Несколько слов по поводу первого издания «Летописца семьи Гончаровых»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Русская классика: динамика художественных систем И.О. МАРШАЛОВА
(Историко-мемориальный центр-музей И. А. Гончарова, г. Ульяновск, Россия)
УДК 821. 161. 1−3(Гончаров И.А.)
ББК Ш33(2Рос=Рус)-8,2я01
НЕСКОЛЬКО СЛОВ ПО ПОВОДУ ПЕРВОГО ИЗДАНИЯ «ЛЕТОПИСЦА СЕМЬИ ГОНЧАРОВЫХ»
Аннотация. В рецензии на публикацию семейной рукописной книги, принадлежавшей фамилии Гончаровых, разъясняются структура издания, назначение и содержательное богатство домашнего хронографа. Последовательно анализируется комплекс оценок и выводов составителя и комментатора «Летописца» Ю. М. Алексеевой относительно домашнего летописания Гончаровых и включения в ткань рукописной книги средневековых памятников письменности: «Страстей Христовых», «Повести о крестном сыне», фрагментов «Московского летописца».
Ключевые слова: Гончаров, летописец, хронограф, факсимиле, скоропись.
Выход в свет полного текста рукописной книги, известной в научной среде как «Летописец семьи Гончаровых"1, с факсимильным воспроизведением текста памятника, подробными примечаниями, разработанным инструментарием исследования языковой стихии и социокультурной среды ХУШ-Х1Х вв. — знаковый момент в изучении не только нерешённой до настоящего времени проблемы родословной писателя Ивана Александровича Г ончарова и хитросплетений судьбы отдельно взятой, далеко незаурядной семьи Гончаровых, но и памятников древнерусской литературы в целом.
Настоящее издание — закономерный итог многолетней собирательской, переводной и исследовательской деятельности старшего научного сотрудника и одного из авторов экспозиции единственного в мире музея И.А. Гончарова2 Юлии Михайловны Алексеевой (1945-
1 Подлинник рукописной книги Гончаровых в настоящее время хранится в фондах Ульяновского областного Краеведческого музея имени И. А. Гончарова (Ульяновск) за номером УКМ 2814. Первое небольшое описание и публикация фрагментов «Летописца» были осуществлены членом Архивной комиссии по сбору материалов о жизни и творчестве И. А. Гончарова М.Ф. Суперанским в 1907 г. Суперанский также закрепил за семейным хронографом название «Летописец». См. также: [Гончаровский летописец 1996].
2 С 2012 года — Историко-мемориальный центр-музей И. А. Гончарова -филиал Ульяновского областного Краеведческого музея имени И.А.
Русская классика: динамика художественный систем
2013). Кропотливый архивный поиск позволил составителю книги решить вопрос вхождения «Летописца» в современный историкокультурный оборот: «В 1907 году в музей Симбирской Губернской Ученой Архивной комиссии поступила рукописная книга в коричневом кожаном переплете с тиснением и фрагментом застежки — медной петлей. Передал ее племянник писателя А.Н. Гончаров1. & lt-… >- Летописец, как показывают записи, после смерти матери Авдотьи Матвеевны2 хранился в семье брата писателя Николая Гончарова3, а после его смерти перешел к его сыну Александру. Затем почти 90 лет книга находилась в музее — сначала Симбирской Архивной комиссии, а потом
— Ульяновском краеведческом» [Гончаровский летописец 1996: 355]. В дополнение к приведённым в «Примечаниях» особенностям бытования текста Алексеева даёт значимые характеристики содержательного порядка и с точки зрения внешней сохранности памятника. Указывается, что всего листов в «Летописце» — 138. На 9 листе оригинала имеется «стертый рисунок «Христос, распятый на кресте»». Особо отмечается, что бумага хронографа старше книги: «Ее водяной знак «Г ерб Амстердама" — это филигрань голландской бумаги 1680−1690 годов» [Гончаровский летописец 1996: 356].
Прояснённая составителем хронология записей явилась основой для определения конечного состава гончаровского сборника как в
Гончарова.
1 Александр Николаевич Гончаров (1843, Симбирск — 1907, Рязань) -племянник писателя по линии брата Николая Александровича Гончарова. «А. Н. Гончаров — автор очерков «На оценке», «Последние могикане», «На дороге» («Книжки недели» 1895−1899) — они получили высокую оценку Льва Толстого» [Гончаровский летописец 1996: 380].
2 Мать писателя Авдотья Матвеевна Гончарова (урожд. Шахторина) происходила из симбирской мещанской семьи. Примечательна запись в «Летописце» о женитьбе Александра Ивановича Гончарова, симбирского купца III гильдии, вторым браком на Авдотье Матвеевне: «1804 года сентября 23 дня Александръ Ивановъ Гончаровъ женился на второй жене Авдотьи Матвевни Шахториной: летъ было Гончарову 50 Авдотьи Матвевне 19 летъ 6 месяцевъ» [Гончаровский летописец 1996: 283].
3 Николай Александрович Гончаров (1808−1874) — старший брат романиста. Н. А. Гончаров — видный литературный и общественный деятель Симбирской губернии середины XIX века. «С 1861 по 1864 гг. преподавал русский и славянский языки в Мариинском училище. Член Комитета Карамзинской библиотеки (1863−1873), редактор неофициального отдела Симбирских губернских ведомостей (начало 1860-х годов)» [Гончаровский летописец 1996: 375].
Русская классика: динамика художественный систем
опубликованном «Летописце семьи Гончаровых», так и в следующем за ним по времени описании книги в «Каталоге основного фонда музея И.А. Гончарова» [Гончаровский летописец 1996: 10]. Количество и последовательность частей «Летописца» следующие: повесть «Страсти Христовы», «Повесть о крестном сыне», «Московский летописец» (1725−1733), собственно семейный хронограф (1733−1889).
В настоящем издании «Летописца» бережно сохранена форма оригинала при записывании семейных вех или сведений, полученных зачинателем домашнего хронографа Иваном Ивановичем Гончаровым (1710−1790) из других письменных источников. Речь идёт о факсимильном воспроизведении особого типа письма — московской скорописи, применявшейся в России наряду с другими разновидностями быстрого писания со второй половины XIV до начала XIX века в основном для практических целей: ведения хозяйственных, административных, дипломатических бумаг [Беляев 1911]. «По возможности, -отмечает Ю. М. Алексеева, — сохранялись транскрипция, орфография, пунктуация памятника. Выносные буквы внесены в строку, титла раскрываются, числа передаются арабскими цифрами. При неуверенности в прочтении слово берется в скобки, непрочитанное обозначено пропуском в скобках» [Гончаровский летописец 1996: 356]. Всё это, в конечном счете, отвечает одновременно и особенностям выстраивания текста гончаровской рукописи, и принятым правилам издания Полного собрания русских летописей. Факсимиле сопровождено переложением на «алфавитный код» современного русского языка для возможности прочтения нынешним читателем.
Составителем «Летописца» в наибольшей степени явился дед писателя Иван Иванович Гончаров, который со второй половины 1720-х «начал списывать с неизвестного памятника текст повести, называемой исследователями обычно «Страсти Христовы»» [Гончаровский летописец 1996: 355]. Фигура деда романиста примечательна вдвойне. Осуществив в период с 1733 по 1746 гг. довольно скорое продвижение по служебной лестнице — от писаря до капитана (о чём сделаны обстоятельные записи на страницах домашней рукописной книги), по социальному положению он приближается к кругу служилого дворянства. Эти и подобные упоминания в «Летописце» дали возможность Ю. М. Алексеевой продолжить линию известного биографа писателя М. Ф. Суперанского [Суперанский 1907: 567−590] и уточнить спорное сословное положение семьи Гончаровых, которое менялось на протяжении XVII, XVIII и XIX вв.: «С середины XVII века Г ончаровы были военными служилыми людьми и, как многие из этой категории населения, занимались торговлей. К концу XVII — началу XVIII века они,
Русская классика: динамика художественный систем
имея определенные заслуги, будучи на службе в привилегированных частях русской армии, приблизились по своему положению к мелкопоместному дворянству. В 1720-х годах основным занятием Гончаровых на короткое время становится торговля. По непосредственной отцовской линии писателя наблюдается выход Гончаровых на государственную службу, «кормление у дел» (Иван Иванович — подъячий). Затем, в середине XVIII века, Гончаровы (по линии отца) получают дворянство. В конце XVIII — начале XIX века основным занятием семьи становятся торговля и предпринимательство» [Алексеева 1992: 147].
Второй аспект, характеризующий личность Ивана Ивановича, -глубокий интерес к духовным повестям, а также истории Российского государства в целом. Завершив в 1728 году работу по переписыванию с неизвестного источника в домашний «Летописец» средневековой русской повести «Страсти Христовы», Иван Иванович принимается за «Повесть о крестном сыне». Оба литературных памятника генетически восходят к нескольким текстам (в том числе — переводным), в первом случае варьирующим тему испытаний, смерти на кресте и воскресения Иисуса Христа, во втором — проблему непоколебимости веры в Бога, идею воздаяния за праведную жизнь и наказания за грехи. Среди адекватных гончаровской версии «Страстей» вариантов Ю. М. Алексеева называет Супральское старообрядческое и сходное ему Почаевское издания [Гончаровский летописец 1996: 358]. Однако наличие несовпадений количества глав и их названий, некоторых различий в тексте, включение инородных предполагаемым первоисточникам сюжетов в повествовательную канву «Страстей Христовых», позволяют «поставить вопрос об обработке Иваном Ивановичем Гончаровым близкого к этим двум изданиям текста» [Гончаровский летописец 1996: 358], т. е. относительную творческую свободу, авторское начало в изложении христианских письменных памятников. Столь же открытой является и проблема контаминации Иваном Ивановичем библейских сюжетов в воссозданной им «Повести о крестном сыне», часть ветхозаветных источников которой перечислены составителем настоящего издания «Летописца» в примечаниях.
«Если судить по авторской пагинации, — замечает Ю. М. Алексеева о последующем заполнении рукописи, — далее им [И.И. Г ончаровым
— И.М.] сделана компиляция московского летописца, а в 1730 году ему, видимо, в голову пришла идея продолжить московский летописец семейным…» [Гончаровский летописец 1996: 355]. В период вписывания дедом романиста московских событий в домашнюю книгу, упоминания о политических и социальных переменах в жизни страны всё чаще
Русская классика: динамика художественный систем
перемежаются записями о состоянии личных дел семейства Гончаровых: «…где-то с 1742 года хроника становится общей: семейные, исторические, «метеорологические» записи идут вперемежку…» [Гончаровский летописец 1996: 373]. Подобная «камерность» взглядов Ивана Ивановича, помимо общероссийской, решившего вести ещё и семейную хронику, представляется неслучайной. Начиная с XVII столетия, по замечанию специалиста в области средневековых летописных сочинений А. П. Богданова, «когда Россия вступала в «новый период своей истории», интереснейшим явлением стало развитие жанра личных и фамильных летописей, посвященных описанию (наряду с событиями политической и военной истории) жизни самих авторов и их семейств» [Богданов 1990: 100]. Таким образом, на обороте 7 листа хронографа «на равных правах» оказываются и скорбный отрывок, повествующий о смерти отца Ивана Ивановича, и запись о военно-политической кампании тех лет:
«Родитель мои Иван Лаврентьев сынъ Гончаров преставился 1767 года апреля 20 дня в день Феодора Трихины
Лета 1768 и 769 годов была с турком воина даже продолжалась даже до 774 году до генваря месяца» [Гончаровский летописец 1996: 286].
Примечательно, что записи, сделанные последующими авторами1 домашнего хронографа, не содержат подобных смешений, и упоминания о знаковых событиях XIX века исчезают со страниц «Летописца». Постепенное соскальзывание с перечисления фактов общеисторического характера на оценочное повествование о современной жизни и ближайшем окружении отражает историческую и литературную тенденцию концептуализации сознания и закономерного вызревания жанра дневниковых заметок.
После Ивана Ивановича записи семейного характера в
1 По мнению Ю. М. Алексеевой, «установить авторство всех записей вряд ли возможно» [Гончаровский летописец 1996: 374]. Исследователь рукописной книги называет следующих летописцев гончаровского рода: зачинатель хронографа — Иван Иванович Гончаров, затем — его сыш, симбирский купец III гильдии, хлеботорговец Александр Иванович. Одна из записей на листе 10, очевидно, принадлежит Николаю Николаевичу Трегубову, отставному морскому офицеру и крёстному отцу детей Александра Ивановича и его жены1 Авдотьи Матвеевны1, проживавшему в первой половине XIX века в доме Гончаровы» в Симбирске. Последние свидетельства об изменениях в жизни семейства сделаны правнуком Ивана Ивановича Александром Николаевичем Гончаровым.
Русская классика: динамика художественный систем
«Летописце» велись уже не в хронологическом порядке, а вписывались туда, где находилось для них свободное место. Помимо нарушения последовательности записывания семейных событий Гончаровыми, оказался нарушенным порядок следования листов в хронографе: «Такое положение возникло в ходе реставрации в Москве в конце 1980-х годов, во-первых, из-за отсутствия в то время архивной пагинации и, во-вторых, из-за отсутствия владельческой пагинации в семейном летописце. Она и не могла быть, поскольку Гончаровы, особенно после Ивана Ивановича, вписывали текст куда попало, в «порозжие» места и страницы» [Гончаровский летописец 1996: 375]. Разброс фактов и памятных дат несколько затрудняет понимание оригинала, однако не препятствует целостности эмоциональнонравственного восприятия литературного памятника, на страницах которого личная участь человека соизмерима с судьбой всего государства, а давно отжившее, когда-то виденное и слышанное читается в настоящем и оказывается непосредственно связано с ним. Такое взаимопроникновение частного и общего, жизни человека и окружающего его пространства в «Летописце семьи Гончаровых» читается в многочисленных упоминаниях о небесных знамениях, грозных погодных явлениях, религиозно-мистически взаимосвязанных с цепью политических, социальных, внутрисемейных изменений:
Л. 8 оборот «[от] Адама Лета 7238 /1730/ февраля против Е (5) числа в ночи в четвертом часу на сырнои недели въ среду против четвертка было знамение на небеси на сивернои стране близ востока да на западнои стране было светло аки светлая утренняя зоря и светлее того потом были на сиех местах столбы превеликия разноцветныя, а потом оныя места после столбов стали печами огненными и багровыми & lt--… >-
Того же году генваря 18го числа в [1м] [часу] полночи болезнуя от тое и престависи[]шии державнеиши велики государе[] []
Л. 8 Петръ Алексеевичъ вторы Императоръ и самодержецъ всероссиискии, а царства его было три года.» [Гончаровский летописец 1996: 286−287].
По мнению Ю. М. Алексеевой, отмеченная дедом писателя «частая смена царской власти конца XVII-первой половины XVIII века» — веское «свидетельство в пользу версии о старообрядчестве Гончаровых и эсхатологическом начале в психоклимате семьи» [Гончаровский летописец 1996: 374].
Указание составителем «Летописца» на наличие нерешённых, зачастую неоднозначных вопросов по многочисленным проблемам гончаровского летописания, насущная потребность проведения дальней-
шего текстологического, культурологического анализа, само библиографическое описание книги — «Г ончаровский летописец (Выпуск I)» -говорят о возможности и необходимости продолжить работу по изучению «порозжих» мест во всех имеющихся текстах литературного памятника.
«Летописец семьи Гончаровых», безусловно, будет интересен литературоведам, занимающимся исследованием биографических подробностей жизни И. А. Гончарова, историкам и филологам-русистам, увлечённым красотой слога и художественным богатством древнерусских повестей, занимающих основную часть рукописи. Книгу можно рекомендовать и неспециалистам в гуманитарных областях знания, пожелавшим приобщиться к семейной хронике Гончаровых, сумевших «включить историю своей семьи в поток всемирной истории» [Гончаровский летописец 1996: 355].
«Летописец семьи Гончаровых». Внешний вид
«Летописец» раскрытый
Русская классика: динамика художественный систем Записи, сделанные рукой А.Н. Гончарова
Русская классика: динамика художественных систем
Начало повести
ЛИТЕРАТУРА
Алексеева Ю. М. Из истории родословной И. А. Гончарова // И. А. Гончаров: Материалы юбилейной гончаровской конференции 1987 года. Ульяновск: Симбирская книга, 1992. С. 143−151.
Беляев И. С. Практический курс изучения древней русской скорописи для чтения рукописей ХУ-ХУШ столетий. 2 изд. М.: Синодальная типография, 1911.
Богданов А. П. Летописец русского воеводы XVII века // Прометей: Ист. -биогр. альм. Т. 16: Тысячелетие русской книжности / сост. Е. Бондарева. М.:
Русская классика: динамика художественный систем
Мол. гвардия, 1990. С. 100−110 (сер. «Жизнь замечат. людей»).
Гончаровский летописец / подгот. текста и примеч. Ю. М. Алексеевой. Ульяновск: Дом печати, 1996. Выт. I.
Каталог основного фонда музея И. А. Гончарова. Ульяновск: Дом печати, 1997.
СуперанскийМ.Ф. И. А. Гончаров. Новыге материалы для его биографии // Вестник Европы. 1907. Кн. 2. С. 567−590.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой