Китайские диаспоры США и Канады и «Новая» китайская миграция

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
№ 355 Февраль 2012
ИСТОРИЯ
УДК 94
Е. С. Анохина
КИТАЙСКИЕ ДИАСПОРЫ США И КАНАДЫ И «НОВАЯ» КИТАЙСКАЯ МИГРАЦИЯ
Исследуются традиционные китайские диаспоры в США и Канаде, их структура и численность. Рассматривается политика властей Канады и США по отношению к китайской диаспоре. Выявляется степень влияния «новой» китайской миграции на китайские диаспоры данных стран, а также изменения, произошедшие в данных диаспорах в период «новой» китайской миграции. Отмечается изменение состава китайской диаспоры и ее поведения под влиянием повышения уровня ее образования и конкурентоспособности в индустриальном мире. Рассматривается политика Пекина по поддержанию лояльности и патриотизма в среде зарубежных китайцев.
Ключевые слова: китайская диаспора- «новая» китайская миграция- зарубежные китайцы- политика Китая.
Зарубежная китайская диаспора является самой многочисленной в мире. Согласно статистическим данным Тайваньской комиссии по делам зарубежных китайцев, в 2009 г. китайское население двух континентов Америки составляло около 7,29 млн человек, из них 75,5%, или 5,51 млн человек, приходится на США и Канаду [1. С. 11]. Первые китайцы появились в США в ХУП-ХУШ вв. Однако массовый наплыв китайских мигрантов, привлеченных на золотодобычу и строительство как в США, так и в Канаду приходится на середину XIX в. В 1880 г. в США насчитывалось более 100 тысяч китайцев [2]. Резкий всплеск численности китайского населения привел к принятию мер, ограничивающих въезд китайских граждан в эти страны. В 1882 г. подобные ограничения вводятся в США, а после 1885 г. — в Канаде, где, в частности, для китайцев был введен миграционный налог, размер которого регулярно увеличивался. В 1923 г. был введен закон о китайской иммиграции, запретивший въезд на территорию Канады этническим китайцам, за исключением официальных лиц, предпринимателей и студентов. Данные меры резко снизили поток китайской миграции. Только после их отмены в 1940-е гг. китайская миграция в США и Канаду вновь начала расти. В 1950 г. в США насчитывалось около 118 тыс. китайцев, основную массу из которых составляли потомки первых мигрантов, а также контрактованные рабочие и военные, прибывшие в США в период Второй мировой войны [2]. Дальнейшая либерализация иммиграционной политики и упрощение процедуры въезда привели к резко -му росту численности этнических китайцев в США. Отмена антикитайского законодательства позволила этническим китайцам подавать заявление на получение гражданства США. К 1964 г. 37 тыс. китайцев получили американское гражданство [3. С. 271].
Несмотря на то что США воспринимаются как страна, где китайская диаспора является одной из «старых» (помимо стран Юго-Восточной Азии), основная доля этой диаспоры появилась в США после 1980 г. Рост численности этнических китайцев в США приходится на период «новой» миграции — 1990-е и 2000-е гг. Если в 1980 г. численность китайской диаспоры в США равнялась 800 тыс. человек, то к 2009 г. она увеличилась до 4,18 млн человек [2]. Похожие процессы происходили и в Канаде. Начиная с 1960-х гг. Канада отменила
ограничения и пересмотрела иммиграционные критерии, что привело к постепенному росту китайской миграции в Канаду. За период 1958—2008 гг. 1,15 млн этнических китайцев из Гонконга, КНР и Тайваня получили вид на постоянное жительство в Канаде [4]. Однако, в отличие от США, Канада начала отводить первостепенное место финансовому благополучию и уровню квалификации мигрантов, что создало предпосылки к изменению структуры китайского населения Канады.
Так же как и в США, основной период роста численности китайской миграции в Канаду пришелся на 1980−1990 гг. Если в 1980 г. численность китайцев в Канаде составляла 239 тыс. человек, то к 2000 г. она выросла до 1,1 млн человек [4]. В 1990-х гг. большую роль в китайской миграции играли выходцы из Гонконга, бежавшие из опасений в преддверии присоединения Гонконга к КНР. После 1998 г. размер миграции в Канаду снизился в 2 раза по сравнению с 1996 г. [Там же]. Однако, в отличие от США, рост численности китайцев в Канаде в 2000-е гг. заметно приостановился и к концу 2000-х гг. численность китайской диаспоры в Канаде увеличилась всего на 200 тыс. человек по сравнению с 2000 г. [Там же]. Приостановка роста численности этнических китайцев в Канаде связана со структурой китайской миграции в Канаду. Если в США основную долю китайской миграции составляют студенты, то в Канаде — это предприниматели и технические специалисты (54%) [5. С. 14]. В условиях экономического бума они оказались в полной мере востребованы в КНР. Кроме того, повышение уровня жизни в КНР, Гонконге и Тайване также сказалось на снижении китайской миграции в Канаду.
Одновременно в США и Канаде растет доля «хуаи» (этнические китайцы, рожденные и выросшие за рубежом) в общей численности китайцев. Доля «хуаи» в Канаде составляет около 30% [4], в США в 1991 г. она составляла 30%, а в 2008 г. — уже 42% [2]. Основная масса из них — это этнические китайцы во втором (64%) и третьем поколениях (28%), доля китайцев в четвертом и пятом поколениях составляет не более 7% от общей численности «хуаи» [6. С. 17]. Таким образом, многие из данных «хуаи» являются потомками «новых» мигрантов. Проживая в течение долгого времени в США и Канаде, «хуаи» второго, третьего и дальнейших поколений
активно интегрируются в местное общество. Распространяются межэтнические браки. Доля смешанной крови в китайской диаспоре в Канаде составляет 15,7% [4] от общей ее численности, в США — 14%, причем от поколения к поколению она значительно возрастает: если во втором поколении она составляет около 27%, то в четвертом — уже 75% [6. С. 17−20].
В США и Канаде, как и в других странах, проявился переход от традиционных сфер деятельности китайцев -прачечных, мест общественного питания и магазинов -к более широкому кругу деятельности. Китайские компании появились в производстве (пищевое, химическое производство, электроника, оборудование и др.), строительстве, транспорте, недвижимости, страховании и других сферах. Этнические китайцы активно инвестируют в банковскую сферу, являясь учредителями ряда крупных банков (Американский калифорнийский банк, Американский азиатский банк и др.) и имея доли в ряде других банков (например, Национальный банк Джорджии). Видную роль в этом сыграл капитал китайцев из Юго-Восточной Азии, Гонконга и Тайваня. Вместе с тем традиционные сферы занятости (торговля и общественное питание) сохраняют значительную долю, а абсолютная численность этих предприятий продолжает расти: происходят качественные измене -ния, увеличиваются размеры бизнеса. Существенно изменилась, пожалуй, лишь судьба предприятий в сфере прачечных услуг. Распространение стиральных машин заставило китайцев менять профиль своего бизнеса и привело к снижению занятого в этой сфере китайского населения. Те, кто остались в этом бизнесе, перешли на новый уровень — произвели автоматизацию процесса и значительно расширили спектр предоставляемых услуг. В настоящее время основная масса китайцев в Канаде заняты в промышленности — 14,2%, оптовой и розничной торговле — 16,7%, науке — 10,6%, гостиничном и ресторанном бизнесе — 11,3%, медицинских и социальных услугах — 7,5%, финансах, страховании, недвижимости — 9,2%, остальные — в секторах культуры, телекоммуникации, образования и т. д. [4].
Новая волна китайской миграции очень разнообразна по географии выхода, социально-экономическим характеристикам. «Новые» мигранты, более образованные и обеспеченные материально, начали менять лицо зарубежных китайских диаспор. Вырос уровень высшего образования среди китайского населения США и Канады. Китайцы стали известны как хорошие программисты, студенты и ученые, бизнесмены. В США увеличилась доля китайцев, работавших инженерами, специалистами, офисными служащими с 20% в 1940 г. до 50% к 1980 г. [3. С. 270]. Например, более 400 «новых» китайских мигрантов работает в чикагском офисе «Моторола», более 2 тыс. работают на детройтском автомобильном предприятии, компании «новых» китайских мигрантов открыты в американской «Силиконовой долине» [7]. Продолжается рост количества получивших магистерскую и докторскую степени этнических китайцев, проживающих в США и Канаде. Это напрямую связано с «новой» миграцией, которая дает основную массу магистрантов и докторантов.
По профессиональной структуре в настоящее время 24,9% китайцев в Канаде являются продавцами и об-
служивающим персоналом, 19,9% - финансовыми и административными специалистами, 13,1% - научно -исследовательскими работниками, 9,7% - управляющими [4]. Можно констатировать, что основная масса китайцев в США и Канаде представляют средний класс со средним уровнем дохода. По моделям расселения этнических китайцев США и Канада похожи друг на друга. Однако Канада демонстрирует более концентрированную модель расселения. 80% этнических китайцев в Канаде сконцентрированы в двух регионах — Онтарио и Британской Колумбии, составляя 5,3% и 10,6% их населения соответственно [4], хотя чайна-тауны есть и в других районах Канады — городах Монреале, Калгари, Эдмонтоне.
В США китайцы проживают во всех частях страны, однако основными районами их проживания являются Калифорния — 43%, Нью-Йорк — 13% и Техас — 7%. Причем в Калифорнии проживает около 55% тайваньской диаспоры в США, а в Нью-Йорке — около 20% выходцев из КНР [6. С. 12]. Значительная концентрация этнических китайцев в Калифорнии обусловлена сформировавшейся еще в период золотой лихорадки китайской диаспорой в этом регионе, она стала плацдармом для приезжавших в последующие периоды в США китайцев. В настоящее время все крупнейшие города США имеют свои чайна-тауны. Наиболее многочисленные чайна-тауны располагаются в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Лос-Анджелесе, Чикаго и Бостоне. Первично формировавшиеся с целью объединения усилий в выживании в незнакомом обществе с незнакомой культурой и языком, в настоящее время они играют роль посредника при адаптации вновь приезжающих мигрантов, а также помогают сохранять китайскую культуру в чужой стране.
Ранее большинство китайских организаций и ассоциаций также создавалось на базе чайна-таунов, однако под влиянием «новой» миграции они потеряли данную функцию. Помимо всего прочего во многих городах чайна-тауны являются туристическими достопримечательностями, чему способствует традиционная китайская архитектура. Необходимо отметить, что не всегда они в архитектурном плане столь разительно выделялись на фоне остального города. В ранний период своего существования чайна-тауны представляли собой среднестатистические американские улицы с большой концентрацией китайских граждан. В 1906 г. во время землетрясения в Сан-Франциско местный чайна-таун был полностью разрушен. Во время его восстановления городское руководство постановило, чтобы чайна-таун был отстроен в восточном стиле и традиционных китайских цветах. В последующем примеру Сан-Франциско последовали и другие чайна-тауны США, внеся национальную китайскую специфику в архитектуру и став, таким образом, туристическими центрами.
В последние десятилетия структура расселения и работы китайцев в США и Канаде стала меняться. Традиционно китайские сообщества создавали чайна-тауны, которые были местом притяжения прежде всего наименее обеспеченных мигрантов низкого социального статуса. Чайна-тауны обеспечивали функцию взаимопомощи. Низкоквалифицированные «новые» мигранты, прибывающие в чайна-тауны в больших коли-
чествах, привели к своего рода давлению на локальный рынок труда и снижению заработных плат. В этих условиях часть местных зарубежных китайцев и «новых» мигрантов была вынуждена искать работу за пределами чайна-таунов, что было редкостью ранее. «Новые» мигранты предпочитают жить в пригородах больших городов с хорошей инфраструктурой, школами и магазинами. Фактически «новые» мигранты выбирают места проживания исходя из социально-экономических характеристик, а не из национальной принадлежности. Очевидно, что «новые» мигранты оказываются существенно более интегрированы в общества проживания. В то же время они поддерживают более крепкие связи с Китаем. Учитывая увеличившуюся мобильность в мире и появление современных средств коммуникации, они активнее и чаще взаимодействуют с коллегами, друзьями, родственниками в Китае.
Так, если ранее китайцы поддерживали идентичность, сохраняя культуру в рамках узкого диаспораль-ного сообщества, то теперь они это делают путем активных контактов с родиной, чему с другой стороны активно содействует правительство Китая. В отличие от прежних времен, когда патриотизм и лояльность в отношении исторической родины были во многом локализованы конкретными «цяосян» (например, район Чанлэ провинции Чжэцзян), огромная масса «новых» мигрантов, покинувших Китай после 1978 г., сформировала лояльность к Китаю как государству и к китайцам как нации, создав таким образом основу для возрождения китайского национализма. Патриотизм зарубежных китайцев активно подкрепляется экономическими успехами Китая, вызывая значительный подъем не только культурной, но и политической и экономической лояльности к родине (чего не было в предыдущий период до 1978 г.). Правительство Китая также активно предпринимает меры для поддержания и усиления лояльности зарубежных китайцев.
В настоящее время политика в отношении зарубежных китайцев проводится под лозунгом «консолидировать сердца, объединять умы, развивать возможности для возрождения великой китайской нации» [8]. Данный пункт подчеркивает необходимость более активно развивать работу по объединению зарубежных китайцев в различных формах и усилению патриотического воспитания. Пекин активно проводит патриотическое воспитание молодого поколения зарубежных китайцев. Для развития родственных чувств к Китаю у детей зарубежных китайцев, в особенности тех, кто родился за границей, правительство Китая регулярно организует специальные туристические поездки под лозунгом «Приобщение к китайским корням». В 2006 г. в них участвовало более 5 тыс. человек. Через подобные мероприятия у молодых зарубежных китайцев усиливается чувство национальной гордости и интерес к китайской культуре [9].
В связи с активными программами привлечения профессионалов на родину, проводимыми правительством Китая, появился феномен «тайкунжень» («астронавты», китайские мигранты, вне зависимости от гражданства проживающие и работающие одновременно в нескольких странах), т. е. частой становится картина одновременного проживания в двух странах, когда се-
мья живет в США, а один из членов семьи совершает регулярные поездки в Китай (или проживает там до полугода). Профессор Айва Он называет данную ситуацию «гибким гражданством» [10. С. 6]. Австралийские и новозеландский исследователи Ип, Инглис и Ву вводят понятие «инструментальное гражданство», т. е. гражданство, которое является инструментом достижения неких профессиональных и бизнес-целей [11. С. 374]. Подобного рода гражданство не имеет ничего общего с гражданской лояльностью, в данном случае лояльность принадлежит исторической родине. Гражданство человека определяется документами установленного образца и наличием собственности. В этих условиях «новые» мигранты оказываются значительно более лояльными к Китаю. Хотя данные характеристики применимы в первую очередь к деловым и профессиональным мигрантам, в целом это стало новой широко распространяющейся тенденцией в среде зарубежных китайцев.
Волна «новой» миграции привела к расцвету китайских школ и СМИ за рубежом. Подобных СМИ в мире насчитывается порядка 500 [12]. Китайские теле- и радиоканалы начали вещать на Европу и Америку. 70% китайских газет в Канаде основаны «новыми» мигрантами [13. С. 302]. Огромное количество китайских сайтов имеют хостинг и наполняются за рубежом. Власти Китая активно сотрудничают со СМИ зарубежных китайцев. Через СМИ они распространяют информацию о Китае, его регионах, успехах страны в разных сферах, открывающихся возможностях для зарубежных китайцев. СМИ используются как инструмент воспитания и поддержания патриотизма и лояльности к исторической родине.
Выросло значение и диверсифицировался спектр китайских ассоциаций за рубежом. Ранее они были организованы по принципу принадлежности к определенной «цяосян» (родная земля эмигрантов, места значительного по объемам исхода эмигрантов), диалекто-вой группе или коммерческой области. Ассоциации, созданные «новыми» мигрантами, сформированы на более широкой социальной и географической базе. В основном это профессиональные и бизнес-ассоциации. Основная характеристика новых ассоциаций -это вовлеченность в транснациональную деятельность, т. е. регулярное взаимодействие с ассоциациями в других странах и Китаем. Они более активно взаимодействуют с китайскими властями разного уровня, в то время как представители и лидеры старых ассоциаций, покинувшие Китай до 1949 г. или являющиеся «хуаи», гораздо менее лояльны к Пекину. Данное транснациональное взаимодействие ведет к формированию глобальных китайских сетей, которые во многом находятся под контролем Пекина. Власти Китая добиваются всестороннего объединения зарубежных соплеменников в различного рода организации и ассоциации. Появилась тенденция укрупнения, институционализации и централизации ассоциаций зарубежных китайцев. В 2002 г. Китай принимает 3-летний план «Помогая хуацяо, развиваем родину и выигрываем». План предполагал усиление взаимодействия между старыми и новыми мигрантами и мигрантскими сообществами, т. е. между «хуажень» (этнические китайцы, натурали-
зованные в других странах), «хуаи» и «синь иминь» («новые» мигранты) в глобальном масштабе. Предполагалось побратимство китайских ассоциаций Северной Америки и Юго-Восточной Азии и их более плотное взаимодействие.
Другим ключевым компонентом было усиление взаимодействия ассоциаций и объединений с Китаем. Констатировалась необходимость привлекать в ассоциации молодежь, а также усиливать деятельность ассоциаций. В рамках реализации данного пункта Китай регулярно проводит различные мероприятия для зарубежных китайцев (форумы, выставки и т. д.). Китайские чиновники разного уровня также начали более активно контактировать с представителями зарубежных китайских ассоциаций и сообществ. В этой связи Пекин всесторонне поддерживает увеличившуюся в последние десятилетия общественную, экономическую и культурную активность зарубежных китайцев. На них начали возлагать функции народной дипломатии, связывать с ними возможности продвижения китайской культуры за рубежом. В декабре 1989 г. Цзян Цзэминь на 4-м всекитайском съезде представителей реэмигрантов подчеркнул: «Китаю надо больше узнать о внешнем мире, а внешнему мире — о Китае, большое количество зарубежных китайцев, проживающих на 5 континентах, могут помочь людям в других странах лучше узнать Китай» [14].
Пекин призывает зарубежных китайцев проявлять активную жизненную позицию в странах проживания: соблюдать законы стран проживания- открывать в странах пребывания бизнес- создавать организации «хуацяо», добиваться признания местных властей и
таким образом формировать базу для жизни и работы- распространять культуру Китая, способствовать более близкому знакомству и глубокому пониманию культуры и традиций Китая за рубежом- активно участвовать в общественной жизни местных сообществ, повышать свою роль и влияние- активно участвовать в местной политической жизни, добиваться права голоса и отстаивать интересы малых национальностей в странах проживания [7, 8]. Подобными методами Пекин формирует не только экономически мощную диаспору, но и надеется на увеличение ее влияния в общественных и политических сферах в странах проживания. Сегодня китайская диаспора Северной Америки является второй по численности в мире (после китайской диаспоры Юго-Восточной Азии). Значительное влияние не только на численность, но и на структуру диаспоры оказала «новая» миграция. Волна «новой» китайской миграции значительно изменила лицо традиционной диаспоры, глобализировала и диверсифицировала китайские сообщества и ассоциации и усилила их взаимодействие с Китаем. Более широкая социально-экономическая и географическая структура «новой» миграции внесла существенные изменения в традиционные китайские диаспоры, сделав их внутренне менее однородными и более сложными и расширив спектр экономической деятельности зарубежных китайцев. Увеличившаяся мобильность в мире способствовала формированию устойчивых каналов взаимодействия с исторической родиной и росту патриотизма среди зарубежных китайцев, поддерживаемого экономическими успехами и политикой правительства КНР.
ЛИТЕРАТУРА
1. Qiaowu tongji nianbao 2009 (Статистический ежегодник комиссии по делам зарубежных китайцев 2009). Taiwan, 2009.
2. Meiguo huaren renkou tongji tuigu (Анализ статистики китайцев в США) // Сайт Тайваньской комиссии по делам зарубежных китайцев. URL:
http: //www. ocac. gov. tw/ (дата обращения: 12. 03. 2011 г.).
3. Meizhou huaqiao huaren shi (История китайцев Америки) / Li Chuhui, Yang Shengmao zhu bian. Beijing, 1990.
4. Jianada huaren renkou tongji tuigu (Анализ статистики китайцев в Канаде) // Сайт Тайваньской комиссии по делам зарубежных китайцев.
URL: http: //www. ocac. gov. tw/ (дата обращения: 12. 03. 2011 г.).
5. Wang S., Lo L. Chinese immigrants in Canada: their changing composition and economic performance // CERIS Working paper № 30. March 2004.
6. Geguo huaren renkou zhuanji (Китайское население стран мира). Taiwan, 2005. 129 p.
7. Li Xingwen, Zhao Guanghui. Haiwai huaren xin yimin xianzhuang fenxie (Анализ ситуации новой миграции китайцев за рубеж) // Kexue zhong-
guoren wang. 30. 11. 2005. URL: http: //www. scichi. com/new/duzhe/Article/28. html (дата обращения: 26. 06. 2007 г.).
8. Li Haifeng: Shiqidahou qiaowu gongzuo jiang yinlai xin jiyuqi (Ли Хайфэн: новые возможности в работе с хуацяо, открывшиеся после 17 съезда
КПК) // China Review News. 12. 10. 2007. URL: http: //cn. chinareviewnews. com/doc/1004/6/7/4/100 467 404. html? coluid=7&-kindid=0&-docid= 100 467 404& amp-mdate=1 012 122 901 (дата обращения: 10. 03. 2009 г.).
9. Hemu xiangyong hezuo gongying Guojian yige chongman holi de huaqiao huaren shehui (Взаимная гармония и сотрудничество с выигрышем для
всех, построим исполненное живой силы сообщество для зарубежных китайцев) // Zhongguo qiao wang. URL: http: //www. chinaqw. com/ news/200 707/03/78 232. shtml (дата обращения: 14. 01. 2009 г.).
10. Ong А. Flexible Citizenship: The Cultural Logics of Transnationality. London, Durham, 1999.
11. Ip D., Inglis C., Wu C.T. Concepts of Citizenship and Identity among Recent Asian Immigrants in Australia // Asian and Pacific Migration Journal.
1997. № ¾.
12. Li Haifeng. Zhengque chuli qiaowu gongzuo de ruogan gaunxi. Guowuyuan qiaowu bangongshi zhuren (Определенные моменты, касающиеся правильного руководства работы с хуацяо. Глава Канцелярии Госсовета по делам хуацяо) // Qiushi lilun wang. 01. 08. 2009. URL: http: //www. qsjournal. com. cn/zxdk/2009/200 915/200907/t20090728_8102. htm (дата обращения: 12. 09. 2009 г.).
13. Hong Liu. New Migrants and the Revival of Overseas Chinese Nationalism // Journal of Contemporary China. 2005. Vol. 43.
14. Jian Zemin tongzhi guanyu qiaowu gongzuo de lunshu (Рассуждения Цзян Цземиня о работе с зарубежными китайцами) // Shanghai shi guiguo huaqiao lianhehui. URL: http: //www. shanghaiql. org/renda/node7406/node7412/node7435/u1a1288802. html (дата обращения: 22. 05. 2009 г.).
Статья представлена научной редакцией «История» 7 декабря 2011 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой