле-курганнике и в конце повести: «А тем временем над верхами в недосягаемом одиночестве все кружил и кружил, забытый всеми, курганный орел, похожий на распростертую черную рубаху» [Носов Т.4 2005: 159].
Безусловно, появление орла — дурной знак, это отражено и в народных представлениях древних славян и подтверждено исследователями творчества автора. Однако нельзя не отметить тот факт, что, помимо негативного символического значения, орел в славянской мифологии наделялся и иными качествами. Об этом исследователи творчества Е. И. Носова ранее не упоминали. «Орел — Божья птица, царь птиц и владыка небес. & lt-… >- Орлу присущи амбивалентные свойства- он не только пользуется почитанием, но и имеет черты сходства с образом нечистой хищной птицы» [Славянские древности Т.3 2004: 558].
Очень важно, что орел-курганник появляется именно в тот момент, когда усвятские мужики отправляются на фронт, то есть их уже можно рассматривать как солдат, воинов, защитников, что чрезвычайно важно для правильного понимания этого момента в повести. Касьян с товарищами уходят из родных мест, с каждым шагом отдаляясь от родной деревни, от прежней жизни, от прежних мирных занятий, становясь с каждым шагом все ближе исполнению иного своего предназначения: «выступить в непривычном качестве — не пахаря, но шлемоносца, воина» [Богатко 1977: 498]. Таким образом, орел парит не над деревенскими мужиками, а над войском в походе, что могло быть истолковано древними славянами как хороший знак: «. орел, парящий над походным войском, предвещает ему победу» [Афанасьев Т.1 1994: 260].
Следовательно, мы не вправе трактовать появление орла-курганника в повести однозначно. С одной стороны, он несет дурное предзнаменование, является трагическим символом невозвращения героев повести, с другой стороны, его появление над идущими на фронт усвятцами возможно рассматривать и как символ будущей победы русского народа над фашизмом. Касьяну и его товарищам суждено погибнуть на фронте, как и миллионам таких же, как они, пахарей, вынужденных взять в руки оружие и встать на защиту родной земли. Они не вернутся, но жертва их не станет напрасной, каждый из них внесет свою лепту в великое дело победы и освобождения. А в том, что победа будет, убеждает нас парящий над войском орел-символ.
То, что орел в повести имеет знаковый характер, не вызывает сомнения, особенно если учесть, что именно словами о нем заканчивается произведение. Трудно судить о том, с какой именно целью ввел Е. И. Носов орла в повествование, мы не можем безоговорочно утверждать, что автор намеренно использовал образ орла, зная о двоякой природе восприятия этой птицы в народном представлении, и рассчитывал именно на предложенную нами интерпретацию, как не можем утверждать и обратного.
Итак, в повести «Усвятские шлемоносцы» на разных этапах повествования возникают три разные птицы, символизирующие приближающуюся беду: вороны — в начале повести, коршун — в момент купания мужиков в реке, орел-курганник — в финале. Появление воронов и коршуна мы расцениваем однозначно — как дурное предзнаменование, знак нависшей над русской землей угрозы, однако орла, парящего над уходящими на фронт, можно понимать и как трагический символ невозвращения усвятцев, и в то же время как символ будущей победы русского народа. На наш взгляд, подобное прочтение соответствует основной мысли произведения и исторической правде как таковой.
Библиографический список
Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу. Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований в связи с мифическими сказаниями других народов: в 3 т. М.: «Современный писатель», 1994.
Мастер с нами. Храм Евгения Носова: статьи, очерки, воспоминания, стихи, переписка. Курск, 2007.
Носов Е. И. Собр. соч.: в 5 т. М.: Русский путь, 2005.
Славянские древности: этнолингвистический словарь: в 5 т. / под ред. НИ. Толстого: Т. 1. М., 1995.- Т. 2. М., 1999- Т. 3. М., 2004.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой