Функционально-грамматические характеристики местоимений в лезгинском языке в сравнении с английским

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

110
• ••
Известия ДГПУ, № 1, 2015
УДК 811. 351. 12
ФУНКЦИОНАЛЬНО-ГРАММАТИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ МЕСТОИМЕНИЙ В ЛЕЗГИНСКОМ ЯЗЫКЕ В СРАВНЕНИИ С АНГЛИЙСКИМ
THE FUNCTIONAL GRAMMATICAL CHARACTERISTICS
OF THE LEZGHIN PRONOUNS IN COMPARISON WITH ENGLISH
© 2015 Садыки Н. Н.
Дагестанский государственный педагогический университет
© 2015 Sadyki N. N.
Dagestan State Pedagogical University
Резюме. В статье рассматриваются основные функционально-грамматические характеристики разных классов местоимений в лезгинском языке в сравнении с английскими местоимениями, выявляются общие и типологически особенные черты в семантике и особенностях функционирования данных единиц языка в сопоставительном плане.
Abstract. The author of the article examines the functional-grammatical characteristics of various types ofpronouns in the Lezghin language in comparison to the English pronouns. She reveals the general and typologically specific features in the semantics and peculiarities offunctioning of these language units in the comparative aspect.
Resjume. V state rassmatrivayutsya osnovnye funkcionalno-grammaticheskie xarakteristiki raznyx klassov mes-toimenij v lezginskom yazyke v sravnenii s anglijskimi mestoimeniyami, vyyavlyayutsya obshhie i tipologicheski osobennye cherty v semantike i osobennostyax funkcionirovaniya dannyx edinic yazyka v sopostavitelnom plane.
Ключевые слова: лезгинский язык, английский язык, лексико-семантические разряды местоимений, функционально-грамматическая характеристика, типологические различия и сходства.
Keywords: the Lezghin language, English, lexical-semantic categories of pronouns, functional-grammatical characteristics, typological differences and similarities.
Klyuchevye slova: lezginskij yazyk, anglijskij yazyk, leksiko-semanticheskie razryady mestoimenij, funkcional-no-grammaticheskaya xarakteristika, tipologicheskie razlichiya i sxodstva.
Как известно, в исследуемых языках различаются такие подклассы местоимений, как личные, притяжательные, возвратные, относительные, неопределённые, отрицательные, указательные, вопросительные и неопределённо-личные, однако, эта классификация базируется чаще всего исключительно на их семантике. Но если пойти дальше, в более подробное исследование всех этих разрядов, то мы заметим более существенные различия между упомянутыми разрядами.
В целом нами обнаружено значительное сходство в семантике указанных разрядов местоимений в исследуемых языках, что можно попытаться объяснить общим значением персонификации во многих языках.
У исследователей обычно не вызывает сомнения наличие в лезгинском языке таких местоимений, как личные, вопросительные, возвратные, отрицательные, указательные, определительные, неопределенные.
И в английском, и в лезгинских языках личные местоимения обладают схожей семантикой: дейк-тическим указанием лица, которое принимает или не принимает участие в процессе общения, и его отношением к говорящему. Тем не менее, качественный и количественный состав этих местоимений в рассматриваемых языках довольно разный. К примеру, в английском языке личные местоимения состоят из трех лиц, в то время как в лезгинском языке таких местоимений всего два: 1-го лица (которое порой в форме множественного числа осложняется еще и лексемами эксклюзива и инклюзива) и 2-го лица, а все функции личного местоимения 3-го лица переходят на субстантивированные указательные местоимения, например, может использоваться субстантивированная форма указательного местоимения а: ам (ед. ч.), абур (мн. ч.).
Личные местоимения в рассматриваемых языках выполняют две отличные друг от друга функ-
Общественные и гуманитарные науки
111
• ••
ции: референтную (при непосредственном дейксисе лица) и нереферентную (при дейксисе неопределенного множества лиц, непосредственно не участвующих в акте коммуникации). Здесь также следует отметить специфические экспрессивные оттенки семантики в обоих исследуемых языках, которые возникают при противопоставлении местоимений мы и вы, чаще всего, в разговорной речи: «свои», «друзья», «единомышленники» -«чужие», «представители других взглядов», «враги».
В качестве различия в семантике местоимений можно также отметить тот факт, что в английском языке местоимение you «ты» возможно заменить неопределенным местоимением one «некто» с сохранением такого же смысла. В лезгинском же языке такая замена невозможна, а местоимение вун «ты» функционирует всегда лишь в своем основном значении. В то же время в английской художественной прозе можно встретить даже раздельное написание местоимения или вставку другого слова между его частями: You don’t look your customary self- Вы не похожи на обычного себя. В лезгинском языке такое явление не может иметь места по правилам грамматической системы.
Нами также выявлено, что в обоих исследуемых языках существует синонимия в системе неопределенных местоимений типа маса 'другой', 'иной', муькуь 'другой', афлан 'такой-то', 'некий', са 'один', 'некто', 'некий', бязи 'некоторый', 'некий'- some, something, somebody, other, another 'кое-что', 'что-то', 'что-нибудь', 'что-либо', 'нечто' и т. д. Это обусловлено тем, что все перечисленные выше местоимения достаточно тесно связаны семантически, но в то же время обладают разным стилистическим употреблением. То же можно сказать и о синонимике отрицательных местоимений типа садни, касни 'никто', зат1ни 'ничто', noone, nobody, nothing — 'никого', 'ничего', 'некого', 'нечего', которые в исследуемых языках также имеют точки пересечения. Основным отрицательным местоимением в рассматриваемых языках является местоимение садни -nobody 'никто', зат1ни — nothing 'ничто', которое чаще всего выражает обобщенное значение субъекта или объекта действия в отрицательных предложениях.
Особо стоит вопрос о семантике неопределенных местоимений, т. к. в рассматриваемых языках они обозначают неопределенный предмет (лицо) или признак и, следовательно, «этот разряд не имеет четкой структуры» [2. С. 78], а общим для них является то, что они образуются от вопросительных местоимений. С другой стороны, в лезгинском языке такие местоимения часто не разграничиваются с отрицательными, т. к. их семантика совпадает с неопределенной семантикой отрицательных местоимений типа садни 'ничего', касни 'никто', затГни 'ничего' и др.
Притяжательные местоимения в лезгинском языке в качестве отдельного разряда обычно не выносятся. В их функции чаще всего используют-
ся другие местоимения в форме родительного падежа. Данные словоформы коррелируют по семантике с притяжательными местоимениями английского языка типа my 'мой', your 'твой', 'ваш', our 'наш' и т. д.
Что касается разряда относительных местоимений в лезгинском языке, то можно утверждать, что таких местоимений в лезгинском нет, а их синтаксическую функцию предикативной связи между частям и предложения выполняют различные глагольные формы [1. С. 112].
Еще один разряд местоимений — вопросительные — несет основную семантику вопроса о лице, предмете или признаке, не известном говорящему. В сравниваемых языках данный разряд местоимений значительно различается по своему составу, что частично можно приписать неточному толкованию семантики вопросительных наречий и числительных. Главным различием вопросительных местоимений в лезгинском языке является их дифференциация на классы и число.
В лезгинском языке имеются также и возвратные местоимения, которые не только выполняют дейктическую функцию указания на объект, равный по смыслу субъекту того же предложения, но и применяются в логофорическом и выделительном смыслах. Это свойство характерно также и для английского языка. Однако внутри системы этих местоимений наблюдаются такие различия: в английском дейксисе фигурируют личнопритяжательные местоимения, в лезгинском -возвратно-притяжательные. Ср.: all 'все', each 'каждый', every 'каждый', everything 'все', everybody 'каждый', everyone 'каждый', several 'несколько', которые исследователи часто относят к разряду неопределенных.
Вообще, несмотря на различные подходы к определению местоимения как особой лексикограмматической группы, в современной лингвистике имеется мнение о том, что местоимение — это часть речи с особенной семантикой и высокой степенью обобщенности и, с другой стороны, с отсутствием постоянной предметной отнесенности. Особенность семантики местоимения выявляется в двойственной природе его значения: с одной стороны, в денотативном плане местоимение «ничего не означает» в том смысле, в котором, например, «означает» имя существительное, а с другой стороны, в классе местоимений, по мнению Н. Ю. Шведовой, «сосредоточены и абстрагированы понятия (смыслы, „идеи“) живого и неживого, личности и неличности, движения, его начала и завершения, предельности и непредельности, частного и общего, количества, признака сущностного и приписываемого, собственности и несобственности, совокупности и раздельности, совместности и несовместности, элементарных и в то же время главных связей и зависимостей» [4. C. 8].
Одновременно с этим пестрота значений местоименной лексики дает возможность для ее логико-семантической классификации, включая та-
112
• ••
Известия ДГПУ, № 1, 2015
кие разряды местоимений как кванторные, дейк-тические и анафорические.
Местоимения в рассматриваемых языках, в силу своей семантики, могут замещать именные части речи и выполнять функции существительного или прилагательного в предложении. Есть ряд работ, посвященных функционированию местоимений дагестанских языков, в которых исследователи приводят примеры функционирования местоимений различных разрядов в роли подлежащего (чаще всего, личные местоимения), именной части составного именного сказуемого (притяжательные местоимения), прямого и косвенного дополнения (личные местоимения), обстоятельства (падежные формы личных местоимений), определения (указательные местоимения) [3. C. 6].
Следует также отметить, что местоимения, в силу своей специфики как особой части речи, отличаются не только своеобразной семантикой, но и довольно специфическими синтаксическими функциями, однако ряд значений этой части речи в рассматриваемых языках совпадает. Лингвистический анализ показывает, что для семантики ме-
стоимений в лезгинском языке характерны отсутствие постоянной предметной отнесенности и высокая степень обобщенности.
Нами проводились количественные подсчеты случаев использования тех или иных разрядов местоимений в английском и лезгинском языках в разных синтаксических функциях.
В рассмотренных нами текстах художественной прозы местоимения составляют практически одинаковое число процентов от общего количества слов: и в лезгинском, и в английском их получилось более 10%. Из них основную долю занимают личные местоимения при совпадении их функций с существительным (в роли подлежащего или дополнения). Остальные местоимения зафиксированы намного меньше.
Кроме того, в лезгинском языке местоимения, помимо синтаксических особенностей, совпадающих с другими частями речи, обладают рядом характеристик, свойственных только местоимениям, здесь имеются в виду возможности возникновения сочетаний типа «местоимение + местоимение», «местоимение + числительное» и др.
Литература
1. Гайдаров Р. И. и др. Современный лезгинский язык. М., 2010. 2. Иванова И. П., Почепцов A. A. и др. Теоретическая грамматика английского языка. М., 1980. 3. Махмудова З. Ш. Местоимение в дагестанских языках в сравнении с английским. Автореф. дисс. … канд. филол. наук. М., 2007. 4. Шведова
H. Ю. Местоимение и смысл. М., 1998.
References
I. Gaydarov R. I. et al. Modern Lezghin language. М., 2010. 2. Ivanova I. P, Pocheptsov A. A. et al. Theo-
retical English Grammar. M., 1980. 3. Makhmudova Z. Sh. Pronoun in the Dagestan languages in comparison with English. Author'-s abstract of diss. … Cand. Phil., 2007. 4. Shvedova N. Yu. Pronoun and Sense.
М., 1998.
Literatura
1. Gajdarov R. I. i dr. Sovremennyj lezginskij jazyk. M., 2010. 2. Ivanova I. P., Pochepcov A. A. i dr. Teoreti-cheskaja grammatika anglijskogo jazyka. M., 1980. 3. Mahmudova Z. Sh. Mestoimenie v dagestanskih
jazykah v sravnenii s anglijskim. Avtoref. diss. … kand. filol. nauk. M., 2007. 4. Shvedova N. Ju. Mestoi-
menie i smysl. M., 1998.
Статья поступила в редакцию 17. 12. 2014 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой