Эволюция рождаемости в России во второй половине ХХ века: история, современность и перспективы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Демография


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ДЕМОГРАФИЯ
О. Д. Захарова, А. С. Акопян, В.И. Харченко
ЭВОЛЮЦИЯ РОЖДАЕМОСТИ В РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ ВЕКА: история, современность и перспективы
В статье отражены основные этапы становления современных типов брачно-семейных отношений и рождаемости в России, в том числе влияние на них конъюнктурных факторов, например, демографической политики в конце 80-х годов. Эволюция возрастно-половых структур населения исследуется в аспекте изменения репродуктивного потенциала. Рассматривая перспективы эволюции рождаемости, авторы акцентируют внимание на задачах государственной демографической политики, ориентированной на преодоление депопуляции.
Становление современных режимов рождаемости и воспроизводства населения неразрывно связано с российской историей ХХ века, которая полна катаклизмов и потрясений. Череда войн — из них две мировых и одна гражданская — сопровождалась огромными человеческими жертвами. Социальные сдвиги привели к ломке традиционного и формированию нового образа жизни, новых традиций, иной системы ценностей. Войны, революции, политические репрессии нанесли огромный ущерб демографическому и репродуктивному потенциалам страны.
Демографический переход — снижение рождаемости и смертности в процессе формирования современного типа воспроизводства населения — начался в России еще в конце XIX века. Однако вплоть до начала 20-х годов XX века его темпы были невелики, так как в целом неизменными (традиционными) оставались брачносемейный уклад, регламентирующий нормы детности и желаемое число детей в семье, и социально-гигиенические условия жизни большинства населения, определяющие уровень смертности и продолжительность жизни. И если модернизация типа брачно-семейных отношений и как следствие — рождаемости справедливо связывается с индустриализацией, коллективизацией, резким ограничением роли церкви в жизни общества, изменением социально-экономического и правового статуса женщины, то снижение смертности, затронувшее практически все возрастные группы и все доминировавшие на тот момент (экзогенные по природе) причины смерти, представляет собой итог революционных реформ здравоохранения и медицинской помощи населению.
Изменения режима воспроизводства населения России в 20-х — 30-х годах беспрецедентны по своим масштабам и темпам. Всего за два десятилетия было резко сокращено отставание демографического перехода России от стран, вступивших на путь модернизации воспроизводства населения двумя столетиями раньше (Франция, Англия, Швеция и др.). К концу 30-х годов параметры населения и его естественного движения в России соответствовали в целом аналогичным показателям для наиболее развитых стран Европы на рубеже столетий или в начале ХХ века (табл. 1).
Однако в отличие от западноевропейских стран демографический переход в России не носил эволюционного характера, когда нормы демографического поведения трансформируются постепенно, от поколения к поколению, на протяжении столетий. В той же мере, в какой социальная революция в России была сопряжена с насилием, сдвиги в демографическом поведении, произошедшие в течение жизни
одного-двух поколений, были в значительной степени искусственно навязаны основной массе населения. Наиболее выражено наличие элементов принуждения в сфере брачно-семейных отношений и репродуктивном поведении.
Таблица 1
Изменение параметров воспроизводства населения России в середине ХХ века*
Показатель 1939 г. 1959 г.
Численность населения, млн. чел. Удельный вес мужчин, % Удельный вес женщин, % Общий коэффициент рождаемости, на 1000 чел. населения Общий коэффициент смертности, на 1000 чел. населения Коэффициент естественного прироста, на 1000 чел. населения Коэффициент младенческой смертности, на 1000 родившихся живыми Ожидаемая продолжительность жизни при рождении, число лет: мужчин женщин Суммарный коэффициент рождаемости Чистый коэффициент воспроизводства населения * Здесь и далее в таблицах использованы данные ежегодных сборников Госкс ского ежегодника" за соответствующие годы. 108,4 46.9 53,1 38.5 19.9 18.6 189,0 40.0 47.0 4,5 1,4 мстата РФ и «117,5 44,6 55.4 24.1 7,6 16.5 41.2 63,0 71.5 2,615 1,186 Демографиче-
Кардинальным образом повлияла на характер демографического развития России Великая Отечественная война 1941−1945 гг. Ее последствием для населения страны стали колоссальные человеческие потери, которые вплоть до настоящего времени не компенсированы в полной мере, о чем свидетельствуют половозрастные деформации структуры населения и аномально низкий уровень постарения.
Следствием военных потерь стали нарушение возрастно-полового баланса структуры населения, резкое снижение в послевоенные годы брачности, распространение внебрачной рождаемости. Даже послевоенный компенсаторный подъем рождаемости был в значительной степени сокращен из-за колоссального дефицита населения и диспропорции полов в основных репродуктивных возрастах.
Еще одним последствием войны стало резкое снижение рождаемости и рост смертности в годы войны, что привело к формированию крайне малочисленных поколений и значительному сокращению репродуктивного потенциала населения России. Вступив в репродуктивный возраст на рубеже 50-х — 60-х годов, поколения родившихся в 1941—1945 гг. предопределили снижение численности родившихся на всем протяжении 60-х годов, заложив, таким образом, основу формирования нового ряда относительно малочисленных поколений.
50-е годы ознаменовались всплеском рождаемости — так называемым послевоенным компенсаторным подъемом. Безусловно, прирост числа рождений в эти годы объективно занижен диспропорцией полов в основных репродуктивных возрастах. Сам по себе подъем рождаемости, растянутый во времени за счет поэтапной послевоенной демобилизации, не имел выраженного пика. Он охватил период с середины 40-х до начала 60-х годов (рис. 1).
Несмотря на все объективные трудности в разоренной войной стране в 50-е годы рождалось ежегодно не менее 2,7 млн. чел. Влияние этих поколений на демографическую динамику в целом и числа родившихся прослеживается вплоть до конца 80-х годов, когда они в основном завершили свою репродуктивную деятельность.
Еще одним последствием войны в сфере брачно-семейного и репродуктивного поведения, порожденным дефицитом мужского бракоспособного населения, стала
реальная невозможность для многих женщин репродуктивного возраста создать семью и иметь детей. Одна их часть решалась на рождение ребенка вне брака, другая была обречена на бездетность. Важно, что и само государство еще в годы войны начало предпринимать усилия по изменению взглядов на семью и брак и на легитимный статус рожденного ребенка, постепенно уравнивая в правах всех детей независимо от брачного статуса их матери.
Млн. чел.
21 19 17 15 13 11 9 7 5
-------------1---------------1--------------1---------------1--------------1---------------1 Годы
1936−1940 1941−1945 1946−1950 1951−1955 1956−1960 1961−1965
Рис. 1. Изменение чисел родившихся с середины 30-х до середины 60-х годов
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. и последовавшее за ним Постановление СНК СССР от 18 августа 1944 г. о порядке выплаты государственных пособий фактически уравняли в правах многодетных матерей и мате-рей-одиночек, которым наравне со всеми могло быть присвоено звание «Мать-героиня». Были введены пособия на «незаконных» детей. Позднее, в 1970 и 1981 гг. круг мер по легитимизации внебрачных рождений расширился.
В то же время женщины, которые вступали в брак, начинали формирование семьи в крайне тяжелые годы послевоенной разрухи и бедности, активно применяли практику откладывания рождений. Кроме того, большинство поколений, вступивших после войны в репродуктивный возраст, были потомками тех, кто в предвоенные десятилетия уже пережил стресс политической нестабильности и экономических лишений, и в значительной мере пересмотрел свои репродуктивные установки. В этом смысле война лишь ускорила закрепление в сознании большинства населения новых норм брачного и репродуктивного поведения.
Тем не менее очень высокие среднегодовые темпы прироста населения сохранялись до середины 60-х годов. Число рождавшихся в этот период из года в год стабильно превышало число умерших примерно в 2,5−3 раза, и величина естественного прироста колебалась в пределах 1,8−1,9 млн. чел. (рис. 2).
Завершение периода послевоенного компенсаторного подъема рождаемости в конце 50-х годов обозначило границу нормального воспроизводства населения России. Уже к середине 60-х годов суммарный коэффициент рождаемости снизился до уровня, который мог в перспективе гарантировать простое замещение поколений. К концу 60-х годов число детей, рожденных в среднем одной женщиной за весь период репродуктивной деятельности, стало меньше 2 (суммарный коэффициент рождаемости за 1969−1970 гг. составил 1,972). Именно в это время тренд рождаемости стал депопуляционным.
Тыс. чел. 3500 х
3000 — -
1950 1955 1960 1965 1970 1975 1980
Рис. 2. Компоненты естественного прироста населения в 50−80 годы:
^ родившиеся- Щ умершие- - естественный прирост
Все большую роль в формировании уровней рождаемости и погодовых чисел родившихся начало играть изменение структуры женского репродуктивного потенциала, поскольку в основные фертильные возраста вступили поколения, родившиеся в годы войны и в первое послевоенное десятилетие. Они были не только значительно меньше по численности, но и обладали иными (заниженными) репродуктивными установками, так как были ориентированы на более высокий образовательный и профессиональный статус и уровень жизни. Именно в эти годы, прежде всего в городском населении, завершается формирование нового типа семьи — преимущественно нуклеарной (двухпоколенной) и малодетной (с одним-двумя детьми).
Ориентация молодых поколений на внесемейные ценности (образование, профессиональный рост и др.) способствовали не только общему снижению уровня рождаемости, но и изменению его структурных характеристик (табл. 2).
Таблица 2
Возрастные коэффициенты рождаемости в России
Годы Родившиеся живыми на 1000 женщин в возрасте, лет Суммарный коэффициент рождаемости
15−19 20−24 25−29 30−34 35−39 40−44 45−49
1958−1959 28,4 157,9 156,4 101,9 57,7 19,9 3,0 2,615
1964−1965 22,7 150,8 122,8 77,3 39,2 13,4 1,5 2,139
1969−1970 28,3 146,9 107,4 69,3 32,2 9,0 1,1 1,972
1974−1975 33,9 158,8 110,5 58,6 28,9 7,3 0,6 1,993
1979−1980 42,7 157,1 101,2 52,6 18,4 5,1 0,4 1,888
1983−1984 46,1 166,3 114,9 61,2 24,0 3,7 0,3 2,083
1985−1986 46,9 165,7 117,5 63,0 24,5 4,3 0,3 2,111
1986−1987 48,5 170,6 122,6 67,8 27,8 6,1 0,2 2,194
1989 52,5 163,9 103,1 54,6 22,0 5,0 0,2 2,007
Уже в середине 60-х годов заметно снизились уровни рождаемости в старших возрастных группах женщин, основная масса рождений все больше сосредоточивалась в возрастном интервале 20−35 лет. По мере укрепления позиций малодетности интервал, в котором рождается основное число детей, все более сужался, что вполне объяснимо. В условиях, когда отсутствует практика откладывания рождения первенца, а интервал между последовательными рождениями составляет в среднем 5−7 лет, для завершения формирования 1−2-детной семьи достаточно 10 лет. При среднем возрасте вступления в первый брак, который для женщин в те годы составлял с небольшими колебаниями 20 лет, весь репродуктивный период может ограничиваться интервалом 20−30 лет (предельно — до 35 лет). Реализация новой стратегии репродуктивного поведения привела к тому, что к концу 70-х годов уровни рождаемости в возрастной группе 30−34 лет снизились по сравнению с концом 50-х годов почти вдвое, в возрастах 25−29 лет — в 1,5 раза. В старших возрастных группах изменения были еще более радикальными, а вероятность рождения детей в возрасте старше 40 лет превратилась в достаточно символическую величину.
Весомую роль в степени реализации репродуктивного потенциала и изменении уровня рождаемости в послевоенный период сыграла брачность. В течение 3-х десятилетий — с конца 50-х до конца 80-х годов — на фоне преодоления половозрастных диспропорций, порожденных войной, и объективного улучшения брачной ситуации происходило непрерывное снижение легитимной брачности, т. е. числа официально заключаемых брачных союзов. В 1958—1959 гг. брачный потенциал населения России был реализован в официальных браках на 22,4%, 1969−1970 гг. -на 19,2%, в 1988—1989 гг. — всего на 14,3%.
Снижение уровня легитимной брачности и рост числа юридически не оформленных брачных союзов — свидетельство изменения социальных функций семьи и брака, их роли в жизни личности и неотъемлемая черта процесса модернизации демографического поведения в целом. Однако для воспроизводства населения — это негативный процесс, способствующий сокращению среднего уровня рождаемости.
Параллельно росту распространенности внебрачных союзов росли число и доля детей, родившихся вне зарегистрированного брака. Однако в 50-е и даже в 60-е годы рост внебрачной рождаемости был следствием нарушения нормальных половозрастных пропорций населения: основная масса внебрачных детей рождалась у женщин старше 35 лет, по разным причинам не сумевших создать семьи. В следующие 2 десятилетия ситуация изменилась: доля родившихся вне брака в общем числе детей выросла с 10,6% в 1970 г. до 13,5 в 1989 г., число внебрачных рождений увеличилось в 1,5 раза, а сами внебрачные рождения примерно поровну распределились между возрастными группами моложе 20 лет и старше 35 лет. Одновременно повысилась их распространенность и в возрастах максимальной брачности и рождаемости — 20−29 лет. Таким образом, можно предположить, что вся совокупность формально внебрачных рождений разделилась на три части: добрачные рождения (в основном у самых молодых женщин) — рождения в фактическом (юридически не оформленном) браке (во всех возрастных группах с концентрацией в возрастах старше 25 лет) — истинно внебрачная рождаемость (главным образом, у женщин, вышедших за пределы основных бракоспособных возрастов и имеющих низкие шансы на вступление в брак).
Итогом трансформации норм репродуктивного и матримониального поведения стал переход к уровню рождаемости, обеспечивающему устойчиво суженное воспроизводство населения в масштабах всей страны (рис. 3, табл. 3).
По оценкам специалистов, 70-е годы стали переломным этапом демографической истории страны. Именно в этот период завершилось формирование депопу
ляционного тренда. Проблема заключалась лишь в том, как скоро движение населения в этом направлении приведет к наступлению фактической депопуляции или к началу абсолютного сокращения численности населения.
Рис. 3. Динамика суммарного коэффициента рождаемости с конца 50-х до конца 80-х годов:
— все население- -¦- городское население- -^- сельское население
К началу 80-х годов нарастание негативных тенденций в демографическом развитии обусловило необходимость принятия мер, направленных на стимулирование уровня рождаемости. В 1981 г. было принято специальное постановление правительства, усиливающее государственную помощь семьям с детьми. В соответствии с этим постановлением увеличивались единовременные и ежемесячные пособия на каждого ребенка, вводился частично оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком по достижении им 1,5, а позднее 3-х лет. Постановление предусматривало также другие льготы, перечень которых постоянно расширялся.
Таблица 3
Динамика показателей воспроизводства населения России
Годы Суммарный коэффициент рождаемости Чистый коэффициент воспроизводства
все население городское сельское все население городское сельское
1958−1959 2,615 2,057 3,257 1,186 0,944 1,506
1964−1965 2,139 1,732 2,928 0,971 0,790 1,351
1969−1970 1,972 1,733 2,535 0,934 0,816 1,218
1974−1975 1,993 1,757 2,764 0,932 0,818 1,307
1979−1980 1,888 1,698 2,504 0,874 0,783 1,192
1983−1984 2,083 1,850 2,988 0,974 0,863 1,404
1985−1986 2,111 1,874 3,003 0,995 0,883 1,429
1986−1987 2,194 1,947 3,162 1,038 0,923 1,483
1989 2,007 1,826 2,630 0,953 0,866 1,267
Оценивая эффект реализации данного постановления, следует обратить внимание не столько на размеры самих пособий и степень охвата предоставленными льготами тех или иных слоев населения, сколько на психологический аспект про
блемы. Постановление было первым крупным практическим шагом государства в сфере регулирования демографических процессов с военных и первых послевоенных лет, в которые была принята серия государственных актов, призванных смягчить демографические потери, понесенные во время войны.
Введение указанных мер дало соответствующие результаты (табл. 4). Уже к началу 1983 г., когда действие постановления распространилось на всю территорию России, стал очевиден прирост числа родившихся (около 2,5 млн. чел. по сравнению с 2,2 в 1980 г.).
Таблица 4
Изменения тенденций естественного движения населения России в 80-е годы
Год Число родившихся Естественный прирост
тыс. чел. на 1000 чел. населения тыс. чел. на 1000 чел. населения
1980 2202,8 15,9 677,0 4,9
1981 2236,6 16,0 712,3 5,1
1982 2348,0 16,6 823,8 5,9
1983 2478,3 17,5 914,3 6,4
1984 2409,6 16,9 758,7 5,3
1985 2375,1 16,6 749,8 5,3
1986 2485,9 17,2 987,9 6,8
1987 2500,0 17,2 968,4 6,7
1988 2348,5 16,0 779,4 5,3
1989 2160,5 14,6 576,8 3,9
В результате повышения уровня рождаемости в 1981—1989 гг. произошло более 1,6 млн. условно избыточных рождений (т. е. при сохранении на протяжении 80-х годов рождаемости на уровне 1980 г. совокупное число родившихся было бы на 1,6 млн. чел. меньше). Этот прирост рождений обеспечил увеличение в населении численности и удельного веса детей и молодежи и необходимое обновление и пополнение репродуктивного потенциала.
Попытка изменить тенденции рождаемости, предпринятая в СССР в начале 80-х годов, очевидно преследовала двоякую цель. Первая была декларирована официально — увеличить темпы роста населения страны в целом. Вторая подразумевалась
— изменить реально складывавшиеся к тому времени пропорции динамики численности населения отдельных частей страны, а именно депопуляционных регионов (России, Украины, Белоруссии и Прибалтики), с одной стороны, и активно растущих и трудоизбыточных регионов Средней Азии и территорий с аналогичными режимами воспроизводства населения с другой.
Разрешить данную проблему не удалось в том числе из-за сугубо идеологических (формальных) причин- тезис о не дифференцированной регионально демографической политике оказался губительным для всего комплекса предпринятых мер. Сегодня очевидно, что стимулирование рождения детей любой очередности привело к дополнительному росту рождаемости именно в регионах с высокой рождаемостью, тогда как регионы, в которых к тому времени доминировали установки на малодетность (1−2 ребенка) крайне слабо реагировали на рост пособий на детей 4-го и более высоких порядков рождения. В результате была осуществлена перекачка средств, ассигнованных на осуществление пронаталистских мероприятий, из регионов, реально нуждавшихся в росте рождаемости и населения, в пользу регионов, где избыточный для страны прирост населения создавал комплекс неразрешимых социально-экономических проблем.
Как показывает опыт других стран, меры такого рода неэффективны в условиях, когда демографический переход в области рождаемости уже завершен и установок на малодетную семью придерживается абсолютное большинство населения. Сугубо материальные меры воздействия способствуют лишь досрочной реализации уже сложившихся планов относительно числа детей в семье, но ни в коей мере не могут заставить пересмотреть эти планы. Для изменения норм детности нужно добиться фундаментальных сдвигов в существующей системе ценностей на уровне не только отдельной личности и семьи, но и общества. Современная семья изменением установок на детность лишь отвечает на изменение структуры общественных ценностей и приоритетов, приспосабливаясь к меняющимся и постоянно возрастающим требованиям индустриальной цивилизации. При этом сами эти требования касаются, прежде всего, не структуры семьи и числа детей в ней, а образовательного и профессионально-квалификационного уровня конкретной личности. Общество в свою очередь испытывает потребность не в детях, а в населении, обладающем определенными параметрами — численностью и возрастно-половой структурой, -наиболее полно отвечающими реализации его целей.
С 1988 г. в России началось резкое снижение рождаемости. Помимо фактора исчерпанности репродуктивных планов когорт, на него повлияла новая пертурбация в составе женских репродуктивных контингентов: началась замена многочисленных поколений, родившихся в период послевоенного компенсаторного подъема рождаемости, малочисленными поколениями, родившимися в 60-е годы.
К началу 90-х годов рождаемость в России детерминировалась двумя факторами: ухудшением возрастной структуры женских репродуктивных контингентов и исчерпанием установок в отношении рождения детей у большей их части. Совокупное их действие привело к началу стремительного падения рождаемости, которое проявилось во всех показателях. Число родившихся в расчете на 1000 чел. населения в 1990 г. составляло 13,4 (в 1980 г. — 15,9), к 1993 г. оно сократилось до 9,4. Соответственно суммарный коэффициент рождаемости снизился с 1,887 в 1990 г. до 1,385 в 1993 г. (табл. 5).
Таблица 5
Компоненты естественного движения населения России в 1990—2000 гг.
Год Число родившихся Число умерших Естественный прирост
тыс. чел. на 1000 чел. тыс. чел. на 1000 чел. тыс. чел. на 1000 чел.
населения населения населения
1990 1989 13,4 1656 11,2 333 2,2
1991 1795 12,1 1691 11,4 104 0,7
1992 1588 10,7 1807 12,2 -220 -1,5
1993 1379 9,4 2129 14,5 -750 -5,1
1994 1408 9,6 2301 15,7 -893 -6,1
1995 1364 9,3 2204 15,0 -840 -5,7
1996 1305 8,9 2082 14,2 -778 -5,3
1997 1260 8,6 2016 13,8 -756 -5,2
1998 1283 8,8 1989 13,6 -705 -4,8
1999 1215 8,3 2144 14,7 -929 -6,4
2000 1259 8,7 2217 15,3 -958 -6,6
Рубеж, отделяющий население страны от депопуляции, был перейден в 1992 г., когда оно переживало шок от начала радикальных экономических реформ (табл. 6). Скорее всего, главным был не сам факт резкого роста цен и огромного падения уровня жизни и реальных доходов большинства населения, а сознание того, что
социальная и экономическая политика в стране отныне развивается по новым, никому не известным, не понятным и потому пугающим законам.
Таблица 6
Изменение численности населения России с 1991 по 2000 г.
Год Численность населения (на конец года), тыс. чел. Прирост населения, тыс. чел. Среднегодовые темпы прироста, на 1000 чел. населения
общий в том числе
естественный миграционный
1991 148 704 161 104 57 1,1
1992 148 673 -31 -207 176 -0,2
1993 148 366 -307 -737 430 -2,1
1994 148 306 -60 -870 810 -0,4
1995 147 976 -330 -832 502 -2,2
1996 147 502 -474 -818 344 -3,2
1997 147 105 -397 -750 353 -2,7
1998 146 693 -411 -696 285 -2,8
1999 145 924 -769 -925 156 -5,3
2000 145 179 -745 -958 213 -5,1
Под воздействием кардинальных изменений социально-экономических условий жизнедеятельности населения в действие вступил еще один фактор редуцирования рождаемости, всегда проявляющийся в переломные, кризисные периоды — откладывание рождений. Именно начавшиеся в 1993—1994 гг. и продолжающиеся вплоть до сегодняшнего дня сдвиги в распределении рождений по очередности в отдельных возрастных группах (главным образом, у молодых женщин) свидетельствуют о постоянном увеличении роли социально-экономического кризиса в детерминации репродуктивного поведения.
Анализ данных о структуре родившихся по очередности рождения показывает, что первоначально откладывание рождений не касалось первенцев и распространялось только на последующих детей. В целом за период 90-х годов тенденция была такова: чем выше порядковый номер рождения, тем большими темпами снижался его удельный вес в общем числе родившихся. Тенденция нарушилась лишь в 19 981 999 гг., когда опережающими темпами начала снижаться доля первенцев. Это произошло, когда резервы снижения рождаемости других порядков рождения оказались исчерпаны.
Тенденция откладывания рождений интенсифицировалась начавшимся еще в предшествующие десятилетия пересмотром норм брачного поведения. Все большую популярность приобретали неформальные брачные союзы, рождаемость в которых традиционно ниже, чем в юридически оформленных. Само же число родившихся вне зарегистрированного брака и удельный вес этих рождений год от года возрастали, к концу 90-х годов доля родившихся вне брака достигла рекордной отметки — 27% общего числа рождений (в 1989 г. — 13,5%).
Снижение рождаемости в 90-е годы сопровождалось перестройкой ее внутренней структуры (табл. 7). Как отмечалось выше, изменение пространства рождений или их возрастного распределения началось еще в 60-е годы и продолжалось активно вплоть до начала 80-х. «Омоложение» рождаемости и ее концентрация на довольно ограниченном возрастном интервале — это наиболее характерные черты российской модели формирования семьи (рис. 4).
В 90-е годы в рамках общей тенденции возникли новые, достаточно неожиданные изменения.
Во-первых, непрерывно повышавшаяся рождаемость в возрастной группе 15−19 лет стала сокращаться, причем это сокращение во второй половине 90-х годов значительно ускорилось, и уровень рождаемости в 1999 г. оказался почти вдвое ниже 1990 г.
Таблица 7
Возрастные коэффициенты рождаемости в России в 1990—2000 гг.
Год Родившиеся живыми на 1000 женщин в воз расте, лет Суммарный коэффициент рождаемости
15−19 20−24 25−29 30−34 35−39 40−44 45−49
1990 55,6 156,8 93,2 48,2 19,4 4,2 0,2 1,887
1991 54,9 146,6 83,0 41,6 16,5 3,7 0,2 1,732
1992 51,4 134,0 72,7 35,0 13,9 3,2 0,2 1,552
1993 47,9 120,4 65,0 29,6 11,4 2,6 0,2 1,385
1994 49,9 120,3 67,2 29,6 10,6 2,3 0,1 1,400
1995 45,6 113,5 67,2 29,7 10,7 2,2 0,1 1,344
1996 39,7 106,4 66,5 30,3 10,8 2,3 0,1 1,281
1997 36,2 99,0 66,2 31,5 10,8 2,2 0,1 1,230
1998 34,0 99,0 68,0 33,4 11,5 2,3 0,1 1,242
1999 29,5 93,1 65,2 32,7 11,3 2,2 0,1 1,171
2000 28,1 95,3 68,7 36,0 12,0 2,4 0,1 1,214
Количество рождений на 1000 женщин соответствующего возраста
Рис. 4. Изменение пространства рождений в 90-е годы:
-¦- 1990 г. ---- 1993 г.- 1996 г.- -о- 1999 г.
Во-вторых, рождаемость в возрасте максимальной интенсивности деторождения (20−24 года) снижалась опережающими темпами в сравнении с двумя следующими возрастными группами. К 1999 г. падение рождаемости в этом возрастном интервале составило 41% по сравнению с 1990 г. (в возрастной группе 25−29 лет соответственно около 30%, 30−34 года — 32,6%). Такую динамику нельзя оценить иначе, как уверенное откладывание значительной части рождений, а возможно, и окончательный отказ от них. Данная установка сформировалась в годы социальноэкономического кризиса и не может быть отнесена на счет исчерпания репродук
тивных планов. Те, кому сейчас 20−25 и даже 30 лет, никак не могли попасть под влияние мер по стимулированию рождаемости, так как в большинстве своем еще не вступили к тому времени в репродуктивный возраст. В результате процесс концентрации рождений в молодых возрастах приостановился. Если в начале 90-х годов кумулятивная рождаемость к 30 годам составляла 81% суммарного коэффициента рождаемости, то к 1999 г. ее доля снизилась до 80,3%.
В-третьих, снижение рождаемости в возрастных группах старше 35 лет не может быть в полной мере объяснено исключительно завершенностью формирования семей у женщин этого возраста, так как темпы уменьшения возрастных коэффициентов свидетельствуют о наличии неполной реализации репродуктивных намерений. Затрагивает этот процесс рождения 3-го и более высоких порядков и в большей мере выражен у сельского населения, а также в регионах РФ с традиционно высокой рождаемостью.
В-четвертых, в 90-е годы продолжилась тенденция сближения региональных уровней рождаемости. Это, конечно, не означает абсолютной идентичности количественных показателей. Речь идет о сближении режимов рождаемости на уровне предельной малодетности и о постоянном сокращении числа территорий, где наблюдалась бы рождаемость, обеспечивающая хотя бы простое замещение населения.
Оценивая ситуацию в целом, необходимо отметить, что слишком «молодая» рождаемость таит в себе массу негативных моментов. Прежде всего, такая модель нестабильна, поскольку уровень рождаемости и соответственно воспроизводство населения зависят от поведения наименее обустроенных в жизни слоев населения. Эта часть населения, как правило, не завершила образования, не имеет профессии или достаточной квалификации, подвержена высокому риску безработицы, не имеет стабильного дохода, не располагает собственным жильем и т. д. По многим признакам эта часть населения может рассматриваться как маргинальная, установки ее поведения определяются в разной мере теми стереотипами, которые были усвоены в семье, собственным жизненным опытом и ближайшим внесемейным окружением, а также любыми значительными изменениями социально-экономической ситуации, которые для более старших возрастных групп могут оказаться почти незначимыми.
В условиях рынка формирование материальной базы для создания семьи и рождения хотя бы одного ребенка чрезвычайно осложнилось еще и тем, что общество находясь в переходной стадии, пересматривает многие приоритеты, в том числе и в сфере социальной политики. Результатом переосмысления новых социальноэкономических реалий стало формирование новой тенденции в повозрастном распределении рождений, которое впервые проявилось уже в 2000 г.
Оценивая перспективы рождаемости в России, необходимо исходить из следующих соображений:
— процесс снижения рождаемости не завершен, продолжают действовать факторы, которые его породили. Прирост чисел родившихся и даже коэффициентов суммарной рождаемости не означает, что наступил кардинальный перелом тенденции, сформированной в 90-е годы-
— следует отказаться от анализа роли структурных факторов (соотношений численности женщин в рамках репродуктивных контингентов) в динамике текущих уровней рождаемости, поскольку те или иные изменения пропорций и численностей (как базовые компоненты репродуктивного потенциала) могут лишь увеличивать, либо сокращать числа родившихся в отдельные годы-
— даже соотношения полов в основных бракоспособных контингентах сегодня уже не играют той роли в формировании уровней текущей брачности (и соответственно чисел хотя бы первых рождений), как это было 2−3 десятилетия назад. Сего
дня уровень брачности детерминируется принципиально иными нормами матримониального поведения-
— наконец, наибольшую опасность представляет не сам по себе наблюдаемый уровень рождаемости (суммарный коэффициент в пределах 1,1−1,2), а изменения, которые происходят в матримониальном и репродуктивном поведении.
Для прогнозирования трендов эволюции репродуктивного поведения и соответственно степени реализации репродуктивного потенциала населения России в ближайшей и более отдаленной перспективе наиболее существенны следующие компоненты ситуации в сфере рождаемости и брачности.
1. Пересмотр отношения к легитимному браку и рост распространения неформальных брачных союзов, что прямо отражается на снижении показателей регистрируемой брачности (автоматически снижается и уровень разводимости, поскольку значительная масса разводов приходится на первые 2 года брака).
2. Утрата прямой связи самого брака с необходимостью или желательностью рождения детей (исчезновение репродуктивной функции брака, семьи, что подтверждается результатами опросов вступающих в брак).
3. Закрепление стереотипа бездетности в сознании поколений, прошедших социализацию в годы социально-экономического кризиса, когда возможность не только достойного существования, но даже выживания семьи с детьми была поставлена под сомнение.
4. Откладывание рождений (в том числе и первых) в связи с отсутствием возможности содержать детей при существующих уровнях заработной платы, детских (семейных) пособий и т. п.
5. Рост внебрачной рождаемости. Этот феномен может частично быть интерпретирован как проявление нового типа брачно-семейных отношений, однако нельзя обольщаться сходством современных российских уровней данного показателя с зарубежными аналогами. В большинстве случаев в странах, которым присущ европейский тип брачности (в современной интерпретации — брачно-семейных отношений), рождение ребенка ведет к легитимизации брачного союза. Для России, скорее всего, характерен иной вариант — зарождение новой социальной патологии.
6. Изменение профиля брачности (возраста вступления в первый брак) и как следствие рождаемости в направлении незначительного пока постарения. Для достаточно обоснованных прогнозов в этом отношении сейчас нет серьезных оснований, однако если предположить, что эта тенденция сохранится, то это может внести некоторые коррективы даже в проявления эффектов демографической волны, созданной в 80-е годы (например, отсрочить неизбежное при современном распределении рождений по возрасту матери падение чисел родившихся после 2010 г.).
Таким образом, современная ситуация в сфере рождаемости предельно сложна, привычная (постпереходная) модель репродуктивного поведения, которая сформировалась к концу 70-х годов, может быть в ближайшие годы заменена новой — бездетно-однодетной моделью, которая приведет к необратимым депопуляционным изменениям населения России. В то же время нельзя отрицать того, что поколения, для которых эта модель может стать определяющей, прожили в условиях социально-экономического и демографического кризиса сравнительно недолго и еще возможно стимулирование их репродуктивных установок посредством целенаправленного социального управления. Кроме того, есть поколения, только вступающие в матримониально-репродуктивные возраста и имеющие право на новый взгляд на роль семьи, детей в жизни конкретной личности, брачной пары. Формирование этих новых взглядов — главная задача демографической политики, ориентированной на преодоление депопуляции и на демографическую стабильность России.
Исходя из этого, можно описать 3 основных варианта направлений эволюции рождаемости.
Первый, наиболее благоприятный для преодоления последствий депопуляции, -это постепенное возвращение уровня рождаемости к докризисному состоянию (1,7 ребенка в среднем на одну женщину). Это — уровень рождаемости современной Франции. С учетом существующего разброса данного показателя по территории России и тенденции к сокращению размаха вариации через 50 лет уровень рождаемости мог бы варьировать от 1,4 на Северо-Западе до 2,4 на Северном Кавказе. В Поволжье, традиционно занимающем срединное положение по всем демографическим показателям, уровень рождаемости составил бы 1,8.
Очевидно, что реализация этого сценария невозможна раньше, чем в полной мере будет преодолен эффект мер по «стимулированию» рождаемости в 80-е годы. Иными словами, необходимо, чтобы женские репродуктивные контингенты полностью освободились от поколений, затронутых воздействием этих мер. Этот процесс в целом завершится к концу наступившего десятилетия.
Второй, самый неблагоприятный сценарий, исходит из высокой вероятности закрепления и сохранения на перспективу современных моделей брачности и дет-ности. В этом случае к середине XXI века уровень рождаемости составит максимум 1,2 ребенка в среднем на одну женщину.
Третий вариант развития рождаемости предполагает своеобразный компромисс. В регионах с максимально развитыми стереотипами малодетности (городское население в целом, области и края европейской части России) возможно будет лишь приостановить дальнейшее распространение новых матримониально-репродуктивных норм поведения, но не купировать его полностью. Для данных территориальных совокупностей населения рождаемость будет колебаться в пределах 1,21,4. В то же время в сельской местности в целом и в национальных республиках, где нормы среднедетности в докризисный период были достаточно распространенными (о чем свидетельствует уровень рождаемости, достигнутый в середине 80-х годов), можно ожидать довольно значительного роста рождаемости (1,7−2,0). Средний уровень рождаемости составит около 1,4 ребенка в среднем на одну женщину.
Несмотря на наличие серьезных количественных различий приведенных вариантов развития рождаемости, их объединяет необходимость соблюдения одного важнейшего условия. Даже для превращения самого неблагоприятного из них в реальность необходимо проведение определенной государственной политики, должной, по крайней мере, гарантировать, что политическая ситуация в стране стабилизируется, а социально-экономические условия жизни населения не будут ухудшаться. В противном случае нельзя полностью исключить реализацию еще одного варианта — катастрофического — для преодоления депопуляционного тренда, означающего снижение рождаемости до уровня массовой добровольной бездетности. Полный отказ от рождения детей выглядит фантастическим, но теоретически возможным. Если потребность в детях (как бы ее не объясняли и не формулировали) существует, значит теоретически существует такое сочетание ее детерминант, при котором она будет стремиться к нулю.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой