Социальная атрибуция целей дальнейшей консолидации Союзного государства Беларуси и России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 316. 012
С. А. ШАВЕЛЬ,
доктор социологических наук, профессор,
Институт социологии НАН Беларуси, г. Минск
СОЦИАЛЬНАЯ АТРИБУЦИЯ ЦЕЛЕЙ ДАЛЬНЕЙШЕЙ КОНСОЛИДАЦИИ СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА
БЕЛАРУСИ И РОССИИ
По результатам совместного белорусско-российского социологического исследования перспектив развития Союзного государства Беларуси и России и его влияния на социальнополитическую ситуацию и повседневную жизнь людей в обеих странах представлены социальные атрибуции целей дальнейшей консолидации, по оценкам населения. Рассмотрены также данные о государственной форме интеграции, особенностей предпочитаемой власти, наиболее подходящей социально-политической системы для Союзного государства.
Ключевые слова: социальная атрибуция, интеграция, консолидация, меритократия, патернализм.
Анализу некоторых достижений и перспектив развития Союзного государства, его влияния на социально-политическую ситуацию и повседневную жизнь людей в Беларуси и России и посвящено совместное белорусско-российское социологическое исследование двух академических институтов — Института социологии НАН Беларуси и Института социологии РАН. В качестве примеров для сравнительного анализа и некоторых допустимых обобщений нами выбраны по одному региону в каждой из стран, с выборкой объемом по 900 человек в каждой, репрезентативной для каждого региона. Поскольку задача репрезентативных обобщений перед нами не стояла, то результаты опросов не суммировались и, соответственно, не рассчитывались обобщенные показатели связи признаков, индексы и коэффициенты. Упор сделан на то, что генерализованные выводы могут вытекать из представлений о типичных ситуациях и типичных оценках, характерных как в целом для выборки, так и отдельно для каждой из подвыборок.
Атрибуция в широком смысле слова — это интерпретация причин поведения, поиск ответа на вопрос «почему?» [1]. В известном примере М. Вебера о человеке, рубящем деревья в лесу, можно предположить, что он делает это для: а) заготовки топлива на зиму- б) очистки участка- в) обеспечения стройматериалами- г) продажи на рынке заготовленного сырья и др. Как видно, здесь причины и цели действия (поведения) совпадают, т. е. позиции «почему?» и «для чего?» эквивалентны, и в случае добровольного выбора они приобретают характер мотивов деятельности. Но в веберовском примере ничего не говорится о статусных характеристиках и условиях жизни лесоруба: воз-
Социальная атрибуция целей дальнейшей консолидации Союзного государства… 45
можно, он действует в силу необходимости или по принуждению других лиц и т. п. В социальной атрибуции именно эти моменты приобретают приоритетное значение. Так, исследователи М. Хьюстон и Дж. Яспарс в работе «Социальные дименсии атрибуции» (под редакцией Г. Тэджфела) показали отличительные особенности социальной атрибуции. По их мнению, ей должны быть характерны четыре типа сущностных дименсий (измерений).
1. Оцениваемое явление должно иметь большую общественную значимость. Примерами называются безработица, проблемы войны и мира, стачечное движение и др.
2. Относиться к общей природе социальных представлений и быть мостом между индивидуальной и социальной реальностью.
3. Учитывать социальный контекст, определенную согласованность оценок.
4. Исходить из социальной категоризации индивидов, их общественного положения и условий жизнедеятельности [2].
Обращаясь к табл. 1, отметим, прежде всего, те позиции, которые практически совпадают по рангам и по удельному весу ответов. Итак, на первое место поставлено «Объединение ресурсов наших стран»: Беларусь — 45,2, Россия — 46,2%. Смысловое содержание этой цели признается наиболее значимым для дальнейшего развития Союзного государства. Согласуются также оценки таких позиций, как «Создание сильного процветающего государства, которым можно гордиться», соответственно 34,5% (третье место) и 35,6% (второе место), а также «Противостояние внешним угрозам» — 26,7 и 31,7% (четвертые места) и «Возрождение единого государства в рамках бывшего СССР» — 15,0 (пятое место) и 19,9 (шестое место).
Таблица 1. Атрибутивная оценка населением целей дальнейшего развития Союзного государства Беларуси и России, в %
Ради каких целей имеет смысл дальнейшее развитие Союзного государства? Беларусь Россия
Уд. вес Ранг Уд. вес Ранг
Использование опыта друг друга для решения проблем коррупции, миграции, повышения уровня и качества жизни 38,7 2 31,6 5
Как первый этап возрождения единого государства в рамках бывшего СССР 15,0 5 19,9 6
Объединение ресурсов наших стран для создания высокоразвитой экономики 45,2 1 46,2 1
Противостояние внешним угрозам 26,7 4 31,7 4
Создание сильного процветающего государства, которым можно гордиться 34,5 3 35,6 2
Сохранение и развитие восточнославянской цивилизации 7,8 6 35,2 3
Другое 1,2 7 0,3 7
По двум позициям оценки разошлись. Так, «Использование опыта друг друга» у белорусов на втором месте — 38,7, у россиян — на пятом, 31,6%. По-
46
C. А. Шавель
скольку разница в 7,1 п. п. статистически значима, эти оценки можно понимать так, что обмен опытом для россиян несколько меньше значим, чем для белорусов. Это и понятно: совокупный позитивный опыт России, безусловно, больше, чем в Беларуси. Но в Союзном государстве такие количественные оценки могут только помешать взаимовыгодному сотрудничеству.
Заметны и расхождения в оценках такой позиции, как «Сохранение и развитие восточнославянской цивилизации»: Беларусь — 7,8 (шестое место), Россия — 35,2 (третье место). При этом важно учитывать, с одной стороны, разницу геополитического положения стран, с другой — то, что Союзное государство серьезно укрепляет восточнославянскую цивилизацию, хотя без Украины она не может быть полной. Понятно, что Беларусь не претендует на системообразующую роль в этой цивилизации, но ее участие в интеграции имеет большое значение.
Важнейшей проблемой дальнейшего развития Союзного государства является его институциональное строительство, т. е. создание институтов и других структур, которые могут взять на себя интегративные функции и успешно их выполнять. Опыт Евросоюза показывает, что, несмотря на многолетние огромные усилия по оптимизации таких структур, существуют и ситуативно обостряются многие противоречия между входящими в Евросоюз странами.
Обращаясь к табл. 2, можно констатировать, что значительная часть опрошенных (в Республике Беларусь — 49,0, в Российской Федерации — более 40%) считают, что такие структуры Союзного государства могут частично различаться. В то же время, среди россиян вдвое больше, чем среди белорусов, полагающих, что они должны быть общими, соответственно, политическое устройство — 43,8 и 21,8- экономическая система — 49,5 и 24,7- идеология — 57,6 и 24,2%. На наш взгляд, разница в оценках может быть связана с тем, что россияне в большей степени психологически настроены на институциональное оформление Союзного государства, вплоть до использования методов административной интеграции. Об этом же свидетельствует и то, что более четверти белорусов хотели бы сохранения сегодняшнего уровня структур Союзного государства, в то время как среди россиян согласны с такой позицией только около 8% в среднем.
Таблица 2. Общность институциональных структур, по оценке населения, в %
Насколько общим должно быть институциональное строительство в Союзном государстве? Политическое устройство Экономическая система Идеология
Беларусь Россия Беларусь Россия Беларусь Россия
Должны быть общими 21,8 43,8 24,7 49,5 24,2 57,6
Могут различаться 48,4 49,0 49,4 42,1 46,5 32,9
Должны быть такими, как сегодня 26,9 7,2 23,4 8,4 26,2 9,4
Нет ответа 2,9 — 2,5 — 3,1 —
Союзное государство возникло как наднациональное образование, призванное создавать условия, разрабатывать механизмы, внедрять систему сти-
Социальная атрибуция целей дальнейшей консолидации Союзного государства… 47
мулирования углубленной интеграции двух стран и народов. Опыт первых шагов показал, что простое снятие пограничных и таможенных барьеров, декларация режима свободного перемещения товаров и услуг, передвижения людей и культурных ценностей сами по себе еще не устраняют возможные недоразумения и другие коллизии на путях расширения взаимовыгодного сотрудничества. Так возникла ситуация «торговых войн», совершенно немыслимая в рамках единого государства. Для ее разрешения белорусским производителям пришлось многое сделать для повышения качества продукции, поставляемой в Россию, что можно считать общим позитивным результатом. Но, с другой стороны, возникшее напряжение подрывало исходные принципы философии интеграции, ее экзистенциальный фундамент — доверие друг другу. Некоторые российские бизнесмены вольно или невольно попытались внедрить скорее утилитарные, чем прагматические критерии взаимной торговли, самого понятия равенства сторон, забывая о стратегических целях Союзного государства. К счастью, этот уклон усилиями высшего руководства и ведущих бизнес-структур России быстро был преодолен.
Но вопросы о том, к какому будущему государственному устройству должна вести интеграция России и Беларуси, сохраняют свое значение.
В табл. 3 первый вариант ответов можно понимать как прообраз унитарного государства, второй — подобие конфедерации, некоторые аспекты которой аналогичны устройству Евросоюза, третий — в большей степени как модель сегодняшнего устройства Союзного государства России и Беларуси. Как видно из таблицы, большинство поддерживает вариант союза равноправных государств типа конфедерации: Беларусь — 58,5, Россия — 51%.
Таблица 3. Государственная форма дальнейшей интеграции России и Беларуси, по оценкам населения, в %
В какой форме целесообразна интеграция России и Беларуси? Беларусь Россия
Одно государство с единым правительством, парламентом, политическими партиями, общественными организациями, законами, экономикой и т. п. 15,7 28,3
Союз равноправных государств, в котором каждая из наших стран будет определять развитие тех секторов, в которых она достигла высших результатов 58,5 51,0
Союз двух государств на основе временных договоров по реализации конкретных совместных проектов 19,3 16,7
Другое 0,7 0,3
Нет ответа 5,8 3,7
За унитарное государство высказались, соответственно, 15,7 и 28,3%, за современное устройство Союзного государства — 19,3 и 16,7%. Эти данные показывают, что белорусы заметно меньше поддерживают дальнейшую интеграцию по пути унитаризма, но в большей степени ориентированы на устройство Союзного государства как конфедерации или строго определенной федерации. Конечно, такая, можно сказать, страновая привязка данно-
48
C. А. Шавель
го варианта сложна для законодательного оформления, поскольку критерий «высших результатов» изменчив, а значит, относителен. Но он оправдан и может дать успешный результат за счет концентрации усилий на наиболее перспективных направлениях. Позиция белорусов объясняется большей чувствительностью к сохранению недавно приобретенного суверенитета, поэтому они несколько больше голосов отдали за сохранение нынешнего статус-кво Союзного государства.
На вопрос о предпочитаемой форме власти у руля Союзного государства большинство голосов, как и ожидалось, отдано за власть, выражающую и защищающую интересы большинства: Беларусь — 58,0, Россия — 62,4%. Нет сомнения, что такой вариант власти соответствует интуитивным представлениям массового сознания, а следовательно, патерналистским ожиданиям масс.
Следует, однако, учитывать, что термин «большинство» часто употребляется метафорически, без какой-либо операционализации, и с определенной аксиологической модальностью, в том смысле, что большинство лучше, чем меньшинство. Для придания ему научного статуса необходимо указать те дименсиональные процедуры, которые обусловливают реальность большинства. Например, утверждение, что женщины составляют большинство населения страны, является фактом при соответствии данным переписи, но не верно для молодежной когорты и ряда профессиональных групп. Выражение «большинство трудящихся» также оставляет сомнения относительно точного перечня тех категорий, которые должны входить в состав «трудящихся». Например, следует ли к трудящимся относить пенсионеров, временно не работающих, а также олигархов, владельцев (хозяев) частных предприятий и фирм, вообще тех, кто в силу аскрипции (унаследованного статуса) или определенного привилегированного положения, свободен от эксплуатации, дискриминации и т. п. Одним словом, точное количественное определение данного термина требует не только точных статистических данных, но и психосоциологического анализа.
Вместе с тем смысл этой позиции, ее мировоззренческая и экзистенциальная сущность становится понятной при сопоставлении с позицией выбора той власти, которая поддерживает прежде всего инноваторов, т. е. именно тех, кто способен обеспечить модернизацию, вообще развитие новых технологий не только в промышленности, но и во всех сферах общественной жизни. Такую власть хотели бы иметь 16,1% белорусов и 22,3% россиян. Что значат эти данные в социологическом смысле, можно ли их интерпретировать так, что только около 20% в среднем за то, чтобы власть поддерживала ученых, изобретателей, новаторов? По-видимому, такой вывод был бы поспешным. В исследовании каждый респондент, отвечая на данный вопрос, оказывается перед дилеммой: что предпочесть — патернализм с элементами эгалитаризма или протекционизм с элементами меритонизма (учета способностей, от англ. merit — заслуга).
Каждое из этих направлений имеет глубокие исторические корни. Патернализм (отцовская забота) восходит к архаичному периоду равнообеспечи-
Социальная атрибуция целей дальнейшей консолидации Союзного государства… 49
вающего распределения, когда все члены сообщества (рода, племени) получали средства к жизни в силу самого факта принадлежности к сообществу, в том числе престарелые, больные, раненые и т. д. [3, с. 166]. Эта идея вошла в мифы о «золотом веке», получила этическое обоснование в мировых религиях и свое развитие в ряде учений. М. Рьюз пишет: «Я полагаю, что поскольку действовать сообща и быть „альтруистом“ — в наших эволюционных интересах, поскольку биологические факторы заставляют нас верить в существование бескорыстной морали. То есть биологические факторы сделали нас альтруистами» [4, с. 39].
Приведем также слова публициста Л. Рубинштейна, который сказал: «Наше общество патерналистское, оно зависит от „начальства“, государства, власти. Огромная часть населения смотрит наверх — как там себя ведут, что позволяют. Главный грех нынешней власти в том, что она своим примером отравляет и развращает общественную атмосферу» [5, с. 114].
Вторая линия дилеммы представлена во многих вариантах теории творческого меньшинства: от известного принципа Платона — «каждому свое» до меритократии М. Янга, пассионарности Л. Гумилева, элитизма В. Парето и др. Делая ставку на творческое меньшинство, А. Тойнби отмечал: «Творческие личности в авангарде цивилизации, влияющие на нетворческое большинство через механизм мимесиса, могут потерпеть поражение по двум причинам. Одну из них можно назвать отрицательной, а другую — положительной» [6, с. 11]. Отрицательная причина — это попадание под гипноз, которым ха-ризматики воздействовали на своих последователей- положительная — отказ от мимесиса, а значит, от заботы об устойчивости социума как целостности. Судя по всему позитив такого выбора видится в том, что он открывает (расширяет) пути инновационного развития. Но в высказывании А. Тойнби центральным является заимствованное у А. Бергсона противопоставление творческих личностей как авангарда цивилизации нетворческому большинству, которое следует за творческим меньшинством, благодаря механизму мимесиса. Не обсуждая в деталях позицию автора, отметим следующее.
Решение дилеммы, т. е. дизъюнктивного высказывания по типу «или-или», может быть как чисто логическим, так и аксиологическим. В первом случае выбор одного из вариантов автоматически исключает второй. Если человек решает, что делать: ждать на остановке общественный транспорт или взять такси, и все-таки берет такси, то ожидание транспорта исключается, и наоборот. При аксиологическом решении вводятся и основываются дополнительные данные об условиях ситуации, соответственно меняется вектор поиска: он направляется от того, что есть реально, к тому, что должно быть, т. е. вводится ценностное измерение. Так, человек на остановке учитывает имеющиеся ресурсы времени, расстояния и пр., а главное — свою ответственность за опоздание, возможные трансакционные издержки, способы их компенсации, реабилитации доверия и др. При этом, прямо или опосредованно, принципиальным становится ценностный критерий эффективности того или иного решения.
50
C. А. Шавель
В рассматриваемой нами ситуации дилемма касается типа власти Союзного государства. Как видим, предпочтения отданы патерналистскому государству, по сравнению с меритократией, т. е. властью, поддерживающей креативных инициаторов как заведомо творческое меньшинство. Но это чисто логическое решение дилеммы на основе доминирующих интуитивных представлений. По-видимому, далеко не все из этой категории принципиально против поддержки способных, инициаторов и т. д. Опасения вызывают многочисленные примеры перекосов в поощрении представителей шоу-бизнеса, спортсменов-профессионалов, топ-менеджеров и других категорий, высокая оплата которых якобы определяется рыночными условиями спроса и предложения.
Однако, если использовать ценностное измерение власти по критерию ее эффективности, то оценки должны быть более взвешенными. Более эффективной следует признать ту власть, которая, с одной стороны, обеспечивает социальную защиту тех, кто по объективным обстоятельствам оказывается в ущемленном положении, которая поддерживает субсидиарность, как стремление к обеспечению достойного уровня благосостояния своего и своей семьи, не допускает как необоснованных льгот и привилегий, так и посягательств на безопасность и другие права человека и т. д., а с другой, стимулирует инновационную активность, использует способности и энергетику креативного меньшинства для развития общества как единой целостности, для повышения уровня и качества жизни всех слоев населения, т. е. ради общего блага.
К сожалению, в общественном восприятии власти сохраняются многие прежние стереотипы. Во власти видят главным образом инстанцию, которая распределяет, защищает, может что-то дать (или отказать) и т. п. В большинстве случаев проблема эффективности власти даже не упоминается, т. е. понимание власти как слаженной команды (одного человека или института), умеющей добиваться успеха вопреки даже тем или иным обстоятельствам, если и есть, то очень периферийно.
Из табл. 4 видно, что на первом месте и с большим отрывом названы социальные гарантии: Беларусь — 67,4, Россия — 73,4%. Далее отмечены позиции: охрана порядка, личные планы, избрана мною лично, мне не мешает, и, на последнем месте, проводит референдумы. Здесь предпочтения отданы патерналистскому типу власти, но не достижительству. Неопределенность относительно этой проблемы создает большие затруднения при выборе социально-политической системы для Союзного государства.
Первое, что бросается в глаза при анализе данных табл. 5, — это большое число затруднившихся ответить: таких в Беларуси — 62,0%, а в России -36,2%. Это связано с существенными трудностями в оценке наиболее известных современных социально-политических систем. С одной стороны, не хватает личного знакомства, с другой — ангажированная литература, СМИ, Интернет стремятся представить западный строй, образ жизни как наиболее привлекательный, без изъянов и недостатков. Поэтому для выявления тенден-
Социальная атрибуция целей дальнейшей консолидации Союзного государства… 51
Таблица 4. Оценки власти как своей, в %
Какую власть Вы могли бы назвать своей? Беларусь Россия
Избрана мною лично 13,7 18,6
Мне не мешает 11,3 14,9
Обеспечивает мои социальные гарантии 67,4 73,4
Способствует моим планам 12,3 33,7
Проводит референдумы 10,9 13,3
Обеспечивает охрану порядка, безопасность 20,5 44,2
ций пришлось оценивать результаты голосования по методу плебисцитарного подсчета, в котором часто не учитываются те, кто по каким-то причинам не принял участия в голосовании. В нашем случае определялся удельный вес по каждому из вариантов анкеты от числа ответивших.
Таблица 5. Социально-политическая система, наиболее подходящая для Союзного государства, в %
Какая социально-политическая система наиболее подходит для Союзного государства? Беларусь Россия
Советская, что была до перестройки 21,1 25,3
Советская, но в более демократическом варианте 28,9 28,0
Современного Китая 0,8 8,9
Социализм шведского типа 4,4 10,3
Та, что сегодня в России 1,5 8,0
Та, что сегодня в Беларуси 23,3 3,3
Демократия западного типа 5,7 8,4
Ни один из перечня не подходит для Союзного государства 14,3 7,8
Всего ответов 100,0 100,0
Затрудняюсь ответить 62,0 36,2
При большом разбросе голосов заметен эффект так называемого «когнитивного заблуждения», когда указывается прежде всего то, что более известно, что на слуху, независимо от его содержания и модальности. В силу этого за социально-политическую систему советского типа, в том числе с более демократическими элементами, как наиболее подходящими для Союзного государства, высказались 50,0% опрошенных в Беларуси и 53,3% в России. Россияне заметно больше поддержали систему современного Китая, социализм шведского типа, западную демократию и нынешнюю систему России, хотя ни одна из них не набрала более 10% голосов. В то же время 23,3% белорусов считают, что для Союзного государства могла бы подойти сегодняшняя система Беларуси- в России ей отдали предпочтение только 3,3% респондентов. Признали, что ни одна из перечисленных систем не подходит для Союзного государства, каждый 7-й в Беларуси и каждый 12-й в России.
Таким образом, общественное мнение не дает однозначного ответа о выборе наиболее подходящей социально-политической системы для Союзного
52
C. А. Шавель
государства Беларуси и России. Это и не удивительно, поскольку общественное мнение и не может быть адекватным, если речь идет о проблемах теоретического, поискового уровня. Проведенный анализ показывает, что научное обоснование социально-политической системы Союзного государства не может ограничиваться эмпирико-социологическими исследованиями- оно по самой природе предмета требует системного подхода.
Как видно из табл. 6, первым в числе приоритетных направлений дальнейшей интеграции России и Беларуси названа экономика, соответственно 50,1 и 42,4%. Эти цифры существенно возрастут, если к ним добавить экономическую составляющую ряда других направлений, таких как сотрудничество регионов, инфраструктура (транспорт, логистика и др.), космическую область. В целом по большинству направлений интеграции поддержка белорусов выше, чем у россиян. Так, военная сфера — 25,5 и 15,0%- культура и искусство — 22,0 и 18,0%- наука — 23,6 и 13,0%- здравоохранение — 29,1 и 18,0%- образование — 21,6 и 7,6%, космическая область — 22,4 и 3,9%- политика — 27,4 и 24,2%. И только по двум направлениям россияне выразили большую заинтересованность в углублении интеграции, чем белорусы: а) сотрудничество регионов — 33,4 и 28,3% и б) развитие инфраструктуры (транспорт, дорожное строительство, коммуникации, логистика) — 15,4 и 12,3%. В целом все названные направления признаны достаточно важными в интеграции наших стран. Правда, из-за большого числа вариантов и необходимости их ранжирования произошло некоторое рассеивание ответов, преодолеть которое можно укрупнением направлений, например, объединением науки и культуры, здравоохранения и образования и др.
Таблица 6. Приоритетные направления дальнейшей интеграции России и Беларуси, в %
Какие направления дальнейшей интеграции России и Беларуси являются приоритетными, на Ваш взгляд? Беларусь Россия
В экономике 42,4 50,1
В политике 27,4 24,2
В военной сфере 25,5 15,0
В области культуры и искусства 22,0 18,0
В сфере науки 23,6 13,0
В здравоохранении 29,1 18,0
В образовании 21,6 7,6
В сфере транспорта, дорожного строительства, коммуникаций, логистики 12,3 15,4
В космической области 22,4 3,9
Сотрудничество регионов России и Беларуси 28,3 33,4
Затрудняюсь ответить 32,8 21,6
Существует и некоторая разница в оценках. Так, для белорусов более приоритетными являются здравоохранение, военная сфера, космос и образование- для россиян — региональное сотрудничество и инфраструктура, особенно
Социальная атрибуция целей дальнейшей консолидации Союзного государства… 53
дорожное строительство. Все эти направления интеграции достаточно активно поддерживаются населением каждой из стран.
Литература
1. Личность и социальная среда: идеологические и психологические аспекты общения: сб. обзоров. — М., 1987. — С. 60.
2. Hewstone, M. Social dimensions of attribution / M. Hewstone, J. Jaspars // The social dimensions: Europ developments in social psychology / еd. N. Tajfel. — 1984. — Vol. 2. — P. 380−385.
3. Свод этнографических понятий и терминов: социально-экономические отношения и соционормативная культура / под общ. ред. Ю. В. Бромлея, Г. Штробаха. — М.: Наука, 1986. -Вып. 1. — 240 с.
4. Рьюз, М. Эволюционная этика: здоровые перспективы или окончательное одряхление? // Вопр. философии. — 1989. — № 8.
5. Рубинштейн, Л. Дело жизни / Л. Рубинштейн // Harvard Вusiness Review. — 2014. — № 5.
6. Тойнби, А. Постижение истории / А. Тойнби. — М.: Прогресс, 1991. — 736 с.
S. A. SHAVEL
SOCIAL PURPOSES ATTRIBUTION OF FURTHER
union state of Belarus and Russia consolidation
Summary
According to the results of the joint Belarusian-Russian sociological research on the topic of the Union State of Belarus and Russia development prospects, and its impact on the socio-political situation and daily lives of people in both countries social attribution purposes of further consolidation are represented on the population assessments. Also there was considered the data on the state form of integration, peculiarities of the appropriate power, the most suitable socio-political system of the Union State.
Keywords: social attribution, integration, consolidation, meritocracy, paternalism.
Поступила 10. 10. 2014 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой