Проблемные аспекты преступлений против жизни и здоровья

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Общие и комплексные проблемы естественных и точных наук


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Хаитжанов А., Блохина Е. И.
Пензенский государственный университет
ПРОБЛЕМНЫЕ АСПЕКТЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
В современном обществе охрана жизни и здоровья человека, как самого ценного блага приобретает первостепенное значение. В основном законе, Конституции Российской Федерации (далее-РФ), указано, что каждый имеет право на жизнь (ст. 20), на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41). В этой связи существенную роль играют и нормы уголовного закона, который решает задачу охраны жизни и здоровья человека своими специфическими методами, формулируя признаки составов преступлений против жизни и здоровья и устанавливая строгие санкции за их совершение.
Однакосуществует ряд правовых проблем по применению соответствующих статей Главы 16 Особенной части Уголовного Кодекса Р Ф (далее — УК РФ) в правоприменительной практике. Эти проблемы вызывают острые дискуссии, причем, не только среди корифеев в данной области, но и среди простого населения нашей страны. Различные точки зрения, высказывание всех «за» и «против» порождают многоаспект-ность трактовок этих проблем, которые приобретают не только правовой характер, но и общесоциальный. Отличительной особенностью преступлений против жизни по отношению к преступлениям против здоровья является то, что составляющие их общественно-опасные деяния являются необходимой причиной смерти, наступление которой является обязательным признаком. В связи с этим в ряду правовых проблем возникает вопрос об определении момента начала жизни и момента смерти.
Сама по себе жизнь представляет собой воплощение необходимого условия физического существования человека. С одной стороны, она понимается как обеспеченная законом возможность существования личности в обществе, взаимодействие с другими индивидами, пользование предоставленными правами и исполнение возложенных на нее обязанностей, и с этой точки зрения жизнь человека, как социального существа, возможна только после рождения. С другой стороны, жизнь является биологической категорией и представляет собой естественный физиологический процесс, который начинается задолго до рождения. По мнению Малешиной А. В. этот второй аспект «дает возможность говорить о правовом статусе эмбриона и плода человека и о перспективах его уголовно-правовой защиты». 1] Таким образом, существуют две единицы, которые и вызывают полемику среди всего научного мира: 1) Эмбрион человека — это зародыш человека на стадии развития до 8 недель- 2) Плод человека, т. е. развивающийся в материнском утробе человеческий организм с 8-й недели развития и до момента рождения.
Данный аспект тесно связан с уголовно-правовым регулированием, т.к. именно от его разрешения зависит действие целого ряда норм, урегулированных Главой 16 УК РФ. Несомненно, возникают вопросы: предоставлять ли уголовно-правовую защиту эмбриону и плоду человека? А если предоставлять, то каковы должны быть ее рамки? В настоящее время существует целый ряд международно-правовых документов, направленных на защиту эмбриона, в целом среди аспектов этой защиты можно выделить следующие:
Во-первых, надлежащая защита эмбрионов обеспечивается в случаях проведения исследования на них, которые разрешены законом. Создание эмбрионов непосредственно для целей исследования — запрещается. (Конвенция о защите прав человека и человеческого достоинства в связи с применением биологии и медицины 1996 г.)
Во-вторых, любое вмешательство, направленное на создание человека, генетически идентичного другому человеку, неважно живому или мертвому, запрещается. (Протокол о запрете клонирования человека, 1998 г.). Следует отметить, что такой запрет существует и в России. ФЗ «О временном запрете на клонирование человека» устанавливает, что с учетом перспективы использования имеющихся и разрабатываемых технологий клонирования организмов предусматривается возможность продления запрета на клонирование человека или его отмены по мере накопления научных знаний в данной области, определения моральных, социальных и этических норм при использовании технологий клонирования человека. Кроме того существует запрет на ввоз на территорию РФ и вывоз с территории РФ клонированных эмбрионов человека. 2]
Клонирование предполагает проведение манипуляций с женскими половыми клетками и фактическое выращивание эмбрионов. Основные дискуссии возникают вокруг искусственного получения эмбриона, который может стать живым человеком. Романовский Г. Б., исследуя вопросы клонирования, отмечает, что «клон не является продуктом оживления неодушевленной материи: жизнь происходит от жиз-ни… Вместе с тем судьба такого потенциального существа находится в руках ученого, которые будет производить с ним манипуляции, как с объектом неживой материи. Исходя из этих положений, представителей науки можно обвинять в убийстве и призывать общество к защите эмбриона как потенциального человека». 3] Другие же смотрят на клонов как на набор органов. В частности теория нетократии (А. Бард, Я. Зодерквист) проповедует, что «эти слегка отредактированные копии могут выступать в роли живых хранилищ резервных органов на тот случай, если нам вдруг понадобится свежая, не затронутая воздействием алкоголя печень». [4]По нашему мнению, положения этой теории кажутся в корне неверными: как бы не утверждали представители различных теорий, клон, при его создании, будет являться человеком, способным жить. Рассматривать его в качестве набора органов в высшей степени не гуманно, и противоречит основам морали.
В целом, можно обозначить два подхода к определению правового статуса эмбриона и плода человека. Первый подход указывает на то, что жизнь человека начинается с зачатия и с этого же момента подлежитуголовно-правовой охране, при этом плод человека на ранних стадиях внутриутробного развития приобретает такой же правовой статус, как родившийся ребенок. Но не стоит забывать о том, что с уголовно-правовой точки зрения жизнь человека немыслима без возможности её социальной реализации, поэтому фактически уравнивать статус родившегося ребенка и еще не появившегося на свет является неверным.
Второй подход говорит о том, что жизнь и целостность плода рассматриваются в качестве самостоятельного объекта уголовно-правовой охраны. Плюс этого подхода состоит именно в том, что он не лишает женщину права на искусственное прерывание беременности. Проблема аборта в условиях современной ситуации наиболее обсуждаема, приводятся и правовые, и этические нормы, опыт зарубежных государств. В соответствии со ст. 56 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», искусственное прерывание беременности проводится по желанию женщины при наличииее информированного добровольного согласия. Искусственное прерывание беременности проводится по желанию женщины при сроке беременности до 12 недель, по социальным показаниям — до 22 недель, а при наличии медицинских показаний — независимо от срока беременности. Таким образом, руководствуясь положениями закона, прерывание беременности женщины в срок свыше 12 недель, а также при отсутствии других указанных пунктов, следует квалифицировать по ст. 111 УК РФ, в том числе в случае прерывания беременности с согласия потерпевшей. Следует отметить, что в УК РФ использует такое понятие, как аборт. Но что понимается
1
под абортом, кодекс не конкретизирует. Содержится множество научных описаний такой процедуры, как аборт, в частности аборт — это преждевременное прерывание беременности, самопроизвольное или искусственное- это прерывание беременности в течение первых 28 недель (7акушерских месяцев), когда плод еще не жизнеспособен и т. п. [5] В связи с этим, для единообразного толкования понятия «аборт» целесообразно ввести его определение в данную статью или в примечание к ней.
Объектом ст. 123 УК РФ является здоровье беременной женщины. Законодатель не случайно сделал
такой акцент. Вне зависимости от сроков беременности аборт всегда нарушает нормальную жизнедеятельность организма и нередко приводит к неблагоприятным последствиям — понижении к способности к зачатию, выкидышам и т. п. Как справедливо отмечает М. Г. Сердюков, опасность заключается в ранении во время аборта матки и других важных органов. В случае производства незаконного аборта опасность здоровью потерпевшей значительно повышается, порою представляя угрозу и для её жизни. Вред причиняется и тем, что в организм женщины может быть внесена инфекция, способная привести кразличного рода осложнениям в виде заражения крови, воспаления брюшины и т. п. [б] Проблема аборта — это не только негативные последствия для женщины. В медицинской практике нередки случаи, когда аборт проводится на поздних сроках, когда ребенок уже жизнеспособен. Это проблема и нравственного характера. 7]
Споры о правовом статусе аборта, возможности его криминализации были и остаются актуальными не только для российского общества, но и для ряда зарубежных государств. В частности в США не утихают споры о законности аборта, связанные с решением Верховного суда США в 1973 г., в результате которого было признано право женщины на аборт как неотъемлемое конституционное право, и весь период беременности был разделен на триместры. 8] На примере Америки считаем возможным закрепить некоторые положения на законодательном уровне. К примеру, в феврале 2012 г. в штате Вирджиния был принят законопроект, в соответствии с которым человеческий зародыш будет считаться личностью с момента зачатия. Также следом был принят законопроект, обязывающий женщин перед абортом проходить ультразвуковое изучение. Сторонники подобной меры считают, что ее введение поможет женщине отказаться от процедуры аборта. 9]
Также хотелось бы отметить, обращаясь к российскому законодательству, что жизнь человека начинается с рождения, а если быть точнее — с начала физиологических родов. Такой вывод можно сделать исходя из формулировки ст. 106 УК РФ, предусматривающей ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка — «во время или сразу же после родов». Есаков Г. А. предлагает вовсе не отталкиваться от оговорки ст. 106 УК РФ «во время родов», поскольку, по его мнению, «данная оговорка
не имеет ничего общего с уяснением момента начала человеческой жизни и менее всего предназначена законодателем для этой цели». Рассматривая «во время родов» исключительно как описание времени совершения преступления, он предлагает согласиться с мнением М. Д. Шаргородского, в соответствии с которым начало жизни — это либо «начало дыхания», либо «момент отделения пуповины». [10]Таким образом, определение момента начала жизни оказывает заметную роль при определении квалификации деяния, в том числе и при отграничении аборта от детоубийства. Перенос этого момента на зачатие автоматически превращает производство аборта в убийство, причем убийство тяжкое.
Другой фактической предпосылкой для признания деяния преступлением против жизни является установление момента ее окончания и наступления смерти. Согласно Инструкции по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий от 4 марта 2003 г. № 73, смерть человека наступает в результате гибели организма как целого. В процессе умирания выделяют стадии:
Агонию (прогрессивное угасание внешних признаков жизнедеятельности организма — сознания, кровообращения, дыхания и т. п.) —
Клиническую смерть (патологические изменения во всех органах и системах носят полностью обратимый характер) —
Смерть мозга (развитие необратимых изменений в головном мозге, а в других органах и системах частично или полностью обратимых) —
Биологическая смерть (посмертные изменения во всех органах и системах, которые носят постоянный, необратимый, трупный характер).
Непосредственно констатация смерти человека наступает при смерти мозга или биологической смерти. Биологическая смерть устанавливается на основании наличия трупных изменений, в тоже время смерть мозга устанавливается в учреждениях здравоохранения, имеющих необходимые условия для констатации смерти мозга. В этом вопросе наибольший интерес представляет такое явление, как «смерть мозга». Верховный Суд Вашингтона постановил, что «вплоть до недавнего времени установление смерти и с медицинской и с правовой точки зрения было довольно простым делом. Прекращение дыхания и сердцебиения служили основанием для констатации смерти. Традиционная медицинская концепция ничего не говорила о таком критерии, как смерть мозга. Эта ошибка стала особенно очевидной, когда в последнее десятилетие медицинская техника оказалась способна сколь угодно долго поддерживать автономную работу сердца и легких». В настоящее время можно говорить о том, что практически все штаты признали концепцию «смерти мозга» как правовое определение момента окончания жизни. Мозг отличается от органов сердечно — сосудистой системы и дыхания тем, что именно он осуществляет интеграцию работы других органов и отвечает за человеческое сознание. Смерть мозга, согласно Инструкции по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга от 20. 12. 2001 г № 460, может возникать в результате: 1) первичного повреждения (развивается вследствие резкого повышения внутричерепного давления, и обусловленного им прекращения мозгового кровообращения (тяжелая закрытая черепно-мозговая травма, инфаркт мозга и др.)) 2) вторичного повреждения (в результате
гипоксии различного генеза, в т. ч. при остановке сердца и при прекращении и резком ухудшении системного кровообращения, вследствие длительного продолжающегося шока)
В связи с этим, особое значение приобретает вопрос, связанный с таким явлением, как эвтаназия, которая остается одной из основных проблем современной медицины, т. к. она не решена на уголовноправовом уровне. Проблема эвтаназии связана с прогрессом медицины, особенно реаниматологии, позволяющей поддерживать жизнь длительное время. На эвтаназии нередко настаивают люди, осознающие, что болезнь приведет их к неизбежному распаду личности со смертельным исходом. Данные факторы придают эвтаназии колорит «милосердного убийства», «достойной смерти» с мотивами жалости, сострадания, представлений о врачебном долге — облегчить боль и т. п., что в российском уголовном законодательстве рассматривается как смягчающее обстоятельство. УК РФ предусматривает ответственность за эвтаназию по ч.1 ст. 105, но при назначении наказания суд обязан учитывать мотив сострадания, который предусмотрен п. «д» ст. 61 УК РФ.
Зайцева А. М. указывает, что эвтаназия имеет двойную природу: для лиц, содействующих проведению эвтаназии — это убийство, для умирающего эвтаназия по сути — это самоубийство при содействии дру-
2
гих лиц. [11] Но нельзя не учитывать, что желать лишить себя жизни человек может либо находясь в состоянии тяжелой формы депрессии, либо под воздействием внушения. Человек со здоровой нервной системой не будет совершать действий, направленных на прекращение своей жизни. Человек вправе сделать попытку лишить себя жизни (поскольку нет юридической обязанности жить), но государство и общество не вправе оказывать ему в этом помощь (поскольку нет позитивного права на смерть, но есть неотчуждаемое право на жизнь). [12] Представляется необходимым, наоборот, с детства воспитывать в человеке волю к жизни, желание бороться за жизнь, а не отказываться от нее, столкнувшись с определенными трудностями. Кроме того, при эвтаназии велико значение человеческого фактора (ошибки при диагностике и лечении, непрофессионализм врача). Все это, а также угнетающее воздействие на психику больного возможности эвтаназии — как отказ врача от борьбы за его жизнь — приведет к многочисленным нарушениям прав человека в случае легализации эвтаназии. Да и сама сознательная и устойчивая просьба больного подлежит широкому толкованию, а понятие «страдания» имеют условнооценочный характер. Кроме того, осуществление эвтаназии может быть основано и на иных мотивах, к примеру, корыстный мотив (получение вознаграждения за последующую трансплантацию органов жертвы, дальнейшее получение наследства родственниками и т. п.). Таким образом, проблема эвтаназии требует тщательнейшего изучения и планирования, т.к. затрагивает неотъемлемое право человека на жизнь.
Момент наступления смерти играет важную роль в связи с регулированием операций по трансплантации органов, тканей и клеток человека. В настоящее время благодаря этому методу спасено множество жизней. Трансплантация стала действенным методом лечения тяжелых заболеваний жизненно важных органов. Причем, количество людей, нуждающихся в помощи, растет. В связи с этим данный аспект нуждается в особой уголовно-правовой охране. УК РФ регулирует вопросы, связанные лишь с принуждением к изъятию органов или тканей человека для трансплантации. Но основные правовые проблемы: правомерности пересадки органов, возможности изъятия органов у донора, определения момента изъятияор-ганов и тканей у доноров-трупов, определения противопоказаний для операций по пересадке каждого вида органов остаются нерешенными в рамках уголовно-правовых аспектов трансплантологии.
Таким образом, проблем в нормативном регулировании преступлений против жизни и здоровья достаточно много. Решение этих проблем во многом обуславливает реальное выполнение одной из важнейших задач Уголовного закона: охраны прав и свобод человека и гражданина. Тесная взаимосвязь права, медицины и морали должна укрепляться и совершенствоваться, с целью исключения негативного противоправного вмешательства в жизнь человека.
ЛИТЕРАТУРА
1. Конституция Р Ф, принятая всенародным голосованием 12. 12. 1993 г. // Российская газета — № 7
— 21. 01. 2009.
2. Уголовный Кодекс Р Ф от 13. 06. 1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ-17. 06. 1996 -№ 25, ст. 2954.
3. ФЗ «О временном запрете на клонирование человека» от 20. 05. 2002 г. № 54-ФЗ // Российская
газета -№ 90 — 23. 05. 2002 г.
4. ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» от 21. 11. 2011 г. № 323-ФЗ // Российская газета -№ 263 -23. 11. 2011 г.
5. Инструкция по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных предприятий от 04. 03. 2003 г. № 73 // Российская газета — № 72 -15. 04. 2003 г.
6. Инструкция по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга от 20. 12. 2001 г. № 460 // Российская газета — № 18 -30. 01. 2002 г.
7. Гололобова А. В. Проблема определения начала и окончания жизни в доктрине американского уголовного права // Вестн. Моск. Ун-та. Сер. 11. Право, 2008 г. -№ 1 — С. 73−82
8. Гончаров В. П. Геном и клонирование человека (философский аспект) М., 2002 г. С. 150 (С. 15)
9. Есаков Г. А. Начало жизни человека при преступном причинении смерти: сравнительно-правовой
анализ уголовного права России и Англии // «Черные дыры» в Российском законодательстве, 2004 г. -№ 2 — С. 202
10. Зайцева А. М. Распоряжение правом на жизнь //Конституционное и муниципальное право, 2008 г.
— № 10 — С. 8−15
11. Киселева М. Уголовная ответственность за незаконное прерывание беременности // Уголовное право, 2008 г. — № 4 — С. 31−35
12. Конгрессмены в Вирджинии наделили правами зародыш человека
//lenta. ru/news/2012/02/15/personhood/
13. Малешина А. В. Перспективы и возможности уголовно-правовой охраны «будущей жизни» // Право -ведение, 2011 г. — № 3 — С. 132−152
14. Овчинский В. С. Криминология и биотехнологии //Журнал Российского права, 2005 г. — № 2 — С. 105−110
15. Романовский Г. Б. Клонирование: proetcontra // Правоведение, 2006 г. — № 3 — С. 199−211
16. Сердюков М. Г. Последствия незаконного производства аборта М., 1983 г. С. 210. (С. 45)
17. Тасаков С. Искусственное прерывание беременности (аборт). Уголовно-правовые аспекты //
Уголовное право, 2004 г. — № 2 — С. 67−69
18. Чернышева Ю. А. Уголовно-правовая характеристика убийства, совершенного по просьбе потерпевшего // Закон и право, 2008 г. — № 3 — С. 75−76
3

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой