Звуковые повторы как структурно-организующий элемент немецкого вольного стиха

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81'- 42 + 811. 112. 2
ЗВУКОВЫЕ ПОВТОРЫ КАК СТРУКТУРНО-ОРГАНИЗУЮЩИЙ ЭЛЕМЕНТ НЕМЕЦКОГО ВОЛЬНОГО СТИХА
Дреева Д. М., Чайко Н. Н.
ФГБОУ «Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова», Владикавказ, е-mail: Dshanetta@mail. ru- n. tchaiko@yandex. ru
Предметом рассмотрения в статье является звуковая структура поэтического текста. В ней предпринимается попытка продемонстрировать функциональный потенциал звуковых повторов в вольном стихе, отличительной особенностью которого является отсутствие в нем одного из главных признаков стихотворной формы речи, а именно — равного количества стоп в строке. На материале трагедии И. В. Гете «Фауст» анализируются эвфоническая, текстосвязующая и ритмообразующая функции в немецком вольном стихе. В результате проведенного исследования делается вывод о том, что отсутствие равностопности в подобном типе стиха компенсируется звуковыми однообразиями как на уровне гласных, так и согласных фонем, создающими особый ритм стихотворения и поддерживающими его стиховой статус. Звуковые повторы в вольном стихе выступают в качестве структурно-организационного элемента стихотворного текста, обеспечивающего его единство, цельность и непрерывность.
Ключевые слова: звуковая структура, поэтический текст, структурный элемент, звуковые повторы, вольный стих, эвфония, текстовая связность, ритмообразующая функция
SOUND REPETITIONS AS A STRUCTURE ORGANIZING ELEMENT OF THE
GERMAN FREE VERSE
Dreeva D.M., Chaiko N.N.
K.L. Khetagurov North-Ossetian State University, Vladikavkaz, e-mail: Dshanetta@mail. ru- n. tchaiko@yandex. ru
The subject of the article is the sound structure of a poetic text. It attempts to demonstrate the functional potential of sound repetitions in a free verse, the distinguishing feature of which is the lack of one of the main features of the poetic forms of speech — namely, an equal number of stacks in a line. On the material of the tragedy by J.W. von Goethe «Faust» the euphonical function, the text binding function and the rhythm-organizing function in the German free verse are analyzed. The study concludes that the absence of equal stacks in a similar type of verse is compensated by sonic monotony at both vowels and consonants, to create a special rhythm of the poem and to support its verse status. Sound repetitions in a free verse act as structure organizing elements of the poetic text, ensuring its unity, integrity and continuity.
Keywords: sound structure, a poetic text, a structural element, sound repetitions, a free verse, euphony, textual coherence, rhythm-organizing function
Звуковая структура поэтического текста — область поэтики, традиционно привлекающая внимание ученых и представляющая интерес не только для стиховедов и теоретиков литературы, но и для лингвистов, поэтому звуковое оформление стихотворных произведений имеет довольно давнюю традицию исследования. Как правило, звуки изучаются с точки зрения создаваемого ими эвфонического эффекта в поэтическом тексте. Однако ученые-стиховеды, в частности, Ю. М. Лотман, указывают и на совершенно иное качество звуковых повторов, а именно — на их структурно-образующую функцию в стихотворном тексте, подчеркивая, что намеренное «сгущение в употреблении того или иного элемента делает его заметным, структурно активным» [6, с. 63].
В настоящей статье предпринимается попытка проанализировать особенности звуковой организации вольного стиха и на примере отрывков из трагедии И. В. Гете «Фауст» продемонстрировать функ-
циональный потенциал звуковых повторов в стихе, отличительной особенностью которого является отсутствие в нем одного из главных признаков стихотворной формы речи, а именно — равного количества стоп в строке.
Таким образом, в предлагаемой ставится задача проанализировать звуковые переклички, как на уровне гласных, так и согласных фонем, с точки зрения выполнения ими эвфонической, текстосвязующей (интегрирующей), а также ритмообразую-щей функции в немецком вольном стихе. Материалом для исследования послужили отдельные части гениальной трагедии И.В. гете «Фауст», написанные так называемым вольным стихом, т. е. стихом, лишенным равносложности и, тем самым, равностоп-ности [7, с. 83].
Необходимо заметить, что применительно к немецкому стихосложению о некоторой «вольности» стиха можно было впервые говорить в связи с выходом в свет в 1627 году оперы «Дафна». В речитати-
160
¦ PHILOLOGICAL SCIENCES ¦
вах к этому произведению, написанному теоретиком немецкоязычного поэтического искусства Мартином Опитцом, используются так называемые «мадригалы», т. е. стихи, впервые появившиеся в XVI веке и исполнявшиеся в итальянских хоровых песнопениях. Однако свобода в стихе-мадригале касалась лишь длины ритмических рядов (стихотворных строк), которые могли иметь, в отличие от классического силлабо-тонического стиха, различное количество стоп [см. об этом: З, с. 112].
Примечательно, что такая форма стиха в XVIII веке в России именовалась вольным ямбом, или вольным (свободным) стихом. Позднее в русском стиховедении и, соответственно, в терминологии стали различать понятия: вольный стих и свободный стих, при этом под вольным стихом понималась неурегулированная последовательность строк одного метра, но разных стопностей, а под свободным стихом — последовательность строк, не имеющих метра и обычно нерифмованных. Во французской терминологии оба этих понятия смешиваются в обозначении «vers libre» — «верлибр» [см.: 2, с. 64].
В немецком стиховедении для обозначения вольного стиха используется словосочетание «freie Verse» — свободные (вольные) стихи, а для свободного стиха — «freie Rhythmen» — свободные ритмы. Французский термин «vers libre» — «верлибр» употребляется в качестве синонима к «freie Verse» [8, с. 18З].
Таким образом, длина стихового ряда в вольном стихе не предопределялась метрическими рамками. Однако подобные стихи имели, тем не менее, строгое членение на стопы. Как правило, это были стихи со строгим, регулярным чередованием ударных и безударных слогов (т.е. альтернацией повышения и понижения тона). Сторонником и страстным защитником подобного построения немецкой стихотворной речи, в соответствии с акцентным характером немецкого языка (в противовес чередованию долгих и кратких слогов, используемому в романских языках), и выступал Мартин Опитц.
Позднее, в XVIII веке, такие, непредсказуемые по количеству стоп, свободные стихи заимствуются и из французской поэзии и используются в качестве образца немецкими поэтами-просветителями Кристианом Геллертом и Кристофом Вилан-дом. Вместе с формой стихов заимствуется и французское название: vers libre — freie Verse — свободные стихи. Подобные стихи (с обязательным наличием в них рифмы) встречаются и в драмах того времени, например в «Катарине из Грузии» Андреаса Грифиуса (1657) [З, с. 11З]:
Ewigkeit
O die Ihr auff der kummerreichen Welt Verschenkt mit Weh und Ach / und durren Todtenbeinen
Mich sucht wo alles bricht und fallt/ Wo sich Eur ichts / in nichts verkehrt / und eure Lust
In herbes Weinen! [Цит. по: 3, с. 113].
Именно такими стихами написаны отдельные части трагедии И. В. Гете «Фауст», послужившие материалом для практического анализа в настоящем исследовании. Например:
Wie kommt das schone Kastchen hier herein?
Ich schloss doch ganz gewiss den Schrein. Es ist doch wunderbar! Was mag wohl drinne sein?
Vielleicht brachts jemand als ein Pfand, Und meine Mutter lieh darauf. Da hangt ein Schlusselchen am Band, Ich denke wohl, ich mach es auf. [9, S. 94]
Итак, в немецком стихосложении под верлибром (свободным стихом) понимается вольный стих, то есть стих, свободный от равностопности, от метрической предопределенности, в котором, тем не менее, присутствуют такие признаки стихотворной речи, как чередование ударных и безударных слогов и рифма.
Приступая к анализу фонологической организации «Фауста» И. В. Гете, заметим, что звуковая структура немецкого вольного стиха до сих пор не подвергалась тщательному анализу вообще, а тем более — с точки зрения функционирования в нем звуковых повторов в качестве средств создания эвфонии и — тем более — в качестве текстообра-зующих и ритмообразующих средств.
Как было указано выше, в «Фаусте» И. В. Гете использует так называемые мадригалы, которые придают данному произведению характерную особенность. Поэтому стих-мадригал часто называют «фаустовским стихом». Как правило, количество слогов с повышением тона (Hebungen) в таких стихах варьирует между 4 и 6, например: Was sucht ihr machtig und gelind, Ihr Himmelstone, mich im Staube? Klingt dort umher, wo weiche Menschen sind.
Die Botschaft hor ich wohl, allein mir fehlt der Glaube,
Das Wunder ist des Glaubens liebstes Kind.
Zu jenen Spharen wag ich nicht zu streben, Woher die holde Nachricht tont- Und doch, an diesen Klang von Jugend auf gewohnt,
INTERNATIONAL JOURNAL OF APPLIED AND FUNDAMENTAL RESEARCH № 1, 2015
Ruft er auch jetzt zuruck mich in das Leben. [9, S. 29]
Приведенный фрагмент наглядно иллюстрирует связующую функцию звуковых повторов в анализируемом типе стиха. Примечательно при этом, что в первых четырех строках наблюдается «сгущение в употреблении» (Ю.М. Лотман) губно-губного носового согласного [m], в последующих четырех строках с частотностью 1:1 повторяется щелевой звонкий согласный звук [v], выраженный графемой «w», в заключительной строке вновь появляется звук [m], подкрепляя таким образом когезийную связность между элементами всего отрывка [см. об этом также: 4, с. 257].
Анализ фактического материала, проведенный на основе классификации О. Брика [1], показал, что звуковые однообразия довольно часто встречаются в вольном стихе, поддерживая теряющуюся в нем в связи с отказом от равностопности ритмичность. Рассмотрим следующий пример: Und rate nun dir kurz und gut Dergleichen gleichfalls anzulegen. [9, S. 59]. & quot-
Первая строка приведенного двустишия иллюстрирует частотное употребление гласного звука заднего ряда верхнего подъема [и]. Подобное, ограниченное с точки зрения возможных звуковых комбинаций сочетание гласных (в данном случае — чередование открытого огубленного краткого гласного [и] и закрытого долгого огубленного гласного [и: ]) в определенных синтаксических единицах называется «вокальной гармонией», или ассонансом [см.: 10, с. 68]. Вторая строка подчиняется «консонантной гармонии» [5, с. 42]: она содержит аллитерацию — многократный двухзвучный повтор заднеязычного смычного шумного звонкого согласного звука [g] и переднеязычного щелевого бокового (латерального) сонорного согласного звука [1]. Повтор звуков [g] и [l] в словах dergleichen, gleichfalls, anzulegen следует отнести, с нашей точки зрения, к благозвучным повторам. Сочетание ассонанса (в первом стихе) и аллитерации (во втором) в условиях узкого контекста, т. е. в пределах двух стихотворных строк, придает цитируемым строкам необыкновенную стройность и музыкальность. Рассмотрим еще один пример: Als festlich hoher Gru? dem Morgen zugebracht. [9, S. 38].
Данная строка содержит хиастический двухзвучный звуковой повтор. Смычный заднеязычный шумный звонкий согласный звук [g] и дрожащий увулярный согласный звук [г] повторяются в словах: Gru?,
Morgen. Если воспользоваться предложенным О. Бриком принципом обозначения повторяющихся звуков, т. е. обозначать звуковые повторы буквами (символами) А, В, С и т. д., то формулу двухзвучного повтора согласных звуков в анализируемой строке можно изобразить следующим образом: АВ — ВА. Следует заметить, что простые двухзвучные повторы встречаются в трагедии «Фауст» намного чаще многократных двухзвучных звуковых повторов, поскольку это самый простой вид повтора.
Приведем для иллюстрации еще один фргмент из анализируемого произведения:
Wandle ihn, du unendlicher Geist!
Wandle den Wurm wieder in seine Hundsgestalt,
wie er sich oft nachtlicher Weise gefiel…
[9, S. 142].
На фоне «сквозной», пронизывающей все три строки, многократной аллитерации щелевого звонкого согласного звука [v], выраженного графемой «w», в вышеприведенном примере очевиден также многократный трехзвучный повтор в словах: wandle, unendlicher, Hundsgestalt смычного носового сонанта [n], звонкого смычно-взрывного [d] и переднеязычного щелевого бокового сонорного согласного звука [l] в первой и второй строках. Таким образом, оба повтора, усиливая действие друг друга, обеспечивают текстовую связность всего отрывка.
В результате статистического анализа фактического материала выявлена обратно пропорциональная зависимость частотности употребления звуковых повторов от количества повторяемых в них звуков: чем многозвучнее повтор, тем менее он употребим в вольном стихе.
Как выяснилось, степень благозвучности «фаустовского» стиха невысока, поскольку повторы благозвучных и неблагозвучных звуков представлены в трагедии «Фауст» примерно одинаково. Таким образом, проведенное исследование позволяет заключить, что функция создания звуковыми повторами благозвучия (эвфонии) поэтического текста не является в вольном стихе ярко выраженной, а потому доминирующей.
Гораздо более четко прослеживается в ходе анализа звуковой структуры трагедии И. В. Гете «Фауст» текстосвязующая функция звуковых повторов. Встречаясь в анализируемом произведении в самых различных видах и вариантах, в пределах одной стихотворной строки и выходя за ее пределы, в рамках двух, четырех и более стихотворных строк, звуковые повторы
162
¦ PHILOLOGICAL SCIENCES ¦
способствуют более тесному объединению частей поэтического произведения.
Таким образом, проведенное исследование позволяет заключить, что звуковые повторы выступают в стихотворном тексте в роли структурно-организующего звена, обеспечивающего смысловую и структурную спаянность поэтического текста. Звуковые повторы, встречаясь во всем своем многообразии в трагедии И. В. Гете «Фауст» в пределах одной стихотворной строки и выходя за ее пределы, охватывая четыре и более строки, способствуют более тесному объединению стихотворного произведения и обеспечивают смысловую и структурную спаянность поэтического текста.
Как явствует из таблицы, проведенный статистический анализ фактического материала обнаружил следующую закономерность: частотность употребления звуковых повторов в вольном стихе обратно противоположна количеству повторяемых звуков в составе звукового повтора, т. е. чем многозвучнее повтор, тем менее он употребим в вольном стихе. Таким образом, наиболее употребимым в вольном стихе является двухзвучный повтор, что вполне объяснимо: данный вид повтора является самым простым по сравнению с трехзвучными и четырехзвучными повторами.
Итак, как свидетельствует проведенное исследование, звуковые повторы в немецком вольном стихе выступают в качестве структурно-организационного элемента стихотворного текста, обеспечивающего его единство, цельность и непрерывность. Таким образом, звуковые повторы обладают не только эстетической (эвфонической), в данном случае — не столько эвфонической функцией, сколько интегрирующей и ритмо-образующей. Они создают основу вольного стиха, удерживая ускользающую вследствие отсутствия равностопности ритмичность.
На основании результатов представленного анализа эмпирического материала можно утверждать, что связующая функция звуковых повторов в вольном стихе реализуется благодаря повторяемости
Анализ фактического материала свидетельствует, что звуковые повторы действительно являются тем добавочным, укрепляющим вольный стих, поддерживающим его ритмичность фактором, о котором пишет Л. И. Тимофеев [7, с. 89]. Благодаря звуковым однообразиям, выражающимся в повторении гласных и сонорных согласных звуков, достигается определенная степень благозвучности стихотворного текста. Что касается соотнесенности двух-, трех- и че-тырехзвучных звуковых повторов с общим количеством обнаруженных в ходе анализа трагедии «Фауст» звуковых однообразий, то эти данные иллюстрирует нижеследующая таблица.
большого количества разных фонем. Звуковые повторы вносят в структуру стиха особую упорядоченность и становятся тем компенсирующим фактором, который стремится укрепить вольный стих и поддержать ритмичность поэтического текста, лишенного равного количества стоп в строке.
Список литературы
1. Брик О. М. Звуковые повторы II Поэтика. Сборники по теории поэтического языка. — Пг., 1919. — С. 58−98.
2. Гаспаров М. Л. Очерк истории русского стиха. Метрика. Ритмика. Рифма. Строфика. — М.: Фортуна Лимитед, 2000. — 352 с.
3. Дреева Дж.М. Немецкий свободный стих II Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики: Межвуз. сб. науч. тр. — Вып. 3. — Владикавказ, 2002. — С. 111−121.
4. Дреева Дж.М. Немецкие свободные ритмы — стихи «на грани с прозой»? Факторы риска и «закон компенсации» в стихе II Вестник СОГУ. Общественные науки. — 2013 а. -№ 4. — С. 255−259.
5. Дреева Д. М. Фонологическая организация свободных ритмов как проявление «закона компенсации» в стихе II Германистика в современном научном пространстве: Традиционные и новые аспекты изучения германских и славянских языков: Межвуз. сб. науч. статей. — Краснодар: КубГУ, 2013. — С. 40−46.
6. Лотман Ю. М. Анализ поэтического текста. Структура стиха. — Л.: Просвещение, ЛО, 1972. — 272 с.
7. Тимофеев Л. И. Вольный стих 18 века II Ars Poetica. Сборник статей I Под ред. М. А. Петровского и Б. И. Ярко. -М.: Гос. Акад. худож. наук, 1928. — С. 73−115.
8. Arndt E. Deutsche verskehre. — Ein Abriss der 10. Auflage. — Berlin, 1968. — 257 S.
9. Goethe J.W. Faust. — 1. Teil. — Leipzig:, 1976. — 159 S.
10. Oomen U. Linguistische Grundlagen poetischer Texte. — Tubingen: Niemeyer, 1973. — 132 S.
Произведение Звуковые повторы Кол-во страниц Кол-во звуковых повторов (всего)
двухзвуч-ные треххзвуч-ные четырехзвуч-ные
«Фауст» И. В. Гете 36 15 3 75 54
INTERNATIONAL JOURNAL OF APPLIED AND FUNDAMENTAL RESEARCH № 1, 2015

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой