Попытка социально-ролевой типологии речевых жанров

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Коммуникативные исследования. 2015. № 1 (3). С. 49−54.

УДК 811. 161. 177

Л. П. Крысин Москва, Россия

ПОПЫТКА СОЦИАЛЬНО-РОЛЕВОЙ ТИПОЛОГИИ РЕЧЕВЫХ ЖАНРОВ*

Представлена попытка связать ролевую структуру поведения человека с различными речевыми жанрами, в которых реализуется его повседневная коммуникативная деятельность. Представлена классификация социальных ролей в зависимости от статусных и поведенческих характеристик партнеров по коммуникации. Выделенным типам социально-ролевых отношений ставятся в соответствие определенные речевые жанры, которые подразделяются на симметричные и асимметричные.

Ключевые слова: социальная роль, ролевое ожидание, речевой жанр, ситуация общения.

Одним из первых (а возможно, просто первым], кто обратил внимание на возможность интерпретации функционально-стилистического и жанрового разнообразия речи с помощью теории социальных ролей, был петербургский лингвист Константин Аркадьевич Долинин. Необходимая оговорка: до К. А. Долинина на связи речевых жанров с общественным поведением человека указывал М. М. Бахтин. Имея в виду речевые жанры, он писал в 1929 г.: «Все эти формы речевого взаимодействия чрезвычайно тесно связаны с условиями данной социальной ситуации и чрезвычайно тонко реагируют на все колебания социальной атмосферы» [Во-лошинов 1929: 27]. Однако в то время, конечно же, еще не могло быть речи о таких социологических категориях, как социальная роль или социальный статус человека.

К. А. Долинин предпринял попытку — на наш взгляд, плодотворную — связать ролевую структуру поведения человека с функциональностилистической дифференциацией языка. По его мнению, функциональные стили — «это не что иное, как обобщенные речевые жанры, т. е. речевые нормы построения определенных, достаточно широких классов тек-

© Л. П. Крысин, 2015

* Статья написана на основе доклада, прочитанного автором на 11-х Шмелевских чтениях (Москва, Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН, 23−25 февраля 2005 г.]. Доклад и статья подготовлены в рамках проектов № 14−04−263 и № 14−400 398, поддержанных Российским гуманитарным научным фондом.

50

Раздел I. Теория коммуникации

стов, в которых воплощаются обобщенные социальные роли — такие, как ученый, администратор, поэт, политик, журналист и т. п. Эти нормы — как и всякие нормы ролевого поведения — определяются ролевыми ожиданиями и ролевыми предписаниями, которые общество предъявляет к говорящим (пишущим]. Субъект речи (автор) знает, что тексты такого рода, преследующие такую цель, надо строить так, а не иначе, и знает, что другие (читатели, слушатели] ждут от него именно такого речевого поведения» [Долинин 1978: 60].

Функциональные стили отражают «традиционное представление о данного рода деятельности, сложившееся в данной культуре, ее (деятельности] социальный статус, — т. е. как на нее смотрят в обществе, какие требования предъявляют к тем, кто ею занимается, — опять-таки ролевые предписания и ролевые ожидания, которые, будучи приняты субъектом, определяют его отношение к себе как исполнителю роли, к адресату речи как ролевому партнеру и к предмету речи как объекту ролевой деятельности» [Долинин 1978: 62].

Традиционно выделяемые функциональные стили, замечает К. А. Долинин, «чересчур обобщают, объединяют под одной рубрикой весьма разнородные речевые ситуации», и при анализе функционального разнообразия речи целесообразнее исходить «не из больших функциональных стилей, а из более дробных речевых жанров» [Долинин 1978: 67]. Эта идея была развита им в некоторых других его работах, в которых он уделяет внимание социальным ролям как детерминантам речевого поведения человека [Долинин 1998].

Как можно представить себе связь между социальными ролями и речевыми жанрами?

Социальная роль — одно из важнейших понятий социологии, в которой достаточно давно разработана теория социальных ролей1.

Ключевым понятием в этой теории является понятие ожидания: то, чего ожидают окружающие от поведения индивида, они вправе требовать от него- он же обязан в своем поведении соответствовать этим ожиданиям. Например, приходя в гости, вы обязаны поздороваться первым и имеете право на внимание к вам со стороны хозяев. Школьный учитель по своей профессиональной роли обязан передавать свои знания ученикам и вправе требовать от них внимания и прилежания (это их обязанность]. Таким образом, роли — это своеобразные шаблоны взаимных прав и обязанностей.

Роли могут быть обусловлены как постоянными или долговременными характеристиками человека: его полом, возрастом, положением в семье и социальным положением, профессией (таковы, например, роли

1 См. об этом, напр.: [Кон 1967- Шибутани 1969- Смелзер 1994] и др. Применительно к лингвистической проблематике теория социальных ролей рассматривается в работе: [Крысин 1976].

Л.П. Крысин

51

мужа, отца, начальника, сослуживца и др. ], — так и переменными, которые определяются свойствами ситуации: таковы, например, роли пассажира, покупателя, пациента и др.

Роли, связанные с постоянными или долговременными характеристиками, накладывают отпечаток на поведение и даже на образ жизни данного человека. Сказываются они и в речи: ср. расхожие «квалифицирующие» определения вроде говорит, как учитель- хорошо поставленным актерским голосом- начальственный окрик- оставь свой прокурорский тон- кричит, как базарная торговка и т. п.

Многие роли, характерные для того или иного общества, имеют специальные обозначения в языке: отец, жена, сын, одноклассник, сосед, учитель, покупатель, пациент, пассажир, клиент и т. п. Все взрослые члены общества более или менее хорошо знают, чего ожидать от поведения человека при исполнении им каждой из подобных ролей, так что даже простое произнесение имени роли обычно вызывает в сознании говорящего и слушающего представление о комплексе свойственных этой роли прав и обязанностей.

Представления о типичном исполнении той или иной роли складываются в стереотипы- они составляют неотъемлемую часть ролевого поведения. Стереотипы формируются на основе опыта, частой повторяемости ролевых признаков, характеризующих поведение, манеру говорить, двигаться, одеваться и т. п.

Здесь мы приближаемся к точкам соприкосновения теории социальных ролей с теорией речевых жанров.

Первая точка соприкосновения следующая.

Каждый речевой жанр выделяется на основе повторяемости той или иной манеры речевого поведения носителей языка, и поэтому у говорящих, как правило, имеется более или менее отчетливое представление о том, каковы языковые и функционально-стилистические свойства жалобы, просьбы, обвинения, дружеской беседы, застолья, личного письма, дневниковой записи и т. п., и — что немаловажно — о том, какие языковые и неязыковые (жесты, мимика] средства могут осознаваться как не типичные для каждого из подобных речевых жанров, как отклонения от стереотипа. Иначе говоря, отклонения от жанрового стереотипа интерпретируются как отклонения от социально-ролевого поведения, и наоборот, нарушение ролевого ожидания означает неудачную реализацию данного речевого жанра.

Вторая точка соприкосновения заключается в следующем.

Наиболее типичная форма ролевого взаимодействия людей — пары социальных ролей (даже в тех случаях, когда осуществляется речевое взаимодействие между многими его участниками (ср. общение пациентов в больничной палате, застолье, посиделки туристов у костра, многочисленные современные телевизионные ток-шоу и т. п. ], в каждом конкретном

52

Раздел I. Теория коммуникации

речевом акте взаимодействуют двое, каждый из которых в ходе диалога выступает то в качестве говорящего, то в качестве слушающего]. В качестве члена ролевой пары может выступать как отдельный человек, так и группа лиц: ср., например, урок учителя в классе, лекцию, выступление на митинге, проповедь в церкви и т. п.

Соотношение ролей в таких парах может быть трояким:

1] роль первого участника ситуации (x] выше роли второго участника ситуации (у]: Rx & gt- Ry-

2] роль первого участника ситуации ниже роли второго участника: Rx & lt- Ry-

3] роли обоих участников ситуации равны: Rx = Ry.

Социальная роль х выше социальной роли у тогда, когда в некоторой ситуации общения у зависим от х, и наоборот — социальная роль х ниже социальной роли у, если в некоторой ситуации общения х зависим от у (понятие зависимости может быть эксплицировано следующим образом: «X зависит от В = '-В может каузировать изменения в свойствах, состояниях и поведении Х-а'-» [Апресян 1974].

При отношениях Rx & gt- Ry и Rx & lt- Ry левая часть формулы обозначает агенса, или адресанта действия, а правая — адресата, и важно при этом, что исполняющие эти роли субъекты не могут, так сказать, меняться местами. Если это происходит, то разрушается сам тип ролевого взаимодействия и соответствующий ему речевой жанр: если, например, обвинение перерастает в перепалку между обвиняющей стороной и обвиняемой, то нельзя говорить о речевом жанре обвинения (по крайней мере, в его типичной форме].

При отсутствии зависимости говорят о равенстве социальных ролей участников ситуации. В этом типе ролевого взаимодействия речевое (и не только речевое] общение происходит «на равных», и за его участниками не закреплены роли агенса (адресанта] и адресата: оба попеременно могут исполнять и ту, и другую функцию.

В соответствии с типами ролевых отношений все ситуации общения и многие речевые жанры можно подразделить на симметричные и асимметричные. Симметричными являются коммуникативные ситуации и речевые жанры с соотношениями ролей по типу Rx = Ry, асимметричными — ситуации с соотношениями ролей по типам Rх & gt- Ry и Rх & lt- Ry.

Примеры речевых жанров с соотношением социальных ролей их исполнителей по типу Rx = Ry: дипломатические переговоры, научная дискуссия, дружеская беседа, общение покупателя и продавца, пассажиров в купе поезда.

Примеры речевых жанров с соотношением социальных ролей их исполнителей по типу Rх & gt- Ry: приказ, выговор, наставление, нагоняй (в русском языке довольно много предикатных имен (и соответствующих им глаголов], главным образом разговорных, просторечных или жаргон-

Л.П. Крысин

53

ных, обозначающих действия старшего по возрасту или служебному положению по отношению к младшему, подчиненному: взбучка, вздрючка, встрёпка, втык, выволочка, головомойка, нагоняй, накачка, нахлобучка, пистон, проборка, разгон, разнос и др. ], инструкция, обвинение (в суде], приговор, прием у врача, прием у официального лица (врач и официальное лицо — «хозяева» ситуации].

Примеры речевых жанров с соотношением социальных ролей их исполнителей по типу Ях & lt- Яу: жалоба, просьба, покаяние, донос, письменное обращение в суд.

Очевидно, что эта типология не покрывает всю совокупность речевых жанров, свойственных современной русской коммуникации. Например, жанр упрека характеризуется как симметричными, так и асимметричными отношениями между коммуникантами (т. е. упрекать может, например, приятель приятеля, сын отца, отец сына, подчиненный — начальника, начальник — подчиненного]. В отличие от этого, речевое действие, обозначаемое глаголом огрызаться (в русском языке нет именного обозначения этого речевого жанра], возможно как при равных отношениях между ролевыми партнерами, так и «снизу вверх» (дочь — мать, сотрудник — руководитель], но не «сверху вниз»: например, отец едва ли может огрызаться на замечание невзрослого сына, а начальник — на упрек молодой сотрудницы.

Эта небольшая заметка — лишь подступ к более систематичному анализу современных речевых жанров и их сопоставлению с типами ролевых взаимоотношений между участниками речевой коммуникации.

Список литературы

1. Апресян Ю. Д. Лексическая семантика: Синонимические средства языка. М., 1974.

2. Волошинов В. Н. Марксизм и философия языка. М., 1929.

3. Долинин К. А. Проблема речевых жанров через 45 лет после статьи Бахтина // Русистика: Лингвистическая парадигма конца XX века. СПб.: Изд-во СПбУ, 1998. С. 35−46.

4. Долинин К. А. Стилистика французского языка. Л., 1978. 60 с.

5. Кон И. С. Социология личности. М.: Политиздат, 1967. 383 с.

6. Крысин Л. П. Речевое общение и социальные роли говорящих // Социально-лингвистические исследования / отв. ред. Л. П. Крысин и Д. Н. Шмелев. М., 1976. С. 42−52.

7. Смелзер Н. Социология: пер. с англ. М.: Феникс, 1994. 688 с.

8. Шибутани Т. Социальная психология. М.: Прогресс, 1969. 534 с.

References

1. Apresyan Yu.D. Leksicheskaya semantika: Sinonimicheskie sredstva yazyka [Lexical Semantics: Synonymous means of language]. Moscow, 1974.

2. Voloshinov V.N. Marksizm i filosofiya yazyka [Marxism and the Philosophy of Language]. Moscow, 1929.

54

Раздел I. Теория коммуникации

3. Dolinin К.А. The problem of speech genres since 45 years after Bakhtin’s article publishing [Problema rechevykh zhanrov cherez 45 let posle stat'-i Bakhtina]. Ru-sistika: Lingvisticheskaya paradigma kontsa XX veka [Russian philology: Linguistic paradigm of the late 20 century]. St. Petersburg, University publishing, 1998, pp. 35−46.

4. Dolinin К.А. Stilistika frantsuzskogo yazyka [French stylistics]. Leningrad, 1978. 60 p.

5. Kon I.S. Sociologija lichnosti [Sociology of the personality]. Moscow, Polit-izdat, 1967. 383 p.

6. Krysin L.P. Speech communication and social roles of the speaking [Re-chevoe obshhenie i social'-nye roli govorjashhih]. Krysin L.P., Shmelev D.N. (Eds.) So-cial'-no-lingvisticheskie issledovanija [Social and linguistic researches]. Moscow, 1976, pp. 42−52.

7. Smelser N. Sociologija [Sociology], translated from English. Moscow, Feniks, 1994. 688 p.

8. Shibutani T. Social'-naja psihologija [Social psychology]. Moscow, Progress, 1969. 534 p.

L.P. Krysin Moscow, Russia

THE ATTEMPT OF SOCIAL ROLES TYPOLOGY OF SPEECH GENRES

The article shows an attempt to link role structure of the human behavior with different speech genres in which his everyday communicative activity is implemented. The classification of social roles depending on the status and behavioral characteristics of the communication partners is presented. Selected types of social-role relations are associated with certain speech genres, which are divided into symmetrical and asymmetrical.

Key words: social role, role expectation, speech genre, situation of communication.

Сведения об авторе:

Крысин Леонид Петрович,

доктор филологических наук, профессор, заведующий отделом современного русского языка

Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН 119 019, Россия, Москва, Волхонка, д. 18/2

E-mail: leonid-krysin@mail. ru

About the author:

Krysin Leonid Petrovich,

Doctor of Philological Sciences, Professor, Head of the Department of Modern Russian

V.V. Vinogradov Russian language Institute of RAS

18/2 Volhonka, Moscow, 119 019, Russia E-mail: leonid-krysin@mail. ru

Дата поступления статьи 29. 03. 2015

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой