Инфинитив и номинализированные предикаты в русском и польском языках

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Самсонов Владимир Вячеславович
ИНФИНИТИВ И НОМИНАЛИЗИРОВАННЫЕ ПРЕДИКАТЫ В РУССКОМ И ПОЛЬСКОМ ЯЗЫКАХ
Работа посвящена явлению номинализации, допускающему порождение синтаксически различных высказываний в русском и польском языках при их семантической тождественности. Рассматриваются категория польских девербативов и их функциональный эквивалент, приводящий к появлению инфинитива и/или ряда глаголов в личной форме при переводе конструкций на русский язык. Предлагается создание специализированного словника, который зафиксировал бы устойчивые сочетания глаголов с предлогами, требующих после себя номинализированного предиката в польском языке. Адрес статьи: www. gramota. net/materials/2/2015/1−1/41. html
Источник
Филологические науки. Вопросы теории и практики
Тамбов: Грамота, 2015. № 1 (43): в 2-х ч. Ч. I. C. 150−152. ISSN 1997−2911.
Адрес журнала: www. gramota. net/editions72. html
Содержание данного номера журнала: www. gramota. net/mate rials/2/2015/1−1/
© Издательство & quot-Грамота"-
Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www. gramota. net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: phil@gramota. net
NON-COURT SERMONS OF ARSENY MATSEYEVICH: LINGUISTIC ANALYSIS OF A MANUSCRIPT
Salomatova Ol'-ga Viktorovna
St. Tikhon & quot-s Orthodox University k-ta@list. ru
The article touches on the problems of studying the non-court sermon of Elizabethan period. The manuscript with the sermons of Archbishop Arseny Matseyevich served as a research material. Working with the original source the author clarifies chronological frames, analyzes the themes and compositional arrangement of sermons as well as the grammatical norm of Arseny Matseyevich'-s language. The author concludes that investigated sermons, having their own distinctive features, fit well into the overall context of homiletic works of the middle of the XVIII century.
Key words and phrases: Arseny Matseyevich- Elizabethan sermon- non-court sermon- grammatical norm of the language of the XVIII century- history of Russian sermon.
УДК 811. 162.1 Филологические науки
Работа посвящена явлению номинализации, допускающему порождение синтаксически различных высказываний в русском и польском языках при их семантической тождественности. Рассматриваются категория польских девербативов и их функциональный эквивалент, приводящий к появлению инфинитива и/или ряда глаголов в личной форме при переводе конструкций на русский язык. Предлагается создание специализированного словника, который зафиксировал бы устойчивые сочетания глаголов с предлогами, требующих после себя номинализированного предиката в польском языке.
Ключевые слова и фразы: инфинитив- глагольное существительное- номинализация- номинализированный предикат- девербатив- сопоставительная грамматика славянских языков- русский язык- польский язык.
Самсонов Владимир Вячеславович
Московский государственный педагогический университет w. samsonow@gmail. com
ИНФИНИТИВ И НОМИНАЛИЗИРОВАННЫЕ ПРЕДИКАТЫ В РУССКОМ И ПОЛЬСКОМ ЯЗЫКАХ (c)
Морфологические и синтаксические особенности форм глагольной транспозиции (т.е. формы глагола, употребленные в позиции, характерной для другой части речи, которая все же закрепляет за собой функцию глагола) являются одной из самых сложных проблем лингвистического анализа [7].
В. Г. Гак отмечает: «Номинализация процесса, т. е. обозначение его существительным, а не глаголом, широко используется в разных языках, выступая, однако, в каждом из них в специфических условиях» [2, с. 395].
Н. Д. Арутюнова, в свою очередь, обращает внимание на «функциональные различия конкретной и про-позитивной лексики, т. е. имен предикатов и обозначений событий. Между тем, эти различия в грамматиках не всегда фиксируются, поскольку они затемнены тем, что имена предметного и событийного значения могут занимать одни и те же позиции в поверхностной структуре предложения» [1, с. 160].
Это же явление является объектом описания в пособии по польскому языку Т. С. Тихомировой: «Глагольное имя следует отличать от омонимичных имен существительных на -nie, -cie, обладающих всеми свойствами существительных, а не глаголов» [8, с. 153].
Итак, в данной работе нас будет интересовать то, как два родственных языка (русский и польский), имея в своем распоряжении схожий набор морфологических единиц, допускают порождение синтаксически различных высказываний при их семантической эквивалентности, а иногда и абсолютной идентичности.
Некоторые русскоязычные грамматические очерки проливают свет на функционально-семантические типы эквивалентов номинализированных предикатов в русском и польском языках. Авторы учебника по польскому языку А. К. Киклевич и А. А. Кожинова указывают на существование следующих конструкций с отглагольными существительными (девербативами): польскому девербативу в русском языке может соответствовать 1) инфинитив- 2) сложноподчиненное предложение со значением а) цели, б) времени, в) объекта- 3) деепричастные обороты- 4) эллипсис пропозиции [5, с. 203]. Отдельную группу составляют случаи, подразумевающие изменение структуры предложения и его лексического состава ввиду отсутствия точного структурного соответствия [Там же, с. 206]. Каждую из перечисленных групп авторы постарались подробно описать, впрочем, есть вещи, которые ускользнули от их внимания.
© Самсонов В. В., 2015
ISSN 1997−2911
Филологические науки. Вопросы теории и практики, № 1 (43) 2015, часть 1
151
Следует отметить, что в русском языке все же существует достаточно обширная лексическая и словообразовательная база для того, чтобы при переводе с польского языка оставить конструкцию с номинализа-цией, избежав при этом ее переорганизации в более сложную, влекущую за собой синтаксические и семантические преобразования. Среди подобных базовых явлений можно выделить:
1. Наличие аналогичной лексемы в русском литературном языке, сохранившей пропозициональное значение.
Mimo przeprowadzenia rozmow profilaktycznych nie zmienii zachowania. / Несмотря на проведенные с ним беседы, он не изменил своего поведения.
Czy sq znane przypadki stosowania dopingu podczas zawodow? / Известны ли случаи использования допинга на выступлениях [11]? и т. д.
2. Возможность перехода к другой лексеме, не искажающей смысла повествования (иногда не передающей детали оригинального текста).
Ustalenie nieodlegiego terminu spotkania nie jest typowe w relacjach dyplomatycznych. / Выбор не слишком отдаленной даты нетипичен для дипломатических отношений [Ibidem]. Ustalic — установить, определить, обнаружить, зафиксировать, соответственно, ustalenie — установление, определение, фиксация [9, s. 512].
Czy jednak nie jest mozliwe odbudowanie silnych wpiywow Rosji przynajmniej na obszarze posowieckim? / Возможно ли все-таки возрождение сильного влияния России, по крайней мере, на постсоветском пространстве [11]? Odbudowac — восстанавливать, соответственно, odbudowanie — восстановление [9, s. 282].
На возможность преобразования глагольной конструкции в конструкцию с номинализацией влияет ряд ограничений, обусловленных внутренними правилами каждого из проанализированных нами языков. Мы подробнее остановимся на возможности передачи польского глагольного имени при помощи русского инфинитива.
Очевидно, в польском языке, в отличие от русского, существуют ограничения построения и употребления в речи ряда инфинитивов и/или личных форм глагола. Эти ограничения приводят к появлению в польском предложении при переводе на русский язык номинализационной конструкции. Например, в русском языке схема «модальный/каузативный глагол в личной форме + инфинитив (+инфинитив)» достаточно распространена: «я не мог решиться снять (скафандр)» [6, с. 19], «я снова начал перекладывать (книги)» [Там же, с. 55].
В польском языке запрет на череду глаголов обусловливает выбор субстантивных глагольных форм для выражения второй пропозиции. В частности, вышеуказанные примеры переводятся с русского языка на польский следующим образом: «nie moglem sif zdecydowac na zrzucenie (skafandra)» [10, s. 16], «po raz wtory wzi^Iem si§ do wertowania (ksi^zek)» [Ibidem, s. 44].
Группа глаголов «приступ к действию» (решиться, начать, взяться и т. д.), с одной стороны, не очень примечательна, так как в категорию модальности она не входит. Однако эта группа глаголов проблемно отозвалась при сопоставлении синтаксиса русского и польского языков. В русском языке единичны случаи отказа от инфинитива после данных глаголов. Например: «взялся за перевод книги». В конструкциях с инфинитивами можно зафиксировать значение интенсивности действия: «взялся переводить книгу». В польском языке подобной дифференциации в семантике мы не наблюдаем и скорее должны констатировать норму с использованием отглагольного существительного: «wzi^Iem si§ do tiumaczenia ksi^zki» (Перевод автора — В. С.).
Еще несколько примеров, обнаруженных нами в польско-русском и русско-польском параллельном корпусе [11]:
Juz karczmarz zrobii krok naprzod & lt-… >-, zbladi ze strachu i gniewu, zgiqi sif i rzucil do ucieczki. / Уже трактирщик шагнул вперед & lt-… >-, побледнел от страха и злости, согнулся и бросился бежать.
Potem zasiadl do pisania listu do Anny. / Потом сел писать письмо к Анне.
Ale jak z nim gadaiem przez telefon, dal do zrozumienia, ze moze co wyjawi. / Во время нашего последнего разговора по телефону он дал понять, что кое о чем расскажет.
Czyzby chciaia pani zmusic mnie do uwierzenia, ze pani ma kogos innego, jakiegos kochanka? / Хотели ли вы заставить меня поверить, что у вас есть кто-то другой как любовник?
Таким образом, в польском языке в ряду глаголов главенствующий в синтаксическом плане глагол со значением «приступ к действию» требует после себя не инфинитива, как в русском языке, а девербатива -существительного с пропозитивной семантикой.
Очевидно, в методике преподавания польского языка назрела необходимость составления списка глаголов, имеющих устойчивые сочетания с предлогами и требующих после себя номинализированного предиката. Отметим, что подобные списки существуют в учебниках по практическому курсу английского языка, когда речь идет об использовании герундия [4, с. 188, 202].
Глагольный вокабуляр мог бы выглядеть следующим образом:
Броситься (мгновенно начать делать что-л.) — rzucic si§ do + Npr
Дать (позволить сделать что-л.) — dac do + Npr
Заставить — zmusic do + Npr
Приняться (приступить к действию) — wzi^c si§ do + Npr
Решиться — zdecydowac si§ na + Npr
Сесть (приступить к какому-л. действию в положении сидя) — zasi^sc do + Npr т.д.
Еще одним условием, которое определяет употребление конструкции с номинализацией в русском и польском языках, является семантика глагола, стоящего в личной форме, а точнее — влияние явления омонимии на общее значение целой фразы. Особый интерес здесь представляет глагол miec. В польском языке он имеет две омонимичные формы:
Miec I. — w funkcji znaczeniowo samodzielnej — «bye wl^scicielem, uzytkownikiem lub dysponentem czegos- posiadae» — «в функции семантически самостоятельной» [12, s. 835] - «быть собственником, пользователем или обладателем чего-либо- обладать» (Перевод автора — В. С.).
Miec II. — w funkcjach znaczeniowo niesamodzielnych, zblizonych do funkcji czasownikow posilkowych i modalnych (czgsto w polqczeniu z bezokolicznikiem) — «bye obowi^zanym do czegos» [Ibidem, s. 837] / «в функциях семантически несамостоятельных, приближенных к функциям вспомогательных и модальных глаголов (часто в паре с инфинитивом)» — «быть должным» (Перевод автора — В. С.).
В польском языке это обусловливает выбор формы для выражения второй пропозиции. Ср.: co masz do powiedzenia? — что ты скажешь? (дословно — имеешь сказать) и co masz powiedziec? — что ты должен сказать?
Приведем несколько примеров, найденных нами в польско-русском и русско-польском параллельном корпусе [11]:
Oni zwykle nie majq wiele do stracenia. / Им обычно нечего терять (дословно — Они не имеют много к терянию).
Co ma do po wiedzenia Kirianow w sprawie budowypomnika sowieckich najezdzcow w Ossowie? / Что он может сказать о возведении памятника советским захватчикам в Оссуве?
Следует подчеркнуть, что Универсальный словарь польского языка под редакцией проф. С. Дубиша отмечает фразеологические особенности выражения Miec cos do zrobienia, zalatwienia itp.: «byc zmuszonym lub zobowiqzanym do czegos» — Иметь что сделать, осуществить и т. п.: «быть должным или обязанным сделать что-либо» [12, s. 837].
Таким образом, номинализация и инфинитив по-разному участвуют в формировании модальных смыслов в синтаксисе польского языка, что существенно отличает их от аналогичных функционально-семантических типов, свойственных русскому языку. Широкие перспективы для исследования отглагольных образований в выбранных языках мы видим в обращении к корпусному материалу [3]. Польско-русский и русско-польский параллельный корпус как основной источник примеров (синтаксических единиц на каждом из языков) позволит нам выделить основные функционально-семантические типы эквивалентов номи-нализированных предикатов.
Список литературы
1. Арутюнова Н. Д. Семантическое согласование и интерпретация предложения // Грамматическое описание славянских языков. М.: Наука, 1974. С. 158−171.
2. Гак В. Г. Языковые преобразования. М.: Языки русской культуры, 1998. 768 с.
3. Изотов А. И. Корпусная революция: от «искусства» к «науке» // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2013. № 4 (22). Ч. 1. С. 68−71.
4. Камянова Т. Г. English. Практический курс английского языка. М.: Дом славянской книги, 2012. 384 с.
5. Киклевич А. К., Кожинова А. А. Польский язык. Минск: ТетраСистемс, 2012. 368 с.
6. Лем С. Солярис. М.: АСТ-Астрель, 2010. 256 с.
7. Самсонов В. В. «Герундиальные» конструкции и проблемы польско-русской эквивалентики // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2013. № 5 (23). Ч. 1. С. 148−150.
8. Тихомирова Т. С. Польский язык. Грамматический очерк, литературные тексты с комментариями и словарем. М.: АСТ- Восток-Запад, 2006. 317 с.
9. Chwatow S., Timoszuk M. Slownik rosyjsko-polski i polsko-rosyjski. Warszawa: REA, 2007. Cz^sc II. 654 s.
10. Lem S. Solaris. Warszawa: Biblioteka Gazety Wyborczej, 2008. 240 s.
11. Polsko-rosyjski i rosyjsko-polski korpus rownolegly [Электронный ресурс]. URL: http: //pol-ros. polon. uw. edu. pl/ (дата обращения: 11. 04. 2014).
12. Uniwersalny slownik j^zyka polskiego / pod redakcjq prof. S. Dubisza. Warszawa: WydawnictwoNaukowePWN, 2003. T. 2. 1234 s.
INFINITIVE AND NOMINALIZED PREDICATES IN THE RUSSIAN AND POLISH LANGUAGES
Samsonov Vladimir Vyacheslavovich
Moscow State Pedagogical University w. samsonow@gmail. com
The work is devoted to the phenomenon of nominalization, assuming the generation of syntactically different statements in the Russian and Polish languages at their semantic identity. The article considers the category of the Polish deverbatives and their functional equivalent, leading to the appearance of infinitive and / or number of verbs in a personal form when translating constructions into the Russian language. The author suggests creating a specialized glossary, which fixes the set combinations of verbs with prepositions requiring the use of a nominalized predicate after them in the Polish language.
Key words and phrases: infinitive- verbal noun- nominalization- nominalized predicate- deverbative- comparative grammar of the Slavic languages- the Russian language- the Polish language.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой