Мир российского зарубежья в научно-информационном и культурном пространстве России в конце 1980-х-2000-е гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 930 DOI: 10. 12 737/2791
МИР РОССИЙСКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ В НАУЧНО-ИНФОРМАЦИОННОМ И КУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ РОССИИ В КОНЦЕ 1980-х-2000-е гг.
Камнева Галина Петровна, кандидат исторических наук, доцент, доцент кафедры «История и политология», kamnevagp@gmail. com,
Сотников Сергей Александрович, кандидат исторических наук, доцент, доцент кафедры «История и политология», sergey@histr. ru,
ФГБОУ ВПО «Российский государственный университет туризма и сервиса»,
Москва, Российская Федерация
Статья посвящена эволюции представлений российского зарубежья в научной литературе, средствах массовой информации, общественном мнении России на различных этапах демократических реформ. Автор приходит к выводу о становлении на рубеже XX—XXI вв.еков научно объективных представлений о феномене российского зарубежья и о развитии широкого информационного и общественно-культурного диалога России с миром зарубежных соотечественников.
Ключевые слова: эмигрантская культура, русское зарубежье, соотечественники, социальнополитические и культурные процессы, информационно-культурный диалог
Актуальность данной статьи определяется современной историографической ситуацией, требующей дальнейшего углубленного изучения проблематики российского зарубежья ХХ — начала XXI вв. Исследования в области истории и историографии российской эмиграции имеют существенное научно-практическое значение в контексте государственной политики Российской Федерации по развитию многосторонних связей с миром зарубежных соотечественников.
Одной из характеристик общественной жизни в СССР эпохи перестройки явилось переосмысление исторической роли российской эмиграции, прежде всего, ее послереволюционного сегмента. Несмотря на жестко негативную оценку мира российского зарубежья в пропагандистской и научной литературе, замалчивание выдающихся достижений российских эмигрантов в сфере науки и искусства в советском обществе, особенно среди интеллигенции, наблюдался значительный интерес к эмигрантской теме. Данная тенденция проявилась, в частности, в классических трудах Л. К. Шкаренкова, Г. З. Иоффе и ряда других авторов 1970—1980-х гг., которые, не выходя
за рамки официальной доктрины, показывали многогранность и сложность социально-политических и культурных процессов в российском зарубежье и их непосредственную связь с отечественной и мировой историей [5- 6- 22].
Уже в 1960—1970-е гг. в ходе заграничных стажировок или туристических поездок устанавливались неформальные контакты советских граждан с представителями российского зарубежья, порой полностью менявшие их представление об эмигрантах. Позитивный образ зарубежной России формировали русскоязычные западные радиостанции («Свобода», «Голос Америки», русская редакция «Би-Би-Си» и др.) и эмигрантские периодические издания («Новый журнал», «Континент» и т. п.), которые не только передавались в СССР по нелегальным каналам, но были также официально доступны читателям и сотрудникам Отделов специального хранения Библиотеки им. Ленина, библиотеки Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС и ряда других книгохранилищ. Во второй половине 1960-х гг. в редакцию «Нового журнала» было передано письмо без подписи, в котором говорилось: «Я приехал в Европу как турист из
23
КУЛЬТУРА И ЦИВИЛИЗАЦИЯ
СССР, уезжаю обратно и увожу журнал домой. Хоть я и член партии, но Ваш журнал произвел на меня ошеломляющее впечатление. Я поражен тем, что в эмиграции есть такие силы, которые нам близки по духу. Вам, конечно, странно, член партии и близость духа? Но поверьте, что это так» [3, с. 6]. Таким образом, в СССР существовали немногочисленные, но социально значимые страты населения (научная и творческая интеллигенция, дипломатические работники, сотрудники спецслужб), которые обладали более или менее объективной информацией о феномене российского зарубежья. В диссидентских кругах отношение к миру российской эмиграции формировалось под влиянием западных информационных источников и было идеологически и ментально близко к собственно эмигрантскому восприятию образа зарубежной России. Наличие этого подспудного интереса и знаний о российском зарубежье впоследствии создало основу для чрезвычайно интенсивного накопления и распространения разнообразной информации по данной тематике.
Во второй половине 1980-х гг. начинает меняться официальная трактовка образа российского эмигранта, которая, тем не менее, сохраняет определенный схематизм: «хороший» эмигрант непременно считает себя жертвой исторических ошибок тех, кто выступил против большевиков, страдает от ностальгии и восхищается достижениями СССР. По мере того как в науке и общественном мнении России формируется новое видение отечественной истории ХХ века, в том числе переосмысляются события 1917 — начала 1920-х гг., принципиально иное звучание приобретает и тема послереволюционной эмиграции. Участие тех или иных исторических лиц, персонажей литературных произведений и кинофильмов в вооруженной борьбе с большевизмом, их монархические или буржуазно-либеральные взгляды, принадлежность к аристократическим кругам, духовенству и иным «контрреволюционным» социальным группам уже не воспринимались как типологические черты образа врага. Напротив, участники белого движения и белоэмигранты становятся в глазах многих россиян эталонами благородства и жертвенности, носителями исторической истины [15, с. 424−425]. Приобщение к идейному наследию российской эмиграции явилось неотъемлемой частью демократического процесса в России начала
1990-х гг., когда «национальное примирение в отношениях с российским зарубежьем стало свершившимся фактом» [16, с. 25].
На трансформацию общественного восприятия эмигрантской проблематики существенное влияние оказало установление новых принципов государственной политики в отношении зарубежных соотечественников, впервые обозначенные в решении Верховного Совета РСФСР о проведении в Москве в августе 1991 г. Первого конгресса российских соотечественников. В последующий период, начиная с Указа Президента Российской Федерации от 11 августа 1994 г. «Об основных направлениях государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников, проживающих за рубежом», руководством страны последовательно проводилась линия на укрепление связей с российским зарубежьем, подчеркивалась позитивная роль зарубежных соотечественников в культурном и социально-экономическом развитии страны. При поддержке правительства России создавались Всемирный координационный совет российских соотечественников (ВКС) и «Международный совет российских соотечественников» (МСРС) в Москве, фонд «Русский мир» и другие организации, целью которых было расширение международного пространства русского языка и культуры [21, с. 4].
При этом российская научная и творческая интеллигенция проявляла высокую активность в восполнении громадного пробела относительно мира российского зарубежья в информационном и культурном пространстве России. В качестве одного из главных компонентов этого процесса стала деятельность российских книжных издательств, литературных и научно-популярных журналов, благодаря которой в течение нескольких лет были изданы десятки произведений художественной, философской и публицистической литературы, составляющих золотой фонд русской зарубежной словесности ХХ века. Кроме того, на территорию России перенесли свою активность парижское издательство «YMCA-Press», редакции «Нового журнала», «Вестника РХД» и ряда других авторитетных эмигрантских издательств. Зарубежные благотворительные учреждения осуществили ряд проектов по пополнению российских книжных собраний эмигрантской литературой. Так, английским благотворительным фондом «Голицын — Петербургу» в 1994 г.
24
научный журнал СЕРВИС PLUS 2014 / № 1
Мир российского зарубежья в научно-информационном и культурном пространстве России…
была учреждена «Мемориальная библиотека Г. В. Голицына», главной задачей которой было формирование книжно-журнального фонда по истории и культуре российского зарубежья [7,
с. 50- 14, с. 417]. Российская государственная библиотека, Всероссийская государственная библиотека иностранной литературы, Библиотека Академии наук и другие книгохранилища пополнялись поступавшими из-за границы коллекциями книг и рукописей ученых и писа-телей-эмигрантов.
В июле 1995 г. в Москве была основана Библиотека-фонд «Русское Зарубежье» (в настоящее время — Дом русского зарубежья имени А.И. Солженицына). К 1999 г. Библиотекой-фондом в 60 городах России и ближнего зарубежья (в Эстонии, Белоруссии и на Украине) были открыты читальные залы, где все желающие могли приобщиться к литературному наследию российской эмиграции. В конце 1990-х гг. был создан Санкт-Петербургский информационно-культурный центр «Русская эмиграция», который занимался организацией международных конференций, симпозиумов, выставок, изданием литературы по тематике российского зарубежья.
Примерно до начала 2000-х гг. книжножурнальная продукция по истории и культуре зарубежной России пользовалась повышенным спросом у широкого круга читателей, но позднее интерес к литературе о российской эмиграции стабилизировался на том уровне читательских запросов, который характерен для исторической тематики в целом.
Тема российского зарубежья получала отражение в различных культурно-просветительных программах: лекториях, документальном кино, творческих встречах с российской публикой артистов и музыкантов — представителей различных поколений российской эмиграции. В российских СМИ освещались такие события, как передача из США в Россию музейных коллекций Общества «Родина» в Лейквуде, возвращение в Краснодарский край реликвий Кубанского казачьего войска, установка памятника писателю И. Шмелеву и
т. п. Дом русского зарубежья имени А. И. Солженицына и другие культурные учреждения, деятельность которых связана с миром зарубежных соотечественников, да сих пор остаются центрами притяжения интеллектуальной и творческой элиты и широких кругов интеллигенции России.
Важным фактором в эволюции представлений о российском зарубежье ХХ в. стало непосредственное общение россиян с эмигрантами, которое развивалось как по линии общественных организаций, так и на уровне личных контактов. Заметную роль в этом процессе сыграла растущая популярность генеалогических исследований: изучение истории семей нередко приводило к установлению связей с родственниками, проживавшими за рубежом. При этом складываются устойчивые связи российских и эмигрантских сообществ на основе общности творческих или корпоративных интересов, благотворительной деятельности и т. п. Так, довольно тесно взаимодействовали с эмигрантскими кругами такие объединения, как Союз потомков российского дворянства, Историко-родословное общество в Москве, Русское генеалогическое общество в Санкт-Петербурге и др.
Важную роль в приобщении россиян к миру эмигрантской культуры и искусства сыграли выставочные проекты, реализованные Российским Фондом культуры и ведущими музеями страны (Эрмитажем. ГМИИ им.
А. С. Пушкина, Государственной Третьяковской галереей и др.) в сотрудничестве с частными коллекционерами и представителями культурно-просветительных организаций российского зарубежья. Так, следует назвать выставку «Русское театрально-декорационное искусство. 1880−1930» (1988), впервые представившую советскому зрителю творчество Л. Бакста, К. Малевича и других выдающихся художников-эмигрантов [9, с. 184], выставку работ русских художников из коллекции Ренэ Герра (1995) [12], выставки «Москва — Берлин» (1996) [10], «Русский Париж. 1910−1960» (2003) [18], «Американские художники из Российской империи» (2009) [11, с. 24−27] и др.
Через изобразительное искусство, музыку, художественную и научно-популярную литературу, документальное кино в рассматриваемый период происходил процесс узнавания мира зарубежных соотечественников российским обществом на эмоциональном, эстетическом и интеллектуальном уровнях.
Уже в начале 1990-х гг. создаются исследовательские группы и центры по изучению истории и культуры российского зарубежья в Институте российской истории и Институте славяноведения РАН, МГУ им. М. В. Ломоносова, РГГУ, Санкт-Петербургском, Самар-
25
КУЛЬТУРА И ЦИВИЛИЗАЦИЯ
ском и ряде других университетов России. 8−12 сентября 1993 г. в Москве Российской Академией наук и Конгрессом соотечественников была организована Международная научная конференция «Культурное наследие российской эмиграции: 1917−1940-е гг. «, выявившая ряд важных аспектов в научно-информационном освоении темы российского зарубежья. Уже тогда можно было говорить о наличии научного сообщества, объединявшего как авторитетных ученых, так и квалифицированных молодых специалистов (историков, филологов, искусствоведов, педагогов и др.) из различных вузов и академических институтов страны, сосредоточивших свои усилия на выявлении и изучении широкого спектра проблем истории и культуры российской эмиграции. Утвердилась также тенденция сотрудничества с иностранными учеными, работавшими по данной проблематике, в том числе с представителями эмигрантских кругов. Работа конференции велась по следующим секциям: «Российская эмиграция: Судьбы, политика, историческая мысль», «Русская литература в эмиграции», «Культурное наследие российской эмиграции: Философия и религия», «Культурное наследие российской эмиграции: Искусство», «Российская наука и техника за рубежом» и «Российское наследие: Разделенные архивы» [8]. Таким образом, уже в начале 1990-х гг. были определены основные исследовательские направления в изучении российского зарубежья, чему способствовало открытие спецхранов библиотек и архивов. Так называемая «архивная революция» обеспечила доступ широкого круга исследователей к фондам русского зарубежья в ГАРФ и других хранилищах [15, с. 61], началась форсированная подготовка путеводителей по архивным фондам и библиографических справочников соответствующей тематики.
В последующие годы были изданы десятки монографий и сотни статей по проблемам
российского зарубежья XIX—XX вв., проведено большое количество конференций и круглых столов регионального, общероссийского и международного уровня. На протяжении всего рассматриваемого периода происходило расширение объема и тематического спектра источниковой базы исследований по проблемам российской эмиграции и наполнение научно-информационного пространства фактологическими и теоретическими результатами проводившихся исследований. Важнейшим результатом этого процесса явилось создание отечественной гуманитарной наукой к началу 2000-х гг. системы научных представлений о становлении и эволюции феномена российского зарубежья, основанных на объективном анализе фактов и явлений с применением современных исследовательских методик [13- 16]. Во второй половине 1990-х-2000-е гг. утвердились принципы взвешенного научного подхода к изучению политизированных и дискуссионных аспектов в истории зарубежной России, таких, как белое движение и политических партии за рубежом, эмиграция «второй волны» и т. п.
Творческое наследие эмиграции XIX- XX вв. и курсы истории российского зарубежья вошли в состав программ гуманитарных вузов, что способствовало распространению объективного научного видения данной проблемы [19].
Таким образом, формирование единого культурно-информационного пространства России и российского зарубежья характеризовалось развитием многоаспектных общественных и личных контактов россиян с представителями различных поколений зарубежных соотечественников, органичным вхождением темы российской эмиграции в образовательную и культурно-просветительную сферу, становлением авторитетных научных школ, исследующих феномен российского зарубежья [20].
Литература
1. Антропов О. К. История отечественной эмиграции: Учебное пособие. Кн. 1. Социальная и политическая сфера деятельности. Астрахань, 1996.
2. Базанов П. Н., Шомракова И. А. Книга русского зарубежья. Из истории книжной культуры ХХ века: Учебное пособие. СПб., 2003.
3. Гуль Р. Сотая книга // Новый журнал. Нью-Йорк, 1970. Кн. 100.
4. Ершов В. Ф. Российская военно-политическая эмиграция в 1920—1945 гг.: Учебное пособие по спецкурсу / Отв. ред. Е. И. Пивовар. М., 2003.
5. Иоффе Г. З. Крах российской монархической контрреволюции. М., 1987.
6. Комин В. В. Крах российской контрреволюции за рубежом. Калинин, 1977.
26 научный журнал СЕРВИС PLUS 2014 / № 1
Мир российского зарубежья в научно-информационном и культурном пространстве России…
7. Конюхова Е. В. Русское зарубежье в деятельности Мемориальной библиотеки Г. В. Голицына: хроника // Берега: информационно-аналитический сборник о Русском Зарубежье. М., 2002. Вып. 1.
8. Культурное наследие российской эмиграции: 1917−1940-е гг. Сборник материалов. М., 1994.
9. Лобанов-Ростовский Н. Д. Эпоха. Судьба. Коллекция. М., 2010.
10. Москва-Берлин / Berlin-Moscau, 1900−1950: Изобразительное искусство, фотография, архитектура, театр, литература, музыка, кино / Под науч. ред. Антонова И. А. (Москва), Меркерт Й. (Берлин). Москва, Берлин, Мюнхен: Галарт, Престель, 1996.
11. Новик Д. Американские художники из Российской империи // Искусство. 2009. № 1−2. С. 24−27.
12. Они унесли с собой Россию… Русские художники-эмигранты во Франции. 1920−1970-е. Из собрания Ренэ Герра: Каталог выставки. М., 1995.
13. Пивовар Е. И. Изучение и преподавание истории российского зарубежья в высшей школе 1990-х гг.: опыт, проблемы, перспективы // Историческая наука и образование на рубеже веков. М., 2004.
14. Пивовар Е. И. Российское зарубежье. Социально-исторический феномен, роль и место в культурно-историческом наследии. М., 2008.
15. Пивовар Е. И., Селунская Н. Б. Новые теоретические подходы и необходимость переосмысления актуальных аспектов социальной и экономической истории России Х Х века // Теоретические проблемы исторических исследований: Информационно-аналитический бюллетень Центра теоретических проблем исторической науки. Вып. 4. Май 2002 г.: Труды Исторического факультета МГУ / Под ред. С. П. Карпова. М., 2002.
16. ПоляковЮ.А. История российского зарубежья — важное направление науки // Адаптация российских эмигрантов (конец XIX—XX вв.). Исторические очерки. М., 2006.
17. Пронин А. А. Российская эмиграция в современной историографии // Международный исторический журнал. 2001. № 16.
18. Русский Париж. 1910−1960 / Государственный Русский музей- Фон дер Хейдт-музей, Вупперталь- Музей изящных искусств, Бордо. СПб., 2003.
19. Сабенникова И. В. Общее и особенное в положении российской диаспоры первой волны: Учебно-методическое пособие. Тверь, 1992.
20. Сотников С. А. Россия и российское зарубежье 1920-х-1980-х гг.: общественно-политический и культурный диалог // Материалы Всероссийской заочной научно-практической конференции «Актуальные проблемы науки и сервиса» (проведенной в ФГБОУ ВПО «РГУТиС» 21 декабря 2012 г.). М.: ФГБОУ ВПО «РГУТиС», 2013. http: //old. rguts. ru/electronic_joumal/number42/contents (дата обращения: 15. 12. 2013).
21. Фонд Русский мир. Отчет об основных направлениях деятельности за 2009 г. М., 2010.
22. ШкаренковЛ.К. Агония белой эмиграции. М., 1981.
RUSSIA-DESCENDANT NON-RUSSIA-BASED COMMUNITIES IN THE SCIENTIFIC-KNOWLEDGE AND CULTURAL CONTEXT OF RUSSIAN IN LATE 1980−2000S1
Sotnikov Sergei Aleksandrovich, Candidate of Historical Sciences, Associate Professor at the Department of History and Political Sciences,
sergey@histr. ru, Russian State University of Tourism and Service,
Kamneva Galina Petrovna, Candidate of Historical Sciences, Associate Professor at the Department of History and Political Sciences,
kamnevagp@gmail. com, Russian State University of Tourism and Service
The article deals with the evolution of the vision that the Russia-descendant community based out of Russia communicated through scientific literature, mass media, and Russian public opinion at different stages of democratic reforms. The author draws conclusions concerning the establishment of scientific objective vision of the Russia-descendant non-Russia-based community at the turn of the 21st century and the development of a comprehensive informational and social/cultural dialogue between Russia and emigrants from Russia.
Keywords: emigrant culture, Russia abroad, compatriots, social/politicl nad cultural processes, informational/ cultural dialogue
1 The research for the article was done within the framework of the Federal target programme «Science and Science-Pedagogics New Blood in Innovation-Oriented Russia» (2012−2014).
27
КУЛЬТУРА И ЦИВИЛИЗАЦИЯ
References
1. Antropov, O.K. Istoriia otechestvennoi emigratsii: Uchebnoe posobie. Kniga 1. Sotsial’naia i politicheskaia sfera deiatel’nosti [A History of Russian emigration (a guidebook, vol. 1, Social and Political Province)]. Astrakhan, 1996.
2. Bazanov, P.N., Shomrakova, I.A. Kniga russkogo zarubezh’ia. Iz istorii knizhnoi kul’tury XX veka: Uchebnoe posobie [A Book of Russia abroad. On book culturein the 20th century (a guidebook)]. St. Petersburg, 2003.
3. Gul, R. Sotaia kniga [A hundredth Book], Novvy Zhournal. New York, 1970. Vol 100.
4. Ershov, V.F. Rossiiskaia voenno-politicheskaia emigratsiia v 1920−1945gg. [Russian military and political emigration in 1920−1945]. Uchebnoe posobie (a guidebook). Moscow, 2003.
5. Ioffe, G.Z. Krakh rossiiskoi monarkhicheskoi kontrrevoliutsii [Failure of the Russian Monarchichal Counterrevolutions Effort]. Moscow, 1987.
6. Komin, V.V. Krakh rossiiskoi kontrrevoliutsii za rubezhom [Failure of a Russian Counterrevolution Abroad]. Kalinin, 1977.
7. Koniukhova, E.V. Russkoe zarubezh’e v deiatel’nosti Memorial’noi biblioteki G.V. Golitsyna: khronika [Russian communities abroad as reflected in the activities ofThe Prince George Galitzine Memorial Library: chronicle]. Bere-ga: informatsionno-analiticheskii sbornik o Russkom Zarubezh’e [Shores: an information and analysis collection on Russian Communities Abroad]. Moscow, 2002. Issue 1.
8. Kul’turnoe nasledie rossiiskoi emigratsii: 1917−1940 [Cultural Heritage ofRussian emigres: 1917−1940]. Sbornik ma-terialov [A collection of materials]. Moscow, 1994.
9. Lobanov-Rostovskii, N.D. Epokha. Sud’ba. Kollektsiia [Epoch. Fate. Collection]. Moscow, 2010.
10. Antonov, I. A, Merkert, J. Berlin-Moscau, 1900−1950: Visual arts, Photography, Architecture, Theatre, Literature, Music, Cinema. Moscow, Berlin, Munich: Galart, Pestel, 1996.
11. Novik, D. Amerikanskie khudozhniki iz Rossiiskoi imperii [Russia-descendant American painters]. Iskusstvo [Arts]. 2009. № 1−2. pp. 24−27.
12. Oni unesli s soboi Rossiiu.. Russkie khudozhniki-emigranty vo Frantsiiu. 1920−1970. Is sobraniia Rene Gerra: Katalog Vystavki. [They took Russia away with them.. Russian emigre painters. 1920−1970. Contribution by Rene Guerra. Exhibition catalogue. Moscow, 1995.
13. Pivovar, E.I. Izuchenie i prepodavanie istorii rossiiskogo zarubezh’ia v vysshei shkole 1990kh godov: opyt, problemy, perspektivy [Russian History Abroad: research and teaching in higher schools in the 1990s: practices, problems, prospects]. Istoricheskaia nauka i obrazovanie na rubezhe vekov [Historical Sciences and Teaching at the turn of the century]. Moscow, 2004.
14. Pivovar, E.I. Rossiiskoe zarubezh’e. Sotsial’no-istoricheskii fenomen, rol' i mesto v kul’turno-istoricheskom nasledii [Russian Communities Abroad: A Social and Historical Phenomenon, Its Role and Contribution to the Cultural and Historical Heritage]. Moscow, 2008.
15. Pivovar, E.I., Selunskaia, N.B. Novye teoreticheskie podkhody i neobkhodimost' pereosmysleniia aktual’nykh as-pectov sotsial’noi i ekonomicheskoi istorii Rossii XX veka [New theoretical approaches and the need for reconsideration of important aspects of social and economic history of Russia in the 20th century]. Teoreticheskie problem istoricheskikh issledovanii: Informatsionno-analiticheskii biulleten' Tsentra teoreticheskikh problem istoricheskoi nauki [Theoretical issues ofhistorical research: Informational and analytical bulletin ofthe Centre oftheoretical problems ofhistorical sciences]. Issue 4. May, 2002: Trudy Istoricheskogo fakul’teta MGU [A collection ofworks by members of the Moscow State University’s History Department]. Moscow, 2002.
16. Poliakov, Iu. A, istoriia rossiiskogo zarubezh’ia — vazhnoe napravlenie nauki [Historical research into Russian communities abroad as an important field of study]. Adaptatsiia rossiiskikh emigrantov (konets XLX-XX vv.) Istoricheskie ocherki [Russian emigrants' adaptation (late 19th-20th cc.). Essays]. Moscow, 2006.
17. Pronin, A.A. Rossiiskaia emigratsiia v sovremennoi istoriografii [Russian emigrations in modern historiography]. Mezhdunarodnyi istoricheskii zhurnal [International Historical Journal]. 2001. № 16.
18. Russkii Parizh 1910−1960 [Russian Paris. 1910−1960]. Gosudarstvennyi Russkii Muzei [State Russian Museum]- Wuppertal, Von-der-Heydt-Museum- Bordeaux, Musee des Beaux Arts [Fine arts museum]. St. Petersburg, 2003.
19. Sabennikova, I.V. Obshchee i osobennoe v polozhenii rossiiskoi diaspory pervoi volny: uchebno-metodicheskoe posobie [The general and the specific in the position of the Russian emigrants of the first wave: guidelines and instructional tips]. Tver, 1992.
20. Sotnikov, S.A. Rossiia i rossiiskoe zarubezh’e 1920−1980kh godov: obshchestvenno-politicheskii i kul’turnyi dialog [Russia and Russia-descendant non-Russia-based communities of the 1920s and the 1980s: sociopolitical and cultural dialogue]. Materialy Vserossiiskoi zaochnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii «Aktual'nye problem nauki i servisa» (FGBOU VPO RGUTiS, 21 dekabria 2012 goda) [Proceedings of the All-Russia Research-to-Practice Conference with virtual participation on the Current Issues of Science and Service held at the Russian State University of Tourism and Service on December, 21,2012]. Moscow: FGBOU VPO RGUTiS, 2013. Retrieved on December, 15,2013 from http: //old. rguts. ru/electronic_journal/number42/contents.
21. Fond Russkii mir. Otchet ob osnovnykh napravleniiakh deiatel’nosti za 2009 god. ['Russian World' Fund. Report on the major activities in 2009]. Moscow, 2010.
22. Shkarenkov, L.K. Agoniia beloi emigratsii [The agony of the White emigre]. Moscow, 1981.
28
научный журнал СЕРВИС PLUS 2014 / № 1

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой