Арктическая активизация Китая: взгляд из Скандинавии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Комплексное изучение отдельных стран и регионов


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А.К. Криворотое'-
АРКТИЧЕСКАЯ АКТИВИЗАЦИЯ КИТАЯ: ВЗГЛЯД ИЗ СКАНДИНАВИИ
Аннотация. В статье анализируются процессы многопланового проникновения финансово крепких научных и коммерческих структур КНР в скандинавское Заполярье. Автор отмечает резкое оживление межгосударственного диалога Китая со странами Скандинавии (особенно с Исландией и Данией/Гренландией), главной целью которого является получение КНР статуса постоянного наблюдателя в Арктическом совете. В работе приводится мнение скандинавских политиков и экспертов, полагающих, что Китаем движут в основном экономические мотивы, но в то же время затрудняющихся давать более рельефные прогнозы. Автор приходит к выводу, что диалог с Китаем, с одной стороны, повышает значимость стран региона для их традиционных союзников по НАТО, но с другой — несет в себе риски вовлечения Скандинавии (а заодно и России как страны-транзитера по Севморпути) в новую сферу глобального противоборства КНР с США.
Ключевые слова: Китай, Северная Европа, Арктика, инвестиции, Арктический совет, Севморпуть, угрозы.
* Криворотое Андрей Константинович — к.э.н., специалист по экономическим и политическим проблемам Арктики и нефтегазового комплекса, член Экспертного совета Российско-норвежского научно-образовательного консорциума в области международного энергетического бизнеса.
В современном мире присутствие Китая, без преувеличения, ощущается практически повсеместно. Пожалуй, наиболее заметно это проявляется именно в отдаленных от КНР уголках мира — Африке, Латинской Америке, а в последнее десятилетие и за Полярным кругом.
Проникновение Китая в Арктику совпало по времени с ее собственной глубокой трансформацией, превращением из заснеженной глобальной периферии в новый динамичный регион мировой политики. Из-за важного военно-стратегического положения Арктики, отчетливо проявившегося в годы Второй мировой и особенно «холодной» войн, ей на десятилетия была уготована роль высокомилитаризованного, во многом закрытого района прямого противостояния интересов СССР и НАТО. Лишь с начата 1990-х гг., благодаря снижению уровня военной конфронтации, на Севере стало активно развиваться международное сотрудничество.
Заполярье покрылось сетью многосторонних структур, среди которых особо выделяется межправительственная организация — созданный в 1996 г. Арктический совет (АС). На правах постоянных членов в него входят все 8 государств, имеющих территории к северу от Полярного круга — Россия, США, Канада, Финляндия, Швеция, Норвегия, Дания (в состав которой входит остров Гренландия) и Исландия. Сфера деятельности АС быстро расширяется и на сей момент охватывает практически все вопросы, кроме военных. В январе 2013 г. подписано соглашение об учреждении постоянного Секретариата Арктического совета в заполярном норвежском г. Тромсё.
Позднее оформилась и «арктическая пятерка» — более узкая группа стран, имеющих выход непосредственно к Северному Ледовитому океану (Россия, США, Канада, Норвегия и Дания). Поводом для ее создания послужило резкое обострение внимания к проблемам правового статуса заполярных территорий, подстегнутое известной российской экспедицией «Арктика-2007». Министры иностранных дел этих 5 государств в 2008 г. приняли на встрече в Иллулиссате (Гренландия) декларацию, в которой заявили о намерении решать все вопросы принадлежности арктических вод и шельфа исключительно в своем кругу1.
Состав А С и тем более «арктической пятерки» немногочислен и включает лишь развитые страны, но, несмотря на это, достаточно неоднороден. Наряду с Россией, США и Канадой — членами «Большой восьмерки» — в Арктике присутствуют и малые страны Северной Европы, несравнимые с ними по экономическому и военному потенциалу. Возможно, это и послужило причиной, по которой китайцы наиболее активно работают именно в государствах Скандинавии, не имеющих геополитических устремлений.
В то же время недооценивать эти страны было бы неверно. Они равноправные члены АС, 3 из них входят в НАТО, 3 — в Евросоюз. Их арктические территории и морские пространства (включая спорные) без разрывов покрывают более четверти всей Арктики — от Полярного круга до Северного полюса, от 38° в.д. до 75° з.д. (рис. 1).
В настоящей статье рассматриваются развитие контактов КНР со странами Северной Европы и реакция на этот процесс их аналитического сообщества и политических кругов.
КНР в арктической Скандинавии
Проникновение Китая в скандинавское Заполярье идет по нескольким параллельным направлениям: научное, экономическое, политическое сотрудничество. Кратко опишем их, тем более что минувший 2012 год был отмечен рядом весьма знаменательных событий.
К регулярным исследованиям в Арктике Китай приступил в октябре 2003 г., создав в поселке Ню-Олесунн на норвежском заполярном архипелаге Шпицберген научную станцию «Желтая река». Сейчас в ее экипаже 18 ученых разного профиля. Кроме того, в «столице» Шпицбергена Лонгиербюене Китай подключается к крупному многостороннему проекту ЭЙСКАТ (Е18САТ) — радару для изучения верхних слоев атмосферы, способному потенциально иметь и военные приложения. В качестве «вступительного взноса» Китай за свои средства строит его новый 70-метровый купол2. Выбор именно Шпицбергена,
Рис. 1. Присутствие Китая в скандинавской Арктике:
1 — государственные границы- 2 — границы 200-мильных экономических зон стран Скандинавии в Артике и сопредельных районах, а также рыбоохранной зоны вокруг Шпицбергена (не признана Россией и КНР) — 3 — участки континентального шельфа за пределами 200 морских миль, на которые претендуют Норвегия и Дания/Гренландия- 4 — научные и инвестиционные проекты с китайским участием: а) действующие- б) перспективные- 5 — переход ледокола «Сюэлун» в ходе 5-й Китайской арктической экспедиции 2012 г. (по данным официального сайта экспедиции 1ЖЬ: www. chinare5. com): а) общая схема- б) места проведения океанографических исследований различных типов- 6 — действующие и проектируемые железные дороги
очевидно, вызван не только тем, что это самая легкодоступная арктическая территория мира (несколько рейсовых самолетов в неделю из Осло), но и особым режимом архипелага по Парижскому договору о Шпицбергене 1920 г. Архипелаг передан им под суверенитет Норвегии, но граждане любой страны-участни-
цы договора, включая Китай, имеют право туда беспрепятственно въезжать и заниматься любой научной и коммерческой деятельностью. Интернет-связь Шпицбергена с материком установила китайская Huawei.
Для экспедиций в Арктику и Антарктику КНР использует самый мощный в мире неатомный ледокол «Сюэлун» («Снежный дракон») украинской постройки, имеющий 167 м в длину и способный преодолевать лед до 1,2 м толщиной. В 2012 г. китайские организации заказали у финской компании «Акер Арк-тик» (Aker Arctic) (Хельсинки) проектирование второго ледокола длиной 120 м, способного двигаться в 1,5-метровом льду3.
Китайские научные центры по Арктике наладили практическое сотрудничество с коллегами из Скандинавии. Так, в сентябре 2010 г. Китайский Институт полярных исследований (г- Шанхай) заключил соглашение о сотрудничестве с Норвежским полярным институтом до 2015 г. Китайская сторона обязалась предоставить норвежцам передовое лабораторное оборудование, построить новый научный центр и ледокольное судно4. Исследовательский совет Норвегии в рамках особой программы сотрудничества с Китаем профинансировал уже три программы по изучению таяния снега на Севере, к которым привлечено полтора десятка институтов двух стран5.
Успешно развиваются экономические отношения. КНР уже несколько лет является для каждой северной страны крупнейшим торговым партнером в Азии, с некоторыми заключены либо готовятся соглашения о свободной торговле.
Среди промышленных проектов в Скандинавии китайцев, прежде всего, привлекают крупные предприятия по производству минерального сырья. Инвесторами обычно выступают государственные гиганты индустрии. В частности, компания China National Bluestar, 80% акций которой принадлежат Китайской национальной химической корпорации (China National Chemical Corporation, ChemChina), в 2011 г. более чем за 2 млрд долл. купила норвежскую «Элкем» (Elkem) — крупнейшего производителя ферросплавов (1-е место в мире), кремния и углеродных продуктов, имеющего металлургические заводы в Норвегии, Исландии и Канаде.
Высокий интерес китайских инвесторов, прежде всего металлургов, вызывает Гренландия. Практически готовы к реализации планы строительства китайцами мощной железнорудной шахты «Исукасия» (она же «Исуа»). Две компании из пров. Цзянси — «Цзянси Чжунжунь Майнинг» (Jiangxi Zhongrun Mining) и «Цзянси Юнион Майнинг» (Jiangxi Union Mining) совместно с британской «Нордик Майнинг» (Nordic Mining) — вели разведку на медь соответственно в южной и центральной частях острова6.
Несмотря на свою высокую заграничную активность, китайские нефтяники, в отличие от японских, не работают на норвежском или гренландском шельфе. Однако в Норвегию проникли компании-поставщики нефтяного сервиса: шанхайская частная Sinopacific (строительство судов снабжения для шельфа) и буровой подрядчик China Oilfield Services Limited, сокр. COSL — дочернее предприятие известной China National Offshore Oil Corporation, сокр. CNOOC7. Кроме того, на рубеже 2012−2013 гг. власти Канады и США, пусть и с рядом политических оговорок, дали разрешение на покупку китайцами нефтяной компании «Нексен» (Nexen), имеющей допуск на работу на шельфе Норвегии (правда, свернувшей там свои проекты)8.
Повышенное внимание и в Исландии, и в Китае вызвал проект пекинской девелоперской «Чжункунь Инвестмент Груп», которую возглавляет эксцентричный миллиардер Хуан Нубо. «Чжункунь» собиралась выкупить объявленный к продаже земельный участок примерно в 300 кв. км (0,3% территории Исландии) близ г. Гримсстадир ау Фьёдлум и создать там парк элитного экотуризма с отелем, гольфовыми полями и заповедником. Стоимость проекта, включая покупку земли, оценивалась примерно в 100 млн долл.
В смысловой увязке с инвестиционными проектами китайцы активно прорабатывают и возможности арктического транзита, прежде всего через Северный Ледовитый океан. Практический интерес у них вызывают и планы создания нового железнодорожного транзитного коридора через Россию — по Транссибу до Урала, затем по новой магистрали «Белкомур» к побережью Белого моря и далее на запад, до дороги Москва-Мурманск и,
через север Финляндии и Швеции, в норвежский заполярный порт Нарвик. В Нарвике строится контейнерный терминаи, который планируется связать регулярным сообщением с портами Бостон (США) и Галифакс (Канада)9. В случае реализации этих замыслов Китай через территорию России получит выход непосредственно в незамерзающие порты Норвежского и Баренцева морей.
Опираясь на свое практическое присутствие в Арктике, китайская сторона активно продвигает эту тематику и в политическом диалоге со скандинавами. За последние годы он весьма расширился, в том числе на высоком уровне. Похоже, приоритетной задачей КНР в регионе стала поддержка северянами ее заявки на статус постоянного наблюдателя в Арктическом совете (аналогичные заявки подали также ЕС, Италия, Япония и Южная Корея).
Все эти аспекты отразились в программе 5-й китайской арктической экспедиции 2012 г., которая имела отчетливо прикладной и демонстративный характер, привлекая пристальное внимание в Скандинавии. «Сюэлун» прошел на запад по трассе Северного морского пути, нанес официальный визит в Исландию (порты Рейкьявик и Акурейри), с участием исландских ученых провел океанографические исследования в Норвежском море, а обратно направился напрямую через район Северного полюса, поднимаясь до 87° с.ш. — по трассе, которая на сайте экспедиции названа «будущим судоходным маршрутом через Центральную Арктику». Все эти элементы программы выполнены впервые в китайской истории. Выйдя из порта Циндао 2 июля
2012 г., ледокол вернулся в Шанхай 29 сентября, покрыв за это время расстояние в 18,5 тыс. морских миль, из них 5,4 тыс. — во льдах10. В Рейкьявике на его борт поднимались президент Исландии Олавур Рагнар Гримссон и другие официальные лица11.
После этой экспедиции скандинавы, как и все приарктиче-ские государства, по справедливому замечанию В. И. Бал аки на, окончательно «осознали, что в вяло протекавшем процессе освоения Арктики у них появился серьезный конкурент, обладающий существенными инвестиционными ресурсами и уже замахнувшийся на фундаментальное освоение региона"12.
Аналитические и официальные оценки
Осмысление процесса в странах Скандинавии очевидно запаздывает. Так, в недавнем (2011 г.) докладе Датского института международных исследований, посвященном проблемам безопасности в Арктике, Китай не упомянут13. «Мозговые центры» Норвегии, внимательно отслеживая отдельные аспекты китайской политики (в отношении климата, прав человека, Центральной Азии), долго обходили вниманием его проникновение в зону интересов собственной страны. Лишь в июле 2012 г. Институт Фритьофа Нансена и Норвежский институт оборонных исследований по согласованию с МИД страны развернули крупную трехлетнюю программу «Азия в Арктике» по изучению полярной политики Китая, Японии, Южной Кореи и Индии. Ощущался налет поспешности: проект запущен в середине года, средства на него «перекинуты» с другой важной программы — по энергоресурсам Каспия14.
Единственное научное учреждение Северной Европы, изучавшее проникновение Китая в Арктику, расположено в Швеции, которая «впрямую» мало затронута процессом. Это известный Стокгольмский международный институт проблем мира (СИПРИ), где в 2010 г. вышел получивший широкую огласку доклад Линды Якобсон «Китай готовится к Арктике, свободной ото льда"15. В его развитие Л. Якобсон и китаец Пэн Цзинчао выпустили в 2012 г. уже второй доклад «Арктические ожидания (или, если угодно, «амбиции». — А.К.) Китая"16.
В официальных скандинавских документах КНР если и упоминается, то бегло, в ряду других стран, проявляющих интерес к Северу. Выступая в январе 2013 г. с сообщением о делах Арктического совета на «правительственном часе» в стортинге (парламенте), министр иностранных дел Норвегии Эспен Барт Эйде уклонился от ответа на прямой вопрос о его отношении к проникновению китайского капитала в Заполярье17.
Такое умолчание, однако, свидетельствует скорее о дипломатической осторожности в отсутствие четко сформированной позиции, нежели о невнимании к процессу. В тезисах выступле-
ния того же Э. Барта Эйде перед сотрудниками норвежской разведки18 (21 ноября 2012 г.) содержится характерный пассаж: «Переход «Снежного дракона» через Ледовитый океан. Стратегическая картина меняется… Необходимо знать и понимать… интересы и мотивы игроков, а также потенциальные конфликты интересов. Вклад разведки неоценим"19.
Сами же норвежские, равно как и датские, военные разведчики в своих несекретных оценках внешних угроз за 2012 г. уже отметили с некоторой озабоченностью нарастание активности Китая в Арктике20. Их выводы тесно перекликаются между собой, с докладами СИПРИ и с высказываниями ученых из Института Фритьофа Нансена21.
Скандинавские эксперты (в отличие от некоторых авторов из крупных стран НАТО22) считают, что базовые интересы Китая в Заполярье имеют — во всяком случае, пока — экономический характер: обеспечение доступа к природным ресурсам и судоходным маршрутам Арктики, особенно в свете ее прогрессирующего освобождения ото льда. Потенциал для военных операций на Севере у КНР отсутствует и в близком будущем не появится.
В то же время действия Китая в Арктике рассматриваются в свете его превращения в одну из крупнейших экономик мира и глобальную державу. Видимо, именно по этой причине Япония и Южная Корея, также активно проникающие на Север, не вызывают столь озабоченной реакции.
Норвежские разведчики и особенно СИПРИ подчеркивают стремление КНР играть более заметную роль в политических процессах Заполярья, включая развитие двусторонних отношений со странами Северной Европы и закрепление в Арктическом совете. Все эксперты отмечают скептическое отношение Пекина к попыткам «арктической пятерки» монополизировать управление ресурсами и водными путями региона. Китайцы всемерно продвигают альтернативную идею многостороннего сотрудничества, заявляя, что проблемы арктической экологии выходят далеко за рамки Полярного круга, а его ресурсы должны использоваться на благо всего человечества. Л. Якобсон и Пэн Цзинчао упоминают в связи с этим неологизмы, постелен-
Таблица 1. Основные макроэкономические характеристики КНР и арктических стран Скандинавии
Страна, территория Площадь, тыс. кв. км Население, тыс. чел. (начало 2012 г.) Экономический рост (в пост, ценах, в % к предыдущему году)*
2007 2008 2009 2010 2011 20 122
КНР 9597 1 339 450 13,0 9,6 9,2 10,3 9,2 7,8
Дания (континентальная) 43 5585 2,5 -0,7 -5,3 1,8 1,1 -0,5
Гренландия 2166 56 2,4** 2,3** 1,4** 1,2** 3,0**
Норвегия 386 4986 2,7 0,1 -1,6 0,5 1,2 3,2
Исландия 103 320 6,0 1,2 -6,6 -4,1 2,9 1,6
ЕС (27 стран) 4325 503 663 3,2 0,3 -4,3 2,1 1,5 -о, з
* По КНР, Исландии и ЕС приведены темпы прироста ВВП, по Норвегии, Дании и Гренландии — ВНП.
** Предварительные данные.
Источник: данные национальных статистических ведомств и Евростата.
но закрепляющиеся в китайской официальной риторике — КНР обозначается как «участник освоения Арктики» и «при-арктическое государство"23.
Отмечается, однако, отсутствие у Китая четко сформулированной «на бумаге» арктической политики. Авторитетные китайские ученые, военные и политики выступают по проблемам Севера с весьма разноречивыми заявлениями. Это может, помимо прочего, означать, что власти страны еще не вполне определились в данном вопросе, хотя сам их интерес к региону сомнения не вызывает.
В итоге, все эксперты сходятся на мнении, что Китай будет и далее наращивать присутствие в Заполярье, но затрудняются дать четкий прогноз в отношении масштабов этого процесса и способов, которыми КНР будет защищать свои интересы. Ожидается, что многое здесь будет определяться подходами самих арктических государств. В первую очередь — США и России, настороженно относящихся к появлению китайцев в традиционной зоне их стратегических интересов (включая претензии на
свободу судоходства по Севморпути). Датские разведчики обращают особое внимание на китайские инвестиции в Гренландии, отмечая «большой скепсис» США и России к попыткам КНР получить контроль над природными ресурсами Арктики24.
При сходстве общих тенденций и оценок взаимодействие Китая на Севере с каждым скандинавским государством имеет свою специфику, которая заслуживает более подробного анализа.
Исландия
Наиболее быстрыми темпами развиваются отношения КНР с Исландией. Они обрели мощный рывок в 2008 г., когда экономика острова с трудом избежала дефолта: три крупнейших банка одновременно оказались на грани банкротства. Китай, как и Россия, оказался тогда в числе немногих стран, кто отозвались на просьбу руководства Исландии и оказали ей практическую финансовую помощь. Президент островной республики Олавур Рагнар Гримссон, неоднократно посещавший Пекин, характеризовал подходы китайской стороны как «конструктивные, взвешенные, позитивные и определенно неагрессивные"25.
Посольство КНР в Рейкьявике сегодня — не только самое многочисленное, но и имеет возможности дальнейшего расширения до нескольких сот человек. По числу государственных визитов в Исландию, по оценке ее президента О. Гримссона, Китай обогнал все крупные страны Запада, вместе взятые26. В апреле 2012 г. остров впервые за четыре десятилетия дипотношений посетил премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао, начавший свой тур по Европе именно с Рейкьявика. В ходе его встречи с президентом О. Гримссоном оба собеседника, цитируя русскоязычную версию газеты «Жэньминь жибао», выражали намерения «усилить взаимодействие в рамках деятельности, осуществляемой в районе Арктики, во имя совместного развития"27.
В состав делегации входили руководители 9 китайских министерств (в том числе иностранных дел и торговли). В ходе визита подписано 6 документов, включая межправительствен-
ное Рамочное соглашение о сотрудничестве в Арктике и декларацию о строительстве в Исландии компанией China National Bluestar 2 новых заводов по производству высококачественного кремния. МИД Исландии и Государственное океанологическое управление Китая заключили Меморандум о взаимопонимании по научно-техническому сотрудничеству в области океанографии и полярных исследований28. Исландский министр иностранных дел Оссур Скарпхединнсон придает контактам с этим ведомством большое значение: годом ранее он особо упоминал их в отчете Альтингу (парламенту) как пример расширения сотрудничества по северной проблематике с неарктическими странами29.
По мнению скандинавских экспертов, Исландия, практически лишенная полезных ископаемых, в долгосрочной перспективе привлекает Китай прежде всего как важный транспортный узел и база для освоения ресурсов арктических морей.
Для Рейкьявика же, очевидно, наиболее важны три обстоятельства.
Во-первых, экономическое положение страны остается сложным. Частные инвестиции в Исландии за 2006−2009 гг. сократились (в постоянных ценах) в 4 раза. В связи с этим руководство страны радо практически любым новым проектам, способным принести экономический подъем, а китайцы — едва ли не самые перспективные инвесторы.
Во-вторых, и президент, и министр иностранных дел Исландии подчеркивали почтительное, равное отношение КНР к их стране30. Для исландцев, с их обостренным национальным самосознанием, выкованным столетиями борьбы маленького народа за выживание в сложных природных условиях, ощущать такое уважение огромной державы особенно ценно, тем более после перенесенных в кризис унижений.
В-третьих, как следует из резолюции Альтинга 2011 г. об арктической политике Исландии (и особенно из комментариев к ней), в Рейкьявике вызывает откровенную озабоченность возможность монополизации всех вопросов региона «арктической пятеркой», куда ее не включили31. В результате, Исландия активно поддерживает заявку Китая на статус постоянного наблю-
дателя в Арктическом совете — видимо, в надежде на его ответную помощь в делах региона.
Более того, 15 апреля 2013 г. — в тот же день, когда в Пекине в ходе визита исландского премьер-министра подписывалось двустороннее соглашение о свободной торговле — президент О. Гримссон презентовал в Вашингтоне планы учреждения новой международной организации «Полярный круг» (первое заседание намечено на октябрь 2013 г. в Рейкьявике). Она создается для обсуждения широкого круга арктических проблем, имеющих глобальный характер. При этом, явно в противовес Арктическому совету, открыта для присоединения и азиатских стран (особо названы Индия, Китай и Сингапур), и коммерческих структур-инвесторов32.
Несмотря на этот позитивный политический фон, Министерство внутренних дел Исландии, в ведении которого находятся природные ресурсы, 25 ноября 2011 г. отказано упомянутой «Чжункунь» в ее ходатайстве, ссылаясь на законодательный запрет на продажу земли иностранцам. Министр Эгмундур Йо-нассон пояснил, что не хотел бы создавать опасного прецедента, тем более столь масштабного.
Местные наблюдатели, однако, увидели за его решением и иные мотивы. Участок земли, который хотел купить Хуан Нубо, расположен на малолюдном северо-востоке острова, причем рядом с удобными бухтами, пригодными для строительства глубоководных портов. Таким образом, в случае реализации планов «Чжункунь» возник бы крупный инфраструктурный объект, практически не контролируемый исландским правительством и могущий служить для Китая хорошей базой для обслуживания судоходства и освоения шельфа Северной Атлантики (а в самом радикальном варианте — даже для захода боевых кораблей). В связи с этим припоминали, в частности, что Хуан Нубо — не простой предприниматель, а бывший функционер КПК, долгое время руководивший отделом пропаганды.
Отказ МВД расколол исландское руководство. Президент О. Гримссон и премьер-министр Йоханна Сигурдурсдоттир публично выразили свое сожаление- министр экономики Арни Патль Арнарсон, лоббировавший сделку, прямо заявил, что «не
видит оснований полагать, чтобы данная иностранная инвестиция как-либо угрожала интересам Исландии"33.
Сам миллиардер расценил решение исландцев как очередное проявление «двойных стандартов» и «несправедливого и предвзятого климата» для китайских инвестиций в странах Запада. Однако от своих планов он не отступился. В последующие месяцы в китайских и зарубежных СМИ была, по сути, развернута пиар-кампания, где Хуан Нубо позиционировался как творчески мыслящий предприниматель нового поколения, автор нескольких стихотворных сборников и меценат (пожертвовавший, в частности, 1 млн долл. в учрежденный им фонд ки-тайско-исландских поэтических обменов).
После визита Вэнь Цзябао исландское правительство предложило компромиссный вариант — аренду земли на 99 лет. Правда, в декабре 2012 г. от «Чжункунь» потребовали предоставить дополнительные сведения и подать заявку заново, но, по сведениям исландской прессы, китайская компания к тому времени уже подписала договоры аренды примерно на 70% запрошенной площади34.
Говоря о потенциальных политических эффектах сближения двух стран, следует отметить, что членство в НАТО Исландии, не имеющей собственной армии, отличается известной спецификой. Главным ее вкладом в безопасность альянса традиционно было предоставление территории под американскую стратегическую авиабазу в Кефлавике (близ Рейкьявика). Оттуда США контролировали жизненно важные для НАТО коммуникации в Северной Атлантике — маршрут переброски своих войск в Европу — а также исландско-фарерский противолодочный рубеж, созданный для борьбы с подводными силами Северного флота СССР.
В 1970-х гг. исландцы с успехом использовали свою важность для НАТО. В ходе знаменитых «тресковых войн» за рыбные ресурсы с Великобританией, а позднее — спора с Норвегией за разграничение экономзон с о-вом Ян-Майен Исландия добилась, чтобы США надавили на ее более сильных противников, угрожая в противном случае выйти из НАТО и выдворить кефлавикскую базу.
Однако с окончанием «холодной войны» и фактическим уходом ВМФ России из Мирового океана значение Кефлавика заметно снизилось. Осенью 2006 г. американцы в рамках оптимизации военных расходов сами закрыли базу — нанеся, помимо прочего, серьезный удар по исландскому госбюджету, для которого арендная плата США была крупной статьей доходов.
В ноябре 2008 г. СМИ Норвегии, ссылаясь на депешу своего посольства в Рейкьявике, сообщили о весьма нестандартном выступлении президента Исландии О. Гримссона. На обеде в честь иностранных послов он жестко раскритиковал почти все страны Запада за неоказание Исландии экономической помощи в кризисе. Одновременно с этим, поблагодарив Россию, президент предложил ей «опустевшую» базу в Кефлавике. Гримссон при этом произнес знаменательные слова: «Северная Атлантика важна для Скандинавии, США и Великобритании. Это факт, который данные страны сейчас, похоже, игнорируют. Ну, тогда и Исландии лучше найти себе новых друзей"35.
Российский посол вежливо отказался от неожиданного предложения. Исландское руководство более не возвращалось публично к вопросу Кефлавика, где сейчас базируется частная голландская школа пилотов истребителей. Исландско-китай-ский диалог подчеркнуто касается мирных прагматических вопросов. Но инцидент 2008 г. явно неслучаен и показывает: Исландия, традиционно ставившая собственные интересы выше идей атлантизма, ищет в изменившейся обстановке новые точки опоры. И КНР явно стала едва ли не важнейшей из них.
Швеция и Финляндия
Вэнь Цзябао в ходе своего европейского турне 2012 г. посетил и Стокгольм. Эксперты со ссылкой на китайскую прессу сообщали, что он, в числе прочего, планировал обсудить статус КНР в Арктическом совете, где Швеция в то время председательствовала36. Возможно, по итогам этих переговоров шведский министр иностранных дел Карл Бильдт в январе 2013 г.
официально поддержал заявку Китая на статус постоянного наблюдателя.
Однако, в целом, насколько можно судить по официальным материалам, в достаточно тесных отношениях КНР со Швецией и Финляндией арктическая проблематика не является приоритетной, уступая вопросам сотрудничества в сферах экологии или промышленности (включая покупку завода «Вольво» китайской «Джили»), Это, видимо, связано и с наличием у данных стран технологического задела, и с тем, что Китай как крупнейшую морскую и торговую державу в Арктике прежде всего привлекают страны, имеющие выход к Северному Ледовитому океану.
Стратегия Финляндии для региона Арктики не упоминает о Китае, а План действий Финляндии по Китаю — о Севере, притом что оба документа приняты совсем недавно, в 2010 г. 37 Правда, в ноябре 2012 г. спецпредставитель МИД по Арктике Ханну Халинен заявил, что арктическая стратегия будет обновлена и усилена — отражая, в частности, важный для финнов рост интереса азиатских стран к Севморпути. Он отметил, что Финляндия принимает меры к укреплению Арктического совета в нынешнем составе и к допуску в него стран Азии38.
Дания и Гренландия
Отношения Китая с Данией также развиваются весьма активно, но несут отпечаток ее необычного внутреннего устройства.
В состав Датского королевства, именуемого в стране «государственным объединением», входят три территории, крайне разнородные в географическом, социально-экономическом и этническом отношении: собственно Дания, Фарерские острова (расположенные к северу от Британских) и заполярная Гренландия — крупнейший в мире остров площадью 2,1 млн кв. км, почти полностью покрытый льдами и лежащий у берегов Северной Америки. Столица Гренландии Нуук удалена от Копенгагена на 4 тыс. км.
Заморские территории пользуются широкой автономией. В частности, они не входят в Евросоюз, причем Гренландия добровольно вышла из него в 1986 г. (единственный прецедент в истории ЕС). На острове, до середины 1950-х гг. официально являвшемся датской колонией, достаточно сильны сецессиони-стские настроения. С 21 июня 2009 г. вступил в силу Закон о самоуправлении Гренландии, который передал островному правительству важнейшие государственные полномочия в экономической сфере, включая распоряжение природными ресурсами.
За центральными властями остались, по сути, валютная, оборонная и внешняя политика, но у Гренландии есть право на заключение международных договоров от своего имени39. Островитяне активно развивают внешние связи, считая, что рост мирового внимания к Заполярью открывает для них новые возможности. Бывший (до апреля 2013 г.) премьер-министр Гренландии Куупик Клейст позиционировал ее как опорную точку для развивающихся стран, желающих играть более весомую политическую роль в Арктике40. В связи с этим КНР поддерживает тесные отношения и с Копенгагеном, и с Нууком.
Дания, единственной из стран Северной Европы, установила с Китаем стратегическое партнерство (в 2008 г.). С тех пор стороны активно обмениваются визитами, в том числе на высшем уровне. В июне 2012 г. Копенгаген, впервые за 62 года ди-потношений, посетил председатель КНР Ху Цзиньтао, что стало единственной его остановкой в Европе по пути в Мехико. Аналитики, связав это с апрельским турне Вэнь Цзябао, сделали вывод об особой значимости Арктики и Северной Европы для КНР. Датчане за одно лишь второе полугодие 2012 г. ответили визитами в Китай премьер-министра Хелле Торнинг-Шмидт, наследного принца Фредерика с супругой и министра иностранных дел Вилли Сёвндала41.
Дания энергично поддерживает в Арктическом совете заявку КНР на статус постоянного наблюдателя. При этом в национальной Стратегии для Арктики на 2011−2020 гг., подписанной премьерами всех трех частей королевства, четко заявлено, что Дания намерена в рассмотрении вопросов Заполярья отдавать преимущество глобальному подходу, включая проблемы изме-
нений климата, охраны природы и четких правил мореплавания42 — что весьма близко к взглядам КНР. По свидетельству гренландской прессы, авторитетный китайский профессор Го Пэйцин намекал датчанам: если те будут подходить к Арктике не с региональных, а с глобальных позиций, то смогут существенно поднять свое международное влияние, в том числе в отношениях с США и Россией43.
Кроме политической, у датчан есть и серьезная экономическая мотивация. Сознавая, что усилия США и стран Еврозоны сосредоточены на решении собственных проблем, правительство Дании сделало ставку на привлечение инвестиций из стран БРИК, и прежде всего КНР. В свою очередь, китайские компании в Европе также предпочитают Данию благодаря ее стабильной валюте, развитым технологиям машиностроения, сельского хозяйства и фармацевтики. В ходе визита Ху Цзиньтао китайские и датские компании подписали договоры о промышленном сотрудничестве на общую сумму 3,4 млрд долл. 44
Еще более серьезные надежды на Китай возлагают в Гренландии, которая получила свою широкую автономию в разгар мирового кризиса. Датский ежегодный бюджетный трансферт острову с 2009 г. заморожен на уровне порядка 3,4 млрд дат. крон, или около 600 млн долл. Экономика страдает от монокультуры: 94% экспорта приходится на рыбу и морепродукты (в первую очередь, креветки), которые в последние годы упали в цене. Высок уровень безработицы, в дальних поселках и стойбищах реальной проблемой остается бедность. Для острова, таким образом, крайне актуальна задача экономически «встать на собственные ноги». Премьер К. Клейст откровенно заявлял, что, если не принять скорых мер, Гренландию ждет судьба Греции45.
Главный шанс острова — в освоении его богатых недр, содержащих запасы железной, свинцово-цинковой, молибденовой руд, золота, платины, редкоземельных металлов, рубинов. Их разработка облегчается постепенным отступлением ледникового щита. Но к крупным вложениям сейчас готовы лишь китайцы, которые активно приобретают по всему миру источники промышленного сырья и уже с 2005 г. наладили прямые контакты с администрацией Гренландии. Об интенсивности этих свя-
зей и значении, которое им придают обе стороны, свидетельствуют такие факты.
Гренландия уже дважды, в ноябре 2011 и 2012 гг., участвовала отдельным стендом в горной выставке в китайском г. Тяньцзинь. Оба раза делегации возглавлял министр промышленности и минеральных ресурсов Гренландии Ове Карл Бертельсен, причем его поездки носили статус официальных визитов по приглашению министра земельных и природных ресурсов Китая Сюй Шаоши. В 2011 г. Бертельсена в Пекине принимал для беседы и бывший тогда вице-премьером Госсовета КНР Ли Кэ-цян — честь, которой удостаивались не все министры стран «большой восьмерки». Сам Сюй Шаоши уже в апреле 2012 г. нанес ответный визит на Гренландию, где имел беседу с К. Клейстом46. В январе 2012 г. в Китай также выезжала министр зверобойного, рыболовного промыслов и сельского хозяйства Ане Хансен47.
Наиболее масштабный и близкий к реализации китайский инвестпроект на Гренландии — упомянутая шахта «Исуа» в 150 км севернее Нуука, недалеко от незамерзающего участка побережья (что позволяет вести круглогодичную отгрузку). Лицензией на данное месторождение, с запасами высококачественной железной руды свыше 1 млрд т, обладает английская компания London Mining, известная тесными связями с Sichuan Xinye Mining Investment Co. Кредит под проект предоставляет государственный Китайский банк развития, технико-экономиче-ские расчеты вели китайские Sinosteel и China Communications Construction Company48.
Суммарный объем инвестиций в шахту, обогатительную фабрику, порт и электростанцию составит 2,3 млрд долл. (что заметно превышает годовой ВВП Гренландии), при сроке окупаемости всего 3,5 года. London Mining планирует в течение минимум 15 (а потенциально 30 и более) лет добывать по 30 млн т руды и после обогащения вывозить 15 млн т концентрата, причем китайский инвестор настаивает на его поставках именно в КНР49. Отметим, что если этот грузопоток хотя бы частично пойдет кратчайшим, северным маршрутом, то он уже существенно изменит транспортную ситуацию в Арктике. Для сравне-
ния, в рекордную навигацию 2012 г. по трассе Севморпути было перевезено 1,034 млн т транзитных грузов, а его полный грузооборот в 2020 г. прогнозируется в объеме 40 млн т50.
Власти Гренландии стремятся создать для китайцев благоприятный инвестиционный климат. Налоги на острове достаточно низкие (35% с прибыли) и взимаются лишь по достижении окупаемости капвложений. Несмотря на волну критики, 7 декабря 2012 г. островной парламент принял Закон о строи-тельно-монтажных работах на крупномасштабных проектах, который позволяет инвесторам ввозить иностранную рабочую силу на худших условиях, чем предусмотрены датским трудовым законодательством. Фактически речь идет именно о китайцах, которых лишь на два на первоочередных проекта — «Исуа» и алюминиевый завод американской компании «Алкоа» (Alcoa) — планируется ввезти соответственно 2 тыс. и 3 тыс. человек. При обсуждении с London Mining ее социальной программы правительство по сути помешало формированию единой твердой позиции всех островитян, что вызвало критику и профсоюзов, и предпринимателей. Опасения высказывала и местная природоохранная НКО, ссылаясь на порой негативную экологическую практику китайских предприятий в Африке51.
За пределами Гренландии (в том числе у прежнего госсекретаря США X. Клинтон) вызвало особую озабоченность то, что власти острова начали зондаж возможностей поставки в Китай своих редкоземельных металлов, незаменимых в электронике и электротехнике. В настоящее время 97% их мировой добычи приходится на КНР, которая в основном потребляет их внутри страны. В Гренландии имеются 4 месторождения редкоземельных элементов, наиболее подготовлено к разработке Кванефь-ельд на юге острова, где планируется добыча 43 тыс. т ежегодно в течение 25 лет. Проект не запускали лишь из-за попутной добычи урановой руды, принципиально запрещенной в Дании по экологическим мотивам52. Но на рубеже 2012−2013 гг. правительство и парламент королевства заявили о готовности сделать для Гренландии исключение — что заодно может сделать остров и крупным экспортером ядерного сырья.
По оценкам ЕС, гренландские запасы редкоземельных металлов превышают 9% мировых, и начало их эксплуатации позволило бы покончить с китайской монополией на рынке. Однако, несмотря на наличие у Гренландии соглашения о партнерстве с Евросоюзом, К. Клейст твердо заявил, что инвесторам или торговым партнерам из стран ЕС (включая Данию) преференций предоставляться не будет, добавив, что несправедливо «защищать интересы других стран в большей степени, чем, например, Китая"53.
В связи с этим аналитики различного толка в Дании и за ее рубежами все громче высказывают опасения, что китайцы, пользуясь неопытностью и трудным экономическим положением Гренландии, «скупят» ее, экспортируя крупный капитал и дешевую рабочую силу. Тем самым КНР фактически колонизует остров и упрочит свое положение на рынках стратегического сырья. Такое беспокойство, в частности, выражали бывший датский министр иностранных дел Уффе Эллеманн-Йенсен, начальник Военной академии Дании контр-адмирал Нильс Ванг, ветеран норвежской политики и журналистики Иван Кристоф-ферсен и французский исследователь Дамьен Дежорж, долго работавший на Гренландии и имеющий тесные связи с МИД и Франции, и Дании54. Д. Дежорж в интервью датской прессе прямо заявил: «Страна, у которой лишь 57 тыс. жителей, а вся политическая элита, включая членов кабинета, парламента и мэров, состоит из 44 человек, весьма уязвима. На свою сторону достаточно склонить всего 25 человек, что для опытных лоббистов никакой сложности не представляет"55.
Однако сами правительства Дании и Гренландии не выказывают в связи с этим волнений. Оба премьер-министра также поддержали Закон о крупномасштабных проектах (который для вступления в силу требует поправок и в общенациональное миграционное законодательство)56. В январе 2013 г. Дания и Гренландия по инициативе К. Клейста создали межправкомиссию по привлечению датских инвестиций на остров, но обе стороны подчеркивают, что речь в ней идет лишь о частных вложениях57.
Правые оппозиционные партии в Копенгагене, напротив, жестко критикуют правительство за пассивность в гренланд-
ском вопросе. Датчане самокритично признают, что отстали от других арктических стран, поскольку долго вели себя на острове по-колониальному, не занимаясь его развитием даже в период заметного роста глобального интереса к Заполярью. Чтобы наверстать упущенное, оппозиция ратует за создание госкомпании или частно-государственного партнерства для активного датского инвестирования в экономику Гренландии.
Сами китайцы (и официальные лица, и предприниматели), очевидно осознавая чувствительность этой проблематики, строят свою тактику по нескольким линиям:
• ведение раздельного и, видимо, различного по тематике политического диалога с Нууком и Копенгагеном (явно с согласия последнего) — несмотря на просьбы гренландцев, датский премьер X. Торнинг-Шмидт не взяла их ни на беседу с Ху Цзиньтао, ни с собой в Пекин58-
• активная пропаганда Китая как перспективного рынка для датских фирм, а китайских компаний — как надежных и ответственных инвесторов-
• упор на то, что интересы китайцев на Гренландии — сугубо хозяйственные и пока не заходят дальше предварительного обсуждения отдельных проектов59.
Эти дискуссии заметно обострились после того, как на 12 марта 2013 г. на Гренландии были назначены досрочные парламентские выборы. В ходе кампании лидер крупнейшей оппозиционной партии «Сиумут» Алека Хэммонд заявила, что намерена добиваться полной политической и финансовой независимости острова, с выходом его из состава королевства60. Ведущая датская газета «Политикен» в редакционной статье с серьезным основанием назвала эти выборы судьбоносными для острова, добавив: «Будем надеяться, что наше государственное объединение сможет обновиться, создавая для Гренландии привлекательную альтернативу Китаю"61.
По итогам выборов, однако, с серьезным отрывом победила «Сиумут», а А. Хэммонд, лично набравшая наибольшее число голосов избирателей, стала премьер-министром. Правда, первые ее шаги в новой должности оказались осторожными. Она нанесла конструктивный визит в Данию (где была принята пре-
мьер-министром, королевой и наследным принцем), приостановила выдачу лицензий нефтяникам на новые шельфовые блоки, к неудовольствию «Лондон Майнинг» (London Mining) затормозила работы по проекту «Исуа». На уровне и премьеров, и частных компаний принимаются меры к активизации дат-ско-гренландского инвестиционного сотрудничества в сырьевых отраслях. На пресс-конференции в Копенгагене А. Хэммонд подтвердила намерение бороться за независимость Гренландии, но после того, как будет преодолена экономическая зависимость острова от рыболовства62.
Тем не менее, сепаратистский лозунг был озвучен и всерьез воспринят в обеих частях королевства. Континентальная Дания, будучи сама заинтересована в инвестициях из Китая, намерена энергичнее конкурировать с ним за влияние на остров. В связи с этим можно прогнозировать, что отношения в треугольнике «Нуук-Копенгаген-Пекин» приобретут особую интенсивность и сложность.
Норвегия
Китайско-норвежские отношения представляют особый случай.
Прежде всего, Норвегия, хотя и является малой страной, но в десятки раз превосходит Исландию или Гренландию по экономическому потенциалу и имеет значительно более широкие внешнеполитические амбиции. Не испытывает она и острого «инвестиционного голода»: будучи крупным мировым экспортером нефти и газа, Норвегия легче других пережила глобальную рецессию, в том числе за счет умелого расходования колоссальных ресурсов нефтедолларов. Уровень безработицы в стране с 2007 г. колеблется вокруг 3% и в пик кризиса даже снижался — против 8−10% в соседних Швеции и Дании, в США и «старых» членах ЕС63.
Кроме того, правящий «красно-зеленый» кабинет сделал Крайний Север главным приоритетом своей внутренней и внешней политики. Правительство опубликовало уже несколько
концептуальных документов, смысл которых сводится к тому, что Норвегия должна лидировать в изучении и освоении Арктики. Поэтому появление в регионе нового глобального игрока, вполне естественно, было воспринято в Осло с известной настороженностью. Так, норвежский МИД в докладе стортингу о политике в Заполярье (2011 г.) отмечал: «Китай, Япония и Южная Корея — это глобальный центр силы, оказывающий влияние на обстановку в Арктике… Важно поддерживать с этими странами тесный диалог, позиционируя Норвегию в качестве стороны, его задающей, и добиваясь уважения и понимания норвежских подходов и интересов на Севере"64.
В частности, поскольку китайские ученые обосновались на Шпицбергене, норвежцев беспокоит позиция КНР по статусу архипелага. Норвежская концепция, основанная на узком толковании Договора 1920 г. (дескать, ограничения норвежского суверенитета касаются лишь сухопутных территорий, а в морских пространствах действует юрисдикция Норвегии), не признана большинством стран, в том числе Китаем.
Как отмечал директор Норвежского полярного института Ян-Гуннар Винтер, в науке «международное сотрудничество желательно, поскольку расширяет наши возможности и повышает качество исследований. В то же время с внешнеполитической точки зрения на Шпицбергене важно защитить норвежский суверенитет и норвежские интересы"65. Поэтому, когда «Сюэлун» проходил мимо Шпицбергена, за ним наблюдал корабль Береговой охраны Норвегии66.
Эти обстоятельства, однако, не умаляют высокого интереса норвежцев к развитию отношений с Китаем. До октября 2010 г. межправительственный диалог двух стран развивался вполне успешно. В августе 2007 г. в Осло была даже обнародована особая «Стратегия правительства в отношении Китая», определившая пять приоритетов: экономические связи с упором на доступ норвежских производителей на рынок КНР, устойчивое развитие, демократия и права человека, распределение общественных благ (китайцы с интересом изучали норвежский опыт соцобес-печения в условиях рыночной экономики) и международные
проблемы. Характерно, что вопросы Арктики в документе не упоминались67.
Большие надежды на Китай возлагают в Северной Норвегии, особенно в Киркенесе, который расположен у самой границы с Россией и активно позиционируется норвежцами как «ворота в Арктику», фактически начальная точка для транзитного плавания по Севморпути. Город намерен не только замкнуть на себя часть транзитных грузов, которые будут поступать из КНР по железной дороге («перехватив» их у Мурманска), но и самостоятельно выходить на китайский рынок. Наибольшую активность проявляет влиятельный городской мультимиллионер Феликс Чуди. Его промышленно-судоходная «Чуди Груп» (Tchudi Group) в 2009 г. выкупила заброшенную шахту «Сюд-Варангер» близ Киркенеса и возобновила добычу на ней железной руды, запасы которой составляют почти 200 млн т, с ориентацией на рынок КНР. Первым иностранным коммерческим рейсом по трассе Севморпути стал переход в Китай в 2010 г. сухогруза с 40 тыс. т руды с этого рудника, организованный «Чуди» (Tchudi) с помощью Росатомфлота68.
Следует подчеркнуть, что Ф. Чуди тесно взаимодействовал со своим старым другом Йонасом Гаром Стёре — наиболее перспективным политиком правящей Норвежской рабочей партии, которого многие наблюдатели прочат в будущие премьеры. До осени 2012 г. Й. Гар Стёре был министром иностранных дел Норвегии, главным идеологом и исполнителем правительственной стратегии в Заполярье. По его личному указанию Центр полярной логистики, созданный усилиями Ф. Чуди в Киркенесе, получил от МИД Норвегии грант в 6 млн норв. крон (свыше 1 млн долл.), причем 1 млн крон из них Чуди потратил на экономическое обоснование экспорта руды в Китай69.
Отношения двух стран кардинально осложнились после присуждения Нобелевской премии мира за 2010 г. правозащитнику из КНР Лю Сяобо. Китайская сторона сочла это вмешательством в свои внутренние дела и устами своего посла потребовала от правительства Норвегии извинений70. Объяснения, что Норвежский нобелевский комитет — негосударственная ор-
ганизация, успеха не имели: китайцы ссылались на то, что членов комитета назначает стортинг.
Реакция китайской стороны, судя по всему, ошеломила Осло. Решения Норвежского нобелевского комитета нередко бывают неочевидными и вызывают международную полемику. Не раз премия присуждалась и лицам, преследуемым в своих странах за политические убеждения (например, А. Д. Сахарову и Л. Валенсе). Однако, насколько известно, в случае с Лю Сяобо гнев впервые оказался обращен непосредственно на Норвегию как государство. Поэтому для норвежцев пойти на поводу у КНР означало бы создать весьма опасный прецедент.
В изложении СМИ последующие события выглядели достаточно драматично: КНР ввела против Норвегии политический бойкот и торговые санкции, а та, в свою очередь, устами главы МИД угрожала в качестве ответной меры блокировать заявку Китая на статус постоянного наблюдателя в АС71.
Однако картина событий более нюансирована. Китай действительно свернул политический диалог с Норвегией, но не отозвал своего посла из Осло. Более того, в апреле 2012 г. на этот пост был направлен опытный дипломат Чжао Цзюнь, ранее служивший послом в Израиле. В норвежских госучреждениях посла не принимали, но он продолжал активные контакты с бизнесменами, особенно на Севере.
Связи китайских и норвежских ученых-полярников не пострадали. Так, в конце января 2013 г. в Тромсё прошел 3-днев-ный семинар о перспективах их дальнейшего расширения72.
Для торговых отношений эффект оказался избирательным. Часть контактов нормально продолжалась, часть была свернута. Норвегия стала единственной страной Западной Европы, которой Китай в конце 2012 г. не либерализовал визовый режим. В целом, однако, из крупных позиций норвежского экспорта в КНР после 2009 г. сократились только поставки продукции специализированного машиностроения (включая шельфовое оборудование). По остальным — рыба и морепродукты, химическая продукция, пластмассовое сырье, научная аппаратура — экспорт был стабильным либо активно рос. Тем не менее, проблемы делового сотрудничества с Китаем стали предметом и депутатских
запросов, и закрытого совещания с бизнесменами в Министерстве экономики Норвегии. Политическое руководство откровенно признавало, что проблема оказалась масштабнее и сложнее, чем ожидалось73.
Сам Й. Гар Стёре, вопреки публикациям в СМИ, все это время продолжал поддерживать заявку КНР в Арктический совет74. Скорее всего, с норвежской стороны имел место дипломатический маневр, сочетание примирительных официальных высказываний и попыток неформального давления на Китай через прессу. При этом обе стороны, не будучи заинтересованными в конфликте, пытались его сгладить, «не потеряв лица».
В конце января 2013 г. уже новый министр иностранных дел Э. Барт Эйде четко выступил в поддержку китайской заявки, добавив, что, если пустить в АС побольше наблюдателей, «то они окажутся в нашем клубе, и опасность, что они создадут «собственный клуб», снизится"75. Выступая 12 февраля 2013 г. в Стортинге с отчетом по внешней политике, министр заявил, что нормализация отношений отвечала бы интересам обеих сторон. Он сообщил, что в ноябре 2012 г. в рамках форума «Азия-Европа» норвежский премьер-министр Й. Столтенберг имел на этот предмет краткую встречу с Вэнь Цзябао, и выразил надежду на урегулирование инцидента76.
В сентябре 2013 г. в Норвегии состоятся парламентские выборы. Многие эксперты полагают, что к власти придет право-центристская коалиция. Судя по заявлениям норвежских консерваторов, они намерены отдавать не меньший приоритет Заполярью, но жестче критиковать положение с правами человека в КНР. Однако в любом случае доминирующие линии в норвежской политике, особенно внешней, сохраняются независимо от партийного состава правительства.
Выводы
Менее чем за 10-летие КНР превратилась в зримого арктического «игрока» и наладила интенсивные связи со Скандинавией. Для всех 5 стран Северной Европы Китай стал важным
политическим и торговым партнером, желанным инвестором и, в свою очередь, заручился их поддержкой в вопросе о статусе постоянного наблюдателя в Арктическом совете (где они составляют большинство членов). Как показал инцидент с Лю Сяобо, в добрых отношениях объективно заинтересована даже благополучная Норвегия, которая не без скепсиса воспринимает активизацию КНР на Севере.
Таким образом, Китай исподволь, но энергично проникает в регион, который десятилетиями входил в зону безраздельного политического влияния США. Китайцы подчеркивают мирный характер своих интересов, делая акцент на экономические, научные и культурные аспекты процесса, но очевидно, что США и НАТО не могут не рассматривать его через призму глобального «сдерживания Китая». Проблема обретет особую актуальность в случае, если Гренландия, обеспечив себе экономический подъем с помощью китайских инвестиций, возьмет курс на полное государственное самоопределение.
С точки зрения самих скандинавских стран, это открывает для них некие новые возможности. Северяне хорошо научились извлекать выгоду из противостояния сверхдержав в годы «холодной войны», а после ее окончания не без сожаления отмечали снижение своей стратегической ценности для США и НАТО. Перспектива, что в «оставшейся без присмотра» Северной Атлантике, в глубоком тылу НАТО, может постепенно обосноваться новая великая держава, существенно меняет обстановку. Возникает основа для политической «игры», которая, при всех отличиях, может оказаться чем-то аналогичной происходящему в Центральной Азии.
США и их крупные западноевропейские союзники, действуя в условиях объективной ограниченности собственного финансового потенциала (КНР и для них де-факто выступает важным гарантом экономического выживания), очевидно, будут делать особый упор на неэкономические аргументы. Прежде всего, призывать к «атлантической солидарности», еще более переводя вопрос в политическую плоскость.
Это заставит скандинавов в среднесрочной перспективе делать достаточно жесткий и болезненный политический выбор.
«Китайский фактор», наслаиваясь на внутриполитическую борьбу, уже сейчас расшатывает правящие круги этих стран, а для Дании грозит и территориальным расколом. Ситуация дополнительно осложняется тем, что, как признают сами скандинавы, мышление китайцев существенно отличается от их собственного и зачастую не вполне для них понятно.
Для нашей страны наращивание китайских инвестиций на скандинавском Севере может привести к довольно неожиданной ситуации, при которой «на обоих концах» Севморпути оказались бы представлены интересы Китая. Вдохновленные успешным плаванием «Снежного дракона», китайцы обещают провести свой первый коммерческий рейс по этой трассе уже в
2013 г. 77 (По состоянию на 25 апреля 2013 г., на сайте Администрации Севморпути китайские заявки не числятся.)
С узких позиций России как транзитного государства это было бы положительным фактором, обеспечивающим стабильную грузовую базу для сквозных перевозок по трассе Севморпути. В то же время в более широком аспекте вполне очевидно, что КНР при этом станет активным участником практического хозяйственного освоения Арктики. И, в конечном итоге, будет добиваться большей роли в региональных многосторонних институтах и уважения своих экономических интересов, прежде всего по транзиту через Севморпуть. Это, в свою очередь, потребует от России четко определить и позиции по спорным ме-ждународно-правовым вопросам, и собственное место на еще одной площадке глобального американо-китайского противостояния. В связи с этим процесс развития отношений КНР с Севером Европы заслуживает, а наш взгляд, пристального прикладного анализа.
Примечания
1 The Ilulissat Declaration. URL: http: //www. oceanIaw. org/downIoads/arc tic/Ilulissat_Declaration. pdf.
2 Overn K. Kina forsker og smigrer seg til innflytelse i Arktis // Aftenposten.
28. 12. 2012.
3 Aker Arctic to Design the First Chinese Polar Research Icebreaker. URL: http: //www. akerarctic. fi/Cliinese %20Polar. pdf.
4 Internasjonalt forskningssamarbeid. URL: http: //www. npolar. no/no/
forskning/intemasjonalt-samarbeid- Conley H. et al. A New Security Architecture for the Arctic. An American Perspective. A Report of the CSIS Europe Program. Wash., 2012. P. 40.
5 Norwegian Programme for Research Cooperation with China (CHINOR).
URL: http: //www. forskningsradet. no/prognett-chinor/Programme_description/
1 253 952 407 084.
6 Pu Jun. Greenland Lures China'-s Miners with Cold Gold. URL: http: // english. caixin. com/2011−12−07/100 335 609. html.
I Nordstrand L. Kineseme kommer for full fart // Stavanger Aftenblad.
12. 09. 2012.
8 Fekete J. Government approves CNOOC-Nexen and Petronas-Progress takeover bids. URL: http: //www. canada. com/news/national/Govemment+appro ves+CNOOC+Nexen+Petronas+Progress+takeover+bids/7 668 195/story. html- The Harper Doctrine // Oil& amp-Gas lournal. 24. 12. 2012. P. 13- Nexen-CNOOC deal receives US approval // Oil& amp-Gas lournal. 18. 02. 2013. P. 7.
9 Project «Barents Link Forum». URL: http: //www. barentslink. com/eng/ind ex. php.
10 Xuelong taking the future central Arctic shipping route. URL: http: // www. cliinare5. com/news/31-xuelong-taking-tlie-future-central-arctic-sliipping-r oute- Chinese icebreaker concludes Arctic voyage. URL: http: //barentsobserv er. com/en/arctic/cliinese-icebreaker-concludes-arctic-voyage-27−09.
II Китайская: научная: арктическая: экспедиция: завершила визит в Исландию. URL: http: //www. cntv. rU/2012/08/22/ARTI1345598596464992. shtml#.
12 Балакин В. И. Стратегия: Китая: в Арктике и Антарктике // Китай в мировой и региональной политике. История: и современность. Вып. XVII. М.: ИДВ РАН, 2012. С. 233.
13 Beigman Rosamond A. Perspectives on Security in the Arctic Area // DIIS Report 2011: 09. Copenhagen, 2011. 78 pp.
14 Asian Countries'- Interest in the Arctic: What Will It Mean for Norway? URL: http: //www. fni. no/news/120 706. html- Barth Eide E. The Arctic — the New Crossroads between Asia and the West. URL: http: //www. regjeringen. no/ nb/dep/ud/aktuelt/taler_artikler/eide_taler/2012/arktis_asia. html? id=707 621.
15 Jakobson L. China Prepares for an Ice-Free Arctic // SIPRI Insights on Peace and Security. No. 2010/2. Stockholm, 2010. 16 pp.
16 Jakobson L., Jingchao Peng. China'-s Arctic Aspirations // SIPRI Policy Paper No. 34. Stockholm, 2012. 24 pp.
17 Barth Eide Е. Innlegg under interpellasjonsdebatt om Arktisk rad. Stortinget, 17. januar 2013 URL: http: //www. regjeringen. no/nb/dep/ud/aktuelt/ taler_aitikler/eide_taler/2013/eide_arktiskraad. html? id=712 316.
18 В отличие от большинства стран, в Норвегии существует единственная разведслужба (в составе вооруженных сил), выполняющая функции и военной, и политической разведки.
19 Barth Eide Е. Etterretning som bidrag til norsk utenrikspolitikk. URL: http: //www. regjeringen. no/nb/dep/ud/aktuelt/taler_artikler/eide_taler/2012/etje neste_jubileum. html? id=708 659.
20 Fokus 2012. Etterretningstjenestens vurdering. Oslo, 2012. S. 16- Efter-retningsmasssig Risikovurdering 2012. En aktuel vurdering af forhold i udlandet af betydning for Danmarks sikkerhed. Kobenhavn, 2012. S. 12.
21 Jaklin A. Kommende supermakter ser mot nord: Som Kina, sa India // Nordlys. 18. 01. 2013- Ulfstein K. Interesser og mulige konflikter i Arktis. URL: http: //www. forskningsradet. no/no/Nyheter/Interesser_og_mulige_konflikter_i_A rktis/1 253 981 861 619.
22 Например, директор вашингтонского Арктического института М. Хамперт и его немецкий соавтор А. Распотник заявили на конференции «Арктические рубежи» в Норвегии в январе 2013 г., что Китай прежде всего преследует в Арктике геополитические интересы. См.: Humpert М., Raspotnik A. From '-Great Wall'- to '-Great White North'-: Explaining China'-s politics in the Arctic. URL: http: //www. arcticfrontiers. com/index. php? option= com_docman& amp-task=cat_view&-gid=312&-Itemid=306&-lang=en.
23 Jakobson L., Jingchao Peng. Op. cit. P. 22.
24 Efterretningsmasssig Risiko vurdering 2012… S. 12.
25 Staalesen A. China strengthens Arctic cooperation with Iceland. URL: http: //barentsobserver. com/en/arctic/cliina-strengthens-arctic-cooperation-iceland.
26 Overn K. Op. cit.
27 Вэнь Цзябао встретился с президентом Исландии. URL: http: // russian. people. com. cn/31 520/7794643. html.
28 Agreements and declarations signed following a meeting between Prime
Minister Johanna Sigur6ardottir and Premier Wen Jiabao in Reykjavik today. Press release from Prime Minister'-s Office, 20.4. 2012. URL: http: //
eng. forsaetisraduneyti. is/news-and-articles/nr/7144.
29 Skyrsla Ossurar Skarphe6inssonar utanrikisraSherra um utanrikis-og alJ& gt-jo6amal. (Log6 fyrir Aljringi a 139. loggjafarjringi 2010−2011). Reykjaviik, 2011. S. 11.
30 China, Iceland agree to expand ties. URL: http: //english. people. com. cn/ 90 001/90776/90 883/7020584. html- Icelandic and Chinese leaders hail 40 years of diplomatic relations. URL: http: //www. mfa. is/news-and-publications/nr/6832.
31A Parliamentary Resolution on Iceland'-s Arctic Policy (Approved by Althingi at the 139th legislative session March 28 2011). URL: http: //www. mfa. is/media/nordurlandaskrifstofa/A-Parliamentary-Resolution-on-ICE-Arctic-Policy-approved-by-Althingi. pdf.
32 Knight S. Olafur Ragnar Grimsson Founds The Arctic Circle. URL: http: // www. grapevine. is/Features/ReadArticle/01afur-Ragnar-Grimson-Founds-The-A rctic-Circle.
33 Ford P. Iceland blocks Chinese businessman from buying land // Christian Science Monitor. 28. 11. 2011- Iceland says no to Chinese tycoon'-s land purchase: ministry. URL: http: //www. spacedaily. com/reports/Iceland_says_no_ to_Chinese_tycoons_land_purchase_ministry999. html- Iceland rejection of land purchase criticized. URL: http: //www. cliina. org. cn/business/2011-ll/27/conte nt_24 016 467. htm.
34 Huang Nubo J& gt-arf аб saskja aftur um. URL: http: //www. ruv. is/frett/ huang-nubo-tharf-ad-saekja-aftur-um- Chinese investor must re-apply for Iceland resort project. URL: http: //www. icenews. is/2012/12/07/chinese-investo r-must-re-apply-for-iceland-resort-project/.
35 Islands president skjeller ut Sverige og Danmark // Dagbladet. 12. 11. 2008- Кондратов А. Нужны ли России военные базы за границей? URL: http: //svpressa. ru/all/article/1189.
36 Европейское турне Вэнь Цзябао: весомые экономические аргументы Китая:. URL: http: //www. rodon. org/polit-120 514 092 207.
37 Finland'-s Strategy for the Arctic Region // Prime Minister'-s Office Publications. No. 8/2010. Helsinki, 2010. 94 pp.- Finland'-s China Action Plan // Publications of the Ministry of Foreign Affairs. No. 6/2010. [Helsinki, 2010]. 21 p.
38 Finland updates its Arctic strategy. URL: http: //www. energy-enviro. fi/ index. php? PAGE=3&-NODE_ID=5&-LANG=l&-ID=4442.
39 Lov om Granlands Selvstyre // Lovtidend A. 13. 07. 2009.
40 Great Expectations Fill Greenland as China Eyes Riches. URL: http: // www. ocnus. net/artman2/publish/Business_l/Great- Expectations-Fill-Greenland — as- China- Eyes- Riches. shtml.
41 Danmark fortsastter Kina-ffirt. URL: http: //sermitsiaq. ag/node/142 679.
42 Denmark, Greenland and the Faroe Islands: Kingdom of Denmark Strategy for the Arctic 2011−2020. Copenhagen, 2011. P. 49.
43 China'-s interest in Greenland. URL: http: //www. arcticpeoples. org/news/ item/487-cliinas-interest-in-greenland.
44 Chinese investors choose Denmark. URL: http: //www. investindk. com/Ne ws-and-events/News/2012/Cliinese-investors-choose-Denmark- China, Denmark high-tech cooperation promising. URL: http: //www. chinadaily. com. cn/business/ 2012−10/17/content_15 824 1212. htm.
45 Trier Mogensen L. Granlasndeme afpresses i stor skala. // Politiken. 01. 02. 2013- Nyvold M. Another Greece? // Greenland Oil & amp- Minerals. 2012. № 4. P. 20.
46 Degeoiges D. Denmark, Greenland and the Arctic. Challenges and opportunities of becoming the meeting place of global powers. Copenhagen, 2013. P. 10- Vellykket Kina-besog. URL: http: //sermitsiaq. ag/node/111 738- Duran Duus S. Ove Karl igen til Kina. URL: http: //sermitsiaq. ag/node/139 618- Besog fra Kina. URL: http: //dk. nanoq. gl/emner/landsstyre/departementer/ landsstyreformandens %20depaitement/nyhedsforside/nyheder_fra_dep_formand /2012/04/besoeg_fra_kina. aspx.
47 Turen til Kina 21 01 2012. URL: http: //dk. nanoq. gl/emner/nyheder/
podcasts/apnn21___01_2012. aspx.
48 Hojgaard Sorensen B., Hyltoft V. Den forste kineser i Granland. URL: http: //www. business. dk/green/den-foerste-kineser-i-groenland- Kinas statsbank gar efter Isua. URL: http: //sermitsiaq. ag/node/139 671- Greenland. URL: http: // www. londonmining. co. uk/greenland. aspx.
49 Schultz-Lorentzen C. Billions poured into Isukasia iron mine // Greenland
Oil & amp- Minerals. 2012. № 3. Pp. 34−35.
50 Атомоходы провели по СМП более 1 млн т транзитных грузов. URL: http: //www. rosatomflot. ru/index. php? menuid=49&-date=2012−10−0&-newsid=480- Развитие Севморпути невозможно без модернизации всей его инфраструктуры. URL: http: //sevemash. ru/economics/sevmorput/6389-razvitie-sevmorputi-n evozm ozlmo-bez-modemi zacii-vsey-ego-infrast ruktury. html.
51 Hojgaard Sorensen B., Hyltoft V. Op. cit.
52 Bach Madsen M. Rare earths trigger trade wars // Greenland Oil & amp- Minerals. 2012. № 3. P. 4−5.
53 Greenland rare earths: No special favours for EU. URL: http: //www. bbc. co. uk/news/world-europe-21 025 658.
54 Wang N. Rastoffer, rigdom og realpolitik // Politiken. 12. 06. 2012- Kristofersen I. Sosial dumping inn i Arktis // Nordlys, 21. 01. 2013- Trier Moigensen L. Ny kold krig brudt ut om Granland // Politiken. 15. 12. 2012- Ellemann-Jensen U. Danmarks og Granlands fashes ansvar // Berlingske tidende. 14. 02. 2013- Degeoiges D. The Role of Greenland in the Arctic // Laboratoire de 1'-IRSEM. [Paris], 2012. P. 49−51.
55 Greenland'-s resources a target // Greenland Oil & amp- Minerals. 2012. № 5. P. 13.
56 Heist: Undergrund kan frigore Granland fra bloktilskud. // Politiken.
14. 01. 2013. Frygter ikke kinesisk invasion af Granland. URL: http: //sermi tsiaq. ag/node/146 995.
57 Greenland looks to Denmark for mineral investment. URL: http: //www. icenews. is/2012/11/29/greenland-looks-to-denmark-for- mineral-investment.
58 Duran Duus S. Granland er lukket land i Kina. URL: http: //sermit siaq. ag/node/135 305- Granland krasver plads ved bordet i Kina. URL: http: // jyllands-posten. dk/politik/article4831144. ece.
59 Li Ruiyu. Det dansk-kinesiske forhold bor styrkes. // Berlingske tidende.
09. 02. 2013.
60 Siumut-partiet vil forlade rigsfadlesskabet. URL: http: //www.b. dk/politik o/siumut-partiet-vil-forlade-rigsfaellesskabet- Granlandsk (u)aflisengighed. URL: http: //www.b. dk/berlingske-mener/groenlandskuafhaengighed-0.
61 Granlasndeme star ved et skasbnesvangert valg // Politiken. 03. 02. 2013.
62 Blem Larsen J. Thorning accepterer Granlands uran-udvinding. URL: http: //www.b. dk/politiko/thoming-accepterer-groenlands-uran-udvinding- Duran Duus S. Nyt granlandsk-dansk rastofsamarbejde. URL: http: //sermitsiaq. ag/ node/152 544- Thorsen R. International presse kredsede om uran. URL: http: // sermitsiaq. ag/node/152 301.
63 Auke i sysselsetjinga. URL: http: //www. ssb. no/emner/06/01/akumnd.
64 Meld. St. 7 (2011−2012). Nordomradene. Visjon og virkemidler. Oslo, 2011. S. 31−32.
65 Overn K. Op. cit.
66 Norway shadowed the Snow Dragon. URL: http: //barentsobserver. com/ en/ arctic / norway-shadowed-snow-dragon-10−09.
67 Regjeringens Kina-strategi. Oslo, 2007. 19 pp.
68 Historic sea route opens through the Arctic to China. URL: http: // www. tschudiarctic. com/page/208/Northern_Sea_Route_Project_2010.
69 Sorenes K.M., Kristiansen B.S., Aurdal M. Dette er en god mann. Det ma dere fa med // Dagbladet. 20. 03. 2012.
70 Morison O. China wants Norway to say sorry. URL: http: //
barentsobserver. com/en/norway/china-wants-norway-say-sony.
71 Денисов И., Тарибов К. Норвегия: встала на пути Китая в Арктику. URL: http: //rus. ruvr. ru/2012/01/30/64 943 406. html- Ronneberg К. Norge vil stenge Kina ute fra Arktisk Rad // Aftenposten. 24. 01. 2012.
72 Norway-China Research Collaboration In Sea Ice, Snow, and Climate. URL: http: //climate-cryosphere. org/index. php/meetings/norway-cliina-2013.
73 Gahr Store J. Svar pa sporsmal om norske nasringslivsaktorer i Kina. URL: http: //www. regjeringen. no/nb/dep/ud/aktuelt/svar_stortinget/sporretime/2012/ svar_kina. htmT? id=681 863.
74 Tunsjo 0. Storm i et vannglass // Aftenposten. 28. 01. 2013.
75 Alexandersen R.S. Avklarte grenser den viktigste oppgaven // Nordlys.
22. 01. 2013.
76 Barth Eide E. Utenrikspolitisk redegjorelse. Stortinget, 12. februar 2013. URL: http: //www. regjeringen. no/nb/dep/ud/aktuelt/taler_artikler/eide_taler/201 3/redegjorelsel302. html? id=714 380.
77 Cliina plans first commercial trip through Arctic shortcut in 2013. URL: http: //www. reuters. com/article/2013/03/12/shipping-chinaidU SL6N 0C4F97201 30 312?goback= %2Egde _2 822 649_member_222 402 753
А.Г. Ларин
МИРОВАЯ КИТАЙСКАЯ ДИАСПОРА И НОВАЯ МИГРАЦИОННАЯ КОНЦЕПЦИЯ РОССИИ
Аннотация. В статье отмечается, что китайские мигранты благодаря своим личным качествам и эффективной организации отношений внутри общин сыграли выдающуюся роль в экономическом развитии стран ЮВА, а в США и некоторых других развитых странах этнические китайцы заняли видное место в экономике и в научно-технической сфере. Однако в России использование созидательного потенциала китайских мигрантов лимитируется плохим инвестиционным климатом, непривлекательными условиями для проживания квалифицированных специалистов, а также атмосферой мигрантофобии, подогреваемой боязнью китайской демографической экспансии. Вместе с тем в РФ пока нет условий для безболезненной интеграции массовых потоков мигрантов. Автор приходит к выводу, что в перспективе китайцы могут шире привлекаться в Россию в качестве гастарбайтеров, но не в качестве постоянных жителей.
Ключевые слова: мировая китайская диаспора, экономическая деятельность зарубежных китайцев, китайцы в России.
Угрожающий самому существованию России процесс ее депопуляции вызвал к жизни новую Концепцию государственной миграционной политики1, утвержденную прези-
* Ларин Александр Георгиевич — к. филол.н., в.н.с. Центра изучения и прогнозирования российско-китайских отношений ИД В РАН.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой