Судебная система России: необходимость, значимость, эффективность для личности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО
УДК 342. 56
А. М. Дроздова*
Судебная система России: необходимость, значимость, эффективность для личности
В данной статье рассматривается судебная власть как одна из ветвей власти государственной, которая предназначена для защиты прав населения. Анализируется деятельность судей по отношению к реализации и исполнению судебных решений. Предлагается ряд мероприятий по повышению эффективности судебных решений и претворению их в жизнь.
This article discusses the judiciary as one of the branches of the State, which is intended to protect the rights of the population. Examines the work of judges in relation to the implementation and execution of court decisions. A number of activities to improve the effectiveness of judicial decisions and implement them.
Ключевые слова: судебная власть, система, контроль, защита прав населения, интересы правосудия и судьи.
Key words: the judiciary system, control, protection of people'-s rights, the interests of Justice and the judges.
Судебная власть как одна из ветвей власти государственной постоянно совершенствуется, развивается и по понятным основаниям приобретает важное значение в процессе становления правового государства в Российской Федерации. На формирование демократического правового режима в нашей стране оказывает огромное влияние именно совершенствование судебной системы, которая периодически подвергается реформированию, возможности которой пока еще полностью не реализованы и не могут обеспечить правопорядок, защиту прав и свобод личности в России, укрепить законность.
На данный момент судебная власть, будучи одной из ветвей власти государственной (ст. 10 Конституции РФ), предназначена для защиты прав населения и правосудия. Для обеспечения независимости её деятельности
* © Дроздова А. М., 2015
111
постоянно принимаются необходимые федеральные законы, федеральные целевые программы, создаются структуры для помощи в деятельности судебных органов. К сожалению, реформы и реформирование судебной системы не были доведены до логического завершения. Вместе с тем юристы, работники правоохранительных органов в целом, сотрудники судов и сами судьи, представители и должностные лица властных структур всех уровней власти должны понять, что в сегодняшнем быстроразвивающемся, сложном и противоречивом мире российское государство не сможет реализовать себя, если не последует повышения уровня судебной защиты прав и свобод и законных интересов физических и юридических лиц. Крайне необходимо скорейшее усиление эффективности судебной деятельности, доступности и открытости правосудия как такового.
Сегодня всем здравомыслящим гражданам понятно, что без беспристрастной и независимой судебной власти нет пути в процессе развития самого государства, формирования и реализации правовой политики, создания социального государства в стране. Позволим себе напомнить известное высказывание Юстиниана о том, что правосудие представляется как «неизменная и постоянная воля предоставлять каждому его право».
Если исходить из того, что суд применяет закон в процессе реализации и защиты прав граждан, осуществляя при этом правосудие (что означает каждому по закону воздать должное), деятельность суда состоит в том, чтобы в случае спора признать определенные права сторон или вынести наказание в виде возмездия за выявленное нарушение закона отдельным лицом. Отсюда ясно, что суд всегда имеет отношения с известным лицом и с конкретной и известной ситуацией, что означает, что власть самого суда распространяется только на данные конкретные группы правоотношений сторон. По мнению Б. Н. Чичерина, «существенное значение суда состоит в том, что он является высшим органом правды» [6].
Если это так, то беспристрастие должно быть первым и необходимым свойством судьи, которое в свою очередь возможно при его полной независимости от иных органов власти и особенно от тех, которые обязаны в силу закона охранять общественный порядок. Если предположить, что судья подчиняется только неодушевленному закону, то и он сам обязан стать его исполнителем, хранителем, защитником, при наличии высокой нравственности, высокого уровня правосознания и личного внутреннего убеждения.
Может ли в жизни судья быть беспристрастным? Что такое беспристрастность как свойство лица, принимающего решение от имени государ-
112
ства в стенах судебной власти? Вероятно, это и отсутствие у судьи приверженности к одному из возможных вариантов или к одной из заинтересованных в решении сторон- необходимое требование высказывать своё мнение, выслушав все стороны и выработав итоговое законное мнение на их основе- необходимость действовать исключительно в рамках, определённых нормами закона, а не собственными пристрастиями и интересами- это и объективность, и универсальность принципов, это непредвзятость оценки, это стремление к справедливости, несмотря на личные симпатии, это отсутствие пристрастия, предвзятости, предубеждения в отношение чего-либо или кого-либо. Не случайно Фемида — богиня правосудия, беспристрастность суда символизирует повязкой на глазах.
Правомерно рассматривать отличительные признаки и независимость судебной власти от законодательной, исполнительной, от административной, управленческой, так как самому суду приходится исполнять и управленческие, и административные функции, осуществляя свою деятельность.
Независимость судебной власти от законодательной и исполнительной определяет ее основное назначение, поскольку суд не занимает в государстве такого места, как обе названные власти, так как объективно он стоит не вверху, а внизу и непосредственно соприкасается, являясь ветвью государственной власти, с гражданами, в силу чего именно суд является первой и самой надежной преградой произволу и беззаконию как сверху, так и снизу. Таким образом, охрана законного правового порядка как одной из высших и важнейших задач и функций государства является предназначением и сущностью суда. Именно этим следует руководствоваться в отношениях суда к гражданам, ибо суд — это основная защита личности, хранитель и гарант прав и свобод человека и гражданина.
По мнению классиков, государство создается именно для обеспечения гарантий естественных прав личности, а значит, оно и не должно посягать на эти самые естественные права человека. В связи с этим интерес вызывает проблема функций судебной власти, а именно: рассмотрение и разрешение различных дел в суде, воспитание правовой культуры, уважительного отношения к правам человека, обеспечение судебной защиты прав и свобод человека и т. д. Но вот появляется новая функция — контрольная, и мы уже говорим о судебном контроле.
Контрольная функция, вероятно, присутствует на всех этапах деятельности всех органов государственной власти: и законодательной, и исполнительной, и судебной. Если суд проверяет законность и
113
обоснованность решений о задержании, аресте, продлении срока содержания под стражей и т. д., то где же в это время находится прокуратура? А кто проверит законность и обоснованность деятельности самих судей? Не загромождает ли, не утяжеляет ли контрольная функция за всеми иными структурами российский суд?
Понятно, что при этом судебный контроль должен обеспечить реализацию и охрану неприкосновенности личности, частной жизни, личной и семейной тайны, обеспечить неприкосновенность жилища (ст. 23, 25 Конституции РФ) и т. д. Особый интерес вызывает конкретизация конституционных положений о контроле за нарушением прав и свобод личности в РФ. В уголовно-процессуальном законодательстве России в этом плане сделан первый и решительный шаг (ч. 4. ст. 29 УПК РФ). Ради справедливости нельзя не заметить, что суд как субъект государственной власти для осуществления контроля наделен широкими полномочиями.
По мнению ряда ученых, контроль есть не что иное, как социальная функция, без которой невозможно управление. Правильно организованный контроль помогает решению ряда практических вопросов и в значительной мере повышает эффективность управления. Возможно, следует вести речь о выделении «особой ветви государственной власти — о власти контрольной, как о специфическом виде государственного управления. При этом контрольная власть не есть деятельность известных и признанных трех ветвей государственной власти. Она должна быть самостоятельной и независимой в определенной степени от других ветвей власти. Для этой ветви власти надо найти конституционное закрепление и создать уникальные органы контролирующей ветви власти» [4].
Нужен ли судебный контроль как таковой? Да, он необходим. Более того он предусмотрен Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод (ст. 6) и реализуется во многих развитых странах мира. Каковы пределы деятельности суда в процессе реализации контроля? Конституцией Р Ф предусмотрены определенные права и свободы, которые не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах, например: достоинство личности, доступ к правосудию, компенсация причиненного ущерба (п. 3. ст. 56 Конституции РФ). Становление судебного контроля, таким образом, предусмотрено Конституцией Р Ф, которая наделяет суд правом контроля за законностью проведения следственных действий, а также решений прокуратуры, следственных органов, органов дознания. Но всегда ли этот принцип срабатывает практически? Это предстоит еще осмысли-
114
вать как самим правоприменителям, так и законодателям, и ученым юристам тоже.
Все вышесказанное важно, актуально и интересно, однако зачем суду полномочия по контролю и расширение его функций? Напрашивается вопрос: как обстоит дело с контролем у самих судебных органов за своей непосредственной деятельностью, за процессом, за результатами работы суда, за своим поведением и отношениями как внутри коллектива, так и в отношениях с участниками процесса? Судья обычно считает себя властью и соответственно выстраивает свои отношения с окружающими. Что происходит с человеком, когда он становится обладателем власти, особенно если это обладание его цель? Одной из составляющих потребности власти, по мнению С. Б. Каверина [5], является статусная потребность, т. е. «потребность в самоутверждении», что, по мнению автора, может выглядеть как потребность в уважении, в престиже, в доминировании, в безопасности не на уровне индивида, а на уровне личности, т. е. уважение, признание, почет, лесть и даже поклонение. Однако следует заметить, что впоследствии обладание властью становится постепенно средством удовлетворения потребности в самоутверждении, самоуважении через признание окружающих, а количество подданных или подвластных считается доказанным преимуществом над другими людьми, хотя это можно и вообразить себе [3].
Практически постоянно обсуждается вопрос о неисполнении именно решений судебных органов и о влиянии этого явления на профилактику правонарушений и в целом на правопорядок в стране. Создается впечатление, что данный вопрос само судейское сообщество мало интересует по причине того, что деятельность суда завершается в момент принятия решения по делу, а государство возлагает ответственность за реализацию принятого решения на саму сторону, в отношении которой данное решение следует удовлетворить. И тогда лицо само должно вступать в отношения с другой стороной, которая является, например, ответчиком. Ради справедливости следует сказать, что есть и помощники в этом процессе у истца, которые также приступают к оказанию помощи только под постоянным нажимом и контролем все того же истца. Если истцу неизвестны его действия, он не может этим заниматься в силу состояния здоровья, занятости и т. д., то решение суда никогда не будет реализовано, потому что оно никого кроме истца не волнует. И если фактический, реальный результат нулевой, получается, что система защищает права не законопослушного, честного, потерпевшего лица, а мошенника, правонарушителя, тогда зачем это все вообще? Человек уже наказан, так как он пострадавший, потерпев-
115
ший. Зачем ему второй раз претерпевать это состояние в суде, надеясь на законность и справедливость? А потом 3−5-10 лет жить в этой же атмосфере с судебным решением на руках, которое никем и никогда не будет проконтролировано и тем более выполнено.
На кого работает судебная система при этом? Ответ один — на мошенника, на правонарушителя, права которого будет защищать в суде оплачиваемый за деньги обманутого адвокат, ибо чужих денег не жалко, да они и есть. Потом защищенный системой мошенник испытывает радость за победу, безнаказанность и стремление совершать новые «подвиги». У пострадавшего истца, выигравшего процесс в суде, ни денег, ни защиты, ни веры в правосудие, ни перспективы в справедливости. Возможно по этой причине, если обратиться к статистике дел из России, в Европейский суд по правам человека поступает ежегодно от 10 до 12 тыс. дел на рассмотрение, что само по себе должно настораживать судейское сообщество. Национальная судебная система в России где-то не срабатывает, однако судьи предпочитают об этом не говорить, не обсуждать, а возможно, и не замечать. Почему эта проблема не волнует судебную власть? Возможно потому, что защита прав и свобод человека и гражданина, законность и обоснованность принятых решений, воспитание правовой культуры, уважительного отношения к правам человека, нормам общественной морали не есть самые важные функции российской судебной системы? Возникает сразу множество вопросов: каков результат правосудия, какова эффективность всей системы судов, кто проверяет, изучает, анализирует результат, зачем и для кого крутится вся эта машина и ответ — чтобы не было безработицы среди специалистов, чтобы в стране осуществлялась деятельность множества органов, организаций, лиц, чтобы они были востребованы и могли существовать.
В качестве вывода имеем: введя контрольные функции для суда законодатель представлял судебную власть как барьер на пути произвола и беззакония, чего совершенно не получилось на практике. Если учесть тот факт, что в определенной степени вертикаль власти не в лучшем ее виде уверенно внедряется в российскую судебную систему. Когда сами судьи уже не могут в коллективах обеспечивать нормальные производственные отношения. Если жалобы поступают в Квалификационные коллегии судей и иные органы власти, то может ли названная судебная система контролировать не только себя, но и иные структуры и процессы?
Стержнем судебной реформы должно стать приобретение судьями подлинной независимости, поскольку только через независимость может
116
быть реализовано и право судьи на беспристрастное и справедливое правосудие. Судья, осуществляя правосудие, обязан при его осуществлении быть абсолютно независим и от вышестоящих судей, и от председателя суда и т. п. Другими словами, он осуществляет правосудие исключительно в личном качестве и естественно должен нести за это персональную ответственность.
При этом само правосудие представляет собой сложнейшую деятельность, влияющую на судьбы людей, репутацию крупных чиновников, разрешение споров на огромные суммы и т. п. Может возникнуть ситуация, когда потребуется воздействовать на судью тем или иным способом, в том числе и путем привлечения его к уголовной или административной ответственности, если он начинает затрагивать своими решениями интересы «крупных игроков». По этой причине в отношении судей существует особый механизм привлечения их к уголовной или административной ответственности.
Немаловажным является вопрос о соотношении интересов правосудия и интересов судьи как личности. Каковы же эти высокопоставленные, профессионально подготовленные, с высоким правосознанием личности? Уже становится нормой, что судьи постоянно позволяют себе превышать скорость на личном транспорте- родственники этих же судей, потому что они родственники, также постоянно привлекаются к административным наказаниям по месту жительства- если родные и близкие, даже супруги, привлекаются к различным видам юридической ответственности, они обязательно оказываются «бывшими», т. е. уже не состоят в браке- если речь идет о конфликте интересов, то его нет, так как на момент решения вопроса о рекомендации на должность судьи одного родственника, все другие ушли в отставку, временно не работают, не могут трудоустроиться и т. д. Может быть, и стоит больше обращать внимания на саму личность судьи, на его обыденную повседневную жизнь, на то, где он живет, как одевается, на каком транспорте ездит, как общается с окружающими и т. д. ?
В свое время А. Ф. Кони отмечал, что к судье «следует предъявлять высокие требования не только в смысле знания и умения, но и в смысле характера, но требовать от него героизма невозможно» [1]. В конечном счете все зависит от самого человека, от его чести, совести, достоинства, интересов. Конституционный суд РФ постановлением от 07 марта 1996 г. признал соответствующими Конституции Р Ф положения Федерального закона «О статусе судей в Российской Федерации», гарантирующие неприкосновенность судей, рассматривая при этом сами гарантии как средство
117
защиты интересов правосудия, если личных интересов! Знаменательно, что законодатель верит в непогрешимость и порядочность судей, которые несомненно должны являть собой лучшую часть государственных служащих. На ум приходит монолог Чацкого «А судьи кто», где он произносит интересные слова: «Где, укажите нам, отечества отцы, которых мы должны принять за образцы?» [2].
Представляется, что главным в личности судьи является нравственное начало, человеческое достоинство судьи, через которое сам судья становится уважаемым, при том, что уважает человеческое достоинство каждого, с кем общается.
Если обратиться к ч. 2 ст. 118, то становится ясно, что в Российской Федерации судебная власть осуществляется в определенных формах, и в том числе посредством конституционного судопроизводства. С учетом того, что реализация и защита прав и свобод человека и гражданина является основной и значимой задачей всех судебных органов государства, нельзя не отметить роль и значение в решении поставленных задач Конституционного суда РФ, который вправе рассматривать жалобы на нарушения конституционных прав личности всех видов. При этом стоит отдельно отметить деятельность, значение и роль в деле защиты прав человека Конституционных (уставных) судов субъектов РФ, которые созданы еще не во всех регионах, но там где созданы, не всегда эффективно и значимо проявляют себя. Данное положение дела никоим образом не обеспечивает равенство защиты прав и свобод личности в различных субъектах РФ, так как не гарантирует повсеместный режим конституционной законности в силу наличия или отсутствия конституционной юстиции в субъекте. Более того, созданные в субъектах органы конституционной юстиции могли бы существенно облегчить нагрузку по рассмотрению потока жалоб от граждан о нарушении их конституционных прав и свобод на Конституционный суд России и внести значительный вклад в защиту прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации в целом.
Что касается мировых судей, то в России этот институт имеет длительную и противоречивую историю, начиная с 1862 г., когда были опубликованы «Основные положения преобразования судебной части в России». Современный институт мировых судей, которые являются элементом или звеном единой судебной системы РФ, несомненно, претерпел достаточные изменения, но по-прежнему рассматривает несложные административные, гражданские и уголовные дела и по сути должен быть ми-
118
ровым правосудием, максимально приближенным к населению, чего не произошло на практике.
Не вызывает сомнения тот факт, что деятельность современного мирового судьи по защите прав и свобод личности прежде всего зависит от объема его полномочий, поскольку отправление правосудия направлено на защиту прав, свобод и законных интересов личности, а также контроль за законностью и обоснованностью решений и действий органов местного самоуправления, должностных лиц, затрагивающих права и свободы человека и гражданина. Анализируя законодательство и материалы судебной статистики, можно сделать вывод о том, что мировые судьи имеют значительный объем полномочий для защиты прав личности, при том, что немаловажным является компетенция и профессионализм самого судьи, и объем его нагрузки. И опять мы вынуждены указать на правосознание и порядочность мирового судьи, так как на заседании Квалификационной коллегии судей это один человек, а в кабинете мирового судьи — другой. Хочется верить в то, что именно мировые судьи в силу непосредственной близости с населением, смогут обеспечить доступ граждан к правосудию и реальную защиту прав и свобод личности в государстве.
Так что же надо сделать, чтобы судебная система в целом хотела и могла защитить живого человека, когда нарушаются его права, свободы и законные интересы? Прежде всего необходимо создание реального механизма реализации контрольных полномочий как парламентом, так и общественностью за деятельностью судейского корпуса. И здесь уместно назвать Федеральный закон № 212 от 21 июля 2014 г. «Об основах общественного контроля в Российской Федерации», который предусматривает контроль за органами государственной власти в том числе. Важно, чтобы контроль не стал формальным. Вероятно, следует крайне внимательно и объективно решать кадровые вопросы и по отношению к судьям и по отношению к контролерам. Вместе с тем следует обратить внимание отсутствие научных изысканий по вопросу выяснения неэффективного контроля за деятельностью различного рода организаций, органов и чиновников в плане защиты прав и законных интересов человека и гражданина.
Применительно к современному состоянию деятельности судебной системы государства по повышению эффективности, значимости и необходимости ее для каждого человека, следует рассматривать проблему компетенции и ответственности должностных лиц на всех уровнях и во всех ветвях не только судебной, но и исполнительной, законодательной властей и местного самоуправления в том числе, при этом следует обозначить сфе-
119
ру ответственности высших должностных лиц, особенно в субъектах Российской Федерации, и конкретизировать роль и место самого населения. Добиться подлинной легитимности судебной власти в России без участия представителей общества на всех этапах отправления правосудия, пожалуй, не представляется возможным. Необходимо не закрываться судам от населения, а постоянно, совершенствуя судопроизводство, обеспечивать прозрачность судебной системы и одновременно независимость судей при вынесении судебного решения. Что касается конфликта интересов, то судьи обязаны предусматривать и разрешать их заранее, обеспечить прозрачность процедуры назначения на должность судьи и после поступления материалов в Управление Президента Р Ф с тем, чтобы на завершающем этапе не было воздействия на чиновников аппарата управления. Нужно приложить все усилия к тому, чтобы внутри самого судейского сообщества была создана надежная система собственной профилактики правонарушений и неотвратимого жестокого наказания некоторых судей, особенно за вынесение заведомо неправосудного решения.
В заключение хотелось бы отметить, что только около 50% принимаемых судами решений в определенной степени исполняется на местах, иногда не исполняются решения даже Европейского суда по правам человека, а значит крайне необходимо создание современной и реальной системы мероприятий по неукоснительному исполнению судебных решений, а также информационной доступной системы совместно с Федеральной службой судебных приставов.
Список литературы
1. Вороненков Д. Н. Фемида без повязки. НПО «Типография Москва», 2013. — С. 155.
2. Грибоедов А. С. Монолог Чацкого «А судьи кто?» в «Горе от ума». -URL: sobiratelzvezd. ru/a-sudi-kto/.
3. Дроздова А. М. Социально-философские проблемы легитимации власти: дис. … канд. филос. наук. — Ставрополь, 1998. — С. 16.
4. Дроздова А. М., Комаров С. А. Легитимация и ответственность власти во взаимоотношениях государства и личности (социально-философские и правовые аспекты): моногр. — 2-е изд. — СПб.: Изд-во Юрид. ин-та, 2011. — С. 147.
5. Каверин С. Б. Потребность власти. — М., 1991. — С. 16−17.
6. Чичерин Б. Н. Курс государственной науки: в 3 т. — М., тип. т-ва И. Н. Кушнерев и Ко, 1894. — Т. 1. — Кн. 4. — Гл. 3. Судебная власть.
120

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой