Особенности риск-менеджмента в инновационной деятельности: региональный аспект

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РЕГИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА
ж
www. hjoumal. ru
DOI: 10. 17 835/2078−5429. 2015.6.1. 091−104
ОСОБЕННОСТИ РИСК — МЕНЕДЖМЕНТА В ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ
ДАРМИЛОВА ЖЕННИ ДАВЛЕТОВНА,
доктор экономических наук, профессор, Кубанский государственный университет, г. Краснодар,
e-mail: darmil@mail. ru
КОЛЕСНИКОВ ЮРИЙ СЕМЕНОВИЧ,
доктор экономических наук, профессор, Южный федеральный университет, г. Ростов-на-Дону, e-mail: kolesnickov. yur@yandex. ru
Рассмотрены основные проблемы риск-менеджмента в современных условиях, особенности управления рисками в инновационной деятельности, региональные инструменты воздействия на риски, направления снижения рисков инновационной деятельности в рамках государственно-частного партнёрства.
Ключевые слова: риск- риск-менеджмент- инновационный риск- инновационный процесс- государственно-частное партнёрство.
FEATURES OF RISK-MANAGEMENT IN INNOVATIVE ACTIVITY: REGIONAL ASPECT
DARMILOVA ZHENNI, D. ,
Doctor of Economics (DSc), Professor, Kuban State University, Krasnodar, e-mail: darmil@mail. ru
KOLESNIKOV YURIY, S. ,
Doctor of Economics (DSc), Professor, Southern Federal University, Rostov-on-Don, e-mail: kolesnickov. yur@yandex. ru
The main problems of risk management in modern conditions, especially in risk management innovation, tools, exposure to risks, directions of state support in the management of risk in a public-private partnership are considered in the paper.
Keywords: risk- risk management- innovation risk- innovation process- public- private partnership. JEL: A12, G38, H70.
В последнее время отечественный бизнес сталкивается с многочисленными рисками, связанными с рыночными колебаниями курсов акций, валют, сырьевых товаров, а также с увеличением степени открытости национальной экономики и
© Дармилова Ж. Д., Колесников Ю. С., 2015
JOURNAL OF ECONOMIC REGULATION (Вопросы регулирования экономики) • Том 6, № 1. 2015
JOURNAL OF ECONOMIC REGULATION (Вопросы регулирования экономики) • Том 6, № 1. 2015
92
Дармилова Ж. Д., Колесников Ю. С.
ужесточением конкуренции. В этой связи все большее внимание менеджмента привлекают проблемы управления рисками. Риск подразумевает любое событие или действие, которое может помешать достигнуть поставленных целей. Поэтому риск-менеджмент можно охарактеризовать как комплекс мер по минимизации возможных убытков в связи с наступлением негативных событий. Это структурированный и последовательный подход по выявлению, анализу и управлению рисками, охватывающий стратегию, процессы, людей и технологии.
В современных теоретических построениях моделей инновационного риск-менеджмента особое место отводится, наряду с анализом внутренней среды и стратегий управления инновационным процессом, анализу и оценке рисков внешней среды, под которой понимается, как правило, характеристика ситуации на конкурентных, глобальных, отраслевых и национальных рынках.
В международных стандартах риск-менеджмента эта сторона вопроса маркируется общими определениями типа «установление контекста», «стратегические цели организации», «определение среды».
В международных стандартах риск-менеджмента содержание процесса управления рассматривается в несколько этапов (см. рис. 1).
Рис. 1. Содержание процесса управления рисками в международных стандартах Источник: составлено по (Канов и Помулев, 2011).
Между тем, усиливающиеся процессы регионализации мирового хозяйства (как тренд, альтернативны глобализации) и национальных экономик формируют дифференцированные по многим параметрам региональные институциональные структуры экономики (включая ресурсную и промышленную специализации, интеллектуальное окружение, инновационную инфраструктуру, качество человеческого капитала, рынок труда и т. д.), оказывающие все большее влияние на стратегии инновационного риск-менеджмента.
То есть речь идет о необходимости расширения и развития стратегий и технологий инновационного риск-менеджмента за счет более полного и
Особенности риск-менеджмента в инновационной деятельности …
93
адекватного учета особенностей институциональной структуры и качества организационно-экономического пространства регионов.
В полной мере этот императив относится к России с ее обширным и глубоко дифференцированным экономическим пространством.
Более того, динамика инновационной модернизации экономики России во многом будет зависеть от качества организационно-экономического пространства, в котором реализуются инновационные процессы.
Россия, по данным Мирового экономического форума, в 2010—2011 гг. занимала 120-е место по уровню качества организационно-экономического пространства (Ивантер и Комков, 2012. С. 7). Низкое качество обусловлено, прежде всего, неразвитостью институциональной среды для инновационного бизнеса, незаинтересованностью бизнеса в трансакциях, обладающими высокими рисками, к которым относятся трансакции на рынках инноваций. Да и сам бизнес в условиях ресурсно-сырьевой модели российской экономики приобрел ментальность, далекую от шумпетерианской модели предпринимательства1.
С низким качеством организационно-экономического пространства связана и длящаяся вот уже несколько лет (2008−2010 гг.) «модернизационная пауза», преодолеть которую только за счет ресурсов госбюджета — без активного включения ресурсов бизнеса — не удается. Это хорошо иллюстрируется динамикой инновационной активности предприятий России за 2005−2012 гг. и глобального инновационного индекса стран-лидеров в 2008—2013 гг.
Рис. 2. Динамика инновационной активности предприятий России в 2005—2013 гг., % Источник: составлено на основе Регионы России. Социально-экономические показатели. М.: Росстат, 2014. С. 730.
Ключевым фактором, конечно, здесь является доля затрат на исследования и разработки в ВВП. В 2010—2013 гг. она практически отразила эту «модернизационную паузу» — осталась на уровне 1,39 — 1,4%, что в два раза ниже, чем в США, Японии и Германии и в 1,5 раза ниже, чем во Франции и Великобритании.
Воспроизводство как фундаментальной, так и прикладной науки в России до сих пор остается суженным, а процессы капитализации научных знаний и разработок не стали еще альфой и омегой предпринимательской деятельности, не набрали еще достаточной силы и мотивации в России.
Угроза перевода научно-технической сферы страны в режим «интеллектуального аутсорсинга» для обслуживания ТНК весьма реальна (Фролов, 2011. С. 49).
В этом контексте первоначальное освоение и адаптация критических импортных технологий и возрождение российской дееспособной системы научно -исследовательских и опытно-конструкторских работ является ключевым императивом инновационного менеджмента. Создание национальной инновационной системы невозможно без предварительной вторичной модернизации (Фролов, 2011. С. 53).
1 Средства предпринимательского сектора составляют всего 16,3% общего объема финансирования исследований и разработок. Россия в цифрах. Краткий статсборник. М., 2012. С. 573. (http: //www. gks. ru.).
JOURNAL OF ECONOMIC REGULATION (Вопросы регулирования экономики) • Том 6, № 1. 2015
JOURNAL OF ECONOMIC REGULATION (Вопросы регулирования экономики) • Том 6, № 1. 2015
94
Дармилова Ж. Д., Колесников Ю. С.
Таблица 1
Значения Глобального инновационного индекса стран-лидеров
за 2008−2013 гг.
п/п The Global Innovation Index 2008−2009 The Global I nnovation Index 2009−2010 The Global Innovation Index 2011 Accelerating Growth and Development The Global Innovation Index 2012 Stronger Innovation Linkages for Global Growth The Global Innovation Index 2013 The Local Dynamics of Innovation
1 США Исландия Швейцария Швейцария Швейцария
2 Г ермания Швеция Швеция Швеция Швеция
3 Швеция Гонконг Сингапур Сингапур Великобритания
4 Великобритания Швейцария Г онконг Финляндия Нидерланды
5 Сингапур Дания Финляндия Великобритания США
6 Юж. Корея Финляндия Дания Нидерланды Финляндия
7 Швейцария Сингапур США Дания Гонконг
8 Германия Нидерланды Канада Гонконг Сингапур
9 Япония Новая Зеландия Нидерланды Ирландия Германия
10 Нидерланды Норвегия Великобритания США Ирландия
68. Россия 64. Россия 56. Россия 51. Россия 62. Россия
Источник: Материалы из Годовых отчетов INSEAD и WIPO за период 2008—2013 гг. (http: //www. globalinnovationindex. org/content. aspx? page=past-reports — Дата
обращения: 10. 01. 2015).
И ключевая роль в этом принадлежит уже сегодня не государству, а бизнесу. По оценке специалистов рост госрасходов на науку в целом достиг (в рамках существующей модели экономики и бюджетной системы) определенного предела2.
Дальнейшее наращивание затрат на науку возможно только за счет увеличения предпринимательских расходов, т. е. при радикальном повышении инновационной активности предприятий и бизнес-структур3 и, соответственно, при выработке новых подходов к инновационному менеджменту в бизнес-структурах.
В связи с этим следует подчеркнуть, что сама экономическая интерпретация инновационного процесса подверглась трансформации.
С точки зрения воспроизводственного подхода за инновацией стоит не идея или изобретение как таковое, а капитал. То есть инновация выступает в форме процесса кругооборота капитала — как движение производительного капитала и как движение финансового (венчурного) (Фролов, 2011. С. 52).
Таким образом, воспроизводство инновационного цикла в действительности начинается не с идеи (как у Шумпетера), а с момента вложения капитала.
В этом контексте инновационный менеджмент имеет своим предметом уже не классический цикл «фундаментальные исследования — разработки … промышленное освоение — коммерциализация нововведения», а кругооборот капитала, результатом которого является создание инноваций, получение монопольной прибыли в форме инновационной ренты.
Инновационный менеджмент трансформируется по классическим законам конкурентного рынка в риск-менеджмент кругооборота капитала, имеющего повышенные риски, распределяющиеся, однако, менеджментом, как правило, между группой агентов рынка инноваций (корпорациями, банками, венчурными фондами, страховыми компаниями и т. д.).
Кругооборот капитала в инновационном секторе экономики имеет региональную составляющую — региональную инновационную систему, включающую не только институты и субъекты генерирования нового знания (НИИ,
2 По оценке И. Э. Фролова, государственные расходы на науку за 2005−2012 гг. возросли в 3 раза. См.: (Фролов, 2011).
3 В Ростовской области, например, внутренние затраты предприятий и организаций на технические инновации составили в 2012 г. более 50%, в Краснодарском крае — 44%. См.: Регионы России. Социально-экономические показатели. Статсб. М., 2013. С. 796, 822.
Особенности риск-менеджмента в инновационной деятельности …
95
университеты и т. п.), но и инфраструктуру коммерциализации нововведений, трансформации их в инновационные продукты и услуги. Поэтому инновационный менеджмент, риск-менеджмент предполагают наличие механизма включения рискового капитала в систему взаимодействия с субъектами инновационной инфраструктуры — органами власти и управления, банками, инвестиционными агентствами, страховыми компаниями, маркетинговыми агентствами и др.
Внешняя региональная среда в стратегиях инновационного риск-менеджмента, как уже отмечалось, имеет первостепенное значение, ибо она формирует специфические локальные условия реализации инновационного проекта — нормативно-правовые условия, ограничения, характер налогов, тарифы, пошлины, инвестиционный климат, инновационную инфраструктуру. Конечно, в практике риск-менеджмента применяются, прежде всего, традиционные методы воздействия на риск: страхование как способ передачи ответственности за
возмещение предполагаемого ущерба сторонней организации из образованного страхового фонда- трансфер риска как передача риска сторонней организации путем заключения специальных контрактов, соглашений, договоров, биржевых сделок и т. д.- диверсификация инновационной деятельности как способ распределения инвестиций в несколько инновационных проектов, не связанных друг с другом непосредственно, и другие.
Однако при этом все большее значение для снижения рисков инновационного предпринимательства имеют региональные, локальные институциональные ресурсы регионального организационно-экономического пространства и, прежде всего, его инновационная инфраструктура.
Инновационная инфраструктура включает в себя совокупность правовых, финансовых, социально-экономических и информационных институтов, действующих в региональном экономическом пространстве и оказывающих непосредственное влияние на условия протекания инновационных процессов.
Цель функционирования субъектов инновационной инфраструктуры заключается в снижении трансакционных издержек, что проявляется в следующих направлениях их деятельности:
• информационное обеспечение процессов инновационно-ориентированного развития предприятий, отраслей и комплексов региона-
• поиск и предложение бизнесу новационных идей в процессе исследования отраслевых и локальных сегментов рынка инноваций-
• фильтрация и выбор идей с целью поддержки их реализации-
• ресурсное обеспечение процессов инновационно-ориентированного развития и взаимодействия через вертикальную и горизонтальную формы интеграции субъектов инновационной деятельности-
• финансовое обеспечение процесса модернизации производственно -хозяйственной деятельности предприятий, в том числе путем привлечения «бизнес-ангелов» — частных инвесторов, вкладывающих средства в проекты, отличающиеся высоким уровнем риска-
• подбор и формирование участников коммерческой реализации инновационного проекта на основе имеющегося задела, ноу-хау и просчет рисков для каждого из них-
• моделирование механизма обеспечения кругооборота всего привлекаемого капитала и возникающих при этом выгод для каждого участника-
• оформление прав собственности на разрабатываемые новые продукты, технологии-
• выявление потенциальных потребителей новой продукции с целью коммерциализации инноваций-
• продвижение инноваций: продажа патентов, продажа или предоставление в аренду (лизинг) опытных образцов инновационного оборудования.
Для регионов Юга России характерны низкий уровень развития региональной инфраструктуры коммерциализации инноваций и институтов
JOURNAL OF ECONOMIC REGULATION (Вопросы регулирования экономики) • Том 6, № 1. 2015
JOURNAL OF ECONOMIC REGULATION (Вопросы регулирования экономики) • Том 6, № 1. 2015
96
Дармилова Ж. Д., Колесников Ю. С.
кооперации субъектов инновационного процесса.
В частности, несмотря на попытки выстраивания механизмов взаимоинформирования и взаимодействия в инновационной сфере между властными структурами, бизнесом, обществом (консультационные и общественные советы, региональные экономические форумы, привлечение представителей бизнеса и общества к обсуждению повестки дня и конкретных решений по развитию инновационной экономики и т. д.), эффективной системы согласования интересов и выработки согласованных решений на межрегиональном уровне пока сформировать не удалось.
Инновационная экономика предполагает наличие специальных правовых институтов: правил раскрытия информации, защиты авторских прав, развитие патентного законодательства, специальных организационно-правовых форм работы компаний (бизнес-ангелы, венчурные фонды), гибкости налогового законодательства. Необходимы также государственные «институты развития», роль которых заключается как в субсидировании инновационной деятельности, финансировании инновационных разработок, так и в создании инфраструктуры (офисные помещения, центры коллективного пользования, сложное уникальное оборудование, Интернет-площадки).
В составе инновационной инфраструктуры в Ростовской области действуют 37 организаций инновационной инфраструктуры, в т. ч. 9 бизнес-инкубаторов, 4 технопарка, 5 центров трансфера технологий, 3 инновационно-технологических центра, 4 центра коллективного пользования, 1 научно-координационный центр, 11 других инновационно-ориентированных организаций4. Анализ динамики инновационной активности предприятий регионов показывает наличие ее прямой корреляционной зависимости от уровня и полноты развития институционально -инновационной инфраструктуры региона (Костин, 2014. С. 22).
Соответственно, менеджмент поэтому обязан учитывать потенциал организационно-экономического пространства региона, эффективно использовать действующие в регионе, как имеющиеся финансовые рычаги и методы (нормы и схемы амортизации, налоги, арендная плата, банковские проценты и др.), так и организации инновационной инфраструктуры (технопарки, бизнес-инкубаторы, кластеры и т. п.), а также возможности предоставления сервисной инфраструктурной поддержки инновационного процесса (правовой защиты интеллектуальной собственности, патентование, страхование венчурного инвестирования, маркетинговых исследований, экспертизы и т. п.), что создает необходимые институциональные условия для снижения рисков инновационного бизнеса, повышения эффективности кругооборота венчурного капитала на всех этапах его движения.
Стандартный набор государственной поддержки инновационных предприятий в регионах ЮФО — налоговые льготы, субсидирование процентной ставки по кредитам, погашение части арендной платы, использование ресурсов технопарков и центров трансфера технологий. Однако для преодоления «модернизационной паузы» этого уже недостаточно, необходимо полноценное включение ресурсов бизнес-структур.
Эта задача в регионах России решается с помощью механизмов частногосударственного партнерства (ГЧП). И хотя оно начало активно использоваться в сфере реализации инфраструктурных проектов общегосударственного значения, первые шаги использования инструментария ГЧП в инновационной сфере уже делаются, особенно на этапе доведения проекта до стадии опытного образца и его промышленного освоения.
Государственно-частное партнерство как схема решения государственных социально-экономических задач продемонстрировало свою эффективность в ряде развитых и развивающихся стран. Традиционными сферами государственно —
4 Национальный центр по мониторингу инновационной инфраструктуры научно-технической деятельности и региональных инновационных систем. (http: //www. miiris. ru/).
Особенности риск-менеджмента в инновационной деятельности …
97
частного партнерства во всех странах являлись объекты социальной и транспортной инфраструктуры, а движущей силой процесса была тенденция к сокращению участия государства в экономике. В основе идеи ГЧП лежит теория смешанной экономики, однако нельзя считать любое взаимодействие государства и частного капитала государственно-частным партнерством. Критерием может являться выполнение бизнесом функций, которые традиционно выполняло государство, например, развитие и поддержание социальной, транспортной, производственной инфраструктуры5. В России внедрение ГЧП стартовало с принятием в 2005 году ФЗ N115 «О концессионных соглашениях», который позволил развиваться одной из форм ГЧП. Кризис 2008—2009 гг. показал особую важность надежных вложений бизнеса в качественные, тщательно проработанные проекты с приемлемым уровнем рисков. Однако отсутствие федерального закона о ГЧП, трудности с получением доступа к длинным кредитным ресурсам, отсутствие ориентации на проектную работу и т. п. делают достаточно сложными взаимодействия между партнерами. Несмотря на отсутствие федерального закона, 65 регионов приняли свои собственные законы, позволяющие им работать в сфере ГЧП. Региональные законы нуждаются в поддержке в рамках создания отдельного федерального закона, однако наличие регионального закона о ГЧП наряду с наличием органов власти и институтов развития, ответственных за развитие государственно-частного партнёрства, является основополагающим фактором развитости институциональной среды в регионах.
В соответствии с исследованием, которое проводится ежегодно Центром развития государственно-частного партнерства, в 2014 году в России работали 70 концессионных соглашений, 46 соглашений о ГЧП на основе регионального законодательства и 15 соглашений на основе форм, близких к ГЧП6.
В табл. 2 представлено распределение проектов ГЧП по сферам и федеральным округам7.
Таблица 2
Количество проектов ГЧП по сферам и федеральным округам
Федеральный округ Коммунальная сфера Социальная сфера Транспорт Энергетика Всего
Дальневосточный — - 2 2 4
Поволжский 9 17 5 3 34
Северо-Западный 4 8 7 4 23
Северо- Кавказский — 3 — 1 4
Сибирский 1 10 6 7 24
Уральский 2 6 2 1 11
Южный 2 5 3 — 10
Итого 23 56 30 22 131
Общая заявленная стоимость ГЧП-проектов составляет более 1 трлн. рублей. Оцениваемый объем инвестиций со стороны частного партнера — 913 млрд. рублей.
В рейтинге регионов по реализации проектов ГЧП8 в 2014 году лидируют Санкт-Петербург и Республика Татарстан, обладающие наивысшей инвестиционной привлекательностью и имеющие большой опыт реализации региональных ГЧП -проектов и развитую институциональную среду. Лидером по количеству проектов является Новосибирская область. Нижегородская область стала лидером по
5 Гагарин Павел, председатель совета директоров «Градиент Альфа Инвестментс Групп»: Государственно-частное партнерство как инструмент реализации масштабных проектов. (http: //www. webcitation. org/6FclsScjo — Дата обращения: 16. 02. 2015).
6 См.: Рейтинг регионов ГЧП-2014. Развитие государственно-частного партнерства в субъектах Российской Федерации. М.: Центр развития государственно-частного партнерства, 2014.
7 Там же.
8 Там же.
JOURNAL OF ECONOMIC REGULATION (Вопросы регулирования экономики) • Том 6, № 1. 2015
JOURNAL OF ECONOMIC REGULATION (Вопросы регулирования экономики) • Том 6, № 1. 2015
98
Дармилова Ж. Д., Колесников Ю. С.
развитости практики применения концессионных соглашений на территории РФ, Свердловская область обладает значительной инвестиционной привлекательностью. В лидеры рейтинга вошла и Воронежская область, которая выделяется наивысшим показателем по развитости нормативно-правовой базы для реализации ГЧП-проектов на территории субъекта, где детально проработаны отдельные нормативно-правовые акты, регулирующие порядок реализации проектов на территории области. Относительно небольшой опыт реализации ГЧП -проектов в сочетании со стабильной инвестиционной привлекательностью и наличием нормативно-правовой базы в сфере ГЧП, находящейся в стадии становления, характеризуют такие ведущие российские регионы, как Москва и Краснодарский край.
Активно внедряют практику реализации проектов ГЧП и обладают уже сложившимся опытом в данной сфере Пермский край, Ярославская область, Липецкая область, Самарская область и Ханты-Мансийский автономный округ.
В 2012 году была запущена программа субсидирования пилотных инновационных кластеров, в 2013 г. 13 кластеров получили 1,3 млрд. рублей субсидий, а в 2014 г. 2,5 млрд. рублей было распределено между 25 кластерами (Сараев, 2014). Федеральные субсидии дополняются региональными, размер которых зависит от уровня бюджетной обеспеченности региона. В отношении их поддержки директор Департамента инновационного развития Минэкономразвития России Артем Шадрин отметил рост суммы финансирования из федерального бюджета и изменение пропорции софинансирования мероприятий из федерального и регионального бюджетов, что, с одной стороны, позволяет сэкономить средства региональных бюджетов и увеличивает стимулы для региональных органов власти поддерживать развитие пилотных инновационных кластеров на своей территории. С другой стороны, общий объем субсидии, получаемой пилотными кластерами, может снизиться за счет уменьшения региональной части9. Все 25 пилотных инновационных кластеров участвуют в распределении федеральной субсидии, однако приоритет отдается кластерам первой группы (первые 14 кластеров в приведенном ниже перечне), на развитие которых может быть направлено до % общего объема средств федеральной субсидии.
Перечень пилотных инновационных территориальных кластеров (ИТК):
1. Кластер медицинской, фармацевтической промышленности, радиационных технологий Санкт-Петербурга.
2. Кластер ядерно-физических и нанотехнологий в Дубне.
3. Кластер «Физтех ХХ1», г. Долгопрудный, г. Химки.
4. Кластер «Зеленоград» (Москва).
5. Кластер фармацевтики, биотехнологий и биомедицины, г. Обнинск.
6. Биотехнологический инновационный территориальный кластер Пущино, Московская область.
7. Энергоэффективная светотехника и интеллектуальные системы управления освещением, Республика Мордовия.
8. Ядерно-инновационный кластер г. Димитровграда Ульяновской области.
9. Инновационный территориальный аэрокосмический кластер Самарской области.
10. Камский инновационный территориально-производственный кластер Республики Татарстан.
11. Кластер инновационных технологий ЗАТО, г. Железногорск (Красноярский край).
12. Фармацевтика, медицинская техника и информационные технологии Томской области.
9 Второй раунд поддержки инновационных территориальных кластеров 19 июня 2014. (http: //innovation. gov. ru/ node/31 414#sthash. JcgQ9nT7. dpuf- http: //innovation. gov. ru — Дата обращения: 29. 01. 2015).
Особенности риск-менеджмента в инновационной деятельности …
99
13. Инновационный кластер информационных и биофармацевтических технологий Новосибирской области.
14. Саровский инновационный кластер.
15. Развитие информационных технологий, радиоэлектроники, приборостроения, средств связи и инфотелекоммуникаций Санкт-Петербурга.
16. Новые материалы, лазерные и радиационные технологии, г. Троицк.
17. Нефтехимический территориальный кластер, Республика Башкортостан.
18. Алтайский биофармацевтический кластер.
19. Комплексная переработка угля и техногенных отходов в Кемеровской области.
20. Инновационный территориальный кластер авиастроения и судостроения Хабаровского края.
21. Титановый кластер Свердловской области.
22. Инновационный территориальный кластер ракетного двигателестроения «Технополис «Новый Звездный» (Пермский край).
23. Консорциум «Научно-образовательно-производственный кластер «Ульяновск-Авиа».
24. Нижегородский индустриальный инновационный кластер в области автомобилестроения и нефтехимии.
25. Судостроительный инновационный территориальный кластер Архангельской области.
Финансирование программ развития этих 25 пилотных инновационных
кластеров осуществляется из трёх источников средств: федерального бюджета,
бюджетов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований и
средств внебюджетных источников (см. табл. 3).
Таблица 3
Источники и объемы финансирования программ развития пилотных инновационных кластеров
Источник финансирования 25 ИТК, млрд. руб. В том числе
Первая группа (14 ИТК), млрд. руб. Вторая группа (11 ИТК), млрд. руб.
Федеральный бюджет 480 364 116
Бюджеты субъектов РФ и муниципальных образований 213 166 46
Внебюджетные источники 780 660 120
ИТОГО 1473 1190 282
Составлено на основе: Пилотные инновационные территориальные кластеры в Российской Федерации / под ред. Л. М. Гохберга, А. Е. Шадрина. М.: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», 2013, 108 с.
На внебюджетные источники приходится более половины всех источников средств, что показывает возможность высокой степени участия бизнеса и других внебюджетных источников в реализации этих программ.
Подавляющая часть пилотных инновационных кластеров располагается в отличающихся традиционно высоким уровнем инновационной активности регионах, локализована преимущественно на территориях с высоким уровнем концентрации научно-технической и производственной деятельности.
Обращает на себя внимание, что в числе 25 пилотных инновационных кластеров нет ни одного, который реализуется на Юге России, хотя в южном макрорегионе имеется опыт и созданы условия для развития государственночастного партнерства в решении социально-экономических задач.
JOURNAL OF ECONOMIC REGULATION (Вопросы регулирования экономики) • Том 6, № 1. 2015
JOURNAL OF ECONOMIC REGULATION (Вопросы регулирования экономики) • Том 6, № 1. 2015
100
Дармилова Ж. Д., Колесников Ю. С.
Так, в Ростовской области реализованы проекты ГЧП федерального и регионального значения, в т. ч. в сфере ЖКХ: «Вода Ростова» и «Чистый Дон», осуществлена реконструкция набережной в г. Ростове-на-Дону при участии ООО «Донской причал», построены водноспортивные оздоровительные комплексы «Бассейны Дона» в Ростове-на-Дону и в п. Каменоломни Октябрьского района области, центр амбулаторного гемодиализа в Таганроге, реконструированы и построены дороги для ООО «НПО Горизонт"10 11.
В Краснодарском крае реализуется крупный проект государственночастного партнерства, заключенный в форме концессионного соглашения в отношении объектов водоснабжения и водоотведения. В течение 30 лет планируется вложить 7,8 млрд. рублей. Заключенное концессионное соглашение позволит осуществить реконструкцию (и модернизацию) объектов и сооружений, относящихся к системам водоснабжения населенных пунктов Краснодарского края и предназначенных для подъема, транспортировки и обеспечения подачи потребителям питьевой и технической воды, обеспечить необходимое развитие коммунальных систем водоснабжения Краснодарского края для удовлетворения потребностей жилищного и промышленного строительства, внедрить современные инженерные решения и осуществить эффективное управление коммунальными системами водоснабжения, улучшить экологическую ситуацию. По концессионному соглашению инвестору передано государственное имущество Краснодарского края. Еще одно из многих направлений ГЧП — это решение вопроса утилизации отходов на территории края. Для этого строится экологический отходоперерабатывающий комплекс с полигоном для размещения твердых бытовых отходов. Подписано ещё соглашение о намерениях реализации инвестиционного проекта «Завод по сжиганию илового осадка» в Адлерском районе. Стоимость проекта 1,8 млрд руб. (Бер шанс кая).
В Волгоградской области также имеется опыт реализации проектов ГЧП в проектировании, строительстве и эксплуатации полигонов для утилизации (хранения) твердых бытовых отходов с мусоросортировочными комплексами. Проект «Обход г. Волгограда. Южная часть», основными задачами реализации которого являются повышение объемов экспортно-импортных перевозок и привлечение грузопотоков из других регионов Российской Федерации, перенаправление транспортного потока в обход г. Волгограда, снижение транспортной напряженности в городе и как следствие улучшение экологической обстановки. Стоимость строительства составляет 15,0 млрд. рублей. Проект «Строительство муниципальных детских садов на территории Волгоградской области на основе механизма ГЧП с рассрочкой платежей за счет бюджетных средств на 8−10 лет» и многие другие проекты.
Следует отметить, что результаты исследований Центра развития государственно-частного партнёрства коррелируют с рейтингом регионов ЭКСПЕРТ РА11 по уровню развития инвестиционного климата.
По данным ЭКСПЕРТ РА, по уровню развития инвестиционного климата в России лидируют Московская область, г. Москва, г. Санкт-Петербург и Краснодарский край, имеющие высокий уровень инвестиционного потенциала в сочетании с минимальным риском. Средний потенциал при минимальном риске имеют регионы: Белгородская область, республики Башкортостан и Татарстан. При пониженном потенциале минимальный уровень риска делает привлекательными Воронежскую, Липецкую, Курскую, Тамбовскую, Тульскую, Ленинградскую области.
Интегральный показатель инвестиционного риска, в значительной степени определяющий уровень инвестиционного климата регионов, включает социальный, экономический, финансовый, криминальный, экологический и управленческий риски. Причем в рейтинге 2014 года растут все эти риски по сравнению с 2013 годом
10 См.: Инвестиционный портал Ростовской области. (http: //invest-don. com).
11 См.: Рейтинг инвестиционной привлекательности регионов России // Эксперт. 15−21 декабря 2014, № 51 (928), С. 96.
Особенности риск-менеджмента в инновационной деятельности …
101
(см. рис. 3).
Интегральный показатель инвестиционного риска в 2014 году увеличился на 1,3% по сравнению с предыдущим годом. При этом, как считают эксперты, такая тенденция роста риска будет усиливаться в ближайшие несколько лет, так как причина повышения риска в торможении экономики, а не во внешних факторах, которые сейчас наблюдаются12. Обращает внимание высокий, относительно других индексов, уровень управленческого риска в интегральном инвестиционном риске.
Классификация, оценка и разделение рисков между участниками проекта является одной из основных задач государственно-частного партнёрства. Управление рисками осуществляется в течение всего жизненного цикла проекта и решает задачи определения, предупреждения и смягчения рисков.
Рис. 3. Динамика индекса инвестиционного риска Источник: Рейтинг инвестиционной привлекательности регионов России // Эксперт. 15−21 декабря 2014, № 51 (928), С. 91.
Положительные результаты от применения механизма государственночастного партнерства характерны для всех участников. Для государства успешное использование схемы такого финансирования способствует развитию взаимодействия между бизнесом и властью, совершенствования механизмов административного воздействия на привлечение рыночных инвестиций. Для частных инвесторов существуют свои плюсы от участия в государственно-частном партнерстве, а именно, возможность расширения инвестиционных ресурсов за счет объединения капиталов, снижения рисков инвестирования, т.к. государство создает дополнительные гарантии для частных вложений. Для инновационных компаний, претендующих на инвестиции, как правило, более легким способом является получение инвестиций из фондов с государственным участием (Симакова, 2010).
Для снижения рисков инвестирования инновационных проектов в рамках ГЧП эффективным является взаимодействие партнеров в рамках региональной инвестиционной политики, которая состоит из взаимоувязанных программ. Участниками этих программ являются инвестиционные фонды, бизнес и органы управления региона. Проекты ГЧП связаны с инвестициями, которые обычно имеют длительный срок окупаемости, и с учетом того, что бизнес не может самостоятельно и эффективно управлять всеми рисками, риски по проекту распределяются между сторонами в соответствии с их возможностями наиболее эффективно управлять рисками. Государство несет макроэкономические, политические и законодательные риски, а частный партнер принимает на себя технологические, финансовые риски, риски эксплуатации и т. д.
Государственная поддержка механизма партнёрства в управлении рисками,
12 См.: Рейтинг инвестиционной привлекательности регионов России // Эксперт. 15−21 декабря 2014, № 51 (928), С. 90.
JOURNAL OF ECONOMIC REGULATION (Вопросы регулирования экономики) • Том 6, № 1. 2015
JOURNAL OF ECONOMIC REGULATION (Вопросы регулирования экономики) • Том 6, № 1. 2015
102
Дармилова Ж. Д., Колесников Ю. С.
ориентированная на минимизацию рисков, может осуществляться по нескольким направлениям. Во-первых, это принятие государством решения о поддержке проекта на основании его экономической и социальной ценности. В рамках этого направления определяются основные риски, связанные с изменениями в нормативно-правовой базе, неблагоприятными решениями в сфере государственного регулирования и т. д. Определяется также, посредством каких инструментов будет осуществляться финансовая поддержка проекта со стороны государства.
Второе направление государственной поддержки инновационных проектов на основе государственно-частного партнёрства связано с предоставлением государственных экономических гарантий на покрытие расходов при нарушении контрактных обязательств, принятых контрактором на себя, в соответствии с договором о реализации проекта, а также общих гарантий о невмешательстве государства в работу компании.
Основной задачей при формировании инновационной политики с использованием государственно-частного партнерства должно быть снижение всей совокупности инновационных рисков — рисков, связанных с обстоятельствами выбора новшества, ошибками в оценке эффективности проекта, сроками освоения инновации, выбором необходимой системы организации и управления инновационным процессом, необеспечением ресурсами, неисполнением договорных и контрактных обязательств, неустойчивостью финансового рынка, макроэкономической, политической нестабильностью в стране в целом.
Таким образом, ключевое направление совершенствования риск-менеджмента в инновационной деятельности предприятий в современных условиях определяется, прежде всего, качеством организационно-экономического пространства региона и связано с более активным использованием его институциональных ресурсов — льготных и стимулирующих режимов для венчурных инвесторов, качества и полноты региональной инновационной системы, развитости и масштабов использования инструментария механизма государственно-частного партнерства.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Бершанская О. Государственно-частное партнерство на Кубани призвано улучшить экологическое состояние края // & quot-Жилищный вестник& quot-. Архив Номер 3. (http: //www. gkh-kuban. ru/zhilvest2011−3-4. html).
Второй раунд поддержки инновационных территориальных кластеров, 19 июня 2014. (http: //innovation. gov. ru/node/31 414#sthash. JcgQ9nT7. dpuf- http: // innovation. gov. ru — Дата обращения: 29. 01. 2015).
Гагарин П., председатель совета директоров «Градиент Альфа Инвестментс Групп»: Государственно-частное партнерство как инструмент
реализации масштабных проектов. (http: //www. webcitation. org/6FclsScjo — Дата обращения: 16. 02. 2015).
Ивантер В. В. и Комков Н. И. (2012). Основные положения концепции инновационной индустриализации России // Проблемы прогнозирования, № 5.
Инвестиционный портал Ростовской области. (http: //invest-don. com).
Канов В. И. и Помулев А. А. (2011). Управление рисками инновационной деятельности как основа устойчивого экономического развития предприятий // Вестник Томского государственного университета, № 4(16).
Костин А. А. (2014). Институциональные условия и факторы активизации инновационной деятельности в российских регионах. Автореф. дис. Ростов-на-Дону.
Материалы из Годовых отчетов INSEAD и WIPO за период 2008—2013 гг. (http: //www. globalinnovationindex. org/content. aspx? page=past-reports — Дата обращения: 10. 01. 2015).
Особенности риск-менеджмента в инновационной деятельности …
103
Национальный центр по мониторингу инновационной инфраструктуры научно-технической деятельности и региональных инновационных систем. (http: // www. miiris. ru/).
Пилотные инновационные территориальные кластеры в Российской Федерации / под ред. Л. М. Гохберга, А. Е. Шадрина. М.: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», 2013, 108 с.
Регионы России. Социально-экономические показатели. Статсб. М., 2013.
Рейтинг инвестиционной привлекательности регионов России // Эксперт. 1521 декабря 2014, № 51 (928).
Рейтинг регионов ГЧП-2014. Развитие государственно-частного партнерства в субъектах Российской Федерации. М.: Центр развития государственно-частного партнерства, 2014.
Россия в цифрах. Краткий статсборник. М., 2012. (http: //www. gks. ru).
Сараев В. (2014). Затерянный кластер // «Эксперт», № 51 (928), 14 дек.
Симакова М. А. (2010). Частно-государственное партнерство в сфере венчурного финансирования // Вестник ЧГУ, № 4. (http: //cyberleninka. ru/article/n/ stanovlenie-venchurnogo-biznesa-i-ego-razvitie-v-sovremennyh-usloviyah — Дата обращения: 03. 01. 2015).
Фролов И. Э. (2011). Возможности и проблемы модернизации высокотехнологического комплекса // Проблемы прогнозирования, № 3.
REFERENCES
Bershanskaya A. Public-private partnership in the Kuban is intended to improve the ecological status of the region. Housing Bulletin. Archive no. 3. (http: //www. gkh-kuban. ru/zhilvest2011−3-4. html). (In Russian).
The Second Round of Support for Innovative Regional Clusters, 19 June 2014. (http: //innovation. gov. ru/node/31 414#sthash. JcgQ9nT7. dpuf- http: //innovation. gov. ru — Access Date: 29. 01. 2015). (In Russian).
Gagarin P. Chairman of the Board of Directors & quot-Gradient Alpha Investments Group& quot-: Public-Private Partnerships as a Tool to Implement Large-Scale Projects. (http: //www. webcitation. org/6FclsScjo — Access Date: 16/02/2015). (In Russian).
Ivanter V. V. and Komkov N. I. (2012). Basic concept of innovative industrialization in Russia. Problems of Forecasting, no. 5. (In Russian).
Investment Portal of the Rostov Region. (http: //invest-don. com). (In Russian).
Kanov V. I. and Pomulev A. A. (2011). Risk management in innovative activity as the basis for sustainable economic development of enterprises. Herald of Tomsk State University, no. 4 (16). (In Russian).
Kostin A. A. (2014). Institutional conditions and factors of innovation activity in the Russian regions. Abstract. dis. Rostov-on-Don. (In Russian).
Proceedings of the Annual Reports INSEAD and WIPO for the Period 2008−2013. (http: //www. globalinnovationindex. org/content. aspx? page=past-reports — Access Date:
10. 01. 2015). (In Russian).
National Center for Monitoring of Innovation Infrastructure of Scientific and Technical Activities and Regional Innovation Systems. (http: //www. miiris. ru/). (In Russian).
Pilot Innovative Regional Clusters in the Russian Federation / Ed. by L. M. Hochberg, A. E. Shadrin. Moscow, National Research University '-Higher School of Economics'-, 2013, 108 p. (In Russian).
Regions of Russia. Social-Economic Indicators. Stat. coll. Moscow, 2013. (In Russian).
Rating of Investment Attractiveness of Russian Regions. Expert, 15−21 December 2014, no. 51 (928). (In Russian).
Rating Regions PPP 2014. Development of Public-Private Partnership in the Russian Federation. Moscow, Center for the Development of Public-Private Partnership, 2014. (In Russian).
JOURNAL OF ECONOMIC REGULATION (Вопросы регулирования экономики) • Том 6, № 1. 2015
JOURNAL OF ECONOMIC REGULATION (Вопросы регулирования экономики) • Том 6, № 1. 2015
104
Дармилова Ж. Д., Колесников Ю. С.
Russia in Figures. Short stat. coll. Moscow, 2012. (http: //www. gks. ru). (In Russian).
Saraev V. (2014). Lost cluster. Expert, no. 51 (928), December 14. (In Russian).
Simakova M. A. (2010). Public-private partnership in the field of venture capital financing. Herald of the CSU, no. 4. (http: //cyberleninka. ru/article/n/stanovlenie -venchurnogo-biznesa-i-ego-razvitie-v-sovremennyh-usloviyah — Access Date:
03. 01. 2015). (In Russian).
Frolov I. E. (2011). The possibilities and problems of modernization of high-tech complex. Problems of Forecasting, no. 3. (In Russian).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой