Междометия как подкласс эмоционально-оценочной лексики в лезгинском языке

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Общественные и гуманитарные науки
• ••
119
швалра пятеро шелра
уриггалра шестеро урегалра
ярхТалра семеро верхТалра
ааах1алра
восьмеро
гех1елра и т. д.
Литература
1. Абдуллаев С. Н. Грамматика даргинского языка. Махачкала, 1954. 2. Абдуллаев З. Г. Даргинский
язык. М., 1993. 3. Гасанова У. У. Лексический состав и словообразование хайдакского диалекта даргинского языка. Махачкала, 2011. 4. Мусаев М. -С. М. Система глагольного словоизменения даргинского языка. Махачкала, 1980. 5. Муталов Р. О. Глагол даргинского языка. Махачкала, 2002.
6. Сулейманов А. А. Методика преподавания фонетики и морфологии даргинского языка. Махачкала, 2005. 7. Чапаева Р. М. Нижнемулебкинский говор даргинского языка. Махачкала, 2012.
References
1. Abdullaev S. N. The Dargin Grammar. Makhachkala, 1954. 2. Abdullaev Z. G. The Dargin language. M., 1993. 3. Gasanova U. U. Vocabulary and word building of the Khaydak dialect of the Dargin language.
Makhachkala, 2010. 4. Musaev M-S. M. System of the verb inflection in the Dargin language. Makhachkala, 1980. 5. Mutalov R. O. The Dargin Verb. Makhachkala, 2002. 6. Suleymanov A. A. Methods of teaching the phonetics and morphology of the Dargin language. Makhachkala, 2005. 7. Chapaeva R. M. The
Nizhnee Mulebki subdialect of the Dargin language. Makhachkala, 2012.
Literatura
1. Abdullaev S. N. Grammatika darginskogo jazyka. Mahachkala, 1954. 2. Abdullaev Z. G. Darginskij jazyk. M., 1993. 3. Gasanova U. U. Leksicheskij sostav i slovoobrazovanie hajdakskogo dialekta darginskogo
jazyka. Mahachkala, 2011. 4. Musaev M. -S. M. Sistema glagol'-nogo slovoizmenenija darginskogo jazyka. Mahachkala, 1980. 5. Mutalov R. O. Glagol darginskogo jazyka. Mahachkala, 2002. 6. Sulejmanov A. A. Metodika prepodavanija fonetiki i morfologii darginskogo jazyka. Mahachkala, 2005. 7. Chapaeva R. M.
Nizhnemulebkinskij govor darginskogo jazyka. Mahachkala, 2012.
Статья поступила в редакцию 18. 11. 2014 г.
УДК 811. 351. 32
МЕЖДОМЕТИЯ КАК ПОДКЛАСС ЭМОЦИОНАЛЬНООЦЕНОЧНОЙ ЛЕКСИКИ В ЛЕЗГИНСКОМ ЯЗЫКЕ
INTERJECTIONS AS A SUBCLASS OF THE EMOTIONAL EVALUATIVE VOCABULARY IN THE LEZGHIN LANGUAGE
© 2015 Шингарова С. Д.
Дагестанский государственный педагогический университет
© 2015 Shingarova S. D.
Dagestan State Pedagogical University
Резюме. В статье рассматриваются вопросы эмоционально-оценочной лексики русского и лезгинского языков, представляющие собой особую закрытую систему. Исследуется особый статус междометий в сопоставляемых языках.
Abstract. The author of the article considers the emotional and evaluation vocabulary in Russian and the Lezghin, representing a special closed system. She studies the special status of interjections in the comparable languages.
Resjume. V stat’e rassmatrivajutsja voprosy jemocional'-no — ocenochnoj leksiki russkogo i lezginskogo jazykov, predstavljajushhie soboj osobuju zakrytuju sistemu. Issleduetsja osobyj status mezhdometij v sopostavljaemyh jazy-kah.
Ключевые слова: междометия, редупликация, иллокутивность, коннотация, денотация.
120
• ••
Известия ДГПУ, № 1, 2015
Keywords: interjections, reduplication, illocutionary, connotation, denotation. Kljuchevye slova: mezhdometija, reduplikacija, illokutivnost'-, konnotacija, denotacija.
Междометия, как подкласс эмоциональнооценочной лексики, представляют собой особую закрытую систему. Некоторые авторы отделяют междометия от эмоциональной лексики по принципу равности — неравности эмотивных смыслов лексическому значению, другие отмечают, что междометия лишь обладают слабо выраженным предметно-логическим значением, отображая концепции о чувствах.
Междометия отличаются от номинативных единиц тем, что обязательным компонентом номинативных единиц является денотативное значение, которое называет предмет, понятие, а факультативным — коннотация. Для междометий коннотация является основным и ведущим компонентом, где предметно-логическое значение подчинено эмоциональному, а денотация не ярко выражена [11].
Особый статус междометий в языке подтверждает тот факт, что «междометия находятся на периферии языковых знаков. Междометия связанны с жестами, как никакие другие языковые знаки, и не только с помощью жестов, но и с другими невербальными средствами коммуникации» [11]. В зависимости от интонации, с которой произносится то или иное междометие, от ситуации, по жестам и мимике можно точно установить выражаемую эмоцию.
Отнесение определенных групп языковых единиц к классу междометий остается спорным и неоднозначным. Изучение междометий долгое время было опосредованным: ученых-лингвистов интересовала простая фиксация этого явления. Интерес к междометиям возник после широкого распространения теории происхождения языка.
В настоящее время междометия являются одним из самых неоднозначно интерпретируемых классов языка. В то же самое время они представляют собой уникальное явление, как в семантическом, так и в структурном плане.
Междометия — неизменяемые слова и словосочетания, не являющиеся частями речи, обычно морфологически нечленимые и выступающие в речи как односоставные предложения, служащие для выражения эмоций (радость, удивление, возмущение, раздражение, злость, боль, отвращение, недоумение и др.), ощущений, душевных состояний и других реакций, не называя их. Междометия тесно связаны со звукоподражанием и выступают как слова-сигналы, используемые для выражения требования, желания, побуждения к действию, а также для моментального реагирования человека на различные события реальной действительности.
Из множества существующих в лингвистике определений наиболее точным является следующее: междометия — «класс неизменяемых слов, служащих для нечленораздельного выражения
эмоциональных и эмоционально-волевых реакций на окружающую действительность» [12].
Впервые междометия были выделены как самостоятельный лексико-грамматический класс в латинской грамматике Варрона (1 век до н. э.). В последующей научной традиции грамматический характер междометий определялся неоднозначно. До сих пор так и не существует единой общепринятой классификации междометий, остается открытым и вопрос о вхождении междометий в систему частей речи. Некоторые ученые вообще считали междометия бессмысленными формами, поскольку они не имеют денотации и любой говорящий может сам их придумать. Существует три подхода к классификации междометий: формальный, синтаксический, семантический.
С позиции формального подхода междометия могут быть связаны со знаменательными словами и восприниматься носителями как производные от них: «батюшки», «аллагь». А. А. Шахматов разделяет все междометия на три группы:
1. Выкрики, звукоподражания. Он выделяет их по отсутствию связи со звуковой формой других слов. Например: «эй», «тьфу», «эй я».
2. Междометия, сближающиеся с повелительными формами глагола, «на-ка», «иниз ша кван».
3. Знаменательные слова, образовавшиеся выкрики для выражения душевного состояния: «господи», «батюшки мои», «вай, ччан диде!» [16. С. 507].
Ф. И. Буслаев, исследовавший междометия с исторической точки зрения, выделяет в их составе следующие классы:
1. Первообразные (выражения чувства: «ах», «увы», «агь! пагь!», «гьайиф, уф»).
2. Производные («вот», «ингье»).
3. Сложные («спасибо — «спаси» и «бо" — «чух-сагъул» — «чух» и «сагъул») [3. С. 165].
В настоящее время выделяют две группы междометий: первообразные (первичные, непроизводные) и непервообразные (вторичные, производные). Непервообразные междометия — закрытая группа, построенная по модели сочетания нескольких звуков (ох, ах). Им присущи следующие свойства:
1) морфологическая аморфность и отсутствие словоизменения-
2) главенствующая роль интонации-
3) аномальность фонетических свойств [15].
Соответствующая классификация междометий
существует и в лезгинском языке. Например, междометия «агь! пагь!» не соотносятся со знаменательными словами, а междометия «иниз ша кван» являются мотивированными.
Что касается многообразия существующих точек зрения на синтаксическую природу междометий, то их можно свести к трем позициям:
Общественные и гуманитарные науки
121
• ••
1. Междометия — это разнородный по составу синтаксический класс, стоящий вне деления слов на части речи. Этой точки зрения придерживаются Ф. И. Буслаев, Д. Н. Ушаков, Г. Пауль.
2. Междометия входят в систему частей речи,
но стоят в ней изолированно. Этой точки зрения придерживаются Ф. Ф. Фортунатов,
А. А. Шахматов, В. В. Виноградов-
3. Междометия входят в круг частей речи и внутри последнего — в разряд «частиц речи», наряду с предлогами и союзами. Этого взгляда придерживаются О. Есперсен и его последователи [12].
Некоторые авторы отделяют междометия от эмоциональной лексики по принципу равности -неравности эмотивных смыслов лексическому значению, другие отмечают, что междометия, наряду со словами разговорной речи лишь обладают слабо выраженным предметно-логическим значением, отображая понятие о чувствах: «Эмоциональные выкрики, передающие индивидуальное настроение или ощущение, становятся словами только тогда, когда они утрачивают индивидуальное значение, получают общественную значимость и входят в общественную практику». В соответствии с мнением В. В. Виноградова, который утверждал, что «выражение эмоций в языке не может не быть осознанным», мы считаем междометие неотделимой, но особой, специфичной частью эмоционально-оценочной лексики.
О. Есперсен предлагает рассматривать междометия в рамках одной части речи, а именно -«частицы», вместе с наречиями, предлогами и союзами. Он считает, что наполняющие данный разряд слова (наречия, союзы, предлоги, междометия) нельзя отнести ни к одному другому выделенному им классу слов.
В. А. Белошапкова называет междометиями языковые единицы, которые передают различные чувства, характер эмоций которых не зависит от прямого лексического значения междометий, а возникает в результате контекстуального воздействия. Она выделяет характерную особенность междометий — неизменяемость, считая, что при любой трансформации междометие превращается в другую часть речи. Например, при изменении междометий «ох» или «ах» можно говорить уже не о междометиях, а о существительных [2.
С. 516]. В отличие от других значащих частей речи, междометия не имеют номинативную функцию, но вместе с тем они имеют закрепленное за ними содержание. Каждое междометие выражает определенное чувство, состояние или волеизъявление, но некоторые из них одновременно могут выражать и боль, и испуг, и страх, и удивление, и радость. К таким междометиям могут относиться, например агь, вагь в лезгинском языке. Междометия часто употребляются в разговорной речи для передачи разнообразных чувств человека его отношения к фактам и явлениям реального мира. В художественной и публицистической речи, помимо передачи чувства и состояния персонажей ху-
дожественной литературы, авторского отношения к ним, междометия также усиливают эмоциональность высказывания, сообщает контексту то или иное стилистическое звучание. По своему составу, образованию междометия в лезгинском языке неоднородны: одни относятся к простым (непроизводным), другие к сложным (производным). Простые междометия — это в основном односложные комплексы: «ну» — «пагь», «ой, ох» — «вай», «ох, ах» — «ухь». К сложным относятся междометия, связанные с другими частями речи и некоторыми служебными словами. Так, междометия алла, валлагь, выражающие разнообразные чувства, восходят к заимствованию из арабского языка слову аллагь — «аллах». К знаменательным словам и определенным фразеологическим единицам в лезгинском языке относятся междометия, выражающие приветствие, прощание, благодарность и т. д., например: экуьн хийирар хьуй — «доброе утро», чухсагьул, сагьрай — «спасибо», мубара-край — «поздравляем», хъсан сят хьуй — «в добрый путь».
В лезгинском языке представлены редуплицированные формы междометий: ай-ай — «ай-ай», ба-бай — «ей, ой», гье-гье — «э, ну», вара-вара -«ни-ни, боже упаси» [8]. В английском языке междометия, выражающие увещевание, например now! come! there! часто употребляются в редуплицированной форме «there, theremygirl!», «come, becalm».
При изучении междометий с точки зрения ил-локутивности будет оправдан дифференцированный подход — разграничение их на классы эмоционально-оценочных, волеизъявительных и этикетных междометий. В этом случае мы ориентируемся семантическими особенностями данных классов в языках. При различных степенях коди-фицированности семантики междометий они обладают и различными характеристиками. Так, класс эмоционально-оценочных междометий выделяется отсутствием закрепленного значения. Классы волеизъявительных и этикетных междометий в обоих языках более ограничены семантически, их значение кодифицируется в словарях и ограничивается чаще одним вариантом, например, междометие чухсагьул, сагьрай — «спасибо», выражение благодарности. Нельзя говорить об одном закрепленном лексическом значении за волеизъявительными и этикетными междометиями, поскольку эти междометия в зависимости от ситуации могут выражать вторичные (малоупотребительные) или приобретать окказиональные значения. Класс волеизъявительных и этикетных междометий имеет особенности, так что значение каждого из этих междометий может находиться в сильной или слабой позиции.
По своему значению междометия в лезгинском языке делятся на две основные группы: эмоциональные и императивные. Эмоциональные междометия выражают различные эмоции говорящего, его отношение к окружающей действительности, к речи, деятельности собеседника. В этом
122
• ••
Известия ДГПУ, № 1, 2015
разряде междометий выделяются следующие группы:
1. Междометия удовлетворения, которые выражают одобрение, радость, восхищение, удовольствие, восторг, т. е. положительную оценку фактов действительности: ахваиш! — «ух, как хорошо!», пагь-пагь! — «вот это да!», баркалла! -«браво!», гьурра! «ура!» [6- 9- 10]. Например: Уф, адаз ажеб хьаначни! — «Ох, так ему и надо!" — Пагь, и рушан гуьрчегвал вуч я! — «Ах, какая красота у этой девушки!" — Вагь, вуна вуч авуна!
— «Вот это да, что ты наделал!».
2. Междометия неудовлетворения, выражающие порицание, упрек, протест, досаду, злость, гнев, возмущение, т. е. такие междометия, которые выражают отрицательную оценку фактов действительности: вай-гьарай! — «ох, ах!», гьагь!
— «ну!», дек1ени! — «вот еще!», вара-вара — «ни-ни», ву-у! — «ну!», тфу! — «тьфу!», эхь! — «эх!», агь! — «ух!» [6- 9- 10]. Например: Гьайиф, ам рекьиз — «Увы, (как жаль, что) он умер!" — Вара-вара, вун аниз фимир — «Смотри, туда не ходи!».
3. Междометия, выражающие удивление, изумление, недоумение, сомнение, сожаление, испуг, горе, тоску, печаль и др.: айгьа, айгьарай-гьай! — «ну и ну!», алла! — «э-э!», вув! — «ву-у!», пагь — «ну!», угь — «ох, ух!», дегь! — «вот тебе на!», ба-бай! — «ой-ой!» [6- 9- 10]. Например: Ву-
у, я чан вах, вуна вуч хьайит1ани лагьана тада-ман — «Ну, милая сестра, ты скажешь все, что взбредет в голову" — Валлагь, ам заз акунач -«Ей-богу, я его не видел" — «Агь, хьанач, акъатна гъиляй!» — «Ах, не получилось, упустил из рук».
Императивные междометия в лезгинском языке составляют такую группу, в которую входят междометия, выражающие волеизъявление, повеление, приказ, призыв или побуждение к какому -либо действию. Так, например, междометия гьей! эй! яда! (обращение к лицам мужского пола), куьмек-куьмек! — «на помощь!» взывает о помощи, ма! — «на!» побуждает взять, це! ши! иш! -тс! чш! выражают призыв к молчанию, к тишине.
Большую группу составляют междометия, с которыми обращаются к животным и птицам для побуждения их совершить какие-либо действия. Имеется круг междометий, с которыми субъект может обратиться к каждому конкретному животному для побуждения его к чему-либо. Так, в отношении собаки в лезгинском языке применяются следующие междометия: ма-ма-ма! нц1, нц1, нц1! (подзыв), ери! къач! (отгон), яхъ! чахъ! кс-кс-кс! (натравливание) — в отношении коровы, быка: суьс! ишт! (когда погоняют), вагьа! (когда останавливают), хих-х (назад) — в отношении курицы, петуха: тип-тип! дуь-дуь-дуь! (подзыв), киш! (отгон) [7. С. 253−255].
Литература
1. Алкадарский А. К. Лезги ч1алан грамматика, 1 пай. Махачкала, 1939. 2. Белошапкова В. А. Совре-
менный русский язык. М, 1989. 799 с. 3. Буслаев Ф. И. Историческая грамматика русского языка. М., 1959. 623 с. 4. Виноградов В. В. Некоторые задачи изучения синтаксиса простого предложения // Вопросы языкознания. 1954. № 1. С. 3−29. 5. Гаджиев М. М. Лезги ч1алан грамматика. Махачкала,
1950. 6. Гаджиев М. М. Русско-лезгинский словарь. Махачкала, 1950. 7. Гайдаров Р. И., Гюльмаго-медов А. Г., Мейланова У. А., Талибов Б. Б. Современный лезгинский язык. Махачкала, 2009. 482 с.
8. Гайдаров Р. И. Морфология лезгинского языка, Махачкала, 1987. 9. Гюльмагомедов А. Г. Лезги
ч1алан словарь. А-Л. I ктаб. Махачкала, 2003. 417 с. 10. Гюльмагомедов А. Г. Лезги ч1алан словарь. ЛЯ. II ктаб. Махачкала, 2005. 488 с. 11. Добрушина Н. Междометие [Электронный ресурс]. М., 2004. URL: www. krugosvet. ru. 12. Кручинина И. Н. Междометия / Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1997. 698 с. 13. Мещанинов И. И. Члены предложения и части речи. М., 1945. 322 с.
14. Талибов Б. Б., Гаджиев М. М. Лезгинско-русский словарь. М., 1996. 15. Шаронов И. А. Назад к
междометиям. Доклады международной конференции «Диалог 2004» [Электронный ресурс]. М., 2004. URL: www. dialog-21. ru 16. Шахматов А. А. Синтаксис русского языка. Л., 1941. 620 с.
References
I. Alkadarsky A. K. The Lezghin Grammar, 1 part. Makhachkala, 1939. 2. Beloshapkova V. A. Modern
Russian. M, 1989 799 p. 3. Buslaev F. I. Historical grammar of Russian, 1959, 623 p. 4. Vinogradov V. V. Some of the tasks of studying the syntax of the simple sentence // Problems of linguistics. 1954. # 1. P. 329. 5. Gadzhiev M. M. The Lezghin Grammar. Makhachkala, 1950. 6. Gadzhiev M. M. Russian-Lezghin
dictionary. Makhachkala, 1950. 7. Gaydarov R. I., Gyulmagomedov A. G., Meylanova U. A., Talibov B. B.
The modern Lezghin language. Makhachkala, 2009. 482 p. 8. Gaydarov R. I. The Lezghin morphology. Makhachkala, 1987. 9. Gyulmagomedov A. G. The Lezghin dictionary. A-Л. I book. Makhachkala, 2003.
417 p. 10. Gyulmagomedov A. G. The Lezghin dictionary. Л-Я. II book. Makhachkala, 2005. 488 p.
II. Dobrushina N. Interjections [Electronic resource] M., 2004. URL: www. krugosvet. ru. 12. Kruchinina I. N. Interjections / Linguistic encyclopedic dictionary. M., 1997. 698 p. 13. Meshchaninov I. I. The sentence and parts of speech. M., 1945. 322 p. 14. Talibov B. B., Gadzhiev M. M. Lezghin-Russian dictionary. M., 1996. 15. Sharonov I. A. Back to the interjections. Reports of the international conference & quot-Dialogue 2004» [Electronic resource] M., 2004. URL: www. dialog-21. ru. 16. Shakhmatov A. A. Russian Syntax. L., 1941. 620 p.
Literatura
Общественные и гуманитарные науки
• ••
123
1. Alkadarskij A. K. Lezgi chlalan grammatika, 1 paj. Mahachkala, 1939. 2. Beloshapkova V. A. Sovre-
mennyj russkij jazyk. M, 1989. 799 s. 3. Buslaev F. I. Istoricheskaja grammatika russkogo jazyka. M., 1959. 623 s. 4. Vinogradov V. V. Nekotorye zadachi izuchenija sintaksisa prostogo predlozhenija // Vo-prosy jazykoznanija. 1954. № 1. S. 3−29. 5. Gadzhiev M. M. Lezgi chIalan grammatika. Mahachkala,
1950. 6. Gadzhiev M. M. Russko-lezginskij slovar'-. Mahachkala, 1950. 7. Gajdarov R. I., Gjul'-magome-
dov A. G., Mejlanova U. A., Talibov B. B. Sovremennyj lezginskij jazyk. Mahachkala, 2009. 482 s.
8. Gajdarov R. I. Morfologija lezginskogo jazyka, Mahachkala, 1987. 9. Gjul'-magomedov A. G. Lezgi chIalan slovar'-. A-L. I ktab. Mahachkala, 2003. 417 s. 10. Gjul'-magomedov A. G. Lezgi chIalan slovar'-. L-Ja. II ktab. Mahachkala, 2005. 488 s. 11. Dobrushina N. Mezhdometie [Jelektronnyj resurs]. M., 2004. URL: www. krugosvet. ru. 12. Kruchinina I. N. Mezhdometija / Lingvisticheskij jenciklopedicheskij slovar'-. M., 1997. 698 s. 13. Meshhaninov I. I. Chleny predlozhenija i chasti rechi. M., 1945. 322 s. 14. Talibov
B. B., Gadzhiev M. M. Lezginsko-russkij slovar'-. M., 1996. 15. Sharonov I. A. Nazad k mezhdometijam. Do-klady mezhdunarodnoj konferencii «Dialog 2004» [Jelektronnyj resurs]. M., 2004. URL: www. dialog-21. ru 16. Shahmatov A. A. Sintaksis russkogo jazyka. L., 1941. 620 s.
Статья поступила вредакцию 11. 10. 2014 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой