Социальные функции государства в контексте национальных проектов: региональный аспект

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОВРЕМЕННОЕ РОССИЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО
Д. Н. Фартуков,
соискатель Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского
СОЦИАЛЬНЫЕ ФУНКЦИИ ГОСУДАРСТВА В КОНТЕКСТЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ ПРОЕКТОВ: РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ
началом рыночных преобразований в России реализация социальных функций рассматривалась в качестве элемента общей экономической стратегии страны. Предполагалось сочетать либеральный подход, постепенно освобождающий государство от роли распорядителя экономическими и социальными процессами, с использованием задела, который был создан прежней системой. Однако, по существу, первостепенное внимание уделялось экономическим преобразованиям, а доминирующими при реализации социальных функций в переходный период оказались «пожарные меры» в отношении отдельных слоев населения (шахтеры, учителя, военные, инвалиды) при консервации системы социальной защиты на уровне денежно-компенсационных механизмов. Просчеты в определении общей стратегии развития и недооценка социальной составляющей реформ привели к ряду негативных последствий, качественно снизивших уровень жизни большей части населения России. Стало ясно, что дальнейшее игнорирование государством выполнения социальных функций при сложном административном построении России без централизованного управления сверху невозможно. Это лишь приведет к дальнейшему обособлению регионов. В то же время государственный бюджет после форсированной приватизации, в результате которой в течение 1992−1999 гг. Россия получила 9 млрд 250 млн долл., что, к примеру, на 2,1 млрд долл., или в 1,6 раза, меньше, чем доход, полученный Венгрией, где государственная собственность была намного меньше российской [1, с. 46−47], в полном объеме не мог взять на себя даже минимальную поддержку выполнения социальных функций, гарантированных Основным Законом страны.
Выход виделся в том, чтобы на конституционном уровне провозгласить Рос-
сию демократическим, правовым социальным государством, а также разграничить предметы ведения между Федерацией и ее субъектами, наложив на последних круг обязанностей в социальной сфере. Но, провозгласив передачу многих социальных функций из центра в регионы, государство не обеспечило для этого необходимой законодательной базы, не определило достаточно четко источники средств для их практической реализации. Такая социально-политическая ситуация поставила вопрос о разделении обязанностей и полномочий в процессе перераспределения социальных функций, разграничении объема их выполнения между федеральными и региональными властями, а также между государством с одной стороны и неправительственными организациями и частными лицами — с другой.
На основе этих изменений и разразился конфликт в высших эшелонах власти: когда реформистское крыло Российского правительства стало бороться с традиционалистами в парламенте и в самом правительстве. Оно также оказалось в конфликте с региональными элитами и выборными региональными органами власти. При этом серьезные разногласия развернулись в отношении двух базовых элементов экономической трансформации: стабилизации и либерализации цен. Многие регионы оказались неспособными взять на себя «новый» круг обязанностей, а другие — просто не желали этого делать, так как во всех неудачах привычнее было обвинять государство. Стоит ли удивляться, что не всем хотелось гласности при принятии решений, особенно если они связаны с бюджетом, а также скорейшим переходом к цивилизованному рынку.
Сегодня региональный уровень формирования и реализации социальных функций привлекает к себе самое пристальное внимание, поскольку призван использовать имеющиеся ресурсы для достижения таких важных стратегических задач, как наиболее полное обеспечение социальных гарантий и повышение уровня жизни каждого российского гражданина.
В последние годы наблюдается определенный поворот государства к реализации социальных функций. Особое внимание сегодня уделяется такой проблеме, как недопущение необратимой территориальной дезинтеграции государства. Главным интересом каждого региона является блокирование возможности распада социальной сферы, сбалансированность социальных, экономических и иных отношений, обеспечение на этой основе стабильного и согласованного развития всех элементов локализованной социальной сферы, соответствующей потребностям человека, общества и природы. При этом подразумевается, что кроме общеэкономического и общесоциального потенциала есть мощный внутрирегиональный потенциал, который можно реализовать исключительно на местном уровне. Это, пожалуй, одна из основных задач региональной политики и государства, и регионов. Так, в конце 2005 г. правительство объявило о реализации четырех национальных проектов, которые должны совершить «прорыв» в медицине, образовании, строительстве доступного жилья и сельском хозяйстве. Основную ответственность за их реализацию предполагалось возложить на субъекты Российской Федерации, предусматривая выделение на эти цели региональных финансовых ресурсов, а в случае их недостатка — помощь из федеральных источников.
По данным социологических опросов объявленная Правительством Р Ф реализация данных национальных проектов вызвала настороженность у значительной части россиян. Как справедливо отмечает В. В. Петухов, «сегодня у многих людей присутствует ощущение, что объявленные социальные программы означают не что иное, как перекладывание бремени ответственности за их решение на самих граждан, причем в тех сферах и областях, где россияне особо рассчитывают на государство… Причем полагаются не просто на государство, а на структуры федеральной власти, поскольку понимают, что перенесение центра тяжести реализации многих социальных программ в регионы, подавляющее большинство из которых являются дотационными, означает своеобразную и хорошо известную по 90-м годам форму „сброса социалки“» [2, с. 23−24]. Кроме того, многие эксперты отмечают, что предусмотренных расходов и федеральных компенсаций для региональных и местных бюджетов недостаточно, частные же структуры не могут быстро «переварить» такой огромный сектор для приложения капитала.
Особое место в реализации социальных функций государства, на наш взгляд, принадлежит механизму правового регулирования взаимодействия бюджетноналоговых систем на федеральном и региональном уровнях. В соответствии со ст. 133 Бюджетного кодекса РФ в составе федерального бюджета образуется Федеральный фонд компенсаций в целях предоставления субвенций на исполнение социальных обязательств субъектов РФ. Методика их распределения утверждается Правительством Р Ф на основе требований Бюджетного кодекса [3]. Важнейшие количественные пропорции такого «дележа» бюджета можно увидеть в принимаемых ежегодно законах Российской Федерации о бюджете на очередной финансовый год, что служит ярким обоснованием неравноправия субъектов в возможности реализации приоритетных направлений деятельности государства. Так, например, из федерального фонда финансовой поддержки на Москву и Саратовскую область на 2006 г. (2007 г.) было выделено: на софинансирование социальных расходов: г. Москва — 862 832 (309 743) тыс. руб., Саратовская область — 329 638 (361 784) тыс. руб.- на оплату жилищнокоммунальных услуг отдельным категориям граждан: г. Москва — 527 5363 (5 088 646) тыс. руб., Саратовская область — 879 585 (907 274) тыс. руб. [4, 5].
Данное сравнение приведено не случайно, так как в Саратовской области наблюдается острый дефицит бюджета, хотя она не самая бедная. Поэтому осенью 2006 г. депутаты Саратовской городской Думы составили губернатору П. Ипатову письмо, в котором вновь подняли вопрос о необходимости увеличения бюджетной составляющей областного центра на 2007 г., так как средств на реализацию социальных программ в Саратове недостаточно. В нем они акцентировали внимание на том, что при подготовке нового бюджета законодатели сознательно занизили потребности областного центра почти на 3 млрд руб. При этом такое занижение бюджета происходит на протяжении десяти лет, в связи с чем Саратов постепенно деградирует, сдавая позиции губернского города [6].
Как сообщил сопредседатель согласительной комиссии Л. Писной, общий объем расходов областного бюджета на 2007 г. запланирован в размере 27 млрд руб. Это на 16% выше аналогичного периода. Проектом бюджета предусмотре-
но увеличение финансирования ряда областных целевых программ. Так, на целевую программу «Обеспечение населения Саратовской области доступным жильем и развитие жилищного строительства на 2005−2010 гг.» предусмотрено 260,6 млн руб., что в 8 раз больше, чем в бюджете 2006 г. [7]. Данные цифры невольно наводят на вопрос: как бюджет по сравнению с предыдущим годом вырос всего на 16%, а запланированные расходы на указанные программы от 50 до 220%? Здесь уместно предположить только одно: деньги сэкономлены на других статьях расходов бюджета области, касающихся социальной сферы.
В последние годы в России все большую тревогу вызывает рост неблагоприятных тенденций в состоянии здоровья населения. Потеря здоровья является для населения страны наиболее важным, актуальным страхом, поскольку в первую очередь может привести к застойной бедности. Как показывают социологические исследования, основным фактом, влияющим на него, выступает экология [8, с. 7], состояние которой в Саратовской области вызывает особую озабоченность. К примеру, Саратов с 2004 г. находится в так называемом «приоритетном списке» — перечне городов с наибольшим средним уровнем загрязнения атмосферы. Так, 88% сточных вод сбрасывается неочищенными или недостаточно очищенными, большинство свалок до сих пор не имеют проектов обустройства [9]. Между тем областное правительство образовало целое направление в прессе по демонстрации «ярких» проявлений в реализации национальных проектов в области. При этом основная ставка сделана на «современное здравоохранение» (строительство больниц и спортивных комплексов) и оставлены без внимания существующие в городе проблемы окружающей среды. Здесь уже не является секретом то, что строительство таких объектов напрямую связано с областным бюджетом, которое может с лихвой оправдать все необоснованные его расходы.
Особое направление реализации социальных функций занимает и другая не менее важная государственная программа — обеспечение населения доступным жильем. Начальные итоги ее проведения в Саратовской области позволяют констатировать, что сегодня данная программа не решает поставленных перед ней задач. Так, в числе основных проблем, затрудняющих эффективную работу проекта, можно отметить то, что популярность ипотеки и отдание застройщиками предпочтений строительству жилья в так называемых элитных районах приводят к значительным повышениям цен на жилье. Поэтому, как справедливо отмечает директор Института социологии РАН М. К. Горшков, «реализуемая ныне жилищная политика ориентирована на решение жилищных проблем наиболее благополучных россиян… Но доля тех, кто хочет и способен решить свою жилищную проблему с помощью ипотеки, составляет не более 8% населения» [10, с. 7].
В современном мире, ориентирующемся на знания, главным фактором производства и запросов национальной экономики выступает необходимость эффективного развития образовательной сферы. К тому же высшее образование выступает в качестве важнейшей социокультурной нормы и относительно доступным и легальным каналом вертикальной мобильности населения. Эта социальная система требует только необходимых материальных затрат от госу-
дарства для повышения качества образования и совсем не предполагает каких-либо инновационных реформ в ней. Сегодня проводимое ее реформирование Правительством Р Ф в рамках приоритетных национальных проектов выглядит по крайней мере абсурдно. Например, введение ЕГЭ не может в массовом масштабе открыть доступ в вузы способной молодежи из малообеспеченных семей. Ведь поступление в образовательные учреждения практически напрямую стало зависеть от материального положения человека. В то же время переход от «классической» формы системы высшего образования к двухступенчатой с увеличением доли платного обучения вообще ставит вопрос о возможности получения такого образования большей частью населения России. Поэтому представляется необходимым отметить, что данные преобразования будут способствовать лишь повышению социальной напряженности в регионах. Единственным позитивным моментом этой реформы выступает повышение, хотя и незначительное, заработной платы учителям.
Впрочем, подводить итоги реализации национальных проектов пока преждевременно. Очевидно, если не будет положительных изменений, россиян постигнет очередное разочарование, которое лишь усилит негативное отношение к местным властям.
Безусловно, начатая государством реализация национальных проектов действительно направлена на решение важных социальных проблем. Однако различная степень отношения руководителей субъектов РФ, а порой и просто нехватка средств в большинстве случаев затрудняют их реализацию на уровне региона. Данное обстоятельство требует решения двух взаимосвязанных вопросов: 1) по каким принципам должна быть распределена между разноуровневыми органами власти и управления ответственность за осуществление расходов на реализацию социальных программ- 2) каким образом необходимо распределить источники доходов для покрытия указанных расходов.
Изложенное позволяет сделать вывод, что Российское государство может стабильно функционировать и развиваться только при наличии реальной политики реализации социальных функций, выражающей согласованные интересы в сфере федеративных отношений и реализующей эти интересы с помощью правовых и ресурсообеспечивающих механизмов.
Таким образом, рассмотренные проблемы реализации социальных функций государства на региональном уровне дают основание заключить, что Правительством Российской Федерации принято недостаточно мер для исправления ситуации в социальной сфере, в связи с чем реализация социальных функций должна рассматриваться не только как одно из приоритетных направлений в деятельности государства, а в первую очередь как составная часть национальной безопасности.
Библиографический список
1. Социальная политика: Ориентир — новый средний класс [Текст] // Общественные науки и современность. — 2006. — № 4. — С. 46−47.
2. Петухов, В. В. От монетизации льгот к национальным проектам [Текст] / В. В. Петухов // Социс. — 2006. — № 12. — С. 23−24.
3. Бюджетный кодекс РФ [Текст]. — М., 2002. — С. 74.
4. Федеральный закон от 26 декабря 2005 г. № 189-ФЗ «О Федеральном бюджете на 2006 г.» [Текст] // Парламентская газета. — 2006. — N° 4/5. — 16 янв.
5. Федеральный закон от 19 декабря 2006 г. № 238-Ф3 «О Федеральном бюджете на 2007 г.» [Текст] // СЗ РФ. — 2006. — № 52 (ч. 2). — Ст. 5602.
6. Алексеев, Н. Обобрали горожан? [Текст] / Н. Алексеев // СОВФАКС. — 2006. — 24 нояб.
7. Каневская, Л. Бюджет по осени считают [Текст] / Л. Каневская // СОВФАКС. — 2006. -24 нояб.
8. Волкова, М. Б. Современные детерминанты здравоохранительного поведения в России [Текст] / М. Б. Волкова, Н. И. Кузнецов. — Саратов, 2004.
9. Перепеченов, С. И снова о наболевшем [Текст] / С. Перепеченов // СОВФАКС. — 2006. -10 нояб.
10. Горшков, М. К. Социальная ситуация в России в фокусе общественного мнения [Текст] / М. К. Горшков // Социс. — 2006. — № 12.
A.B. Семенова,
преподаватель Поволжской академии государственной службы им. П.А. Столыпина
СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В РОССИИ
I I ачало массовой миграции на территорию Российской Федерации приходится на 1990-е годы. Государство в тот период было не готово к регулированию потоков миграции. Резкий переход к политике «открытых дверей» в условиях не подготовленной к широкомасштабным миграционным потокам законодательной базы, системы исполнительной власти, кадрового потенциала, оснащения границ привел к тому, что государство, по существу, утратило контроль над процессами миграции. Сыграли свою роль также внутренняя социальная напряженность, имевшая место в Северо-Кавказском регионе, изменение общей конъюнктуры на рынке труда. Таким образом, Россия вступила в третье тысячелетие, не имея концептуально обоснованной государственной миграционной политики и законодательства, позволяющих соблюдать права беженцев, вынужденных переселенцев и других категорий мигрантов.
В настоящее время миграция (трансграничная и внутренняя) достигла исторически уникального уровня, формируя особую модель глобализации, включающую в себя относительно свободное передвижение людей, денег и товаров. Будучи одним из проявлений процесса глобализации, миграция в целом оказывает позитивное влияние на социально-экономическое и политическое развитие государств, способствует интеграции международного сообщества, культурному сближению народов, развитию производительных сил. Вместе с тем, если миграционные процессы носят неуправляемый характер, уровень обеспе-

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой