Проблема опосредованности опыта субъекта архетипическими символами

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

материала респондента приближает его сознание к реальности и нивелированию искажений, что порождает защитная система.
Выводы. В тезисах представлено исследование возможности проявления архетипа в спонтанном использовании камней при диалогическом взаимодействии психолога с респондентом. Раскрыта категория архетипа камня в процессе глубинно-психологического познания, представляющего индивидуально неповторимую семантику психического в материализованных презентациях респондента. Архетип камня в познании психики способствует обьективированию внутреннего противоречия целостной психики субъекта, что способствует расширению сознания респондента через саморефлексию.
Библиографический список
1. Ефремов Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. -М.: Русский язык, 2000. — 465 с.
2. Лебединский В. И., Кириченко Л. П. Книга о камне. — К.: Недра, 1989. — 192 с.
3. Яценко Т. С. До проблеми пізнання індивідуальної неповторності архетипної символіки / / Научный журнал им. М. П. Драгоманова. Серия № 12. Психологические науки: сб. науч. тр. — К.: НПУ им. М. П. Драгоманова, 2011. — С. 15−27.
4. Яценко Т. С. Проблема глубинного познания психики субъекта в визуализированной самопрезентации // Психотерапия. — М.: ООО «Гениус Медиа», 2012. — № 10 (118). — С. 22−30.
ПРОБЛЕМА ОПОСРЕДОВАННОСТИ ОПЫТА СУБЪЕКТА АРХЕТИПИЧЕСКИМИ СИМВОЛАМИ
Е. Н. Поляничко Киевский университет им. Бориса Гринченко,
г. Киев, Украина
Summary. This article examines archetype as a influence factor on the process of psychic reflection of objective reality. Research attitude on depth psychology is oriented on understanding psychic in its integrity (conscious-unconscious). Objectify factors of internal semantic structures are presented in this article outside of catalyzed by archetype.
Key words: archetype- psychic reflection- unconscious- defensive system- activity.
Постановка проблемы. Глубинная психология ориентирована на понимание психического в его целостности (сознательное -бессознательное), что открывает перспективы реализации психодинамического и феноменологического подходов в диагностикокоррекционной процедуре, основывающейся на анализе психического содержания. Побуждения личности к активности (определёнными заданиями) в процессе психокоррекции не снижают уровень самопроизвольности проявления различных ракурсов психики в конти-
83
нуальной их упорядоченности на глубинном уровне. Психодинамический подход основывается на инициировании спонтанной активности субъекта, способствующей самопрезентации психики в материализованных формах. Свидетельством мотивированности респондента к такого рода познанию служит его спонтанная активность. Сказанное обостряет проблему познания глубинных аспектов психики респондента при диалогическом взаимодействии с психологом.
Данная статья касается важных факторов объективирования вовне внутренних смысловых параметров психики, катализируемых архетипом. Архетип несёт опыт предшествующих поколений с потенциальной способностью переведения (перекодирования) невидимых смыслов в видимые (осязаемые), поддающиеся сознательному познанию.
Актуальность проблемы объясняется отсутствием в научнотеоретических, методологических и практических аспектах презентации результатов глубинного познания психики в её способности отражения действительности. В данном контексте обостряется проблема опосредованности опыта субъекта архетипическими символами.
Изложение основного материала. Понятие «архетип» происходит от двух греческих слов: агске — начало и typos — форма, образ. В позднеантичной философии оно использовалось для обозначения прообраза, идеи [2]. К. Юнг обозначал этим термином некие первичные врождённые структуры коллективного бессознательного, архаический психический «осадок» повторяющихся жизненных ситуаций. «Архетип есть символическая формула, которая начинает функционировать всюду там, где или ещё не существует сознательных понятий, или же где таковые по внутренним или внешним основаниям вообще невозможны» [3, с. 459]. По К. Юнгу, понятие «архетип» и «первичный» (primordial) образ взаимозаменяемы. «Первичный» образ — изначален и воплощает в себе мифологические мотивы, связанные с коллективным бессознательным. «Коллективное бессознательное содержит в себе всё духовное наследие человечества. «Бессознательное^ источник сил, приводящих психическое в движение, а архетипы — это формы или категории, регулирующие этот процесс. Архетипы используют «собственную побудительную специфическую энергию» [4, с. 266]. К. Юнг, сравнивая реальность бессознательного с реальностью «зримого мира», утверждает, что сознание «осуществляет сиюминутное приспособление и ориентацию в пространстве». Функция сознания состоит «не только в переводе внешнего мира через врата наших чувств во внутренний мир и ассимиляции внешнего во внутреннем, но и творческом переводе мира внутреннего во внешний мир, в зримую реальность вокруг нас» [5, с. 182−183]. Мы солидарны с К. Г. Карусом в том, что «ключ к психологии сознания находится в области бессознательного», как и с К. Юнгом, — что истина «никогда
не заключена в границах сознания, она также включает неограниченные просторы бессознательного» [6].
Согласно гипотезе академика НАПН Украины Т. С. Яценко, субъективизм психического отражения обусловлен «объективной (идеальной) реальностью законов функционирования бессознательного» [8]. Индивидуализированность субъективизма проявляется в архетипе, подчинённом общим законам функционирования психического.
Современные исследования, проводимые в формате психодинамической парадигмы (Т. С. Яценко), открыли перспективы познания психического в его целостности с использованием визуализиро-ванно-метафорических средств (рисунков, камней, лепки из теста в процессе самопрезентации, игрушек и других предметных моделей).
Психодинамическая теория предполагает, что визуализация материала актуализирует механизмы синтезирования, отбора, селекционирования по его значимости, абстрагирования от сюжетной конкретики, что способствует познанию его смысловой нагрузки. Доминантность энергетических очагов, представленная в материализованных средствах, как открывает перспективы научных исследований, так и является доказательной базой для анализанта в принятии диагностических результатов и их использовании в коррекции. Это позволяет субъекту убедиться на своём личном материале, продуцируемом его спонтанной и непроизвольной активностью, в приоритетах внутренней побудительной силы и определённых поведенческих паттернов, что может быть актуальным в конкретной (обыденной) ситуации, что маскируется целесообразностью или профессиональным интересом.
На этапе катализации процесса глубинного познания архети-пические символы способствуют интеграции противоречий, нивелированию в образе противостояний и антагонизмов и т. п. Согласно К. Юнгу, архетип «обнаруживает своё присутствие только посредством символических образов» [4]. Притягательность архети-пического образа для сознания проявляется в его динамическом аспекте. Поэтому без образного материала и создания условий для спонтанной, непроизвольной активности субъекта глубинное познание, согласно психодинамической теории, трудноосуществимо. Таким образом, архетип оказывает влияние на процессы как сознательной, так и бессознательной сфер психики в их непроизвольной презентации. Архетип не является лишь продуктом индивидуального опыта, он латентен, неосознаваем и универсален. Ведущим компонентом в энергетическом инициировании любого поведенческого акта является мотивация, что несёт определённую эмоциональную окраску. Доминирующая мотивация заявляет о себе косвенно и замаскировано, в спонтанной активности субъекта. «Неразделённость» сознательного и бессознательного в процессе визуализации в образно-символических формах сохраняется
благодаря архетипу. Последний располагает допренатальной информацией и способностью интеграции с механизмами символизации (намёк, сгущение, смещение, локализация и др.), как и с системой психологической защиты в её базальных и периферийных формах. Психическое отражение объективной реальности, допускающее искажения, свидетельствует о причастности к этому процессу механизмов психологической защиты. Согласно З. Фрейду, цель психологической защиты заключается в ослаблении интра-психического конфликта (напряжения, беспокойства), обусловленного противоречием между инстинктивными импульсами бессознательного (Ид) и интериоризированными требованиями внешней среды (Супер-Эго) как результатом просоциального воспитания индивида. З. Фрейд связывает защиту с основными функциями психики: приспособлением, уравновешиванием и регуляцией, то есть фактически защита является составной частью процесса психического отражения, включая ожидание результата.
В аспекте заявленной проблемы особое значение приобретают психодинамическая теория и соответствующий метод активного социально-психологического познания, результаты которого синтезирует «модель внутренней динамики психики» [7- 8].
В психологии когнитивный уровень психического соотносится с функциями сознательной сферы. В психодинамической теории (Т. С. Яценко) выдвинута гипотеза, предполагающая причастность когнитивного ракурса к бессознательной сфере в специфично асси-метричном ключе, что указывает на диаметрально противоположную направленность энергии, соответственно логике бессознательного («иной логике»), по сравнению с логикой сознания. В просоци-альном ракурсе когнитивный уровень задан идеалами «Я» и нормативными ценностями. Актуальный акт психического всегда имеет выражение в «точке пересечения» горизонтали (базисной защиты) и вертикали (ситуативной защиты), что требует раскрытия содержания в диалогическом взаимодействии с субъектом в целях демаркирования сознательных и бессознательных аспектов. Семантический (смысловой) ракурс базальных форм психологической защиты задаётся эдипальной зависимостью субъекта, импульсы которой являются доминантными в имплицитном структурировании психики. «Вне-опытное» по собственной, латентно присущей ему логике, влияет на направленность динамики непроизвольного поведения субъекта, формируя тем самым ведущие тенденции поведения субъекта. При этом энергетические приоритеты «внеопытного» стремятся к реализации через базальную форму защит в условиях интеграции с ситуативной защитой, функционирующей преимущественно в просоци-альном ключе с сохранением ориентации на адаптацию субъекта.
Базисная защита несёт индивидуальный опыт через «^неопытное», т. е. скрывается и превращается в незначимость сюжетно-
индивидуализированной конкретики, которая присуща каждому защитному «па». На авансцену выходит интеграция эмотивных следов как остаточных явлений (невзгод) человека на протяжении его жизни. В этих процессах важную роль играет «доминанта» (А. А. Ухтомский) как сила, способная управлять всей психической деятельностью человека.
Мы опираемся на утверждение академика Т. С. Яценко, согласно которому объективность детерминант субъективности психики находится в сфере бессознательного. Тенденции психики свободны от участия сознания и имеют энергетические приоритеты, задаваемые «^неопытным" — они зависимы от «латентных процессов, формирующихся по внутренним законам, имманентно присущим психическому, с опорой на доминирование остаточных напряжений эмотивных очагов вытеснений» [1]. Таким образом, влияние архетипа на процесс психического отражения предполагает глубинный анализ поведенческого материала в его совокупности, позволяющей определить логику на уровне сознания и бессознательного. Психодинамическая теория построена на предположении о том, что сферы сознательного и бессознательного имеют как автономию, так и взаимосвязи. Важнейшей проблемой профессионализма глубинно ориентированного психолога является умение вероятностного прогнозирования индивидуальных особенностей внутрипсихических взаимосвязей, в чём оказывает помощь архетип, в его слиянии с механизмами символизации.
Выводы. Материал статьи позволяет констатировать влияние архетипа на процесс психического отражения, что обусловлено его интеграцией с психическим в его целостности, что касается и процесса отражения.
Библиографический список
1. Теория и практика глубинной психокоррекции: Шестая авторская школа академика НАПН Украины Т. С. Яценко / сост. В. П. Андрущенко, А. В. Глузман. -К.: Изд-во НПУ им. М. П. Драгоманова, 2012. — 226 с.
2. Философский словарь / под ред. И. Т. Фролова. — М.: Политиздат, 1991. — 560 с.
3. Юнг К. Г. Психологические типы. — М.: Университетская книга, АСТ, 1996. -714 с.
4. Юнг К. Г. Символическая жизнь / пер. с англ. — М.: Когито-Центр, 2003. -С. 256.
5. Юнг К. Г. Структура и динамика психического / пер. с англ. — М.: Когито-Центр, 2008. — 480 с.
6. Юнг К. Г. Душа и миф: шесть архетипов / пер. с англ. — К.: Гос. библ-ка Украины для юношества, 1996. — 384 с.
7. Яценко Т. С. Основи глибинної психокорекції: феноменологія, теорія і практика. — К.: Вища шк., 2006. — 382 с.
8. Яценко Т. С. Проблема глубинного познания психики субъекта в визуализированной самопрезентации // Психотерапия: ежемес. науч. -практ. журнал Общерос. проф. психотерапевтической лиги. — 2012. — № 10 (118). -С. 22−30.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой