Полевой дневник В. И. Матющенко (археологическая разведка 1959 г.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЧЕСКИМ АРХИВ
Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». 2015. № 1 (5). С. 116−132.
УДК 902. 21
С. Н. Иващенко, И. В. Толпеко
ПОЛЕВОЙ ДНЕВНИК В. И. МАТЮЩЕНКО (АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ РАЗВЕДКА 1959 Г.)
Публикуется полевой дневник В. И. Матющенко по археологической разведке 1959 г. в Шегар-ском и Кожевниковском районах Томской области. Приводится полный текст документа. Отмечается его ценность как биографического источника и свидетельства первых этапов становления послевоенной западносибирской археологии. Указывается на факт открытия в ходе этих работ уникального археологического микрорайона у д. Еловка.
Ключевые слова: В. И. Матющенко- археологическая разведка- полевой дневник- Томская область- Еловка.
S. N. Ivashchenko, I. V. Tolpeko
FIELD JOURNAL OF V. I. MATYUSHCHENKO (ARCHAEOLOGICAL FIELD SURVEY OF 1959)
The field journal of V.I. Matyushchenko from archaeological field survey of 1959 in Shegarsky District and Kozhevnikovsky District of the Tomsk region is published in the article. Complete transcript of the document is provided. Its value as a biographical source and an evidence of the first stages of the postwar formation of archaeology in Western Siberia is indicated. The fact of unveiling of the unique archaeological microdistrict near Elovka village during the work is pointed out.
Keywords: V. I. Matyushchenko- archaeological field survey- field journal- the Tomsk region- Elovka.
Археологический дневник — произведение особого рода. Он является необходимой составляющей полевой археологической документации наряду с планами, дневниками находок и т. д. В полевые дневники заносится вся информация о ходе разведочных или раскопочных работ — по дням, со всеми деталями и необходимыми описаниями. Нередко в них находят отражение предположения о характере памятника и его культурно-хронологической атрибуции, суждения, комментарии о ходе работ и полученном материале.
Как и любой дневник, это произведение несет отпечаток личности того человека, который его писал, стиль и характер изложения, количество и направленность авторских комментариев.
Идея публикации дневника В. И. Матющенко по археологической разведке 1959 г. в Шегарском и Кожевниковском районах Томской области появилась в ходе работы с полевой документацией по археологическим исследованиям у д. Еловка (по заданию Владимира Ивановича, который на тот момент готовил к публикации материалы раскопанных им памятников Еловского археологического микрорайона). Прочтение дневника привело нас к выводу, что это не просто археологическая документация, а своего рода автобиографическое литературное произведение с передачей в том числе и научной информации.
Интересен следующий момент: личный дневник является сугубо авторским произве-
© Иващенко С. Н., Толпеко И. В., 2015
116
Полевой дневник В. И. Матющенко (археологическая разведка 1959 г.)
дением, его публикация изначально не предполагается. Как правило, человек пишет его для того, чтобы отразить свои переживания, мысли, сохранить для себя, представить в своем видении те или иные события.
Полевой археологический дневник, как уже упоминалось, является частью полевой документации. В дальнейшем на его основе создается археологический отчет. В дневнике разведки 1959 г. В. И. Матющенко совместил эти два столь разные по назначению дневника. В результате мы получили: 1) хронику археологической разведки, 2) детально, по дням и часам описанный короткий, но насыщенный событиями отрезок из жизни ученого-археолога.
Владимир Иванович знал, что дневник является полевой документацией и будет сдан в архив, однако не постеснялся сугубо личных деталей (например, в перечне того, что будет взято с собой), описания взаимоотношений (не всегда гладких) со своей будущей женой, этюдов из жизни людей послевоенной советской деревни, живших не всегда сыто, но, как правило, всегда готовых оказать посильную помощь путникам.
На момент проведения разведки и написания дневника Владимиру Ивановичу было 30 лет, он работал заведующим Музеем истории материальной культуры Томского государственного университета. В разведку он
отправился со своей будущей женой — Лией Александровой (рис. 1). Маршрут пролегал по Шегарскому и Кожевниковскому районам Томской области и был достаточно протяженным. На плане, выполненном по современным картам, отражены основные населенные пункты, через которые пролегал разведочный маршрут (рис. 2). Названия сел и деревень даны в современном написании.
Текст дневника приведен практически полностью, с небольшими правками по орфографии и стилистике. Даже написание наименований населенных пунктов оставлено в авторском варианте, с буквой «а» в окончании («около д. Старая Каштакова», «у с. Воронова»). Текст в некоторых местах дневника удавалось разобрать с трудом. Почерк у Владимира Ивановича был не очень доступным для прочтения посторонними лицами. А написание текста в полевых условиях, безусловно, можно считать «отягчающим» фактором. Непосредственно в дневнике присутствовали глазомерные планы обследованных памятников. На сегодняшний день все эти комплексы известны и документированы, поэтому было решено не приводить в публикации полевые наброски. Убраны из текста также ссылки на рисунки (ввиду их отсутствия в данной публикации) и список фотографий.
(Рам с*I yoafeuy -¦ fMe. iafp. tui-u. Хл ICfi'-ru& amp-^uxM^c tujjA
Jj-А уСе& lt-ЩрЖ&-. /'б-
Рис. 1. Первая страница из полевого дневника В. И. Матющенко (археологическая разведка 1959 г. в Шегарском и Кожевниковском районах Томской области)
117
С. Н. Иващенко, И. В. Толпеко
Рис. 2. План-схема маршрута археологической разведки В. И. Матющенко 1959 г. в Шегарском и Кожевниковском районах Томской области
118
Полевой дневник В. И. Матющенко (археологическая разведка 1959 г.)
Итак, в целом дневник В. И. Матющенко интересен и заслуживает отдельной публикации по целому ряду причин:
1) он повествует о становлении западносибирской археологии в послевоенный период в лице одного из ее корифеев — Владимира Ивановича Матющенко-
2) служит источником для изучения биографии и научной деятельности ученого-
3) рассказывает о начале одного из ин-
тереснейших и важнейших этапов жизни В. И. Матющенко — исследовании комплекса археологических памятников у д. Еловка-
4) является первоисточником для изучения истории открытия Еловского археологического микрорайона.
Место хранения дневника В. И. Матю-щенко по археологической разведке 1959 г. -Музей археологии и этнографии Сибири Томского государственного университета.
Дневник
разведывательной группы Музея истории материальной культуры при Томском университете летом 1959 года
Район работ: Шегарский и Кожевниковский районы Томской области.
Состав: Матющенко В. И., Александрова Л. В.
6 июля 1959 г.
Состав экспедиции: Матющенко В. И. и Александрова Л. В.
Сборы почти завершены. Остается получить деньги и документы. Выезжаем 8-го катером Томск — Кожевниково до д. Половинка.
Кроме опубликованных А. П. Дульзоном сведений об археологических памятниках Шегар-ского и Кожевниковского районов нам известно от Д. П. Славнина:
1) Покровский курган — на левом берегу р. Шегарки близь д. Покровка. Стоит одиноко: местные жители называют место «Шеломок».
2) Богородский могильник на правом берегу р. Оби против с. Мельниково.
3) Городище «Городок» в 0,5 км от указанного могильника на правом берегу р. Оби.
4) Кожевниковское городище южнее с. Кожевниково на 3-ей надпойменной террасе.
От секретаря Кожевниковского Р К КПСС Ф. Головенко (из письма):
5) Городище между поселками Борки и Каштаково на правом берегу р. Оби.
Сведения, опубликованные А. П. Дульзоном:
1) Пообинское городище на правом берегу р. Мингер в 6 км от д. Подоба.
2) Ингинская находка на р. Инга на левом берегу близ … между поселками Ново-
Казанским и Ново-Ильинским.
3) Каршульское городище в 0,5 км от поселка Каршуль на берегу р. Мингер (?) вблизи болота.
4) М. Брагинское городище в 7 км от д. М. Брагино вниз по р. Оби, где растет бор, примыкающий с одной стороны к речке с крутым берегом.
5) Брагинские находки около д. Брагиной на левом берегу р. Оби.
6) Брагинский курганный могильник у д. Брагиной на р. Оби.
7) Богородский курган против с. Шегарское на правом берегу р. Оби.
8) Уртамский острог.
9) Уртамский курганный могильник.
10) Могильницкий курганный могильник у д. Могильники около озера, 14 курганов.
11) Могильницкие курганы в 300 м от д. Могильники по левую сторону речки Таган, 2 кургана. В самой деревне 3 кургана.
12) Кучумово городище («Городок») на Бура-речке, которая втекает в Асну, приток Тагана.
13) Каштаковский курганный могильник у д. Старая Каштакова на правом берегу р. Оби. Старая Каштакова расположена в 1,5 км от д. Каштакова.
14) Каштаковское городище около д. Старая Каштакова с левой стороны от вышеописанных курганов.
119
С. Н. Иващенко, И. В. Толпеко
15) Таганское городище на Таганском острове.
16) Кучумов курган около д. Каштаковой, раскопанный в 1891 г. С. К. Кузнецовым.
17) Вороновский курганный могильник I у с. Воронова, по левому берегу р. Оби.
18) Вороновский курганный могильник 2-й в 4 км от села Воронова у д. Каштаковой на правом берегу р. Оби.
19) Ояшинское городище в устье р. Ояш, правого притока Оби, на правом мысу.
20) Киндинские городища на левом берегу р. Кинда, впадающей в Симанскую протоку.
21) Батуринский курганный могильник 1-й в 7 км от д. Батурино вверх по р. Оби.
22) Батуринский курганный могильник 2-й в самом с. Батурино.
23) Батуринский курганный могильник 3-й у с. Батурино, по левую сторону дороги на Чи-лино.
24) Батуринское селище в 3 км от Батурино в юго-восточном направлении по р. Оби, у складов Заготзерно.
7 июля 1959 г.
Собрано снаряжение:
— лупа — носки шерстяные 2
— резинка — свитер
— линейка визирная — кофта
— рулетка — майки 2
— карандаши — трусы 2
— нож — бюстгальтер
— шило — рубашка
— компас — платье постельное
— аптечка — куртки 2
— спички — шаровары 2
— крем сапожный — плащ
— вата — бумаги
— суконка — молоко сгущенное
— мыло хозяйственное — кофе сгущенное
— прибор бритвенный — тушенка мясная
— зубная щетка — масло сливочное
— зубная паста — ложки 2
— тесьма — котелок
— свечи — кружка
— напильник — миски 2
— полог — спички
— простыня — соль
— одеяла 2 — хлеб
— вазелин — сахар
— зеркало — сетка продуктовая
— иголка с ниткой — пленки 4
— полотенца 2 — экспонометр
— шпагат — фотоаппарат
— ленулин — лопатка саперная
8 июля.
Работа речного пассажирского транспорта отвратительна. Да и я тоже прошляпил. По сведениям, полученным мною через справочное бюро, теплоход на Кожевниково отправляется сегодня в 2. 30 дня. Однако на вокзале выяснилось, что в это время уходит пароход «Хмельницкий» и на пристани Половинка не останавливается. Я, конечно, возмутился и выразил свое возмущение в книге жалоб. Однако теплоход от моих записей не ушел раньше. Лия предложила отправиться в городок. Предварительно выругала меня за неорганизованность и растяпство. Предложила даже свои услуги как заместителя начальника экспедиции по административно-
го
Полевой дневник В. И. Матющенко (археологическая разведка 1959 г.)
организационным делам. Я не уступил своих прерогатив. Побывали до 18. 30 в городке. Погода начала портиться. Даже начал накрапывать дождик.
В духоте получили билеты до пристани Половинка. В очереди выяснилось, что копия карты, сделанная мною, ошибочна. Оказывается Половинка расположена между Поздняково и Бу-занаково, а не перед Бузанаково. Приятный сюрприз, не правда ли?
Началась посадка. Мы выбрали весьма удобные места внизу, в заднем отделении теплохода в уголке около лестницы. Сначала казалось, что пассажиров будет мало. Но вскоре они стали заполнять помещение. И вот, чтобы сохранить нетронутым от вторжений посторонних наш уголок, мы разложили на столике книги, фотоаппарат, газеты, повесил я свою фуражку на видное место, водрузил лопатку, сел за дневник, одев темные очки- таким образом, мы создали видимость полной занятости нашего угла. Едет наука, люди далекие от всех окружающих нас людей. И никто не посмел пока нас побеспокоить, хотя поиски мест были довольно настойчивые.
В это время достал носовой платок, и Лия сделала мне выговор, что я захватил такой приличный платок, поскольку она дала мне желто-зеленый. «Дай мне, это будет мой платок», — таково было ее решение, полностью ликвидировавшее какое-либо подобие цивилизации и удобных предметов у меня. Я перехожу на первобытный образ жизни, а значит иметь хорошие платки для меня запрещено.
Узнали, еще в очереди, что на Оби обильные комары и мошка. Я восторжествовал, так как подтверждалось пусть не совсем приятное, но мое предположение.
Теплоход включил двигатель. Время приближается к 9 часам. Скоро уезжаем.
Лия читает А. Кронина «Северный свет».
Хорошо когда вместе едем!
Взвыла сирена. В путь! Удивительно, мы уходим вовремя. Это не похоже на речной транспорт.
9 июля.
Утро. Наши дорожные приключения на неудачах, связанных с моими недоделками, не кончились. Примерно на полпути в дер. Орловка капитан теплохода отказался вести дальше судно по той причине, что одна пьяная женщина, пожелав воды, не найдя ее на теплоходе, устроила скандал. Дело осложнилось тем, что с нею был ее сынишка лет 7−8. После долгих препирательств команды и пассажиров теплоход тронулся в путь. Случай в Орловке постаралась описать Лия для себя.
В четвертом часу мы подошли к Половинке. Но вскоре теплоход в поисках удобного места для причала сел всем корпусом на мель. Никакие попытки команды и пассажиров снять с мели судно не помогли. Кто-то бросил трап с борта. Он упал круто в воду. Кто-то тут же воспользовался им и сошел по колено в воду. Следом за ними пошли и другие. Нам это не очень понравилось. Кто-то подвел к трапу передок лесовозной телеги. Таким образом нам и другим удалось сойти на берег, не входя в воду. По берегу реки мы поднялись километра на два. Взошли на берег, оказались в конце деревни. Мы думали это Поздняково. Было 5 часов утра. Около 6 мы уже устроились. До 9 часов спали нормально. Проснулись. Моросит. Решили пойти в деревню. Это решали мы до 10 часов. В 11 ч. прибыли в деревню. Увидели некое подобие чайной. Оказалось, что это т.н. «Котлопункт». Что бы это ни было, но мы поели здесь очень недурно и вдруг выяснили, что находимся еще в Половинке, а не в Поздняково. Что же — идем в Поздняково.
По пути из Половинки в Поздняково на правом мысу лога у деревни в 200 м против песчаного острова обнаружено небольшое поселение, замеченное по углублениям от юрт, располагающихся по гривке идущего по берегу лога. Количество ям — 5. Вся площадь поселения покрыта кустарником, березой и другими породами деревьев. Ямы от юрт слабо заметны. Размеры их 5−7 м в диаметре.
На другом берегу лога расположено подобное поселение с 10−15 ямами от юрт. Точное количество их установить не удалось из-за разрушенности многих из них силосными ямами и другими ранее существовавшими постройками. Это поселение заросло молодым сосновым лесом.
С южной стороны памятника сразу же начинается деревня Поздняково.
Следует сказать, что в этих местах берег высокий, до 10 м.
121
С. Н. Иващенко, И. В. Толпеко
В Поздняково я сфотографировал дом (кадры 1−4) с распространенными здесь резными узорами на окнах и воротах. И дальше пошли на Кульманы. Но вскоре заблудились. Мы ушли левее. Прошли километра 4. Встретили косцов и выяснили свою ошибку. Вернулись почти к самому Позднякову и затем по берегу еле приметной тропинкой пошли на Кульманы. Дорога идет лугами. Высокого берега нет. Пришли к Кульманам (Малым). Убогость страшная — 6 домов, и все готовы упасть. На лугах сняли в ромашках Лию (кадр 5). К Большим Кульманам пришли к 6 часам вечера. Итого мы сделали сегодня около 20 км переход. Устроились на берегу в палатке. Ни хлеба, ни магазина в Кульманах нет.
Постепенно устроились. Сварили кофе. Поели и легли. У Лии разболелись спина и ноги от напряжения. Пришлось делать массаж. Это помогло. Уснули хорошо. Но к утру замерзли как собаки. Температура упала, вероятно, градусов до 10. Бр-р! Холодно страшно. А я спал в одних трусах.
10 июля.
В 8. 30 утра отправились на Победу. К 12 часам прибыли. Шли очень медленно: у Лии разболелись от вчерашнего марша все члены. Дойдя до верхнего конца поселка, остановились на ночлег.
В 4. 30 отправился в разведки окрестностей.
В самом верхнем конце поселка, в том месте, где находится пересохший лог, с обоих сторон находятся памятники.
На северном берегу в 100−150 м от берега Оби находится поселение, состоящее из 5 подчетырехугольных ям глубиной в 40−50 см. Поселение расположено на мысу берега, заросло молодым сосняком. При шурфовке в одной из ям добыт один фрагмент керамики без орнамента.
Ближе к берегу Оби на северном же берегу лога обнаружены остатки другого поселения. Собрано немного керамики, все фрагменты без орнамента.
На южном берегу лога близко к первому поселению, против второго — курганный могильник из 7 курганов высотой 0,6−1 м, диаметром в 5−7 м. Все имеют в центре кладоискательскую яму.
В 500 м южнее поселка и указанного уже лога в сосновом бору — курганный могильник из 20−25 небольших курганов высотой в 40−50 см, диаметром в 3−3,5 м. Это обычные курганы таежного типа, как называл их Е. М. Пеняев на Чулыме.
Осмотр окрестностей занял время до 7. 30. Пришел к палатке, Лия уже отдохнула. Но приближается гроза. Я решил в какой то мере защитить палатку от дождя, накрыв ее ветвями березы. Когда начался дождь, нас промочило. Палатка слишком легкая. В довершение лопнула продольная тесьма. Придется отчитать Надежду за слишком ненадежную тесьму.
Остатки поселения на правом берегу р. Оби в 250−300 м выше нынешней переправы в Ше-гарку. Берег в данном месте не более 4−4,5 м от уреза воды. Вся площадь поселения является площадкой 180−200 кв. м, выделяющейся над общей местностью некоторой возвышенностью. На этой площадке собрана керамика преимущественно без орнамента, другие же фрагменты имеют печатно-гребенчатые, луночные или резные линейные узоры. Тесто серое, обжиг хороший. Кроме керамики имеются кости травоядных и обломки шлаков железных.
При зачистке берега было установлено наличие культурного слоя в 30−50 см мощностью, темного, почти черного цвета. Под этим слоем идет светло-желтый песок.
Шифр П-3-С.
11 июля.
Вчера вечером нас основательно вымочил дождь. Постель была сырая. Ночь спали в этой постели. Я первую половину ночи спал неплохо. Но во вторую половину страшно разболелась голова- некоторые признаки этого были еще с вечера, но я не придавал им значения. Боль была адская. Вдруг я заметил, что в головах Лия поправила очень плохо. Но совершенно не было никаких сил сделать лучше. Только к утру, когда я не выдержал и выпил таблетку, я уснул. Проснулся без головной боли.
Поднялись и начали сушить свои тряпки. Развесили их на самом берегу Оби. Солнце и ветер быстро сделали свое дело. Позавтракали на площадке, где стоянка памятника: там сухо и солнце. Пили чай со сгущенным молоком. А котелок наш очень недурно справляется со своими обязанностями. Он довольно быстро вскипает.
122
Полевой дневник В. И. Матющенко (археологическая разведка 1959 г.)
В одиннадцатом часу отправились вперед. Пришли в Оськино. По дороге выяснили, что небольшие «таежного» типа курганы довольно часто встречаются вдоль берега.
В Оськино узнали дорогу на Астраханцево. Идти по берегу нельзя: там вскоре начинаются довольно глубокие болота. Пошли дорогой. Дорога отличная, украшенная малинниками. Комары были не особенно надоедливы. Песни, шутки коротали нашу дорогу. К 12. 15 дня пришли в Астраханцево. Как раз перед деревней подошла туча, и когда мы вышли уже на улицу, пошел обильный дождь. Пришлось пережидать его в сенях первой попавшейся хаты. А дождь был просто замечательный! Сильный, крупный, с градом. Дом, где мы отсиживались, был крепеньким, солидным. Из разговора с хозяйкой выяснили, что колхоз здесь занимается в основном табаководством (целые плантации табака были видны при подходе к деревне). Дождь постепенно прекратился, и мы отправились в школу. Оказалось, она на замке. Лия осталась на крыльце с рюкзаками, а я отправился искать учительницу. Учительницу я вскоре нашел, но она оказалась больна, и сообщила, что школа на ремонте и негде там разместиться.
По дороге назад, после такого неудачного начала, я договорился о ночлеге в одном доме. Однако, придя в школу выяснил, что Лия уже нашла выход из положения: на крытом крыльце можно успешно устроиться. Мы быстро поставили стол, к столу и к стене примостили в ряд доски, как на крышах, и под этим навесом поставили палатку. Вместо подстилки положили те же доски, благо их очень много в сарае школы. Лия все подбивала меня взять старую солому с крыши сарая соседнего двора. Но я не решился на такой героический поступок. Устроились недурно. Никуда решили не ходить. Теперь проблема — еда. Пошел искать картошки и лука. Купил, принес. Против школы у соседей колодец. Сбегал за водой. А когда Лия приготовила суп для варева, попросил разрешения у той же хозяйки сварить нашу пищу на ее печке.
Надо сказать, что суп получился скучный. Но есть надо …
Во время приготовления супа разговорились с хозяйкой и узнали, что в урочище Белоглин-ка имеются курганы. Сразу же после обеда я отправился искать эти курганы. Надо признать, что дорога туда менее, чем плохая. Сначала идет через заросли крапивы, а затем по колено в воде и грязи и бредешь по хворосту. Пришлось мне разуваться и нести сапоги в своих руках. Прошел по этим местам. Берег стал немного выше. Тропинка идет вдоль протоки Оби, которая заросла тиной и всякой прочей травой. Внешне эти места вряд ли могут вызвать интерес археолога.
Вскоре, в 1,5−2 км ниже деревни, наткнулся на солидные всхолмления. Это и оказалось начало Астраханцевского могильника. Курганы располагались на гривке, возвышавшейся над всей местностью на 2−2,5 м. Эта гривка тянется от берега вглубь леса на неопределенное расстояние. Вдоль всей этой гривки в 30−35 м шириной расположены курганы, общим числом 74. Высота насыпей в 2,5−3 м, диаметр насыпей 7−8 м. Большинство из них имеют ясно выраженные кладоискательские ямы, некоторые из них довольно свежие. Вероятно, кто-то еще совсем недавно пытался разбогатеть на таких раскопках.
Вся площадь могильника покрыта довольно густым смешанным лесом: сосна, осина, береза, кустарники.
Возвращался тем же путем, с поднятыми вверх руками: в одной лопатка, в другой — букет цветов и сапоги. В кармане торчит угол тетради-дневника.
Возвратился и пошел в другую сторону деревни. Еще в деревне меня застал дождь. Пришлось пережидать под крышей дома, в который передо мной забрался мальчишка через разбитое окно. Вскоре в это окно высунулось три детских головки с любопытными глазенками, которые начали внимательно меня изучать. Но мне некогда было вступать с ними в разговор, а они не посмели начать первыми. Однако мой выход на этот раз оказался неудачным. Дорога раскисла. Высокого берега нигде нет. До Оби доехал вместе с председателем колхоза Копыловым. Он довез меня на своей лошади до самой Оби. Там я умылся, отдохнул и к 8. 00 вечера был дома. Ужинали тем же супом и молоком. И на утро осталась та же баланда! Бр.
12 июля.
Вчера только на улице деревни узнали, что была суббота. Сегодня воскресенье.
Сегодня мы прошли Канаево и прибыли в Киреевск. Прошли всего 12 км. С утра погода была отличная. Но уже к 9 часам небо опять затянуло. Ну и не везет же нам с погодой. Даже ни разу мы не искупались. В конце деревни мы подробно расспросили дорогу на Киреевск через
123
С. Н. Иващенко, И. В. Толпеко
лес. И в последний момент решили идти лугами. Честно сказать, мне очень не хотелось попадать к комарам. А вообще комаров не много. Я думал, что их будет значительно больше.
До Канаева дорога была плохой. Вчерашний дождь ее окончательно размочил. После Канаева мы поели основательно земляники. Ее здесь — пропасть много прямо у дороги. Сразу же за деревней нас вымочил как цуциков дождь. Нашла грозовая туча. Вышли к берегу, я разложил костер, обсушились и пошли дальше. Берег Оби здесь постоянно разрушается. Канаево, например, уже трижды меняло свое положение.
Пришли в Киреевск. После долгих поисков директора, которого не оказалось дома, затем завуча, мы были водворены в помещение интерната. Здесь то мы разместились по-барски. Мы вообще во всех местах размещались по-барски.
На этот раз в нашем распоряжении комната, стол, скамейки, плита, неограниченное количество дров. Постель мы устроили на столе, приставленном к окну. Таким образом, его длина значительно увеличилась, и мы могли спать нормально. Сразу же принялись устраивать обед. Еще по дороге в интернат в ларьке мы купили банку патиссонов. Со свежей картошкой это оказалось отличное блюдо.
Лия после обеда залегла. У нее разболелась голова, да и ноги еще дают о себе знать. Выпила таблетку, улеглась, а я отправился на осмотр берега.
Берег сразу же в конце улиц оказался не очень высоким: метров 7−8. Он постоянно размывается. Сохранились многие следы существовавших некогда здесь изб. Если здесь и было какое поселение, то оно, конечно, давно уже смыто рекой бесследно.
В полукилометре от села вверх по реке резко поднимается берег, заросший сосновым лесом. Я направился туда. Оказалось, что и этот берег сильно размывается. Очень много оврагов, логов. Высота берега 20−25 м. Сосняк перепутан акацией, есть береза, есть большие сваленные, но не убранные деревья. Идти по такому берегу — одно мученье. Вымок я страшно. Погода была отличная, но прошедший за 1,5 часа дождь сильно вымочил деревья. И они обильно мочили меня при приближении к ним.
Однако вскоре все-таки обнаружил недалеко от старой заброшенной избушки бакенщика остатки городища. Городище расположено на указанном высоком берегу, со всех трех сторон оно защищено крутым обрывом к Оби и к большому оврагу. Расстояние от деревни — примерно 1 км. Как и весь берег, городище сильно заросло. Со стороны поля городище укреплено валом и рвом. Вал имеет около 2 м высоты, если считать от дна рва. Ров же — около 70 см. В 2-х местах через ров и вал проходит въезд. Внутри городища ямы — следы жилищ. Моя зачистка берега дала немного костей, керамики (шифр К-Г). Снял примерный план.
От городища вверх по реке я прошел еще километра 2. Однако ничего примечательного найти не удалось.
Зато встретил в одном из оврагов таинственные ступени, хорошо устроенные, которые вели куда-то вверх под нависшими кустами, как в туннеле. Через определенное количество ступеней — скамейка, тщательно выкрашенная. Я, конечно, поднялся по этой лесенке и увидел несколько домиков и услышал голоса детей. Оказывается, здесь дом отдыха. Вскоре я увидел детей и их отдыхающих папаш и мамаш.
А место для дома отдыха выбрано чудесное. Вся Обь видна далеко-далеко!
Вскоре я вернулся домой. По дороге купил хлеба, веревку для палатки (нашел-таки, наконец), картошки, яиц, молока. Купил даже бутылку запеканки.
Прихожу, а дома гремит радио. Лия, оказывается, приволокла громкоговоритель из другой комнаты интерната и устроила его у нас.
А ужин был чудесный. Омлет, патиссоны, запеканка, чай. Отлично. Так жить можно!
13 июля, понедельник.
Выспались чудесно! Утром сразу поссорились. Из-за пустяков, конечно. В итоге завтрак был весьма-таки легким. Немного патиссонов, баночка камбалы и чай. Как нам сообщили, до Молчанова 12 км. Но оказалось и все 17. Шли долго по осиннику, полному гнуса. Вышли к речке Таган. А там дорога спустилась вниз. В этом месте течет речка Шумиха. На правом мысу берега этой речки обнаружили городище. Место отличное для поселения. Берег высокий (до 20 м). Есть вал, ров и несколько ям. Сняли план, сфотографировал (пленка I, кадры 16, 17).
124
Полевой дневник В. И. Матющенко (археологическая разведка 1959 г.)
Дальше дорога пошла низким берегом. Грязь, лужи, топи. И как это тут пробирался молодой человек с велосипедом (нас перегнал он недавно). Но, к счастью, дорога вскоре вышла на берег Тагана и там продолжалась до самого Молчанова.
Луга, колки, снова луга. Казалось, мы должны были давно прийти к деревне. А ее все нет. А когда на реке появился старик в обласке и на наш вопрос ответил, что до деревни еще километров 5, мы были огорошены. Каких же здесь 12 километров? И опять пошли… Уже примерно в 2 км от деревни (она была видна уже очень хорошо) мы встретили небольшой борик на возвышенности. Я решил проверить. Идти, правда, уже не хотелось. Но оказалось, что здесь есть остатки юрт в виде небольших (5−7 м в диаметре) неглубоких (до 0,5 м) ям с пологими стенками. Всего на поселении оказалось 20 ям подобного типа. Расположены они в два ряда по обеим гривкам борика.
Сначала я не хотел снимать план и подробно его осматривать. Думал, приду потом из деревни. Но Лия настояла на обратном. И хорошо сделали, как понял я потом.
Вслед за этим нам пришлось пробираться через три болотины. Это было крайне мучительно. Проваливались в болото, грязь чуть не до колен. Так мы пробрались, наконец, к деревне. Я назвал эти места предмостными укреплениями Молчанова.
Войдя в деревню, мы сразу же уткнулись в школу. Осмотрели ее через окно и выяснили, что она выкрашена вся сплошь. Значит, здесь нам не ночевать. Пошли дальше. Долго думали: может нам разбить палатку на берегу. Но не решились. Уж очень часто меняется к вечеру погода. Побоялись и на этот раз. Тут мы вспомнили о доме, который попался нам на глаза. Он ремонтируется. Пришли к нему. Установили, что это клуб. Он только что штукатурен. Остановимся здесь — решили! Нужно только узаконить свое существование здесь.
Я ушел по деревне в поисках клубного начальства. Такового не оказалось, хозяин клуба -уборщица, которая и разрешила нам там остановиться. Достал яиц, картошки, молока. Начали варить картошку, но нас остановили, указав, что здесь рядом горючее. Пришлось притушить костер. И на этой почве возник у нас скандал, в итоге которого в течение двух часов никто ничего не делал. Наконец, я собрался и пошел к той бабушке, где купил продукты. Там быстро все сделал и предложил поесть Лии. И это примирило нас окончательно. После ужина отправились на речку и впервые за все время похода хорошо выкупались. Вернулись бодрые и освеженные.
А вечером после того, как мы пришли, явилась женщина, тетя Оля, болтунья, говорунья, каких я редко видывал, и сумела нас, как говориться, сосватать к себе на ночь. Мы согласились и, надо сказать, не пожалели. Спали на двуспальной кровати, очень удобно.
14 июля, вторник.
Сегодня отправились в Иринский Борик. Для этого нам понадобилось перебраться через Таган. Свои услуги на этот счет нам предложила все та же уборщица клуба. Видно неплохая женщина, вот только сын у нее не совсем нормальный. Он сразу же привязался к нам и почти не оставлял нас до перехода нашего к тете Оле.
Сначала я отправился искать хлеб. Вскоре нашел. Купил булку. Стали ждать, когда переправит нас Шура (уборщица). Пока ждали, нам предложила переправиться через Таган тетя Оля. По дороге на берег зашли к одной старухе, и она растолковала нам, что той дорогой, какой пыталась нас направить тетя Оля, мы шли бы все 12 км.
Но вот появилась Шура, и мы отправились в обласке вверх по течению Тагана. Проехали километра 1,5. Почему-то получилось так, что на весло села Шура. Об этом мне в дороге напомнила Лия. Только после долгих переговоров удалось мне занять место на корме. Пристали на луга, названные Елбаком. И уже отсюда направились к Иринскому Борику. Дорога была еле заметной, сильно заросла травой. Вот сена! Сколько его здесь! И, видно, чудесное. Погода сегодня стояла отличная. Было очень жарко. Отправились мы в 10 часов. Вскоре поднялись пауты. Они окружили нас, и постоянно приходилось только бить их. Лия постоянно несет с собой отгоняйло, ветку, которую мы так называем. В Астраханцево одна женщина, говоря о паутах, сказала, что они у них большие, как воробьи. Она почти права. Кстати, во время пути Лия все время идет впереди и ни за что не хочет уступить мне своего ведущего места. На этот раз нам пришлось все лишнее положить в рюкзаки и идти налегке.
Лия идет, подняв высоко подол: пусть загорят ноги. Но трава хлещет их бесцеремонно, и конечно, будет масса царапин на коленях. По дороге Лия очень часто восхищается своими
125
С. Н. Иващенко, И. В. Толпеко
сапогами. Они действительно ее спасают. Легкие и удобные, они являются незаменимой обувью в походе.
В первом часу пришли к деревне. И сразу же обнаружили в том месте, где находится деревенское кладбище, три памятника. Они расположены на трех в настоящее время слившихся песчаных дюнах, высотою до 4−5 м над общим уровнем поверхности. Перемычки между дюнами значительно ниже. Все дюны в настоящее время покрыты редкими соснами. На каждой из этих дюн собрана керамика, преимущественно железного века, но на третьей дюне (шифр ИБ-3) имеются образцы карасукского орнамента на фрагментах.
С западной стороны дюны омываются водами речки Иры, которая сильно меандрирует здесь и почти не течет, в результате чего вся почти полностью заросла водной растительностью: кувшинки, ряска, осока и др.
Подойдя к самой деревне, мы убедились, к своему ужасу, что Таган очень далеко от деревни и искупаться нам не придется. Увидев журавль в первом же доме, мы решили попить. Но не тут-то было! Из будки выбралась от своих щенят большущая сука. Мы не рискнули раздражать ее.
Подошли к другому дому с журавлем. Вошли во двор, ткнулись в колодец, он весь замерзший, но журавль не вытаскивается. В это время из дома вышла женщина с ребенком и объяснила, что они не берут уже воду из колодца. Пригласила нас попить в дом. С каким удовольствием хватил я две кружки воды! А Лия даже квасу получила.
Посидели во дворе в холодке, подумали, сходила Лия на речку умылась, и мы отправились на эти описанные уже памятники осмотреть подробнее. Вернувшись, решили остаться на ночь в этом доме. Нам разрешили. И предоставили в наше распоряжение чудесный сеновал. Пообедали, устроились на сеновале просто изумительно хорошо. Лия залегла отлеживаться. В шестом часу я отправился вверх по Ире осмотреть местность. В 1,5 км от деревни я обнаружил селище с ясно выраженными ямами от юрт. Расположено оно на всхолмлении из песка, отделенном от общего массива боровой возвышенности логом, вероятно, сильно сырым в дождливую погоду. Селище имеет 10 ям разного размера (от 5 м до 10 м в диаметре) с очень пологими стенками и неглубокие (до 0,5 м). Все ямы расположены в основном вдоль берега. Холм, где располагается селище, зарос небольшим, редким лесом. Иногда имеются большие сосны и березы.
По возвращении в деревню мы разговорились с дедом, хозяином дома (он возвратился с покоса), и он указал нам, что на той стороне Тагана, там, где виднеется березник, тоже имеются ямы. Я давно и сам заметил это место. Дедушка согласился дать нам свой обласок. Мы решили отправиться туда, перетянув по суше наше судно в старицу Тагана у кладбища и таким образом добраться до интересующего нас места. Однако мы не задумались, что был уже десятый час вечера. Когда мы были уже на Тагане, время было около 10. 00. Нам стало ясно, что засветло нам не добраться туда. И мы повернули назад. Неприятно возвращаться без достигнутой цели. Но мы с Лией не пожалели об этой поездке, так как увидели много интересного на речке Ире. Еще во время начала нашего плаванья мы наткнулись на группу утят (3 шт.) еще совершенно крошечных, покрытых пушком, но старательно удирающих от нас по воде. Мать же, шлепая крыльями по воде, изображала неспособную летать утку, стараясь отвлечь наше внимание от своих детей. Уйти от нас утятам было трудно, поэтому они, видя бесполезность бегства, быстро нырнули под воду и затем каждый выглядывает на поверхность из-под мячика кувшинок. Забавная картинка!
На обратном пути мы опять наткнулись на две семейки уже подросших утят. Они обходятся уже без мамы. Одна стайка (7 шт.) очень долго не замечала нас или просто не боялась. Во всяком случае, мы метров 150 плыли следом за ними на расстоянии 15−20 м. Они не только не боялись нас, они во время всего этого пути щипали травку и мирно беседовали друг с другом.
В 11 часов мы вернулись домой. Ужин (сметана (?), молоко) показался удивительно вкусным. Все удовольствие портили только комары.
15 июля, среда.
Выспались отменно. Нигде так хорошо не спали. Быстро собрались, Лия приготовила яичницу, на завтрак и в дорогу, мы поели и отправились в Могильники. Говорят, 12 км. Что-то не верится. Сегодня опять погода стоит чудесная. Жарко. Солнце палит. Шли километров 6 через
126
Полевой дневник В. И. Матющенко (археологическая разведка 1959 г.)
бор. Затем спустились на луга к самому Тагану. И опять просторы травяные. А клубника на каждом шагу. У берега Тагана отдохнули. Попили воды и снова в путь. Прошли километра 3 и увидели очень соблазнительное для купания место. Так и решили сделать. Купались в адамовых костюмах, чтобы сразу же идти в сухой одежде. Купание освежило нас необыкновенно. Вода в реке была прекрасной. Когда вышли на берег, выяснилось, что мы сидели в воде около получаса. А время прошло незаметно.
И снова в путь! Дальше дорога пошла по скошенным лугам. Идти стало легче. Вскоре стали попадаться колхозники, убирающие сено. Встретили целую группу (человек 20) женщин и мужчин, отдыхающих под кустами. Немного поговорили, засвидетельствовали, так сказать, свое появление и дальше.
Пришли в деревню Могильники около 4-х часов. Ничего не хотелось, кроме как в реку. Положили свои рюкзаки в первой попавшей хате и пошли купаться. Выкупались и оживились. Вышли на берег, съели пожаренную Лией яичницу, улеглись и часа 1,5 отдыхали на берегу.
А затем начали думать о ночлеге. Пришли в школу. Учителя не было. Дома оказалась только его дочь, лет 12−13. Она нерешительно запустила нас в класс. Лия вымыла ноги, постелила постель. И тут начали болеть обгоревшие у нее руки. Мучилась она с ними всю ночь.
Я отправился искать хлеб. Ходил больше часа, обошел почти всю деревню. Ничего. Везде отказ. Я уже потерял надежду найти что-нибудь. И как здесь живут? Оказывается, хлеб здесь покупают в Уртаме, мукой.
Уже невдалеке от школы я обратился через окно к одной женщине с одним и тем же вопросом: «Можно ли купить у Вас булку хлеба?». И на этот раз мне повезло. Она предложила мне большую мягкую булку. И даже деньги не взяла, несмотря на все мои настоятельные предложения взять.
Вскоре я добыл картошки, молока, яиц.
Вернулась с покоса учительская пара. Я говорю так, потому что не знаю, кто из них учитель. Он оказался довольно-таки мрачным человеком. Мне он показался подозрительным, угрюмым и даже очень неприятным. А вместе с тем они очень любезно поставили нам на стол кувшин молока. Это несколько смягчило мое первое впечатление о них.
16 июля, четверг.
Утром мы вместе с Лией ушли осматривать окрестности.
В 1,5 км от деревни по дороге вниз по р. Тагану, на лугах открыт могильник из 22 курганов, расположенных на небольшой гривке. Курганы разной величины. Некоторые достигают высоты 1,5 м, диаметром до 10 м. Имеется несколько слитых вместе курганов. К сожалению, все они уже раскопаны кладоискателями. Снял план, сфотографировал. Возвращаясь в деревню, искупались. Кстати, погода изменилась. Небо покрылось сплошными перистыми облаками, солнце еле проглядывает, но вместе с тем очень жарко.
Пока Лия готовила обед и мыла голову, я отправился в другой конец деревни. Осмотрел и снял план могильника в западной части деревни у Кривого озера. Еще вчера здесь с Лией мы собрали немного керамики под шифром МОГ-1. Все курганы сильно оплыли, не имеют никакой крупной растительности, кроме травы. Расплывчатость их мешает даже определению их конфигурации.
В центре могильника имеется два слившихся кургана. Они выделяются на общей картине своей высотой и диаметром. С них очень хорошо виден весь памятник. Курганы имеют до 20 м в диаметре при высоте 0,5−1 м.
После этого я отправился на гривку, где сейчас стоит засолка. Как сообщили мне вчера мужики у магазина, здесь якобы находили черепки. Пройдя всю гривку, я действительно собрал керамику. И вся она оказалась неолитической. Нашел даже нож из кремнистого сланца. Вот что меня обрадовало. Значит неолит! То, что больше всего меня интересует. Заложили два небольших раскопа, собрали еще керамику. Снял план гривки. Гривка расположена вдоль реки Тагана, с северной стороны озера. Некогда эта гривка была островком среди разливающейся реки.
К вечеру мы отправились на обласке на правый берег Тагана. В результате было обнаружено: на кордоне, прямо против деревни два скопления ям, расположенных на гривках. В осыпи берега найдены обломки керамики. Шифр МОГ-4.
127
С. Н. Иващенко, И. В. Толпеко
Далее мы отправились вверх по Тагану. Поднялись к месту как раз против засолки колхозной, стоящей на гривке. С места, где она стоит, смотри выше. Высадились на берег, и я отправился по еле приметной тропинке к гривке, возвышающейся впереди метрах в 300. Лия осталась на лугу есть клубнику.
Когда я поднялся на гривку, то сразу же увидел, что здесь та же картина, что и на кордоне. И по гривке (ширина ее 25−30 м) вдоль идет ряд ям от юрт. Гривка тянется от Тагана поперек в сторону. На протяжении 500−600 м от берега все время ясно прослеживаются ямы от юрт. Я не стал снимать план и пересчитывать их. Слишком много комаров в лесу. Сыплет мелкий дождь. Я промок основательно. Да и картина памятника довольно ясная. Возвратился к Лие. Она в восторге от клубники. Объелась! И меня соблазнила к тому же. Вскоре это занятие нам надоело, и мы отправились домой. Дождь не прекратился. Значит, погода испортилась окончательно.
Могильники нам оказали много полезного. Итак, можно двигаться дальше. Выяснили, что последнее посещенное нами место называется Бараба.
Следует напомнить также, что ниже по Тагану километрах в 2−2,5 от деревни подходят, вероятно, такие же гривки, как мы посетили. Они очень хорошо видны из деревни. Очень уж соблазнительно было съездить. Но погода помешала. Если придется работать экспедиции здесь — нужно обязательно побывать здесь.
17 июля, пятница.
Ночью проснулся, на улице настоящий ливень. Итак, погода испортилась. Утром еще в десятом часу моросил дождь. К десяти стало лучше. Появились даже некоторые просветы на небе. В одиннадцатом часу тронулись. При выходе из деревни расспросили у одного мужчины дорогу на Каштаково. Выяснили, что нужно идти у озера, дойдя до Кутшеня (старица Обская) сворачивать влево, а дорогу вправо — оставлять. Далее наоборот идти по правой дороге, а не по левой. Будут станы сенокосные. Дорога 15 км. И вот тут же при выходе из деревни мы спутали дорогу. Ушли влево. Поняли через полчаса дороги. Увидел я косцов и подался к ним. Они указали нам дорогу, и мы двинулись далее. Шли довольно долго. Наконец, услыхали далеко за перелеском тарахтенье мотора. Когда мы приблизились к этому месту, то увидели станы. Это нас обрадовало, так как это совпадало с приметами. А дальше дорога была отличная, машинная.
Пришли мы к Каштаковой часа в 4 дня. Перед этим на лугах, не доходя до деревни, мы поели приготовленную по Лииному способу яичницу. Так что чувствовали мы себя довольно бодро.
Последние километры к деревне одолели комары, так как дорога шла по зарослям тальника, кустам смородины. Вскоре мы услышали пение петухов и крики детей за кустами. И подумали, что деревню уже прошли. Повернули на дорожку, ведущую в этом направлении. Когда мы подошли, сразу я вспомнил, что это поселок Борки. И это лучше, так как деревня стоит на низком берегу, а нам нужен высокий.
В первой попавшейся хате спросили разрешение на ночлег. Хозяйка Ульяна Ивановна оказалась весьма гостеприимной. Когда мы рассказали о целях нашего путешествия, она тут же вызвалась проводить нас на городок, расположенный северо-западнее поселка.
Вместе с ней мы отправились на этот городок. Оказалось, что он расположен на том мы-сочке, который был виден нам еще на лугах. Еще оттуда я сфотографировал этот мысок: очень уж соблазнительным выглядел он.
Когда мы оказались здесь, место действительно производит грандиозное впечатление. Это целая система поселений и укреплений, расположенных на высоком (25−30 м) мысу. С одной стороны (с запада) — озеро, протянувшееся вдоль берега километра на два на юг- с восточной луга, куда мыс спускается круто, но не так резко, как к озеру- с севера мысок понижается довольно медленно в сторону лугов. Городище имеет множество ям, со стороны лугов (при спуске по мыску) имеются ров в 1 м глубиной и вал, ограждающие городище с севера. С южной стороны, со стороны озера имеется также огромный вал и ров глубиной до 2 м.
К этому же городищу примыкает второе подобное же городище, расположенное на той же гривке коренного берега, где расположено и первое городище. Рядом со вторым городищем в сторону дер. Борки расположена очень неровная площадка, где трудно бывает выявить следы от ям. Однако совершенно ясно, что укреплений здесь нет ни с одной стороны. В одной из ям, получившихся от кладоискательских ям, нами собрана керамика (шифр БГ-1).
128
Полевой дневник В. И. Матющенко (археологическая разведка 1959 г.)
На территории кладбища (кстати, имеющем несколько красных крестов — странно) мы насчитали 4 ясно выраженных ямы от юрт размерами 5−6 м в диаметре при глубине 50−75 см.
Пришли, передохнули в избушке и пошли на другое место, тоже называемое жителями «городок». Дорога ведет из деревни вдоль высокого коренного бора. Расстояние не более 1,2 км. Сначала перед городищем Лия обратила внимание на множество ям от юрт. Когда же мы подошли от дороги к берегу, то обнаружили большое городище, окруженное глубоким (до 1 м) рвом и валом более 2 м высотой. Городище производит впечатление хорошо укрепленного поселения, окруженного с севера и северо-востока большим количеством юрт. Я снял только общие контуры городища. Следы от юрт не наносил на план. Слишком устали, а время было уже восьмой час вечера.
Отдыхать легли около 11 часов вечера. Перед этим хозяйка нас отлично накормила. Лия увлеклась обласком и лодкой и данное время убеждала меня согласиться купить его.
18 июля, суббота.
Вчера у нас возник план, в результате которого мы решили миновать Кругликово. Сегодня мы добираемся до Воронова, завтра идем до Батурино, а оттуда на обласке побываем в Ста-робибеево.
Так и сделали. Но уже с утра нас ожидали неудачи. Переправиться в Вороново оказалось не так просто. На берегу мы появились в 10 часов, и только около часу дня нас прихватил с собой один парень на байдарке (из экспедиции энтомологов). Прибыли в 3-ем часу. Пока пришли в школу, промышляли что-нибудь поесть, начался дождь. А теперь вот сидим в учительской и ждем у моря погоды.
19 июля, воскресенье.
Нам не повезло в Вороново. Вчера до самого вечера лил дождь. Только в 8 часов мы смогли сходить в столовую и после этого отправились искать здешние курганы. Погода установилась нормальная. Курганы оказались в южном верхнем конце села, сразу же за логом, где расположена мельница. Курганы тянуться вдоль берега Симанской протоки на протяжении примерно 1 км. Курганы имеют 10−15 м в диаметре при высоте 1−1,5 м. Некоторые из них значительно меньше размерами. Всего более 70 курганов. Позднее время не позволило мне сделать план его и сфотографировать. Большинство курганов имеют хорошо выраженный кладо-искательский раскоп в центре насыпи. Некоторые курганы не имеют никаких следов раскопов. По-видимому, именно они и заслуживают того, чтобы их можно было раскопать. Остальные, конечно, мало что могут дать для науки.
Вечером мы прошли вверх по реке еще километр и установили, что берег вверх от села сильно размывается, хотя и очень подходящ для археологических памятников: высокий до 2530 м берег, с которого открывается широкий вид на окрестности. Однако, если даже и было что на этом берегу, все уничтожено рекой.
Берег вдоль села также подвержен постоянному разрушению весенними водами и поэтому не дал ничего интересного.
Пароход должен был идти сегодня в 5 часов утра. Вот мы и пришли на берег без четверти пять. Сейчас уже полпятого вечера, а парохода нет. Стоит туман и неизвестно, когда будет пароход. За это время мы с Лией обошли и нижний конец села. Там та же неутешительная картина.
Итак, Вороново ничем нас не порадовало.
20 июля 1959 г., понедельник.
Злоключения в Вороново продолжают преследовать нас.
Прежде всего вчера вечером я пошел по селу найти что-нибудь съестное. Ходил больше часа и кое-как нашел 1 литр молока, картошки и луку. Как будто люди ничего не едят в селе. Я послал в адрес этого села массу проклятий. Поужинали картошкой с молоком и чаем. К вечеру устроились на берегу в палатке. Подстилку из веток березы устроили на досках, положенных на землю. Все думали, что пойдет пароход. Но так и проспали мы всю ночь, а парохода так и не было. Утром стало ясно, что парохода не будет: стоит очень густой туман. Не видно в нескольких метрах впереди.
129
С. Н. Иващенко, И. В. Толпеко
Собрались и отправились в столовую. Но, оказывается, в понедельник завтраков нет. Пришлось скудно перекусить и искать транспорт. После некоторого времени удалось устроится на бензовозе до Чикино. Отъехали несколько километров от Еловки и сели в лужу.
Отправились пешком в направлении на Ерестную. Прошли километра 2,5−3. Машины то обгоняют, то встречают. Одним словом, дороги достаточно оживленные. Мы и не думали, но вот вдруг нас догоняет тот же бензовоз, что мы ехали. Оказывается, эту машину вытащил ЗИС с лебедкой. Итак, мы едем дальше. В Чилино шофер пообедал, и мы отправились дальше. В 4 часа были в Батурино. Хотели остановиться в школе. Но в школе никого не оказалось. Пошли искать директора. Им оказался студент-заочник Шадрин Александр Филиппович. Его жена Вера Марковна пригласила нас к себе. Мы перебрались, но… к сожалению, квартира оказалась запущенной. Огромное количество мух и духота. Лия просто замучилась с мухами, я то более терпим. Вот вам образец носителя культуры в деревне. Черт их побери! До чего же запущены.
Захотели пойти купаться. Но помешал дождь. Решили тут же на берегу сварить что-нибудь. Дудки! Ничего не удалось купить. То же, что и в Вороново. Тут же на берегу встретился нам шофер, довезший нас. Он повел нас в дом, где, он думал, нам что-нибудь продадут. Но купить удалось только немного свежезасоленной рыбки. Картошка у нас была. Стали варить уху. Получилась она неважнецкая. Но все-таки поели. Это было главное.
В 9 часов вечера мы снова пошли купаться. Выкупались отлично, уйдя в сторону от деревни.
21 июля, вторник.
С утра я отправился добывать продуктов. Такая неопределенность мне уже не нравится. В управлении бригады просидел до девяти утра с семи. Потом отправился по деревне еще добывать кое-что. В итоге только в начале одиннадцатого можно было приступить к делу.
Сегодня решили добираться до Старобибеева. Обласок дал нам Александр Филиппович. Выехали к Оби, посмотрели, дорога долгая, села не видно, а нам сказали, что до Бибеева 4 км. И я решил возвратиться. Не надеялся на свои силы, тем более, что обласок то не особенно прочно сидит на воде, запаса почти нет.
Потом мы поднялись по притокам к острову, где расположено заготзерно. И этот остров дал нам кое-что. Прежде всего в том месте, где расположен паром, метрах в 200 выше начинается поселение, лежащее на гривках. В этом месте остров начинает подниматься. Иногда появляются лощинки. И вот на таких гривках и располагаются ямы рядами. Я не смог пересчитать количество ям, но количество их, бесспорно, превышает сотню. Гривки, на которых расположены ямы, тянутся вдоль юго-западного берега острова на протяжении метров 300−400. Далее начинается курганный могильник, расположенный точно так же, как и поселение.
Курганы. Курганов много. Я не пересчитал их. Они тянутся вдоль берега острова метров на 300. Кончаются курганы уже у самых домов заготзерна. Некоторые из курганов имеют насыпь, состоящую из земли, перемешанной с камнем. Камень мелко битый. Добыт здесь же на острове. Основание его каменное. В некоторых местах камень выходит на поверхность.
После осмотра поселения и курганов стали искать остатки древнего поселения, значащиеся у Дульзона. К сожалению, нам не удалось найти ничего примечательного. Место, где ранее было расположено это поселение, очень удачное. Высокий берег острова обрывается в Обь с высоты в 30 м. Остров песчаный. Но, к сожалению, сильно размывается.
Уже потеряв всякую надежду на обнаружение каких-либо следов поселения, Лия нашла один неолитический черепок, а некоторое время спустя прямо в осыпи — скребло из кремнистого сланца. Правда, эти находки дали повод ей говорить о своих способностях искать вещи.
Затем мы сварили картошки, вскипятили чай, выкупались и отправились домой.
22 июля, среда.
Утром запаслись побольше продуктами и отправились по Чилинской дороге, намериваясь сделать остановку у Шубина озера, чтобы устроить себе банно-прачечный день. Погода с утра установилась отличная. Шли без верхней одежды. Даже гнуса не было. Но когда мы пришли к Шубину озеру и увидели его, то нам не захотелось долго задерживаться здесь. Во время пути от Батурина до Сов. Деревни я всюду проверял берег болота. Берег высокий (20−25 м). По-видимому, это болото было некогда старицей Оби, но в настоящее время полностью заболочено. И никаких следов древностей. За болотом, километрах в 2-х, виден бор. Это так назы-
130
Полевой дневник В. И. Матющенко (археологическая разведка 1959 г.)
ваемый увал, идущий вдоль Симана. Только в некоторых местах он прерывается, и болото вплотную подходит к реке. Вот на этот увал попасть бы! Там наверняка есть что-нибудь. Это не случайно, что нигде вдоль всего болота нет ничего.
В пятом часу вечера пришли в Советскую деревню. Здесь устроились у одной женщины в доме. И сразу начался дождь. Удивительно быстро изменилась погода! Налетел дождь, ветер, гроза. Все потемнело. Стало жутко даже. А ведь утром так отлично загорали по дороге!
23 июля, четверг.
С утра снова непогода. Я сходил по берегу речки Кинда до болота. Отличные для памятников места, но ничего нет. Просто-таки удивительно! Вымок как черт. Вернулся, забрался в постель и до 2-х часов дремал под дождик. К вечеру, к 4-м часам, погода наладилась. Теперь мы вдвоем с Лией отправились по левому берегу Кинды вверх. Прошли километра 2, и никаких признаков памятников, хотя какие отличные места есть. Удивительно и только!
Вечером, когда мы уже вернулись в деревню, выяснилось, что с покоса вернулся хозяин. Нам стало ясно, что в избе всем нам станет довольно тесно. Мы решили перебираться в палатку. Благо погода установилась отличная. Мы поблагодарили хозяев. Сутки мы провели здесь отлично. Хозяйка относилась к нам очень хорошо.
Был уже одиннадцатый час вечера, когда мы начали ставить палатку вблизи сушилки в сторону Чилино. В 11 часов мы полностью утроились.
24 июля, пятница.
В 9 часов мы встали, позавтракали и в 10 часов отправились в Чилино. Оно оказалось так близко, что мы просто были удивлены.
Сразу же отправились осматривать левый берег речки Чилинки. Ничего примечательного не оказалось. Такой же результат был и на правом берегу. Пообедали у одной хозяйки во дворе.
Хотели ждать такси, но по телефону выяснили, что его не будет. Отправились пешком. Примерно в километрах в 4−4,5 от Чилино нас подхватила попутная машина.
Проехали Ерестную. Остановились в Еловке (подчеркнуто В.И. — С. И., И. Т.).
Положили рюкзаки в одну из последних изб и сразу же на берег. И здесь ожидала нас удача. Сразу же на левом берегу лога за деревней с северной стороны — поселение карасукского времени. Берег в этом месте достигает высоты 20−25 м. Постоянно размывается. В настоящее время сохранилась еще значительная часть поселения (100×100 м). Культурный слой достигает 50−70 см. В осыпи берега керамика встречается очень часто. Вся территория памятника совершенно чиста и только в одном месте есть яма от стоявшего здесь ранее амбара рыбопункта. Вся площадь поселения окопана канавой. Как мы выяснили, здесь собирались сеять табак и с этой целью окопали всю площадь. Раскопки поселения необходимо предпринимать как можно скорее, так как река неумолима, и все может бесследно уничтожить.
Рядом с поселением ниже его в 100−150 м находится курганный могильник I. Расположен он полосой от берега по гривке. Как и поселение, он постоянно разрушается рекой. Курганы 1015 м в диаметре и высотой в 1,5−2 м.
25 июля, суббота.
Спали мы в палатке рядом с поселением. В избе нам показалось тесно. Полдня снимал планы поселения и могильника. Затем отправились на Екимово. По пути нас догнало грузовое такси. По дороге, только что смоченной дождем, мы добирались до Красного Яра с 3-х часов до 5-ти.
В Вороново сидели с машиной очень долго.
В Красном Яре (деревня 50 дворов) поместились в школе. Это было очень удобно. Нам дали ведро, дрова. Даже хлеба, яиц и молока принесли нам. Это все было просто здорово.
Когда сварили ужин и отправились осматривать берега, то выяснилось, что найти на этих берегах что-нибудь — вещь просто невероятная. Берег размывается очень сильно. И если было здесь что-нибудь интересное, то все это давно уже в реке.
131
С. Н. Иващенко, И. В. Толпеко
26 июля, воскресенье.
С утра погода изменилась к худшему. Примерно в 3-х километрах от Красного Яра нас подхватила попутная машина, и уже в 11. 30 мы были в Уртаме.
К сожалению, и Уртам нам ничего не дал. Уехали до Кожевниково.
27−30 июля.
Прошли весь путь от Кожевниково до Шегарки, не найдя нигде ничего.
Перед самой Шегаркой (в 2 км) подъехали на старенькой, полуразвалившейся машине. И смех, и грех — ели-ели плелись, но все-таки ехали.
На этом маршрут свой закончили.
Далее — Шегарка — Томск.
Случай, произошедший с нами на теплоходе (Рассказ записан Лией. — С. И., И. Т.).
Мы, ниже подписавшиеся, следуя по маршруту Томск — Кожевниково 8/VII на теплоходе С-25 столкнулись с фактом вопиющего безобразного отношения капитана по отношению к пассажирам. Просим учесть, что наряду со взрослыми на теплоходе находилось много детей. А факт сам состоит в следующем. Кратко излагаем его сущность: предварительно надо отметить, что при выходе из Томска на теплоходе был очень малый запас питьевой воды (1 ведро) и пассажиров уже от Самусьского (?) затона начала мучить жажда, так как этот запас пригодной для питья воды был выпит.
Так вот продолжаем:
Подвыпившая женщина с ребенком, когда ребенку сделалось дурно, стала довольно не корректно разговаривать с капитаном в отношении воды, в выражениях она не стеснялась, часто употребляла мат. Капитан тоже пришел в бешенство, и тут женщина запустила в него стаканом.
Вместо того чтобы разбушевавшуюся пассажирку призвать к порядку и доставить в Кожевниково в отделение милиции, капитан задержал теплоход на целый час, плыть не хотел и пытался в это время оскорбившую его гражданку с малолетним ребенком высадить на берег в неподходящем для нее месте и при этом уже стояла глубокая ночь (был 1 час ночи).
Капитан прилагал при этом все усилия и даже просил пассажиров высадить женщину. Пассажирам, наконец, удалось убедить капитана в его беззаконных действиях по отношению к оскорбившей его пассажирке с ребенком.
В результате чего был составлен акт о безнравственном поведении граждан, а около 100 пассажиров с детьми томились в это время, и некоторые принимали участие в разборе этой ссоры.
Мы попросили обслуживающий персонал дать нам книгу жалоб, чтобы записать туда это бездушное и безобразное отношение капитана к своим пассажирам в связи с этим некрасивым случаем. Но нам ответили, что книга жалоб у «нас не положена».
Очень просим разобраться во всем и учредить книгу жалоб на теплоходах.
Некоторые адреса:
1. Шадрин Александр Филиппович, с. Батурино Кожевниковского района.
2. Ленько Константин Петрович, с. Чилино Кожевниковского района, школа.
3. Сорокова Антонина Тимофеевна, с. Вороново Кожевниковского района, школа.
4. Ключникова Липа Григорьевна, школа.
5. Каргополова Алла Васильевна, Каштаково, школа- Кожевниково, пер. Мирный, 1.
132

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой