Aнжамбеман как сильный стилистический прием поэтов XXI века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Общественные и гуманитарные науки
• ••
53
УДК 82
АНЖАМБЕМАН КАК СИЛЬНЫЙ СТИЛИСТИЧЕСКИЙ
ПРИЕМ ПОЭТОВ XXI ВЕКА
THE ENJAMBEMENT AS A STRONG STYLISTIC DEVICE OF THE 21st CENTURY POETS
© 2015 Авчиева Т. А.
Дагестанский государственный педагогический университет
© 2015 Avchievs T. A.
Dagestan State Pedagogical University
Резюме. В данной статье рассмотрен особый стилистический прием поэтов 21 века — анжамбеман, который служит сильным средством интонационного выделения отсеченных стихоразделом отрезков фразы и создает интонацию сильно прозаизированную, почти заглушающую стихотворный ритм. Ана-жамбеман как эффектная поэтическая фигура не может быть самоцелью, приемом ради приема. Появление анжамбемана в стихотворениях лучших поэтов всегда оправданно и несет определенный смысл.
Abstract. The author of the article considers the special stylistic device of the 21st century poets, the enjambe-ment, which serves as a strong tool of the intonational highlighting the phrase segments cut off by the verse section and create the strongly prosed intonation, which almost obscure the poetic rhythm. The enjambement as an effective poetic figure cannot be an end in itself, a device for a device. The emergence of the enjambement in poems by the best poets is always justified and has a definite meaning.
Resjume. V dannoj stat’e rassmotren osobyj stilisticheskij priem pojetov 21 veka — anzhambeman, kotoryj sluz-hit sil'-nym sredstvom intonacionnogo vydelenija otsechennyh stihorazdelom otrezkov frazy i sozdaet intonaciju sil'-no prozaizirovannuju, pochti zaglushajushhuju stihotvornyj ritm. Anazhambeman kak jeffektnaja pojeticheskaja figura ne mozhet byt'- samocelju, priemom radi priema. Pojavlenie anzhambemana v stihotvorenijah luchshih poje-tov vsegda opravdanno i neset opredelennyj smysl.
Ключевые слова: анжамбеман, стихи, стилистический прием, поэзия, литература. Keywords: enjambement, poetry, stylistic device, poetry, literature.
Klyuchevyie slova: аnzhambeman, stihi, stilisticheskiy priem, poeziya, literatura.
«Анжамбеман (анжамбман- франц. enjambement) — перенос части фразы из одной строки в другую, вызванный несовпадением интонационно-синтаксической связи с метрическим рядом. При чтении отмечается паузой, без которой стихотворение теряет ритмическую выразительность. Переноситься могут как целые слова, так и части слова» [7]. «Перенос, перескок, анжамбеман (франц. enjambement, от enjamber — перешагнуть), в стихосложении несовпадение синтаксической паузы, остановки, с ритмической — концом стиха, полустишия, строфы. В классическом стихе различались 3 вида переноса: rejet (конец фразы захватывает начало следующего стиха), contre-rejet (начало фразы захватывает конец предыдущего стиха), double-rejet (фраза начинается в конце предыдущего стиха, кончается в начале следующего). Если переносы немногочисленны, то они служат сильным средством интонационного выделения отсеченных стихоразделом отрезков фразы- если переносы многочисленны, они создают интонацию сильно прозаизирован-
ную, почти заглушающую стихотворный ритм (особенно в драматическом стихе). Избегание переносов было свойственно классицизму, культивирование их — романтизму и некоторым поэтическим школам 20 в.» [6. С. 22.].
В нашей статье мы будем использовать более часто употребимый в отечественной филологии термин анжамбеман. В отечественной филологии эта тема широко разработана в трудах М. Шапира, Г. Шенгели, Ю. Тынянова, М. Гаспарова, А. Жолковского, И. Лощилова и других. Анжам-беманы могут быть слоговыми, строчными, строфическими, слогово-строфическими, синтаксико-строчными, синтаксико-строфическими, словесно-строчными и словесно-строфическими и т. д. Анжамбеманы применяли Александр Пушкин, Марина Цветаева (она сделала этот прием одним из основных в своей поэтике), Владимир Маяковский, Михаил Кузмин, Вадим Шершеневич, Георгий Оболдуев, Булат Окуджава, Иосиф Бродский, который во многом наследовал и развил традиции Цветаевой. Роль анжамбемана как изобразитель-
54
• ••
Известия ДГПУ, № 1, 2015
ного средства в стихотворном произведении велика. Выдающийся филолог М. Шапир писал: «Нет сомнения, что переносы в „Медном Всаднике“ выполняют экспрессивные и изобразительные функции, обретая порой прямую иконичность -там, где Нева выходит из своих берегов, синтаксис выходит из берегов стиха» [3]. Метод
М. Шапира, проводящего прямую и недвусмысленную параллель между анжамбеманом (формой) и контентом (содержанием) поэтического текста, безусловно, оправдан и будет использован автором в этих заметках как основополагающий. Развитие анжамбемана в конце ХХ в. специалисты связывают с именем Иосифа Бродского. М. Шапир справедливо резюмировал: «На протяжении 1960-х годов Бродский ставил все более смелые эксперименты по удлинению поэтической фразы и осваивал все более резкие межстрочные и межстрофные анжамбеманты: он отрывал то предлог от существительного, то отрицательную частицу от глагола, то союз от присоединяемого предложения, а в редких случаях делил слово между стихами или даже строфами („На смерть Т. С. Элиота“, 1965- „Волосы за висок“, 1967)» [4]. Употребляют анжамбеманы и современные поэты: Александр Кушнер, Константин Кедров, Слава Лен, Сергей Бирюков, Евгений Лесин, Юлия Мартынцева, Антон Нечаев, Евгений
В. Харитоновъ, Данила Давыдов, Евгений Реутов, Андрей Качалян и многие другие. Наиболее распространены в настоящее время слоговый и слогово-строфический анжамбеманы. Константин Кедров:
Пони не понимается [5].
В этом небольшом по объему анаграмматическом четверостишии сконцентрирован идиостиль поэта, и слоговый анжамбеман здесь играет ключевую роль. Поэтика Кедрова, построенная на философском осмыслении мира, анаграмматизме, игре слов, предполагает частые переносы не только слов и строф, но, прежде всего, смыслов, логических систем. Первые две строки стихотворения говорят о философских материях: пони — не пони- далее смысл расширяется и меняется: пони не понимает. И, наконец, заключительный и основной мессидж строфы: пони мается. Четыре короткие строки порождают систему (системы) смыслов, и роль анжамбемана здесь очевидна. Дефис (в данном случае как семиотический знак) играет роль регулятора смысла, служит инструментом анаграмматического письма. Боле того, лексема пони скрывает ряд других лексем (а следовательно, и смыслов), в частности — указательные местоимения «он» и «они». Образ пони в данном случае приобретает явный аллегорический и философский оттенки. Философский смысл выражен поэтическими средствами. Приведем еще примеры слоговых анжамбеманов. Антон Нечаев:
Под водою грезят рыбы о сверкающих наживках — заселить меня могли бы, хоть покамест я и жив [5].
Евгений В. Харитоновъ:
Свобода
— Какая же ты СВО!
— Да.
— Ты делаешь мне БО!
— Да.
— Так нужна ль ты мне
СВОБОДА?
— Да [7].
Андрей Качалян широко использует слоговострофические анжамбеманы:
Губами потусторонними я сглатываю с лица холодные капли сонного, льняного миросозерца-ни я, ни другие головы в стенах не ложились спать, стеная, теням просовывая лишь не хочу прервать… растроганных прядей, смешанных как уксусный фимиам, в своих волосах повешенная — слабость… к чужим рукам.
Качалян посредством слогово-строфического анжамбемана в трех строках и строфах выводит на первый (важнейший!) слог личное местоимение первого лица «я», не только обыгрывая смыслы стихотворения, но, прежде всего, показывая значимость и дуалистичность лирического героя, значимость и дуалистичность его миросозерца/ни я (обратим внимание также на отрицательную частицу «ни», показывающую самоироничность автора). Анажамбеман как эффектная поэтическая фигура не может быть самоцелью, приемом ради приема. Появление анжамбемана в стихотворениях лучших поэтов всегда оправданно и несет определенный смысл. Один из самых простых и наиболее распространенных анжамбеманов — строчный. Им пользуются большинство поэтов. Анатолий Кобенков (1948−2006) был замечательным мастером строчного переноса. Его лирико-философские стихи усиливались анжамбема-нами, показывали резкую прерывистость и драматизм жизни. В одном из своих лучших стихотворений Анатолий Кобенков писал:
Человек рождается, вырастает в мужа, не тонет в воде, не сгорает во зле, потом узнает, что нисколько не нужен ни себе, ни дочери, ни земле- потом человек научается плакать, потом, не вспомнив, зачем пришел на эту землю, становится прахом -и ему хорошо, и земле хорошо.
Мы не обращаем здесь внимание на стихотворную технику, в частности, на строчный ан-жамбеман, он как бы незаметен, выполняет вспомогательную роль. Сама лирикофилософская глубина поэта, достигшего вершины поэтического развития, заставляет задуматься о глубинном
Общественные и гуманитарные науки
• ••
55
смысле бытия, о главных вопросах мироздания. человеческой жизни. Форма и содержание, как Анжамбеман лишь усиливает трагическое и, вме- всегда у лучших поэтов, едины. сте с тем, естественное и закономерное развитие
Литература
1. Качалян А. «Дети Ра», № 9, 2006, сайт www. magazines. ru 2. Кедров К. «Дети Ра», № 7−8, 2009, сайт www. magazines. ru 3. Кобенков А. «Дети Ра, № 2, 2006», сайт www. magazines. ru 4. Нечаев А. «Дети Ра», № 9−10, 2007, сайт www. magazines. ru 5. Харитоновъ Е. В., «Дети Ра» 2006, № 8, сайт www. magazines. ru 6. Шапир М. И. Статьи о Пушкине / сост. Т. М. Левина- Изд. подгот. К. А. Головастиков, Т. М. Левина, И. А. Пильщико / под общ. ред. И. А. Пильщикова. М.: Языки славянских культур,
2009. (Классики отечественной филологии). С. 22−46. 7. Шилин В. Словарь литературоведческих тер-
минов, сайт www. rifma. com. ru. Большая советская энциклопедия, сайт www. www. slovari. yandex. ru References
1. Kachalyan Andrey & quot-Children of Ra& quot-, # 9, 2006, site www. magazines. ru. 2. Kedrov Konstantin, & quot-Children of Ra& quot-, # 7−8, 2009, site www. magazines. ru. 3. Kobenkov Anatoly, & quot-Children of Ra& quot-, # 2, 2006, site www. magazines. ru. 4. Nechaev Anton & quot-Children of Ra& quot-, # 9−10, 2007, site www. magazines. ru.
5. Kharitonov Evgeny V., & quot-Children of Ra& quot- 2006, # 8, site www. magazines. ru. 6. Shapir M. I. Articles about Pushkin / comp. by T. M. Levina / ed. by K. A. Golovastikov, T. M. Levina, I. A. Pilshchikov- Under general edition of I. A. Pilshchikov. M.: Languages of Slavic cultures, 2009. (Classics of Russian philology). P. 2246. 7. Shilin Vladimir. Dictionary of literary terms, site www. rifma. com. ru. Great Soviet encyclopedia, site www. www. slovari. yandex. ru Literatura
1. Kachaljan A. «Deti Ra», № 9, 2006, sajt www. magazines. ru 2. Kedrov K. «Deti Ra», № 7−8, 2009, sajt www. magazines. ru 3. Kobenkov A. «Deti Ra, № 2, 2006», sajt www. magazines. ru 4. Nechaev A. «Deti Ra», № 9−10, 2007, sajt www. magazines. ru 5. Haritonov# E. V., «Deti Ra» 2006, № 8, sajt www. magazines. ru 6. Shapir M. I. Stat'-i o Pushkine / sost. T. M. Levina- Izd. podgot. K. A. Golovastikov, T. M. Levina, I. A. Pil'-shhikov / pod obshh. red. I. A. Pil'-shhikova. M.: Jazyki slavjanskih kul'-tur, 2009. (Klas-siki otechestvennoj filologii). S. 22−46. 7. Shilin V. Slovar'- literaturovedcheskih terminov, sajt
www. rifma. com. ru. Bol'-shaja sovetskaja jenciklopedija, sajt www. www. slovari. yandex. ru
Статья поступила в редакцию 17. 12. 2014 г.
УДК 811. 351. 42
ПАРЕМИИ АВАРСКОГО ЯЗЫКА, ВЫРАЖЕННЫЕ СЛОЖНОПОДЧИНЕННЫМИ ПРЕДЛОЖЕНИЯМИ
THE AVAR PAREMIAS, EXPRESSED BY COMPLEX SENTENCES
© 2015 Алиева Ш. З.
Дагестанский государственный педагогический университет
© 2015 Alieva Sh. Z.
Dagestan State Pedagogical University
Резюме. Паремии занимают особое место в системе сложноподчиненных предложений аварского языка. Сложноподчиненные предложения выражают самые разнообразные виды смысловых отношений: определительные, изъявительные, сравнительные, временные, причинно и условно-следственные, уступительные, целевые и некоторые другие.
Abstract. Paremias take a special place in the system of the Avar complex sentences. The complex sentences express variety types of semantic relations: attributive, indicative, comparative, temporary, causal and conditional-consecutive, concessive and some others.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой