Перспективы развития американо-китайских отношений при новой администрации сша

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Комплексное изучение отдельных стран и регионов


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А. В. Болятко'-
ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ АМЕРИКАНО-КИТАЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ ПРИ НОВОЙ АДМИНИСТРАЦИИ США
Непосредственно перед инаугурацией нового президента США Б. Обамы в январе 2009 г. два наиболее маститых американских политолога, в прошлом «творцы внешней политики США», — 3. Бжезинский, бывший советник президента Д. Картера по национальной безопасности, и Г. Киссинджер, советник по национальной безопасности и государственный секретарь в администрациях президентов Р. Никсона и Д. Форда, выступили в СМИ и на различных политических форумах со своими рекомендациями по вопросу основных перспективных направлений американской внешней политики. Значительное место они уделили развитию отношений с Китаем, причем 3. Бжезинский даже озаглавил свою статью «Двойка"1, придавая гипотетическому союзу США и Китая роль ведущей силы мировой политики.
Г. Киссинджер в статье «Шанс для нового миропорядка"2 делает упор на идее трансформации отношений государств, лежащих по обе стороны Тихого океана, в проект «общей судьбы»
* Болятко Анатолий Викторович, д. воен. н., профессор, г. н. с. Центра стратегических проблем Северо-Восточной Азии и ШОС ИДВ РАН.
с лидирующей ролью в нем США и КНР. При этом Россия даже не упоминается.
При оценке существующих геостратегических реалий американо-китайских отношений 3. Бжезинский использовал цитату из статьи, опубликованной в китайском журнале, где эти отношения характеризуются как «комплексная взаимозависимость», в рамках которой «обе стороны воспринимают друг друга в духе прагматизма и умеренности, что позволяет им конкурировать и вести консультации на основе существующих меж-
3
дународных норм».
Подобные мысли высказывает и значительное число китайских ученых и экспертов, занимающихся проблемами китайско-американских отношений. Эти специалисты не только считают отношения КНР и США одними из наиболее значимых в комплексе двусторонних связей обеих сторон, но и отводят им ключевую роль важного условия безопасности и развития всего мира. При этом подчеркивается, что факторы противостояния двух стран эволюционируют в сторону уменьшения, в то время как факторы сотрудничества приумножаются. В целом китайские специалисты отмечают, что отношения между Китаем и США развиваются в направлении зрелости и устойчивости, что подтверждается в ходе широких контактов стран на высоком
4
уровне.
По мнению 3. Бжезинского5, Китай, укрепляющий свои позиции на мировой арене, выступает за ряд важных изменений в системе международных отношений, причем, добиваясь их, проявляет терпение, продвигаясь благоразумным и мирным путем. Особенно высоко оценивается тот факт, что в стратегическом мышлении Пекин отошел от концепции глобальной классовой борьбы и насильственных революционных преобразований и что акцент теперь делается на «мирном усилении» его международного влияния в целях достижения «гармоничной ситуации на мировой арене».
Подобные точки соприкосновения помогают США и Китаю улаживать остающиеся или потенциальные разногласия и сотрудничать, например, в решении тех проблем, которые возникают в связи с северокорейской ядерной программой. Именно
взаимозависимость является базой и предпосылкой развития американо-китайских отношений- она позволяет успешно решать и другие вопросы даже тогда, когда взгляды на них у сторон расходятся. Поэтому следует укреплять и углублять геостратегическое сотрудничество двух стран, не ограничиваясь такой текущей задачей, как взаимодействие в борьбе с экономическим кризисом.
США необходимо добиваться, чтобы Пекин напрямую участвовал в диалоге с Ираном, поскольку последствия провала переговорного процесса с этой страной скажутся и на самом Китае. Результатом американо-китайских консультаций по проблеме индийско-пакистанских отношений могло бы стать формирование более эффективных, пусть и неформальных, посреднических функций Вашингтона и Пекина, необходимость чего очевидна. Конфликт между Дели и Исламабадом способен привести к разрушительным последствиям не только для Южноазиатского региона. Китаю также следует активно участвовать в урегулировании палестино-израильского конфликта, чреватого религиозной радикализацией и дестабилизацией Ближнего Востока. Китаю и США необходимо выработать совместный подход по вопросам устранения рисков общемирового масштаба, связанных с климатическими изменениями. Две страны должны изучить возможность создания более многочисленных миротворческих сил ООН постоянной готовности, которые можно было бы направлять для урегулирования ситуации в «несостоятельных» государствах. Сторонам нужно тесно сотрудничать в вопросах преобразования нынешней «Большой восьмерки» ведущих промышленно развитых стран в «группу четырнадцати» или «группу шестнадцати», что позволило бы расширить круг государств, принимающих решения общемирового значения, и углубить координацию действий по преодолению экономического кризиса.
Однако чтобы все это стало возможным, двум странам для начала необходимо образовать некую неформальную «двойку». Отношения между Китаем и США должны носить характер всеобъемлющего партнерства, подобного отношениям США с ЕС и Японией. Нужно наладить процедуру регулярных нефор-
мальных встреч высших руководителей Китая и США, чтобы они могли лично проводить углубленные дискуссии не только по вопросам двусторонних отношений, но и по международной проблематике в целом. По мнению 3. Бжезинского, речь идет о весьма амбициозных задачах как в политическом, так и в философском плане. Тезис Пекина о необходимости «гармонизации» международных отношений мог бы послужить весьма действенной отправной точкой для американо-китайских саммитов. В эпоху, отмеченную возрастанием опасности крайне разрушительного «столкновения цивилизаций», в высшей мере необходимы целенаправленные усилия для подлинного примирения цивилизаций. Эта задача должна найти отклик у президента Б. Обамы, внутренне склонного к урегулированию противоречий. Несомненно, ее позитивно воспримет и председатель Ху Цзиньтао — автор концепции «гармоничного мира». Речь идет о миссии, достойной двух стран, обладающих уникальным потенциалом в формировании будущего человечества.
Г. Киссинджер в своей статье высказал мнение, что с приходом в Белый дом новой администрации Америка и ее потенциальные партнеры обретают уникальную возможность превратить момент кризиса в «предвидение надежды"6.
Проблемы кризиса можно преодолеть лишь совместными усилиями. Даже самые богатые страны столкнутся с сокращением имеющихся у них ресурсов. Каждому государству придется пересмотреть свои национальные приоритеты. Если будет создана система общих приоритетов, то это приведет к формированию нового мирового порядка. Но если приоритеты различных международных партнеров согласовать и выверить все-таки не удастся, то это будет иметь катастрофические последствия и повлечет за собой распад ныне существующего миропорядка.
В создании нового мирового порядка важную роль играет КНР. Взаимосвязи Китая и США, которые начинались в основном как парадигма стратегического сдерживания противника, с годами превратились в один из краеугольных камней системы международных отношений. КНР фактически позволила Америке наращивать внутреннее потребление, скупив американские долги. США помогли модернизировать и реформиро-
вать китайскую экономику, открыв свои рынки для производимых ею товаров. Китай в полной мере проявил себя как ответственный член клуба сверхдержав.
США и Китай, находящиеся на противоположных берегах Тихого океана, нуждаются в двустороннем сотрудничестве для ликвидации последствий мирового финансового кризиса. Глобальный финансовый кризис разрушил китайские экспортные рынки, поэтому сейчас КНР сосредоточила усилия на развитии своей инфраструктуры и внутреннего потребления. Америка нуждается во взаимодействии с Китаем, чтобы решить проблемы своего бюджетного дисбаланса, не допустить его «взрывоопасный» дефицит и предотвратить разрушительную инфляцию.
Характер и специфика будущего глобального экономического порядка в значительной степени зависят от того, как Китай и Америка будут строить свои взаимоотношения в ближайшие годы. Китайско-американские отношения нужно поднять на новый уровень. Сегодняшний кризис можно преодолеть лишь при осознании общности целей. Такие вопросы, как распространение оружия массового уничтожения, энергетика и изменение климата, требуют укрепления политических связей между Китаем и Соединенными Штатами.
3. Бжезинский также считает, что нынешнее поколение лидеров имеет возможность трансформировать взаимоотношения государств по обе стороны Тихого океана в «проект общей судьбы», как это было с трансатлантическими отношениями в послевоенный период. Разница состоит в том, что существующие сегодня вызовы носят в большей мере политический и экономический характер, нежели военный. По мнению американского политолога, этот проект должен включать и такие страны, как Япония, Корея, Индия, Индонезия, Австралия и Новая 3елан-дия, которые могут присоединиться к нему в рамках общих тихоокеанских и региональных структур, действующих в конкретных сферах, например, в таких, как энергетика, нераспространение оружия массового уничтожения и охрана окружающей среды.
Примечательно, что ни 3. Бжезинский, ни Г. Киссинджер не упоминают в своих статьях Россию, словно ее уже нет на геополитическом поле: речь идет в основном о Европе и Китае.
В ходе телефонной беседы с президентом Б. Обамой, состоявшейся 30 января 2009 г., председатель Ху Цзиньтао сказал, что Китай готов укреплять диалог и взаимодоверие, а также расширять сотрудничество с США для совместного отражения различных глобальных вызовов и для содействия стабильному развитию китайско-американских отношений. Б. Обама ответил, что американская сторона надеется на более тесное взаимодействие с Китаем для разрешения важных международных и региональных вопросов- американская администрация намерена совместно с Китаем активизировать развитие двусторонних отношений и придать им более конструктивный характер.
Свой первый зарубежный визит (в феврале 2009 г.) новый государственный секретарь США Х. Клинтон совершила по странам Азии: она посетила Японию, Южную Корею, Индонезию. Но кульминацией зарубежного турне госсекретаря стал Китай. В Пекине Х. Клинтон не только встретилась со своим китайским коллегой Ян Цзечи, но и провела переговоры с премьером госсовета Вэнь Цзябао и председателем КНР Ху Цзиньтао. Во время этих встреч она подчеркивала, что США намерены уделять больше внимания отношениям с КНР и не станут омрачать вопросы экономического сотрудничества сторон постоянными придирками по поводу состояния демократии и прав человека в Китае, хотя и будут иногда напоминать о существовании этих проблем. Более того, госсекретарь признала, что Вашингтон готов всерьез обсуждать вопросы, связанные с геополитическими устремлениями Пекина в долгосрочной перспективе. На встрече с главой китайского МИД госсекретарь отметила важность для США намерений КНР как в отношении шестисторонних переговоров по северокорейской ядерной проблеме, так и в отношении Афганистана и Пакистана, где у Китая есть и исторически сложившиеся интересы, и текущие экономические и стратегические планы.
Все это означает, что новая администрация США готова пересмотреть позицию в отношениях с Китаем, которые в последние годы развивались непросто. В Вашингтоне при администрации Дж. Буша взяли на вооружение теорию «огоражива-
ния» Китая, для чего США начали укреплять военный союз с Японией, Южной Кореей и Австралией, приняли решение создать на Тихом океане систему противоракетной обороны.
В марте 2009 г. администрация США провозгласила новую стратегию в отношении одной из ключевых азиатских проблем — положения в Афганистане. Установлена четкая и, как считают в Вашингтоне, достижимая цель — разгромить «Аль-Каиду» и уничтожить ее опорные базы, ведя борьбу с экстремистами не только на афганской территории, но и в соседнем Пакистане, которому обещана дополнительная экономическая и военная помощь. Важным элементом новой стратегии является энергичное вовлечение в эту активность других государств. США намерены добиваться поддержки и содействия со стороны своих союзников по НАТО, государств Центральной Азии, стран Персидского залива, Ирана, России и Китая.
Предложив мировым державам разделить ответственность за афганское урегулирование, новая администрация США надеется существенно ослабить ключевой аргумент своих оппонентов, настаивающих на том, что истинной целью операции в Афганистане является не борьба с терроризмом, а усиление военно-политического влияния США в Центральной Азии. Нестабильность в Афганистане позволяет США поддерживать постоянную напряженность у границ Китая, Индии, Ирана, дестабилизировать ситуацию в странах Средней Азии, создавая тем самым перманентно растущую угрозу государствам региона. Пополнение числа военных баз и группировок США, размещенных в Японии, Южной Корее и в некоторых других странах АТР, военными базами в Центральной Азии обеспечивает Америке контроль над континентальной частью Евразии, а также (со стороны Тихого и Индийского океанов) над основными стратегическими объектами почти всех азиатских стран. Поэтому указанные американские военные базы способны стать как минимум фактором мощного силового давления на Россию, Китай, Иран, Пакистан и Индию, особенно в случае обострения военно-политической обстановки. Кроме того, военное присутствие может использоваться США для манипулирования региональными противоречиями и для поддержки различных
организаций с целью воздействия на правительства стран региона.
Стратегическому сближению США и КНР способствуют факторы прежде всего финансового порядка. Так, Пекин является крупнейшим в мире покупателем облигаций казначейства США (в них содержится свыше 700 млрд из 1,95 трлн долл. золотовалютных резервов КНР), финансируя таким образом дефицит американского платежного баланса. Х. Клинтон активно призывала собеседников в Пекине и дальше скупать эти ценные бумаги. «В китайских интересах, чтобы экономика США начала демонстрировать рост. Продолжив поддержку казначейских инструментов США, Китай признает нашу взаимную зависимость. Мы поднимемся или упадем вместе. Мы в одной лодке, и хорошо, что мы гребем в одном направлении», — отметила госсекретарь. Госпожу Клинтон заверили, что пока у Китая и в мыслях нет прекращать скупку облигаций. «Облигации США — это единственная стабильная инвестиция для Китая», — заявил глава комиссии КНР по банковскому регулированию Ло Пин7. В итоге госсекретарь США высказала идею дополнить стратегический диалог с КНР в финансовой сфере (встречи на уровне вице-премьера КНР и главы казначейства США проходят несколько раз в год) созданием постоянного диалогового механизма высшего уровня. Его прообразом может стать комиссия «Гор-Черномырдин», работавшая в годы президентства Б. Клинтона. Но на этот раз подобную комиссию Вашингтон намерен создавать уже не с Россией.
Впрочем, Пекин продемонстрировал, что для формирования особых партнерских отношений на уступки придется пойти и Вашингтону: в частности, отказаться от критики Китая по вопросам прав человека, а также занижения курса юаня. В недавно опубликованном госдепом США докладе о правах человека Китаю посвящено 80 страниц текста- Россия — на втором месте (68 страниц). МИД КНР жестко отреагировал на доклад, обвинив его составителей в искажении основных фактов и выдвижении безосновательных обвинений в адрес Китая. «Доклад свидетельствует о слепоте в отношении исторических достиже-
ний Китая в области прав человека, которые получили признание во всем мире», — говорится в заявлении МИД КНР8.
Непосредственным следствием сдвига в американо-китайских отношениях явилось сообщение о восстановлении военных связей двух стран, разорванных в октябре 2008 г. по причине продажи американского оружия Тайваню на сумму 6,5 млрд долл. Пекин посетила делегация Пентагона во главе с заместителем помощника министра обороны США Д. Синди. На переговорах с коллегами из КНР были обсуждены вопросы двусторонних военных связей, проблемы региональной и глобальной безопасности, потенциальные сферы сотрудничества между военными двух стран, включая борьбу с пиратами, т. е. те темы, которые подняла госсекретарь США во время визита в Пекин.
1 апреля 2009 г. в Лондоне в ходе совещания руководителей «0−20» по вопросам борьбы с мировым кризисом состоялась встреча председателя КНР Ху Цзиньтао и президента США Б. Обамы. Она прошла на мажорной ноте: участники встречи договорились установить в ХХ1 в. «отношения позитивного и всеобъемлющего сотрудничества» с целью углубления двустороннего взаимодействия в различных областях9. Главы двух государств согласились создать механизмы китайско-американского стратегического, а также экономического диалогов. Председатель КНР назначил заместителя премьера Госсовета Китая Ван Цишаня и члена Госсовета Дай Бинго специальными представителями в соответствующих китайско-американских структурах, а президент Б. Обама выдвинул на пост спецпосланников от американской стороны кандидатуры госсекретаря Х. Клинтон и министра финансов Т. Гайтнера. Дай Бинго и Х. Клинтон станут сопредседателями стратегического диалога, а Ван Ци-шань и Т. Гайтнер — экономического. Первый раунд стратегического и экономического диалогов между Китаем и США был намечен на лето 2009 г. в Вашингтоне.
В ходе беседы с президентом США Ху Цзиньтао заявил, что благоприятные отношения с США не только отвечают интересам народов двух стран, но и содействуют миру, стабильности и процветанию в АТР и в мире в целом. По его словам, после прихода Б. Обамы к власти китайско-американские отношения
получили хороший старт: стороны достигли консенсуса по направлениям развития китайско-американских отношений в новую эпоху, а также по созданию механизма китайско-американских стратегического и экономического диалогов. При этом Ху Цзиньтао подчеркнул, что вне зависимости от того, как будет развиваться ситуация в Тайваньском проливе, Китай будет неизменно придерживаться политики одного Китая и решительно выступать против заявлений о «независимости Тайваня», «одном Китае и одном Тайване» и о «двух Китаях».
Б. Обама в свою очередь подтвердил приверженность американской администрации политике одного Китая и трем американо-китайским совместным коммюнике, добавив, что эта позиция не изменится. По его словам, США приветствуют и поддерживают усилия для улучшения отношений между двумя берегами Тайваньского пролива, а также надеются на больший прогресс в этих отношениях. Американский президент указал, что отношения между США и Китаем стали весьма конструктивными, а экономические связи сторон являются очень крепкими. По его мнению, американо-китайские отношения не только имеют большое значение для граждан обеих стран, но и предоставляют миру платформу для противодействия вызовам10.
В то же время на фоне благостных сообщений об американо-китайских контактах на высоком уровне текущее практическое взаимодействие Китая и США нельзя назвать бесконфликтным. В частности, КНР выступила против введения Вашингтоном ограничений на импорт из Китая текстильных изделий, а Министерство обороны КНР выразило серьезное недовольство и протест по поводу публикации в США доклада о военной мощи Китая, полагая, что доклад Пентагона искажает реальные факты развития системы обороны КНР. Официальный представитель министерства обороны Ху Чанмин отметил, что в этом документе приводятся необоснованные данные, ставящие под сомнение правомерность допустимого наращивания военной мощи Китая, которая представляется в докладе угрозой для соседнего Тайваня. В докладе Пентагона утверждается, что Пекин скрывает расходы на оборонные нужды и тратит на эти цели значительно больше средств, чем объявляет офици-
ально. В 2008 г. китайцы якобы израсходовали на оборону от 105 до 150 млрд долл., тогда как, по официальным данным, военный бюджет страны составил 60,1 млрд. В документе также отмечается, что Пекин развивает наступательные ядерные технологии и методы борьбы в киберпространстве, хотя технологические новшества, которые разрабатываются и внедряются китайскими военными, в основном имеют оборонное назначение. Тем не менее все эти факты, как считают в Пентагоне, нарушают баланс сил и могут сказаться на обстановке во всем Азиатско-Тихоокеанском регионе11.
В Южно-Китайском море произошел еще один инцидент, отразившийся на развитии китайско-американских отношений. Пять китайских кораблей вытеснили из района, расположенного в 120 км южнее острова Хайнань, океанографическое судно «Импекэбл», входящее в состав 7-го флота ВМС США. По заявлениям Пекина, это было сделано в связи с тем, что судно занималось незаконной деятельностью в китайских водах. В США выразили резкий протест по поводу «агрессивных действий» КНР в международной акватории и подчеркнули, что американские корабли продолжат выполнять свои задачи в Южно-Китайском море. По существу, Вашингтон, не отрицая, что «Импекэбл» занимается разведывательной деятельностью, тем не менее требует от Пекина не препятствовать судну находиться
вблизи китайских берегов. Более того, США направили для его
12
сопровождения еще и ракетный эсминец12.
Военная сфера — это самый чувствительный аспект сотрудничества двух стран. Она постоянно проходит «испытания на разрыв» из-за существующих взаимных подозрений в чрезмерном наращивании военных приготовлений. Пекин вполне справедливо указывает на увеличение численности группировки авианосцев и атомных подводных лодок США в Тихом океане, перебрасывание в регион американских боевых самолетов, в том числе стратегических бомбардировщиков, проведение США совместно с союзниками крупных военных маневров. Пекин не может не беспокоить факт развертывания в регионе американской системы ПРО, направленной против китайского ракетно-ядерного потенциала, а также многое другое, что до сих пор
преподносилось Вашингтоном как меры, направленные на сдерживание Китая. Рассчитывать на то, что новая американская администрация откажется от подобной активности, не приходится. Как и на то, что Пекин смирится с ней, тем более вблизи своих берегов.
Есть и другие области, в которых между Китаем и США существуют серьезные противоречия. В части тайваньской проблемы США, заявляя о приверженности политике «одного Китая», в то же время продолжают снабжать Тайбэй различными вооружениями, что, по мнению Пекина, осложняет обстановку в Тайваньском проливе. И новая американская администрация не намерена отказываться от этой практики. Во всяком случае, Б. Обама, отвечая на вопрос относительно оружейных сделок с Тайбэем, констатировал отсутствие каких-либо изменений в этой сфере. Точно так же США поступают при решении северокорейской ядерной проблемы. Ратуя на словах за скорейшую денуклеаризацию Корейского полуострова, Вашингтон постоянно провоцирует Пхеньян, заставляя его раз за разом прибегать к ядерному шантажу. Все это, с одной стороны, позволяет США сохранять свое присутствие на полуострове, но с другой — до предела нагнетает обстановку в регионе, ставит развитие ситуации на грань войны. И естественно, что это вызывает у Китая серьезную обеспокоенность.
Решительно не приемлют в Пекине и американскую позицию в отношении Тибета. Очередным свидетельством этому стала реакция КНР на принятие конгрессом США резолюции, призывающей Китай положить конец репрессиям в Тибете. Комитет по внешней политике Всекитайского собрания народных представителей охарактеризовал ее как «грубое вмешательство во внутренние дела Китая"13. Ян Цзечи в ходе пребывания в Вашингтоне также подчеркнул, что вопрос Тибета касается исключительно суверенитета и территориальной целостности самого Китая и что его страна требует, чтобы США прекратили вмешательство в ее внутренние дела.
С учетом всех этих и других факторов нетрудно предположить, что глобальное противостояние между США и КНР будет нарастать и принимать все более острые формы. Вместе с тем не
исключено, что во имя неких тактических схем Пекин и Вашингтон могут пойти на более тесное взаимодействие. В связи с этим России следует обратить особое внимание на зашиту своих интересов от возможных негативных для нее последствий углубления американо-китайского партнерства. Необходимо активизировать сотрудничество с Пекином на двусторонней основе в рамках ШОС, БРИК, АТЭС и других организаций и структур и параллельно этому — интенсифицировать диалог с Вашингтоном, делая акцент на вопросах, выгодных для обеих сторон.
Примечания
1 Financial Times. 14. 01. 2009.
2 International Herald Tribune. 13. 01. 2009.
3 Liaowang Magazine. 14. 07. 2008.
4 Китайские исследователи-американисты об особенностях современной фазы развития отношений между Китаем и США // Экспресс-информация. Бюллетень № 8. М.: ИДВ РАН, 2008.
5 Financial Times. 14. 01. 2009.
6 International Herald Tribune. 13. 01. 2009.
7 По материалам газеты «Жэньминь жибао».
8 Цит. по: URL: http: //www. centrasia. ru/newsA. php? st=1 235 648 040
9 http: //russian. people. com. cn/31 520/6627686. html
10 Там же.
11 Красная звезда. 12. 03. 2009.
12 Там же. 17. 03. 2009.
13 Цит. по: URL: http: //www. navy. ru/nowadays/concept/opposite/
impeccable. htm

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой