Насилие как социальное явление

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

© Г. С. Табатадзе, 2003
СОЦИОЛОГИЯ, политология
НАСИЛИЕ КАК СОЦИАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ
Г. С. Табатадзе
Природа человеческой цивилизации, ее исторически сформировавшиеся формы раскрываются в совокупности социальных видов взаимодействия. Особая роль, с точки зрения происхождения и восприятия, в формировании социума принадлежит насилию. Социальное развитие на всех уровнях и во всех сферах включает явления, связанные с насилием. Рассмотрение насилия в контексте социальных отношений позволяет по новому осмыслить цивилизационную реальность, которая соединяет в себе контрасты созидания и разрушения, господства и подчинения, свободы и подавления, гуманизма и антигуманизма. Человечество всегда стремилось к гармонии, но гармония также регулярно нарушалась дисгармонией (наверное, это и есть истинная гармония). Одной из форм такого нарушения в общественных отношениях выступает насилие. Общество без насилия — это идеал, стремление к которому человек сопровождает насилием. Его изучение, как формы общественного взаимодействия, выявляет малоизученные стороны общественных отношений. Более того, это способствует созданию адекватных социальных механизмов ограничения сфер и видов насилия, увеличивает возможность компромиссов и согласия.
Категория «насилие» нуждается в разработке. В этом понятии содержанием являются определенные действия отдельных индивидов, групп людей, этносов, наций, народов, государств, совокупности государств. По сути своей это деятельность совокупного человечества, как по отношению к самому себе и своим членам, так и в отношении внешней среды.
Сущность данного понятия заключена в целевой ориентации этой деятельности, в
способах и методах ее осуществления. Предварительно категорию «насилие» мы определим как особую форму деятельности общества и отдельных индивидов, преследующих определенные цели, которые достигаются специфическими способами и методами. Хорошее определение насилия дали А. А. Гусейнов и Р. Г. Апресян: «Насилие есть узурпация свободной воли, такое отношение между людьми, в ходе которого одни силой, внешним принуждением навязывают свою волю другим"1. Однако далее утверждается, что под «насилие не попадают такие формы принуждения, когда одна воля господствует над другой с ее согласия, как, например, в отношениях: учитель — ученики, законодатели — граждане и т. п. «2. На наш взгляд, как правило, действия учителя также связаны с подавлением воли учеников, и их можно рассматривать как внешнее принуждение. То же можно говорить и о связке «законодатель — гражданин», ибо закон есть ограничение свободы, принуждение к определенным действиям, запрет на что-либо, влекущий за его нарушение соответствующие санкции.
Господство, даже с согласия, которое часто бывает чисто внешним, также следует рассматривать как принуждение и насилие. Здесь необходимо определить соотношение понятий «принуждение» и «насилие». На наш взгляд, принуждение (подавление) — это форма насилия, его вид, где насилие выражено в более мягкой форме. Но переход от принуждения к прямому жесткому насилию может произойти очень быстро, в зависимости от действий принуждаемого человека, от его согласия подчиниться воле другого.
Насилие — это явление общечеловеческое, и одновременно человеческое (рефлекс-
социология, политология
ное), глубоко индивидуальное по способу существования и восприятия.
Насилие характеризует социоспецифи-ческие и этноспецифические ситуации, которые осуществляются и воспринимаются, оцениваются различными социальными группами и индивидами по-разному. В насилии и его восприятии проявляются общие и частные социокультурные законы развития общества. При этом насилие реализуется в конкретных формах, которые, как и оно само, определяют и оценивают в зависимости от особенностей того или иного периода развития человечества, социально-политического устройства, культурных традиций.
Решающую роль насилия в истории выделял Е. Дюринг. Марксизм хотя и отвергал подобные взгляды, тем не менее, придает важную роль насилию в осуществлении исторической необходимости, особо выделяя эпохи социальных революций. «Насилие является повивальной бабкой всякого старого общества, когда оно беременно новым. Само насилие есть экономическая потенция"3. Более того, в марксизме речь идет о сознательном применении насилия.
Применение насилия имеет место в политике и идеологии. Например, регулярно проявляется тенденция отказа от демократических методов управления и применения насильственных методов, от установления диктаторских режимов и т. п.
Новые международные условия, связанные с международным терроризмом, породили новые действия государств — это стратегия и тактика стран, стремящихся уничтожить международный терроризм с помощью различных насильственных методов, вплоть до локальных ядерных ударов.
Парадоксально, но насилие, которое в целом, на уровне культурных стереотипов, отрицательно оценивается социумом, им же одновременно воспринимается с позиций эстетических идеалов. Даже орудия насилия (военная техника) имеют свою эстетическую форму. Они не лишены понятия «красота». Этот момент усиливается психологическими особенностями индивидов и социальных групп. Например, мужчины в большей степени, чем женщины, склонны восторгаться и искать эстетическое в военных технических средствах. Логично поэтому рассматривать насилие с точки зрения объективного и субъективного порождения и восприятия. «Обстоятельства в такой же мере творят людей, в какой люди творят обстоятельства"4.
Объективную сторону насилия составляют объекты, предметы, условия материальной и духовной природы, а также сферы его осуществления: экономическая, политическая, идеологическая, духовная, экологическая, личностно-индивидуальная и т. п.
Субъективная сторона — это то, что называют психологической природой насилия. Часто возникшую проблему можно решить легко и быстро, без ущерба для сторон, но из-за различного психологического восприятия и, соответственно, реакции решение приобретает насильственную форму. Субъективная сторона проявляется и в том, что насилие возникает и оправдывается в отношении к «чужому», «врагу». В отношении же себя оно воспринимается совершенно иначе — негативно, как недопустимое деяние, как преступление. Логично поэтому отметить связь этнонацио-нальных, исторических, социокультурных характеристик насилия с поведенческой доминантой жизни индивида и общества. Базовая система ценностей определяет характер актов насилия, восприятия тех или иных его форм. Однако и она может изменяться под воздействием насилия.
Насилие мы рассматриваем как социальное явление, прямо связанное с законами общественного развития, как одну из форм социального взаимодействия, как форму, способ функционирования социальных отношений. Насилие — это отношение как минимум двух сторон, которые направлены на достижение несовместимых, взаимоисключающих целей. Насилие в социальной сфере — это крайнее проявление противоположности интересов, психологических установок личности, социальных групп, этносов, народов, государств. Оно есть способ разрешения социальных, внутри-личностных противоречий. Насилие и его формы приобретают то или иное содержание в соответствии с характером социальности, то есть достигнутым уровнем социальных отношений, уровнем культурной доминанты. Социум снижает возможность и уровень насилия, изменяет его формы, если в обществе господствуют основные принципы и институты демократии и гражданского общества. Формы насилия становятся более «мягкими».
Принципиально важный аспект изучения насилия — это объект насилия. Там, где формируется группа, насилие становится закономерным во взаимоотношениях членов группы. Даже оказавшись один, индивид ищет объект взаимодействия, которое часто приобретает форму насилия. Поэтому насилие мож-
но определить как одну из форм социального взаимодействия, которое характеризуется осознанным и выраженным столкновением интересов сторон, содержит объективные и субъективные основания и проявления.
Насилие проистекает из сущностной природы человеческого «Я», предписано ему природой, а реализация насилия и осуществление насильственных действий носит социальный характер. Рассматривая человеческую природу, Т. Гоббс писал: «…люди от природы подвержены жадности, страху, гневу и остальным животным страстям"5, они действуют «ради пользы или славы, то есть ради любви к себе, а не к другим"6. Причина этого, считает Т. Гоббс, в том, что люди «по природе лишены воспитания и не обучены подчиняться рассудку"7. Человек является «более хищным и жестоким зверем, чем волки, медведи и змеи"8.
М. Монтень, размышляя о жестокости и добродетели, считал, что «…понятие добродетели предполагает трудность и борьбу и что добродетель не может существовать без противодействия"9. Монтень признавал необходимость насилия, даже смерть в виде наказания. Жестокостью он считал «всякое дополнительное наказание сверх обыкновенной смерти"10. Склонность человека к жестокости он связывал с его природой: «кровожадные наклонности по отношению к животным свидетельствуют о природной склонности к жестокости"11. И в современных теориях насилие связывают с природой человека. Так, например, К. Лоренц считает, что люди по своей природе «генетически запрограммированы» на самоутверждение, борьбу за блага и власть. Он пишет: «Культ потребительства и силы, национальный и групповой эгоизм ведут к потере внутренней стабильности и моральной устойчивости, служат питательной средой для индивидуального и коллективного аморализ-
ма"12.
Философия эпохи Просвещения связывала насилие непосредственно с обскурантизмом, массовым распространением ложных представлений. Утверждение принципов разума, как специфического культа, является действенным средством против пороков истории и неоправданного насилия. Проявлению позитивных качеств человека мешает социальная среда, поэтому ее следует изменить. Необходимо отметить, что изменения социальных условий, даже принципиальные, не привели к исчезновению насилия и господству разума.
В насилии проявляется процесс социализации личности, различных социальных групп, структур и образований. Насилие — внешнее проявление человеческого «Я», как «не Я», или «Я во вне». Завершение насилия означает как бы возврат субъекта из «не Я» к «Я», но уже к иному, преобразованному социально и психологически — «Я*». Последний этап означает, что в результате совершения акта насилия человек выходит из него уже другим. Наступает период новой адаптации, и так повторяется снова и снова. Поэтому, наряду с изменением объективных условий, насилие изменяет и личностную природу человека. Логично в этой связи предположить, что насилие, как на индивидуальном, так и групповом уровнях есть один из способов развития человека и общества, его мировоззрения и мировосприятия.
Можно спросить, а как же мораль и право? И они являются актом насилия, так как ограничивают свободу человека, тем самым создают объективную основу насилия. Общество с помощью этики, морали и права предлагает индивиду, навязывает ему определенный тип поведения, соответствующий позитивным нравственным, социальным и правовым ценностям. Люди не могут всегда и во всем следовать этим принципам. Они следуют своей собственной воле, интересам и потребностям, а они часто не совпадают с общими принципами. Индивид не желает быть и действовать «как все», то есть превращаться в исполнителя, последователя. Отсюда протес-тная форма действий, которая сохраняет индивиду свободу, позволяет проявлять свои личные качества, интересы, стремления и желания. Но независимый индивид вызывает на себя карательные действия общества и государства, так как, следуя и действуя сообразно своим личным устремлениям, способен дестабилизировать и даже разрушить сложившиеся общественные устои.
Насилие как явление есть интерпретация человеком и обществом действительности, есть вид преобразующей деятельности людей. Насилие — это предметная, целенаправленная деятельность, так как всегда имеется (или ищется) объект насилия и всегда стремятся к достижению результата. На объект насилие может быть направлено прямо или косвенно. Осуществление насилия, его восприятие всегда субъективны.
Запретного в насилии нет. Оно может быть осуществлено в принципе над любым объектом действительности, в той или иной
форме. Нарушение юридических норм как раз свидетельствует в пользу этого.
Насилие и его отдельные акты служат осознанию на общественном и индивидуальном уровнях принадлежности к той или иной социальной группе, психологическому типу, идентификации, самоидентификации (например, агрессивное государство, преступник, тиран и т. п.). Насилие зарождается тремя путями: в виде идеальной модели действий и последующего определения объекта насилия- при наличии объекта формулируется идеальная модель насильственных действий. Третий путь — неосознанное, рефлекторное насилие. Эти пути зарождения насилия тесно связаны с потребностями людей, в том числе и с потребностью совершить насилие. Это естественно, так как истоки любой деятельности — потребности, и уже затем способы их удовлетворения.
Насилие выступает как механизм, средство саморегуляции общественных отношений, изменения их характера (усиливает позиции одних и ослабляет положение других, изменяет политическую карту мира и т. п.), самоопределения личности. В этом смысле насилие системообразующий фактор. В ходе его и в результате социальная система самоорганизуется, преобразуется, изменяется характер отношений, возникают новые отношения, связи, ценности и структуры. В этой связи можно выделить следующие функции насилия:
— оно выполняет компенсаторскую функцию, то есть, когда одна из сторон компенсирует недостаток в чем-либо за счет другой стороны-
— показывает обществу имеющиеся противоречия, уровень их остроты, слабые места социальной системы, уровень ее развития-
— разрешает противоречия на социальном и индивидуальном уровнях.
Поскольку насилие имеет социально определенный, целенаправленный характер, то насилие ради насилия (мазохизм, садизм, маниакальные действия) можно расценивать как дивиантное поведение, которое связано с психическими установками, а не с социальной составляющей. Однако следует заметить, что насилие также является способом выражения эмоций, настроений, и с этой точки зрения не может рассматриваться как отклоняющееся поведение. Насилие — это сложное биологическое, психологическое и социальное явление. Системное рассмотрение насилия — ос-
новной методологический принцип его изучения.
Возможность насилия возникает тогда, когда нарушается принцип соответствия интересов, потребностей и возможностей их удовлетворения, когда ожидаемое и желаемое не достигается «обычным» путем. Эти ожидания лежат в трех сферах сущностной характеристики человека: биологической, психологической, социальной. Насилие как бы предоставляет новые возможности для удовлетворения потребностей и способствует снятию внутреннего напряжения, которое возникает из несоответствия возможностей и желаний. Насилие обладает способностью (дает возможность) обходить традиционные биологические, психологические и социальные препятствия, которые сформулировало общество на уровне права, культурных ценностей и нравственных норм. В этом смысле насилие можно рассматривать:
— как социальную технологию-
— способ преодоления препятствий-
— способ поведения в различных ситуациях-
— способ преодоления, ликвидации, блокировки насилия (насилие на насилие).
Вопрос о насилии, особенно его применении, связан с вопросом о свободе воли, свободе действий человека. Свободен ли человек в своих поступках? Ответ отрицательный. Право, мораль, религия принуждают его к определенным формам социального и индивидуального общения. Поэтому речь может идти лишь о вполне ограниченной свободе воли и поступков человека. Вся его жизнь состоит из «можно» и «нельзя».
Насилие как реальный феномен — одно из составляющих суть общественных отношений на всех уровнях их организации. Специфика в том, что насилие воспринимается обществом и индивидом, в отличие от других явлений жизни, крайне эмоционально, одних оно устрашает, других вдохновляет, и всегда символы насилия в культурных произведениях носят специфически страшные облики.
Решать вопрос о насилии как зле, которое необходимо искоренить, могут лишь люди безгрешные в плане насилия. Но таковых нет. Поэтому рассуждения о нем могут идти лишь на уровне философского восприятия и осмысления. Дискуссия о противопоставлении насилию ненасилия не имеет решения, так как в этом случае придется разделить людей на тех, кто склонен к насилию и действует так, и тех, кто не склонен к нему, никогда его не
применяет ни в каких формах. Вряд ли существует второй тип людей.
Нельзя выводить насилие за рамки морали. «Насилие по определению находится вне морали"13. Т. Гоббс говорит, что естественное состояние есть состояние войны всех против всех. Этико-правовые нормы лишь умеряют, упорядочивают насилие, придавая ему цивилизационный и легитимный этический, нравственный и правовой вид.
В идеальном варианте «мораль начинается там, где кончается насилие"14. Но насилие не кончается по сути. В лучшем случае оно переходит из крайних форм в более мягкие. Все историческое, биологическое и социальное развитие общества и индивида свидетельствует в пользу этого. Меняется лишь соотношение между насилием и ненасилием, между формами насилия, областями и масштабами его применения. Общественной доминантой является стремление преодолеть насилие, это сознательное усилие общества и его целенаправленной деятельности. И в преодолении жестких и жестоких форм насилия можно добиться успеха.
Именно потому, что созидательные моменты, так же связанные с насилием, преобладают над разрушительными, человечество продолжает существовать. Насилие увеличивает стремление к ненасилию, а преобладание ненасилия увеличивает соблазн применения насильственных методов.
Насилие начинается со стремления к свободе (сначала в форме идеи), и реализует эту идею человек через насилие, подавление, деспотизм. Именно эту мысль высказывает Ши-галев в «Бесах», который предлагает взорвать «на воздух» девять десятых человечества и оставить «только кучку людей образованных, которые и начали бы жить-поживать по-уче-ному"15.
Насилие порождается:
— стремлением к социальной свободе-
— физической свободе-
— свободе внутреннего самоопределения.
Таким образом, насилие проистекает:
— из самой природы человека, его врожденных качеств, склонностей, инстинктов и т. п. -
— социально-экономических условий жизни-
— соперничества межличностного, меж-группового, межгосударственного и т. д. в экономической, политической, духовной и других сферах.
Насилие, независимо от того, является ли оно актом агрессии или защиты, всегда включает в себя момент агрессии. Э. Фромм выделял биологически адаптивную агрессию, которая способствует поддержанию жизни. Это доброкачественная агрессия, злокачественная не имеет целью сохранение жизни. Главное здесь — достижение удовольствия при совершении жестоких действий — истязаний, убийств и т. п. По
Э. Фромму, существует «непреднамеренная» агрессия (случайное нанесение ущерба), «игровая» агрессия (учебные тренировки, не имеющие разрушительных целей), «самоутвержда-ющая» агрессия (наступательность, необходимая для достижения цели), «оборонительная» агрессия (как реакция на угрозу жизненным интересам), агрессия как выражение потребности к свободе, «конформистская» агрессия и «инструментальная» агрессия (стремление к тому, что желательно). Он считает их нормальными формами поведения человека в обществе 16. К. Лоренц рассматривает внутривидовую агрессивность как функцию биологического выживания рода. Это, несомненно, имеет место как в поведении человека, так и на уровне целого (общество, народ, государство). Но насилие основывается не только на биологическом, но и психологическом, социальном соперничестве, на стремлении к свободе, к независимым волеизлиянию и действиям.
В биопсихологии насилие, скорее всего, рассматривается с точки зрения восприятия, то есть биопсихологической реакции. Насильственные действия часто осуществляются именно для биологического и психологического удовлетворения, или приносят его впоследствии.
К социально-психологическим причинам, порождающим насилие, можно отнести, например, не оправдавшиеся надежды, смену социальных ориентиров, неуверенность в будущем и т. п. Это ведет к стрессам, озлоблению, ожесточению, неадекватной реакции, раздражимости и, как следствие, увеличению количества насильственных действий. Психологически не склонный к насилию человек в таких условиях находит выход из трудных ситуаций в алкоголе, наркотиках, что тоже в итоге ведет к насилию.
С философских позиций насилие следует рассматривать как закономерное явление, имманентно присущее общественной и индивидуальной жизни, социальным отношениям, которое обладает как процесс своей ло-
гикой развития, социальными, психологическими, биологическими предпосылками и последствиями. Конфликты из сферы социальных отношений неустранимы. Они становятся более разнообразными. Поэтому и насилие как способ разрешения конфликта также неустранимо и также становится более вариантным, если отсутствует желание перевести конфликт в безнасильственную форму протекания (соглашение, поиски взаимопонимания, компромисса). Ненасильственная форма общественных отношений может быть обеспечена в том случае, если столкновение социальных и индивидуальных интересов предупреждается соглашениями, компромиссами.
Насилие — явление закономерное, так
как:
— существует на всех этапах развития общества-
— оно — форма разрешения противоречий, следовательно, фактор развития общественных отношений-
— на всех этапах имеет преобразующее воздействие на социальную систему и окружающую среду-
— действует на всех уровнях социальной организации: от индивида до мирового сообщества.
Основой типологии насилия может являться множество различных признаков: объективные и субъективные признаки, состав и количество участвующих сторон, острота, интенсивность и т. п. Классифицировать насилие можно по масштабу, уровню, степени воздействия, видам.
По масштабу:
— отдельные элементы насилия, отдельные объекты насилия (индивид, группа и т. п.) —
— насилие на отдельно взятой территории, региональное, глобальное.
По уровню:
— над индивидом-
— между людьми (индивидами) —
— над собственным «Я», то есть над самим собой-
— между обществом, властью, гражданином-
— между обществами, нациями, этносами, государствами-
— между человечеством и окружающей средой-
— над группой, этносом, нацией, народом, государством-
— над группой народов и государств.
По степени:
— мягкое (должен) —
— жесткое (ограничение деятельности, жизненных условий) —
— жестокое (лишение жизни, война, терроризм и т. п.).
Виды насилия:
— физическое-
— духовное-
— политическое-
— экономическое-
— осознанное-
— неосознанное-
— межличностное-
— индивидуальное-
— групповое-
— межгрупповое-
— международное, межгосударственное.
Следует отметить, что некоторые виды
насилия воспринимаются обществом как необходимые жизненные реалии (например, идеологическое, культовое насилие).
Насилие как процесс имеет несколько этапов осуществления, которые не зависят от времени, места и его форм. Можно выделить четыре этапа:
1. Этап потенциального насилия или наличие объективных оснований, условий, ситуаций.
2. Этап перехода потенциальных оснований в реальные.
3. Этап насильственных действий.
4. Этап окончания насилия со всеми вытекающими социальными и индивидуальными последствиями.
Существует, как утверждают, два крайних подхода в понимании насилия — широкий и узкий 17. Понимание насилия в широком смысле — это проявление любых форм и разновидностей насилия, прямо или косвенно, в различных сферах жизни, по отношению к сущности (физической и духовной) человека. В принципе это «любое ограничение личностного развития, причина которого заключена в других людях или общественных институтах"18. Такое понимание насилия позволяет утверждать, что человек в любом сообществе окружен фактами насилия над ним, живет в мире насилия.
В узком смысле «насилие обычно сводится к физическому и экономическому ущербу, который люди наносят друг другу, и оно понимается как телесные повреждения, убийства, ограбления, поджоги и т. п. «19. На наш взгляд, это не насилие в узком смысле, а конкретные насильственные действия, которые в своей совокупности составляют содержательную сторону насилия.
Проблема насилия в обществе тесно связана с проблемой власти, властных отношений, отношений господства и подчинения. Оно есть одно из проявлений исторически сложившихся, но биопсихологически определенных социальных отношений, в основе которых лежат рефлексии, выраженные в форме потребности к господству, лидерству, соперничеству, превосходству, власти. «Воля к власти есть стремление к господству над человеком"2. К некоторым проявлениям таких потребностей общество привыкло, они стали частью культуры, своего рода традицией, нормой. Так воспринимается стремление мужчин к доминированию в отношениях с женщинами, детей всегда наказывали и т. п.
Привычным стало насилие, применение его различных форм в сфере политики, и часто его использование приходит в противоречие с достигнутым уровнем цивилизационного развития. «Парадоксальным, в частности, является тот факт, что достигнутый современным обществом высокий уровень экономического и технологического развития сопровождается девальвацией многих традиционных нравственных ценностей. Научнотехнический прогресс опережает нравственное развитие человечества, его многочисленные издержки оказывают подчас разлагающее влияние на общественное сознание и мораль. Пренебрежение к этическим ценностям и принципам политической морали находит свое выражение в милитаризации многих областей жизни общества, эскалации проявлений насилия и нарастающей волне терроризма"20.
Подобные действия в политической сфере с неизбежностью воздействуют на характер действий индивидов. «Граждане государства, — пишет Ж. Варен, — практикующего законы джунглей в своей международной политике, закономерно задают себе вопрос: если это позволено моему государству для достижения преследуемых им целей, то почему не могу действовать подобным же образом и я, чтобы решить свои проблемы"21.
Государство имеет легитимное право на насилие. Крайние формы насилия, осуществляемого государством, обычно связывают с диктатурой — властью, исключительно опирающейся на насилие для тотального подавления каких-либо классов или иных социальных групп, общественных организаций, личностей 22.
В реальной жизни существует возможность — принципиально отвергать насилие,
как форму отношений, как способ навязать свою волю. Такие действия определяют как ненасилие.
Возможен ли реально специальный запрет на насилие? Не будем обращаться к известным религиозным этическим формулам: «не убий», «непротивление злу». Подобного рода этические нормы есть во многих религиях и культурах. Это предмет специального анализа. Мысль о том, что «принцип ненасилия и есть как раз запрет на то, что противоположено морали — запрет на насилие"23, совершенно очевидна и справедлива. Однако требование ненасилия есть тоже принуждение. Одна противоположность переходит в другую — знаменитый диалектический принцип. Тем не менее эти понятия обозначают границу, отделяющую нравственность от безнравственности 24.
Уже одно то, что в обществе допускается нравственное оправдание насилия, говорит о том, что насилие бывает нравственным, или точнее, укладывается в рамки нравственности, и еще точнее, когда необходимо, находятся нравственные принципы для оправдания насилия.
Невозможно полностью изжить насилие. Возможен лишь переход к «мягкому» насилию. Это господство идеалов и ценностей, не связанных с уничтожением, лишением жизни, то есть поиск иных источников и средств существования, самоопределения и социализации. Это становится осуществимым, так как поиски взаимопонимания, компромисса также естественны для человека, как и насилие.
В России острота проблемы насилия связана с тремя основными моментами. Это, во-первых, историческое прошлое, традиции поведения и регулирования напряженности в общественных отношениях. Во-вторых, сложившаяся после распада СССР социальная структура, соотношение и роль различных социальных групп, этносов, наций, религий, их оценка существующих отношений и условий жизни, их ожидания и интересы. В-третьих, состояние государственной власти и проводимый ею курс.
Перспективы нормализации общественных отношений в России зависят от того, будет ли найдено рациональное сочетание национальной специфики и универсальных тенденций развития, будет ли в политике доминировать принцип сочетания интересов. Реформы последних десяти лет выдержаны в духе бескомпромиссности, тем самым поро-
социология, политология
дили негативные явления в общественных отношениях в России.
Если говорить о перспективах на уровне мирового сообщества, то цивилизационные различия, подкрепляемые расхождениями в политике, идеологии, религии, в политических режимах раскрывают конфликтный характер международных отношений. Конфликт не обязательно ведет к насилию. Однако практика последних десятилетий показывает, что на международной арене господствуют насильственные методы решения международных противоречий.
Есть все основания предполагать, что насильственные методы решения международных споров будут применяться и дальше, более того, они имеют тенденции к доминированию. Это определяется расширяющимся взаимодействием между регионами и странами. Идет взаимопроникновение разных цивилизаций, в ходе которого осуществляется перенос западноевропейских ценностей и норм поведения на отличные от европейского типа социокультурные системы, что часто вызывает противодействие, отторжение, неприятие. Национализм, религиозный фанатизм именно здесь находят свою питательную среду. Если сюда прибавить политическое и экономическое давление развитых стран на страны Третьего мира, то ответ на вопрос о том, какие методы будут доминировать на международной арене, становится очевидным.
Таким образом, насилие следует рассматривать как закономерное явление, имманентно присущее общественной и индивидуальной жизни, социальным отношениям, которое обладает своей логикой развития, социальными, психологическими, биологическими последствиями.
ПРИМЕЧАНИЯ
1 Гусейнов А. А., Апресян Р. Г. Этика: Учебник. М.: Гардарики, 2000. С. 32.
2 Там же.
3 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 761.
4 Там же. Т. 3. С. 3.
5 Гоббс Т. Избранные произведения: В 2 т. М., 1964. Т. 1. С. 292.
6 Там же. Т. 1. С. 300, 301.
7 Там же. С. 292.
8 Там же. С. 234.
9 Монтень М. Опыты. Избранные главы: Пер. с фр. М.: Правда, 1991. С. 237.
10 Там же. С. 247.
11 Там же. С. 250.
12 Lorenz K. On Aggression. N. Y., 1987. P. 86.
13 Гусейнов A.A., Апресян Р. Г. Указ. соч. С. 448.
14 Там же. С. 449.
15 Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч.: В 30 т. Л., 1972. Т. 10. С. 313.
16 Фромм Э. Душа человека. М.: Республика,
1992. С. 189.
17 Гусейнов А. А., Апресян Р. Г. Указ. соч. С. 444.
18 Там же.
19 Там же. С. 444.
20 Сухарев Ю. А. Религиозно-нравственные проблемы свободы личности в творчестве Достоевского // Философия и общество. 1999. № 3. С. 105.
21 Денисов В. В. Диалектика политики и морали // Философия и общество… С. 118−119.
22 Цит. по: Денисов В. В. Указ. соч. С. 119.
23 Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М. ,
1993. С. 221−228.
24 Гусейнов А. А., Апресян Р. Г. Указ. соч. С. 33.
25 Там же. С. 443.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой