Жанр фэнтези как объект лингвистического исследования

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81'1: 821. 015
ББК 81. 0
Б 48
Беренкова В. М.
Жанр фэнтези как объект лингвистического исследования
(Рецензирована)
Аннотация:
В статье рассматриваются новообразования, изобилующие в произведениях жанра фэнтези, которые представляют интерес для лингвистического исследования. Целью является определение их специфики в рамках современной неологической теории. Автор приходит к выводу, что они являются элементом созданного воображением писателя виртуального мира произведения.
Ключевые слова:
Научная фантастика, фэнтези, словотворчество, новообразования, виртуальный мир, идиостиль, искусственная культура.
В последнее время наметилась тенденция появления литературных произведений как параллельной реальности, где автор выступает в роли творца и создает особый мир со своей историей, культурой и этносами, говорящими на различных выдуманных языках. Подобное художественное творчество относят к сравнительно новым литературным жанрам — научной фантастике и фэнтези.
Появившись в 19-м веке, произведения научной фантастики, а впоследствии и фэнтези-романы, выделившиеся как субжанр в начале 20-го века, впервые стали объектом литературоведческого и лингвистического исследования только во второй половине 20-го века (например, работы Р. И. Кабакова, С. Л. Кошелева, Т. Степновской, С. Строева, Е. Парнова и другие). Были определены теоретические особенности и специфические художественные методы данного литературного направления.
Так, Е. А. Белоусова справедливо указывает на использование писателями в текстах произведений особых средств выразительности, к которым, прежде всего, следует, «безусловно, отнести слова, создаваемые писателями», обозначающие реалии описываемых миров, как результат авторского словотворчества [1: 5]. Именно особенности языка фэнтези и научной фантастики, проявляющиеся, прежде всего, на лексическом и словообразовательном уровнях, а также их функционирование в тексте являются предметом исследований многих современных лингвистов (М.Н. Елизарова, Е. А. Лебедева, Е. И. Медведева, Н. В. Новикова, Соскина С. Н., J. Allan, H. K. Fauskanger, M. T. Hooker и т. д.).
В настоящее время актуальность исследований в рамках данной темы несомненна, так как появление новых произведений во всем мире и их экранизация говорят о растущей популярности подобной литературы.
Тем не менее, вопрос о литературной самостоятельности жанра фэнтези до сих пор еще окончательно не решен, что, очевидно, связано с нечеткими границами этих двух направлений. Традиционно научно-фантастическая проза описывает будущий научно-технический прогресс человеческой цивилизации, тогда как романы в стиле фэнтези воссоздают эпоху существования древних магических цивилизаций, балансируя на стыке исторической хроники, сказки и героической саги. В то же время существуют произведения, сочетающие в себе обе жанровые характеристики, что не позволяет их безоговорочно отнести ни к одному направлению.
Нам кажется целесообразным все же разграничить эти два литературных направления, основываясь на этимологии терминов «фэнтези» и «научная фантастика».
Слово fantasy переводится с английского как «фантазия, воображение, иллюзия», в то время как science fiction, «научная фантастика», дословно означает «научный вымысел». Если сравнить переводы этих терминов, можно сделать вывод об определенной разнице между
двумя понятиями, и, соответственно, направлениями, что, несомненно, сказывается и на лексической наполняемости произведений. Следовательно, было бы уместно говорить о специфике словотворчества писателей-фантастов и «фэнтезистов».
Термин «фэнтези» не является единственным для обозначения литературного направления данного жанра. Так, С. Л. Кошелев, один из первых исследователей фэнтези, предлагает терминологию «научная фантастика» и «философская фантастика», так как «способ художественной интерпретации и познания действительности в фантастике включает в повествование в качестве структурообразующего элемента выход за границы признаваемого реально возможным или существующим в той действительности, которой принадлежит автор фантастического произведения» [2: 7].
Р. И. Кабаков в своей диссертации на тему творчества Дж.Р. Р. Толкиена опирается на термин, предложенный самим писателем для обозначения жанра, как и своих произведений, так и подобных им — «fairy-tales» — «волшебные сказки». Он указывает, что «триединая функция fairy-story: исцеление, спасение, утешение — восходит к основным постулатам христианства» [3: 20].
Основателем фэнтези по праву считают Роберта Говарда, создавшего такой шедевр-эпопею как «Конан», экранизированный и продолженный другими писателями. Затем следует творчество Дж.Р. Р. Толкиена, чья книга «Властелин Колец», повествующая о борьбе добра и зла в выдуманном месте Средиземье, в настоящее время, наверное, даже более популярна, чем история про киммерийца Конана. В последние годы свой вклад в развитие фэнтези внесла также Дж. Роулинг и ее серия книг о Гарри Потере, мальчике-волшебнике. Все эти произведения, несомненно, объединяет масштабность авторского замысла, «многотомность», но существуют и определенные авторско-стилистические отличия.
Так, Дж.Р. Р. Толкиен является уникумом, придумавшим за свою жизнь многочисленные языки как часть сказочного мира Арда, существующего по своим законам, тщательно прописал его историю и воплотил свой замысел в литературных произведениях. Его словотворчество, в свою очередь, дало импульс другим писателям.
Анализируя произведения в жанре фэнтези, можно сразу обратить внимание на обилие новообразований, причем многие из них не только номинируют объекты, не существующие в реальном мире, но и описывают их сущность, характеризуют их для читателя.
Е. А. Луговая справедливо выделяет топонимы как главную составную часть пространства трилогии, т.к. они устанавливают «местонахождение предметов по отношению друг к другу и … определяют свое место и назначение среди окружающих пространственных феноменов» [4: 20]. Нам бы также хотелось указать на важность антропонимов и апеллятивных авторских новообразований, функционирующих в дискурсе фэнтезийной реальности, которые вместе с топонимами можно рассматривать как свернутый «культурно-исторический феномен, помогающий провести параллели с сюжетом анализируемого художественного произведения в целом, тем самым выйти на языковое сознание автора» [4: 20].
Подобный подход вполне актуален, так как современное языкознание имеет антропоцентрическую направленность и рассматривает человека как языковую личность, что нашло отражение не только в анализе живой речи, но и художественных источников.
Наличие подобных новых, созданных писателем, слов часто связано с существованием особых обычаев, традиций, характерных для той или иной культуры, говорящей на соответствующем языке, а также специфичной системы ценностей, общепринятой в рамках данного виртуально существующего социума. Так, например, согласно замыслу писателя, один и тот же концепт, как и слово, являющееся его знаковым выражением, может присутствовать в одном языке, но быть полностью непонятным для представителей другой культуры.
Культура, созданная писателем, отраженная в языке новыми, выдуманными автором словами как лингвокультурными компонентами, является значимой составной частью виртуального пространства произведения. Только комплексный лингвистический анализ языковых культурных компонентов, реализуемых посредством словотворчества писателя и использованных им для обозначения реалий сказочного мира, позволяет достигнуть полного
понимания мировоззрения и мировидения персонажей, а через них — и самого автора как представителя определенной эпохи развития человечества.
В настоящее время в рамках современной неологии наблюдается довольно скудное теоретическое описание подобных «фэнтезийных» новообразований, заслуживающих пристального внимания исследователей.
Неоспоримо, что словотворчество писателя является признаком его идиостиля, позволяющим проявиться его личности, отражая, таким образом, его моральные принципы и мировоззрение. Кроме того, данные новообразования как вкрапления искусственной культуры несут дополнительный смысл помимо обычной номинации и представляют определенный интерес для изучения в лингвокультурном плане. Исследование подобных окказионализмов имеет практическое значение, так как позволяет проверить, действует ли теория о связи культуры, языка и мышления в рамках художественного, несуществующего мира.
Примечания:
1. Белоусова Е. А. Окказиональное слово в произведениях современной научной фантастики: автореф. дис. … канд. филол. наук. Майкоп, 2002. 20 с.
2. Кошелев С. Л. Философская фантастика в современной английской литературе (романы Дж.Р. Р. Толкина, У. Голдинга и КУилсона 50−60-х гг.): автореф. дис. … канд. филолог, наук. М.: МГПИ, 1983. 28 с.
3. Кабаков Р. И. «Повелитель Колец» Дж.Р. Р. Толкиена и проблема современного литературного мифотворчества: автореф. дис. … канд. филолог. наук. Л.: ЛГПУ, 1989. 24 с.
4. Луговая Е. А. Топоним виртуального пространства как культурно-историческая категория (на материале эпопеи Дж.Р. Р. Толкиена «Властелин Колец»): дис. … канд. филол. наук. Ставрополь, 2006. 189 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой