Этнический фактор в современном политическом развитии России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 316: 39:3231 ББК 60. 545.1 С 89
Сулейманова Ш. С. Этнический фактор в современном политическом развитии России
(Рецензирована)
Аннотация:
В статье анализируется роль этнического фактора в современном российском политическом процессе- рассматриваются причины возникновения кризисных ситуаций в постсоветский период. Обобщается опыт государственного строительства в регионах России- исследуются теоретические вопросы, связанные с государственным федеративным развитием, а также выявляются проблемы и пути их решения на примере Чеченской республики.
Ключевые слова:
Этнос, этничность, этнический конфликт, нация, политика, национальная политика, этнополитический процесс.
Suleimanova Sh.S. The ethnic factor in modern political development of Russia
Abstract:
An analysis is undertaken to study the role of the ethnic factor in the Russian modern political process. The author examines the reasons of the origin of crisis situations in the post-Soviet period. Experience in the state construction in regions of Russia is generalized- the theoretical questions related to the state federal development are investigated, as well as problems and ways of their decision are revealed using an example of the Chechen Republic.
Key words:
Ethnos, ethnicity, the ethnic conflict, the nation, a policy, a national policy, ethnic-politic process.
В современных условиях активизируется процесс переосмысления традиционных и освоения новых методологических подходов в области этносферы. Возрастающее внимание к этническому фактору заметно в мире с конца XX века. Именно этот фактор весьма существенным образом влияет сегодня на характер и направление развития происходящих в нашем обществе отнюдь не простых процессов, сопровождаемых социальными потрясениями и драматическими событиями. Поэтому важно переосмысление этнополитических процессов, поскольку выявление конструктивного потенциала этнического фактора связано с разными культурными и цивилизационными ценностями в нашей стране и в мире.
Среди политических констант особое место занимают те, что связаны с этническим разделением населения. Известно, что главными субъектами политики выступают государства. Но вместе с тем надо заметить, что их существование во многом представляется этническими параметрами. Именно этим вызван интерес к осмыслению роли и значения этнических факторов в политических процессах.
Этнизация политики — явление, характерное для многих стран современного мира. Суть его состоит в том, что этническое становится активным политическим фактором и средством политики. Этнизация политики осуществляется в различных формах и направлениях. Во-первых, территориальные границы проводятся так, чтобы обеспечить максимальную этническую гомогенность. Во-вторых, в практической политике права отдельных граждан, обусловленные их статусом, определяются на основе их этнической принадлежности. В-третьих, этнические вопросы зачастую превалируют над любыми другими. Иными словами, этнизация политики выражается в том, что этническое становится одним из главных факторов, определяющих политику государств. В связи с этим можно утверждать, что политика любого полиэтнического государства не бывает этнически нейтральной.
Надо заметить, что современная наука накопила немалый опыт проведения исследований в этой области. Анализируя обозначившиеся позиции, отметим, что широко известными стали утверждения о необходимости, во-первых, научно обоснованного управления этнополитическими процессами и, во-вторых, анализа конкретных социальнополитических процессов в каждом из российских регионов, выявления специфических региональных закономерностей и проблем.
Общеизвестно, что противоречивому понятию «этнические различия» трудно дать точное определение и невозможно делать относительно него какие-либо обобщения. В разных обстоятельствах группы людей идентифицируют себя с этническими общностями посредством различных комбинаций таких маркеров, как язык, цвет кожи, религия, место обитания, история, традиции, и — особенно — мифология. Что смущает, так это отсутствие последовательности в отнесении этих маркеров к этническим различиям.
Явление, которое и в научной, и в популярной литературе носит название «этнического конфликта», обычно подразумевает не только то, что конфликтующие стороны принадлежат к разным этническим группам, но и то, что именно этнические различия определяют весь конфликт.
Ошибка состоит не в том, что этнические различия рассматриваются как основа социального разделения и, следовательно, как фоновая причина, а в том, что без внимания остается, собственно, то, как эти разногласия приводят к вооруженным столкновениям. Многочисленные исследования показывают, что факт этнических различий часто фигурирует в конфликтах, и люди нередко принимают их за фундаментальную причину противостояния. Это важно, но не главное, страны с этнически пестрым населением не обязательно больше других склонны к вооруженному конфликту. Это дает нам право предположить, что даже в тех вооруженных конфликтах, участники которых явно принадлежат к различным этническим группам, одной этничности в качестве причины конфликта недостаточно. Важную роль в возникновении конфликта играют экономические условия и политическая система. Таким образом, имеет смысл рассмотреть наряду с этничностью и другие фоновые предпосылки конфликтов.
Следующий аспект, на котором мы заострим внимание, это политическая мобилизация. Поскольку этничность часто является центральным компонентом в групповой идентичности и является главной составляющей разных предрассудков, то политические лидеры легко используют ее как материал для мобилизации, особенно во времена, когда общество сотрясают крупные социально-экономические перемены.
Социальная нестабильность, которой «дали волю» неукротимые исторические процессы, не только создает условия для напряженной борьбы за власть между различными частями социальной и политической элиты страны. Она также отнимает чувство уверенности и определенности у огромного числа людей, оказывая разрушительное, ускользающее от понимания воздействие на их жизни. Ощущение принадлежности к своей группе в такие времена становится опорой для многих простых людей, подчас единственным ориентиром, помогающим им разобраться в происходящем. Таким образом, в любом конфликте, возникающем на фоне широкомасштабных социальных изменений и дестабилизации, политические лидеры, без сомнения, получат поддержку своих избирателей, если представят свою позицию как борьбу за национальную идентичность, гордость и справедливость.
Подводя итог этим аргументам, подчеркнем, что причиной вооруженных конфликтов является не неоднородность этнического состава, а связанная с этим фактом политика. Опасность лежит в смешивании этнических различий и политической лояльности, в политизировании этнических идентичностей.
Распад СССР обусловил возникновение сложных проблем во взаимоотношениях между российскими народами. Со всей остротой встал вопрос о целостности Российского государства, которому пророчат распад на множество мелких самостоятельных государств, находящихся в состоянии экономической и политической междоусобицы. Не
последнее место в этой проблеме, если не первое, занимает Кавказ. Ключевым же вопросом межнациональных отношений на Кавказе становится национальный конфликт.
Среди самых крупных территориальных конфликтов, имевших место в последние годы XX века на Кавказе, можно выделить конфликт вокруг Нагорного Карабаха и осетино-ингушский. Оба эти конфликта не являются локальными, а имеют существенное геополитическое значение. В апреле 1991 года Верховным Советом СССР был принят Закон «О реабилитации репрессированных народов». После вступления Закона в силу началась эскалация территориальных притязаний со стороны бывших автономий. Между Ингушетией и Северной Осетией вспыхнул конфликт. Главная причина трагедии заключалась в том, что депутаты впопыхах «забыли» закрепить в законе механизм его реализации, процедуру определения административных единиц (и их границ).
Вторая причина конфликтов заключается в том, что этнический конфликт представляет собой эффективный способ отвода социального взрыва в русло межэтнической борьбы.
Третья причина — борьба этносов за материальные ресурсы, среди которых важнейшими являются земля и ее недра. В случае возникновения подобной проблемы каждая из конфликтующих сторон стремится обосновать свое «естественное» право на использование земли и природных ресурсов. Поэтому можно предположить, что в том обществе, где складываются предпосылки для различного рода экономических, социально-политических противостояний и конфликтов, особенно связанных с перераспределением власти и ресурсов, неизбежно возникнут социально-этнические конфликты.
Никто не отрицает, что у репрессированных народов Кавказа накопилось много проблем. Кумыки пытаются создать внутри Дагестана республику Кумыкстан. Лезгины на съезде лезгинского народа в 1991 году провозгласили создание самостоятельной республики Лезгистан. Земли, на которых живут лезгины независимого государства Азербайджан, должны войти, по планам некоторых руководителей, в республику Лезгистан. Но это может стать второй Южной Осетией, но в более жестокой форме. Немало проблем накопилось у татов, табасаранцев, ногайцев, цахуров, агулов, лакцев и других коренных народов Дагестана. Почти все они требуют восстановления исторической справедливости.
Наиболее ярким проявлением межнационального конфликта на сегодняшний день является Чечня. Истоками войны в Чечне являются «дефекты» политического мышления. В связи с распадом советской политической системы, социалистической экономики, противоречивым процессом перехода к рыночным, экономическим отношениям, сокращением производства российское общество испытывает колоссальные трудности социально-экономического характера. В Чеченской Республике, как в субъекте единого федеративного государства, эти проблемы приобрели особый, тяжелый характер.
Обратимся к результатам Всесоюзной переписи населения 1989 года, которые в главных чертах характеризуют итоги национальной политики советского периода развития. В этом плане предполагается рассмотреть в общих чертах образовательный и кадровый аспекты национальной политики в указанном периоде. Характерной особенностью этих данных являются крайне низкие показатели, которые свидетельствуют о значительном отставании чеченского народа от других народов Российской Федерации и бывшего Советского Союза по уровню образования, подготовке кадров.
Итак, по данным на 1989 год в Чеченской Республике в указанных сферах, населению были свойственны следующие характеристики:
• Самый высокий показатель среди автономных республик и автономных областей России по численности лиц, не имевших полного и неполного среднего образования.
• Одно из самых последних мест среди коренных и наиболее многочисленных национальностей России и последнее место в Северо-Кавказском регионе по удельному весу лиц с высшим образованием.
• Самый низкий среди народов автономных республик бывшего Советского Союза удельный вес научных работников. Один из самых низких показателей по занятости умственным трудом.
• Самая высокая детская (младенческая) смертность, уровень которой в 2,2 раза выше среднего уровня по Российской Федерации на тот период (сравн.: коэффициент младенческой смертности детей чеченской национальности — 39,3 — средний коэффициент по России — 17,7).
На наш взгляд, эти факторы сыграли определенную роль в тех процессах, которые происходили на территории Чеченской Республики в 1991 — 1999 годах.
Как известно, Россия в лице своих политических лидеров выступила одним из инициаторов распада СССР, что привело к межнациональным конфликтам, среди которых следует отметить проблему контроля над распределением энергоресурсов, равно как и потоков распродажи вооружения бывшей Советской Армии. Не последнее место среди причин политической нестабильности в Чечне занимает депортация 1944 года.
Другой острый вопрос — проблема русского населения, проживающего в национальных республиках. Русское население покидало тысячами национальные республики, где возникали конфликты. Существует также проблема русских казаков, которые первыми подверглись массовому выселению (с лета 1918 года по 1921 год).
Часть русских казаков, подвергаясь угрозам, была вынуждена покинуть свои родные места на Тереке, опасаясь за своих детей. Эти угрозы создавали обстановку межнациональной розни и имели цель подготовить кровавые столкновения на Северном Кавказе.
Сегодня нет более важной задачи, чем выработка путей и форм разрешении межнациональных конфликтов. Наиболее действенными из них являются:
— своевременная и объективная оценка конфликтных ситуаций и умение анализировать возможности для предотвращения вооруженных столкновений-
— концентрация внимания российских и республиканских властей применительно к чрезвычайной обстановке-
— принятие продуманных, действенных законов Российской Федерации и суверенных республик, а также четкие механизмы их реализации по решению актуальных экономических, межнациональных и социально-религиозных вопросов-
— продуманная разъяснительная работа среди конфликтующих сторон-
— объективная, правдивая информация по существу проблемы-
— аргументированное разоблачение средствами массовой информации, органами власти проявления шовинизма, национализма и национал-сепаратизма-
— необходимо также отказаться от попыток революционных переустройств общества и идти, как и все человечество, постепенным, эволюционным путем-
— ни при каких обстоятельствах не менять никакие линии границ, даже если эти границы кажутся кому-то (или являются) произвольными и несправедливыми. Нужно не ломать границы, а приспосабливаться к ним в новых условиях.
Исследуя проблемы «российской нации», Р. Г. Абдулатипов фиксирует ситуацию, когда «над людьми и целыми общностями довлеет масса разочарований, которые связаны с потерей их сущности» [1]. На этом фоне, с одной стороны, происходит абсолютизация и гипертрофирование этнонациональных начал, противопоставляя их многонациональному российскому народу. А, с другой стороны, происходит отречение, убегание «от всего родового, этнического, этнонационального начала, рассматривая это как патриархальную отсталость и идентифицируя себя „только с гражданской, политической нацией“ [1].
Каждая из этих тенденций, взятая изолированно друг от друга, представляет собой крайности. Каждый человек имеет свои этнические корни, знание которых позволяет ему
разобраться в собственной идентичности, определить свое место в мире этнокультурного и этнополитического многообразия. Точно также каждый этнос, интеллектуальная его часть определенно, также пытается ответить на вопросы: кем был данный этнос в прошлом, кем стал сегодня и что станет с ним в будущем. При таком анализе принципиально важно не останавливаться на бытии только своего этноса, игнорируя его многообразные взаимоотношения с бытием других этносов, в ходе которых происходит взаимообогащение, развитие.
В современной отечественной этнологии обозначилось направление, взявшее на себя миссию отрицания объективного существования этносов, наций, считая их чуть не логическими конструктами, созданными исследователями. В одной из своих работ „Реквием по этносу“ В. А. Тишков пишет: „Все известные попытки разделить по объективным критериям этнические общности на нации, народности, этнические и племенные группы фактически мало продуктивны“ [2]. В. А. Тишков придерживается точки зрения, присущей западной этнологии, согласно которой „нация есть продукт идеологии национализма“ и она возникает, когда „группа влиятельных людей решает, что именно так должно быть“ [2].
Еще большую проблему, чем в употреблении понятия „нация“, В. А. Тишков видит в употреблении таких производных от нее, как „национальные отношения“, „национальные интересы народов“, „национальные школы“, „национальные характеры“ и т. п. Считая „нацию“ тоталитарной категорией, известный ученый заявляет, что уход от нее „поможет понять лучше природу человеческих коалиций, их культурных различий и политических конфигураций“ [2]. Подводя итог своим рассуждениям, ученый призывает „забыть о нациях во имя народов, государств и культур, даже если будущие исследователи подвергнут сомнению и эти последние дефиниции“ [2]. На основе подобных призывов нации не могут быть забыты, поскольку они являются не только логическими абстракциями, но и объективными этнополитическими процессами развития. Очевидно, что этносы, нации все еще „живы“ и исполнять по ним реквием все-таки рановато.
Приведенная выше позиция А. В. Тишкова основывается на отрицании объективного существования этнонаций, полагая, что они искусственно созданные мыслительные конструкции в период существования советской тоталитарной системы. Трудно отрицать, что сталинский подход к интерпретации понятия „нация“ должен оставаться неизменным и непоколебимым. Но нельзя не признать и то, что становление исторической общности, в том числе и нации, имеет длительную историю, объективные закономерности своего формирования, которые вряд ли сводятся только лишь к одним играм мыслительных конструкций.
Любая историческая общность (племя, народность, нация) базируется на неких общих исторических родоплеменных признаках [3], кроме того, она базируется и на иноплеменных основаниях. А также на таких социокультурных факторах, как язык, территория, самосознание, экономика. Каждый этнос в своем историческом и политическом становлении проделал длительный путь, исчисляющийся тысячелетиями. И на этом пути он израсходовал колоссальную энергию, демонстрировал героизм, испытывал горечь поражения, отражал нашествия, преодолевал конфликты, разрушения и стремился в будущее. Без анализа этих процессов трудно разобраться в сущности этноса.
Каждый этнос — это совокупность людей, осознающих себя как таковую, отличая себя от других аналогичных общностей, что выражается в этническом самосознании, психологии, культуре, истории.
История чеченцев, одного из самых крупных этносов на Северном Кавказе, также сопряжена с экономическими, политическими и культурными достижениями, а также трагедиями, ставившими их на грань физического выживания. Чаще всего эти трагедии связаны с тем, что чеченцы отстаивали свою независимость и свободу, стремились к политическому самоопределению, формированию собственного государства.
Р. Г. Абдулатипов справедливо отмечает, что „этнос и государство — общности взаимосвязанные и взаимообусловленные“, нации-этносы поодиночке или, объединившись, формируют государство» [3]. Одни народы, более многочисленные, обладающие природными, материальными, экономическими, политическими и культурными ресурсами, успешно справляются с этой задачей. А для других народов, такая задача оказывается неразрешимой.
Тезис о полной независимости Чечни — обман и миф, рассчитанные на невежественных людей. В современном взаимосвязанном, взаимозависимом, интегрированном мире существование полностью независимых государств невозможно. Более того, если говорить о жизненных интересах чеченского народа, то он как никто другой заинтересован в сохранении единого с Россией политического, правового, экономического и культурного пространства. Реальность такова, что Россия в Чечне, а Чечня в России и жить им вместе. Политика (политики), не учитывающая это обстоятельство, рискует оказаться несостоятельной.
В чеченских событиях отразились противоречивые социально-экономические и политические процессы. С одной стороны, исторически обоснованное стремление чеченского народа к самоопределению, с другой — борьба социальных низов за равенство и социальную справедливость. Трагедия Чечни состоит в том, что на волне общедемократического и национального движения к власти прорвалась маргинальная квазиэлита. В результате под флагом идеи национального возрождения, суверенитета был совершен очередной передел власти и собственности в корпоративных интересах. Но как часто бывает в незрелом обществе, свергнув ненавистную власть коммунистической номенклатуры, восставшие социальные низы вскоре стали жертвой новой власти -диктатуры мафиозной — клановой постсоветской квазиэлиты, национальной по форме, антинародной, по сути. Таков итог так называемой «чеченской революции» — социальной по сути, национальной по форме.
Таким образом, чеченский кризис был порожден самыми разнородными явлениями, которые, как в фокусе, сошлись в нужном месте и в нужное время. Но самое печальное состоит в том, что чеченские национал — радикалы вольно или невольно дали себя втянуть в заговор против собственного народа.
Среди причин стратегического характера наиболее важной была и остается заинтересованность в конфликте геополитических соперников России. С ликвидацией СССР цель «холодной» войны была достигнута не вполне. Российская Федерация — это тот же СССР, только уменьшенный. Потенциал восстановления Союза, пока сохраняется это ядро, весьма велик. С точки зрения геополитических целей «холодной» войны, это ядро империи также должно быть расчленено. Идеологи «холодной» войны никогда и не скрывали, что расчленение России должно продолжаться. Чеченский кризис с его возможными перспективами развития напряженности на Кавказе был исключительно важным узлом, находящимся в центре внимания геополитических соперников. Именно поэтому столь внушительной оказалась поддержка российских правозащитников со стороны Запада.
Полиэтническое и поликонфессиональное российское общество может выработать практические и эффективные механизмы самозащиты от разрушительных тенденций. Одним из важнейших направлений, несомненно, должна быть работа по конструктивному влиянию на информационное пространство, учитывая, что здесь имеются серьезные проблемы. Национальная политика Российской Федерации предполагает принятие комплекса мер, направленных против СМИ, политика которых имеет явно выраженный ксенофобский, антинациональный характер, разжигает межнациональную рознь.
Особо следует рассмотреть вопрос об античеченской пропаганде, широко распространившейся в государственных и частных СМИ Российской Федерации. По поводу разжигания агрессивной ксенофобии в России официально выступил В. В. Путин, который тепло приветствовал участников Всероссийского Азербайджанского конгресса,
проходившего 19 октября 2004 года в Москве. Он заявил, что разжигание национальной и религиозной вражды, расизма, бытового национализма встретят самый решительный отпор со стороны государства. Одновременно он призвал к тесному сотрудничеству общественность, которая, по его словам, должна сама проявлять инициативу и решать те актуальные проблемы, которые не может или не успевает решить власть. Публично и откровенно им были признаны те ошибки в области национальной политики и межнациональных отношений, на которые все время указывали специалисты.
Новый этап развития Чеченской Республики связан с тем, что она является полноправным субъектом в составе Российской Федерации, что предполагает осуществление нового уровня взаимоотношений. Органам власти Чеченской Республики и федеральному центру предстоит осуществить специальные меры по решению проблем вынужденных переселенцев, упреждению и мирному разрешению межэтнических и внутриэтнических конфликтов, а также решительно противодействовать любым формам проявления национализма, этноцентризма, посягательства на целостность Российской Федерации и Чеченской Республики.
Важно отметить, что в XXI веке с усложнением мира и ростом глобализационных процессов, возрастающим количеством региональных конфликтов происходит трансформация всего мирового порядка в целом. Анализ политических процессов показывает, насколько велика роль этнического фактора в формировании модели общественного развития любого государства, в том числе и России. По мнению ученых, актуальность проблемы определяется остротой межэтнической и межнациональной ситуации в современном мире.
Каждый новый виток истории привносит неповторимое своеобразие в картину существующей действительности. События последних лет обнажили наличие сложных проблем, доставшихся от исторического прошлого и возникших в настоящий период. Быстро меняющаяся политическая реальность затронула все стороны жизнедеятельности общества, в том числе и сферу межнациональных отношений. В условиях возросшего национального самосознания большинство идеологических, политических, культурных вопросов приобрели этническую окраску.
Необходимо отметить, что повышение роли этноса в системе политических отношений, несоответствие между возможностями этносов как самостоятельных субъектов и сдерживающей этот процесс политической системой обострили противоречия между этническими и социальными компонентами общества. Относительная самостоятельность социально-экономического бытия и этнического развития, обострение противоречий повлекли за собой распад СССР и в ряде случаев — возникновение конфликтов.
Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что необходимость обращения к анализу этнизации политики диктуется противоречивой ситуацией в стране и требует пересмотра многих теоретических и практических положений в этой сфере. Заметим, что национальные отношения включают широкий спектр связей и интересов. Отличительной чертой нынешнего века является то, что социальные компоненты этнокультурной сферы находятся в динамичном состоянии. В то время, как традиции и стереотипы поведения меняются значительно медленнее. Все это вызывает необходимость усиления внимания к анализу этнических проблем современного этапа развития общества. Недооценка этих факторов, недостаточная теоретическая разработанность компонентов в анализе этноса и реального проявления этнических черт в межэтнических отношениях являются одной из причин сложившейся ситуации в стране.
Примечания:
1. Абдулатипов Р. Г. Российская нация (этносоциальная и гражданская идентичность россиян в современных условиях). М., 2005. С. 25.
2. Тишков В. А. Реквием по этносу. М., 2003. С. 168, 171.
3. Абдулатипов Р. Г. Национальный вопрос и государственное устройство России. М., 2000. С. 3.
References:
1. Abdulatipov R.G. Russian nation (ethnic social and civil identity of Russians in modem conditions. M. 2005. P. 25.
2. Tishkov V.A. Requiem for ethnos. M. 2003. P. 168, 171.
3 Abdulatipov R.G. National question and a state system of Russia. M., 2000. P. 3−4.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой