Фернан Бродель: специфика подхода к истории Франции

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94 (44)
ББК 63.3 (4 Фра) 4 М 26
Маркова С. П.
Рубанов Е. В.
Фернан Бродель: специфика подхода к истории Франции
(Рецензирована)
Аннотация:
Статья посвящена анализу взглядов на историю крупнейшего представителя второго поколения знаменитой европейской «школы Анналов» Фернана Броделя. Основой исследования является одна из самых значительных работ историка «Что такое Франция?»
Ключевые слова:
«Школа Анналов», глобальная история, вековые тенденции-циклы (вековые тренды), «крестьянская экономика», инфраструктуры, суперструктуры.
Фернан Бродель (1902 — 1985гг.) — крупнейший историк современности, общепризнанный лидер исторической «школы Анналов», автор ряда значительных и оригинальных исследований. Первым большим научным сочинением историка была работа «Средиземноморье и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II» [1], вышедшая в 1949 г. и принесшая автору широкое признание в историческом мире. Второе крупное исследование Ф. Броделя «Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV -XVIII вв.» [2] было опубликовано через 30 лет, в течение которых историк занимал центральное место во французской и европейской историографии. После смерти основателей «школы Анналов» Марка Блока (1944г.) и Люсьена Февра (1956г.) он по достоинству занял их место, продолжая начатую ими «битву за историю» (так Л. Февр назвал опубликованный в 1953 г. сборник своих работ). Задача этого нетрадиционного направления исторических исследований формулировалась кратко следующим образом: заниматься не описанием событий, не рассказывать о них, а проникать в суть исторических процессов, охватывая все стороны жизни изучаемого общества, объяснять происходившее.
В 60 — 70-е гг. работы Ф. Броделя и его разносторонняя деятельность получают международное признание. Он становится почетным доктором университетов Брюсселя, Оксфорда, Мадрида, Женевы, Варшавы, Кембриджа, Лондона, Чикаго, его именем называют один из научно-исследовательских центров в США. В эти годы Ф. Бродель прилагает огромные усилия для решения проблемы междисциплинарных связей, в лекциях и периодических публикациях доказывая необходимость междисциплинарного диалога [3, с. 63].
В 80-е годы историк приступил к написанию труда, название которого в русском переводе звучит так: «Что такое Франция?"[4] Это последняя крупная работа ученого. Завершить ее он не успел, написав лишь первые две книги из планировавшихся четырех. Анализу работы и специфике содержащегося в ней взгляда на французскую историю посвящена настоящая статья. Что касается концепции, положенной ученым в основу труда, то автор определил ее так: ««Применяемая мной концепция истории в отношении Франции представляет собой концепцию глобальной истории, то есть истории, которая наполнена всеми науками о человеке» [5, с. 196]. Это предполагает междисциплинарность, позволяющую использовать достижения других наук для получения нового знания в науке исторической, позволяющую увидеть прежде невидимые стороны у казалось бы давно изученных вещей.
Первая книга работы Ф. Броделя «Что такое Франция?» называется «Пространство и история». В ней автор делает акцент на взаимодействие исторической и географической
наук, что по замыслу ученого должно «выявить многоликие, перепутанные, трудноуловимые узы, связующие историю Франции с территорией, которая сплачивает эту страну, служит ей основанием и определенным образом … ее объясняет» [4, с. 19]. Во взаимодействии двух наук география становится способом нового прочтения прошлого Франции, позволяющим по-новому оценить и истолковать историю страны.
Главный вывод, который Фернан Бродель делает с помощью географии, таков: «Единая Франция — неуловимый призрак. Давным-давно, вчера и сегодня существовало и существует сто, тысяча Франций» [4, с. 21]. Этим выводом подчеркивается то разнообразие ландшафтов, типов ведения хозяйства, укладов жизни, способов постройки жилья, диалектов, которое сохраняется во Франции по сей день, несмотря на влияние различных сил, от рыночной экономики до унитарного государства, пытающихся всячески нивелировать различия, создав однообразие, более удобное для функционирования хозяйства и административного аппарата.
В качестве факторов, обусловивших развитие Франции как страны, состоящей из множества отличающихся друг от друга пространственных единиц, историк называет особенности физической географии страны (наличие горных цепей, крупных рек, мешавших взаимодействию между отдельными регионами), климат, замкнутость основных производственных единиц в дорыночный период развития экономики. Это разнообразие не смогло до конца ликвидировать ни абсолютистское государство, ни мощные процессы модернизации и урбанизации, начавшиеся в XIX столетии [4, с. 52−54].
При дальнейшем рассмотрении этой проблемы выясняется, что на пространстве Франции практически отсутствовало культурное и даже этническое единство. Историк отмечает, что на территории страны в течении многих столетий, по крайней мере, с момента складывания средневековых народностей, сосуществовали две, как он их определяет, цивилизации, каждая в своем языковом пространстве. Граница между ними пролегала по реке Луаре. На ее правобережье был распространен северофранцузский язык (язык «ойль»), а на левобережье окситанский (язык «ок»). Между Францией северной и Францией южной пролегает Франция срединная, совмещающая черты обеих. При этом ученый подчеркивает, что такое разделение страны имеет в своей основе не только и не столько лингвистический принцип, сколько принцип этнокультурный, поскольку «на севере и юге люди по-разному появляются на свет, живут, любят, вступают в брак, думают, веруют, смеются, едят, одеваются, строят дома и распахивают поля, держатся друг с другом» [4, с. 64−65].
Первая часть второй книги («Люди и вещи») освещает проблему численности народонаселения и ее колебания на протяжении веков на территории Франции. Здесь историк вводит читателей в проблематику так называемых общих циклов (трендов) в истории Франции, исследуемых им на основе материала, который был получен в результате анализа циклических изменений демографического и частично экономического характера. Они имели место на протяжении всей истории страны и оказывали непосредственное воздействие на многие сферы общественного бытия, приводя в движение «живые массивы нашей истории» [6, с. 7], неся «свою долю ответственности и за расцвет религии, и за становление государств, и за капиталистическое развитие итальянских городов, … и за … сломы и возвращение вспять» [6, с. 11].
У каждого из этих циклов историк выделяет восходящую и нисходящую фазы, которые и есть собственно предмет его анализа. Причем, этот анализ, как сказано выше, охватывает огромный промежуток времени от появления на территории современной Франции первых представителей Homo sapiens до 80-х годов XX в. Таким образом, ученый рассматривает действие процессов большой временной протяженности, которое является одним из временных координат исследования [4, с. 10]. Первый выделенный цикл — период с III тысячелетия до н. э. по 1800 г. до н. э. Это время, когда земледелие начинает занимать господствующее положение на территории нынешней Франции, получает распространение культ богини-матери, то есть богини плодородия, характерный именно
для земледельческих народов [6, с. 36]. На этом этапе появляются первые очаги медной металлургии. Описываемый период характеризуется постепенным ростом населения, сопровождавшимся внутренней колонизацией, вырубкой лесов, увеличением количества поселений- в некоторых местах плотность населения, по данным Броделя, была даже несколько выше, чем сегодня.
Следующий период, выделяемый ученым в демографической истории страны, приходится на II тысячелетие до н. э. В это время несмотря на дальнейший прогресс производительных сил (около 1800 г. была освоена бронзовая металлургия), на распространение нового типа культуры, культуры так называемых «урновых полей», связываемой Броделем с очередным нашествием, на развитие торговых контактов (изделия металлургов из Франции обнаруживаются на территории от Бретани до Альп и Испании), на взаимопроникновение культуры автохтонного населения и культуры пришельцев, плотность населения заметно снижается. Причины подобного регресса неясны. Это, по мнению Броделя, могла быть и эпидемия, подобная эпидемии черной смерти в XIV в., и голод, вызванный стремительным ростом населения в предшествующий период, и раздоры, порожденные недостатком новых земель, и новое нашествие захватчиков.
Третья фаза демографических пертурбаций приходится на период, длившийся с 700 г. до н. э. вплоть до завоевания Галлии римлянами [6, с. 44]. В это время получает распространение железная металлургия, распространению которой способствовало некоторое похолодание климата, который стал, как пишет Бродель, более холодным и влажным, что привело к развитию лесов, бывших источником получения древесного угля. Этого ресурса, по мнению историка, теперь требовалось гораздо больше, чем раньше, ведь железная металлургия гораздо более трудоемкая, нежели бронзовая, «для нее требуются высокие температуры и широкое использование дров» [6, с. 41−43].
После периода первобытности на территории Франции Ф. Бродель переходит к освещению собственно истории и демографии. Причем он объединяет четыре «Галлии» -кельтскую перед римским завоеванием, римскую, Меровингскую и Каролингскую — в некое единство, заметное «лишь в пределах большой временной протяженности». По Броделю, эти эпохи настолько схожи в отношении существовавших структур жизни, что все изменения в этот период можно свести лишь к незначительным преобразованиям внутри многовекового цикла (векового тренда) [16, с. 63].
950 — 1450 гг. (эпоха Капетингов-Валуа) — следующий долгий многовековой демографический цикл в истории страны. В нем, как и в предыдущем цикле, историк четко различает две фазы. Первая — медленный подъем, продолжавшийся с 950 до 1350 г. Это было время, когда совершались глубокие перемены в самих основах жизни. Средиземное море перестает играть прежнюю системообразующую роль, какую играло со времен существования Римской империи. Изменения затрагивают и способ производства материальных благ. Во Франции, как и в других регионах тогдашнего Запада, рабство уступает место крепостничеству, более прогрессивному укладу, в гораздо большей степени стимулировавшему работу крестьянина. В этот период наблюдается значительный рост населения, осуществляется активная внутренняя колонизация, сопровождавшаяся подъемом городов, появляется значительное количество технических новшеств, внедрявшихся в хозяйство [6, с. 130−132].
Вторая фаза — стремительный спад, происходивший примерно в четыре раза быстрее, чем подъем, с 1350 по 1450 гг. В это время резко снижается численность населения во Франции, да и во всей Европе. Главной причиной этого послужила, конечно, страшная эпидемия бубонной чумы, поразившая Запад в 1348 г. За 1348 — 1349 гг. в различных местностях Франции погибло от четверти до 80 — 90% населения. Весьма неблагоприятно на демографических показателях сказалась и Столетняя война, опустошившая деревни и города страны. Но Бродель полагает, что в кризисе повинны не только войны и эпидемии. Он пишет о том, что экономический спад, повлекший за собой
и демографический, начался раньше, поскольку производительность труда уже не росла так быстро, как население, что вызвало на рубеже XIII — XIV вв. остановку его роста, и, как свидетельство произошедших перемен, была прекращена расчистка лесов под пашню. Последствия описанных изменений были катастрофичны: население Франции
уменьшилось к 1450 г. на половину, с 20 до 10 млн. человек [6, с. 140−141].
Следующий этап истории Франции, рассматриваемой с точки зрения смены многовековых тенденций-трендов, приходится, по Броделю, на 1450 — 1950 гг. Главное его отличие от всех предыдущих историк видит в том, что этот этап не имеет нисходящей фазы, то есть ему не присущ циклический характер [6, с. 117]. В это время численность населения Франции неуклонно росла без тенденции к прекращению роста, что связано с успехами медицины, распространением новых сельскохозяйственных культур (картофель, маис), с постепенным повышением уровня и продолжительности жизни.
Вторая часть второй книги Ф. Броделя отведена освещению экономической истории страны в рамках концепции большой временной протяженности, охватывающей период с 1000 г. [7]. В центр экономической истории ученый поставил так называемую «крестьянскую экономику», поскольку на протяжении большей части своего существования французская экономика носила аграрный характер, что, наряду с замедленным по сравнению с другими европейскими странами выходом из нее, по мнению Броделя, оставило «глубокий след» в истории Франции.
В целом, экономическая сфера аграрного общества, охватывающая как производство материальных благ, так их распределение и потребление предстает в труде Броделя расчлененной на несколько составляющих, расположенных одна над другой, создавая подобие пирамиды. В ее основании лежат так называемые сельские инфраструктуры, то есть область непосредственного сельскохозяйственного производства, являющаяся фундаментом всей экономической жизни, да и всего общества в целом, поскольку именно здесь создается основная доля всего прибавочного продукта.
Выше расположены несколько суперструктур, основывающихся на сельской инфраструктуре общества. Во-первых, это французские города, чье значение постоянно росло вместе с увеличением доли городского населения с прогрессом урбанизации. Они через свои рынки втягивали французские деревни, тяготевшие к автаркии, в единое экономическое пространство. Следующей суперструктурой, также активно способствующей связи между собой различных регионов страны, были пути сообщения, делающие возможным обмен произведенными материальными благами [7, с. 250].
Еще одним элементом крестьянской французской экономики является промышленность, охватывающая как крупное, так и мелкое производство, то есть кустарную промышленность, по мнению Броделя, долгое время занимавшую значительное место в данной суперструктуре. Затем в экономической пирамиде, выстроенной историком, подвергается рассмотрению торговля, четвертый компонент хозяйства [7, с. 301]. На самой вершине иерархической лестницы Броделя находится капитализм, понимаемый историком не как определенный способ производства материальных благ, а как высший, самый сложный уровень экономической жизни, функционирование которого редко выходит за пределы этих верхних этажей [8, с. 66−67].
Таким образом, труд Ф. Броделя непохож ни на один другой по истории Франции. Применение междисциплинарного подхода, основанного на использовании методов и данных различных научных дисциплин, привело к созданию своеобразной энциклопедии французской истории. Эта история предстает для нас не в виде привычного калейдоскопа событий и исторических деятелей. Упоминания о них на страницах книги не есть системообразующая основа труда ученого. Напротив, историк стремится заглянуть за грань событийной канвы, стремясь увидеть глубинные основы социальной жизни, определяющие все остальные. Для подобного исследования традиционных методов исторического исследования не хватает, поэтому Ф. Бродель обращается к другим наукам, могущим помочь в достижении целей его труда.
«Что такое Франция?» — блестящий пример такого междисциплинарного подхода. Синтез методов истории и географии, истории и демографической науки, истории и экономики привел к выявлению неизвестных дотоле сторон французской истории, позволил по-новому взглянуть на нее, выявить глубинные тенденции развития, оказывавшие значительное влияние на ее ход. Успеху начинаний автора в значительной мере способствовала его огромная эрудиция, привлечение колоссальной массы самых разнообразных исторических источников, извлеченных Броделем из различных европейских архивов. Не последнюю роль здесь сыграл факт владения ученым семью языками.
Примечания:
1. Бродель Ф. Средиземноморье и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II. М., 2002−2004.
2. Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV—XVIII вв. М., 1989.
3. Афанасьев Ю. Н. Фернан Бродель и его видение истории // Новая и новейшая история. 1985. № 5.С. 63.
4. Бродель Ф. Что такое Франция? М. 1994. Кн. 1.
5. Грабски А. Ф. Фернан Бродель: вопросы методологии истории // Новая и новейшая история. 1990. № 5. С. 196.
6. Бродель Ф. Что такое Франция? М., 1995. Кн. 2, ч. 1. С. 7.
7. Бродель Ф. Что такое Франция? М., 1995. Кн. 2, ч. 2. С. 7.
8. Бродель Ф. Динамика капитализма. Смоленск, 1993. С. 66−67.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой