Ареальная специфика лексики в Никарагуа

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОЛОГИЯ И КУЛЬТУРА. PHILOLOGY AND CULTURE. 2015. № 1(39)
УДК 811. 134. 2
АРЕАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА ЛЕКСИКИ В НИКАРАГУА
© К.А. Гайфутдинова
В статье рассматривается актуальная языковая ситуация в Никарагуа, дается краткая историческая справка, описывается языковая политика страны. Характеризуются индейские языки, повлиявшие на формирование никарагуанского национального варианта испанского языка. Приводятся примеры заимствований из индейских языков. Дается классификация семантических групп индихениз-мов. Рассматриваются некоторые различия между никарагуанским и пиренейским вариантами испанского языка на лексическом и морфологическом уровнях.
Ключевые слова: испанский язык, национальный вариант, языковая политика, Никарагуа, индейские языки, заимствования, индихенизм.
Для Латинской Америки в целом характерна поляризованная языковая ситуация. Официальным языком является испанский язык, однако наряду с ним в каждой стране существует множество автохтонных (индейских) языков, имеющих различный социальный статус. Как правило, количество носителей большинства этих языков насчитывает всего несколько тысяч, сотен или даже десятков человек. Многие индейские языки, бывшие в употреблении ранее, уже вымерли, и процесс этот необратим. Большинство говорящих использует индейские языки в качестве второго языка наряду с испанским. Для выяснения экстралингвистических факторов, повлиявших на формирование языковой ситуации в Никарагуа, дадим краткий обзор биосферы указанной страны.
Никарагуа (исп. Republica de Nicaragua), самая большая среди стран Центральной Америки с общей площадью в 129 494 км2, граничит с Гондурасом на севере и с Коста-Рикой на юге.
Территория Никарагуа разделена горной цепью, простирающейся с севера на юг. На западе она представлена вулканическими плодородными почвами и сухим тропическим лесом. На востоке земли менее плодородны, здесь выпадает большее количество осадков, это зона влажного тропического леса. Географически и исторически две области были противопоставлены друг другу, что не могло не отразиться и на языковой обстановке в стране.
На западном побережье в доколумбовый период были распространены месоамериканские языки (науатль, чоротега, субтиава), тогда как на восточном — чибчанские (мисумальпа, рама-вото). Языком миссионеров на западном побережье служил испанский язык, а на восточном -английский. В настоящее время подавляющее большинство жителей западного побережья говорит на испанском языке, тогда как на востоке
сохранились индейские языки мискито, сумо, рама и креольский [1: 7].
Карибское побережье было удалено от таких крупных городов, как Гранада, Леон и Манагуа, и вследствие этого менее заселено, что послужило причиной сохранения на его территории той этнолингвистической обстановки, с которой столкнулись первые испанские колонизаторы, прибывшие в Никарагуа в XVI веке.
С самого начала испанская колонизация шла в обход восточных территорий, стремясь завоевать плодородные земли на западном побережье страны. Процесс испанизации населения проходил тем же путем. Британская империя, напротив, на протяжении всего колониального периода проявляла интерес к восточному побережью и не оставляла попыток захватить ее вплоть до признания независимости региона в XIX столетии.
Политическое объединение современного Никарагуа происходило постепенно и завершилось только к 1894 году. На тот момент Карибское побережье состояло из проживающих на ней этнических групп индейцев, сохранивших свои автохтонные языки, и потомков африканских рабов, говоривших на креольском языке на базе английского.
С начала политического объединения коренное население Никарагуа угнеталось и притеснялось местным правительством, состоявшим из испаноязычного населения, которое воспринималось на Карибском побережье как чужое и враждебное, по крайней мере в колониальный период.
Первые попытки изучения индейских языков были связаны с проектами колонизации данного региона и предприняты комиссией Феллехнера (Fellechner, Muller y Hesse (1845)) [1: 9], которая посетила Никарагуа и Гондурас в 1844 году с целью создания немецкой колонии. Впоследствии были опубликованы краткие описания индейских языков, основанные на лингвокультурологиче-
ских исследованиях данного региона, выполненных Уолтером Леманном (Walter Lehmann) (1910 г. и 1920 г.) и Эдвардом Конземиусом (Edward Konzemius) (1929 г.) [1: 9].
Однако лучшие работы, описывающие индейские языки, принадлежат миссионерам (первую из них осуществил Хендерсон (Henderson) в 1846 году) [1: 9]. В частности, большой вклад в развитие изучения индейских языков внесли моравские миссионеры, проводившие христианизацию населения в 1845 году. Среди них можно выделить Джорджа Рейнке Хелса, который представил как систематическое описание грамматики мискито (Health 1927), его лексического состава (Healthand Marx, 1961), так и грамматические наброски языка сумо (Health, 1913) [1: 9].
За исключением некоторых работ, например, словаря мискито Хелса и Маркса, изданного в Тегусигальпе в 1961 году, и трехъязычного словаря разговорного мискито Адольфо Воган Вон-нана (AdolfoVaughanWannan), разработанного усилиями миссионеров-капуцинов и опубликованного в 1959 году Национальной типографией Никарагуа, большинство лингвистических работ миссионеров было посвящено прозелитам или международному образовательному обществу, но не индейцам.
Лишь начиная с Сандинистской революции 1979 года появилось осознание необходимости изучения индейских языков, которые до сих пор распространены на территории страны. Данная необходимость была обусловлена, с одной стороны, стремлением наладить общение между правительством и местными жителями, не все из которых владели испанским языком, а с другой стороны, требованиями индейских организаций разработать двуязычные образовательные программы, поскольку в сообществе мискито дети школьного возраста при поступлении в школу не говорили по-испански. Но не всегда взаимоотношения между правительством и индейскими сообществами были гладкими. Во время революции 1979−1990гг. недопонимание выросло в вооруженный конфликт между потомками африканских переселенцев и индейцами с одной стороны и сандинистским фронтом национального освобождения с другой [1: 9]. Результатом стали переговоры, где революционеры признали законность территориальных и культурных притязаний индейцев и потомков африканских переселенцев на северное и южное побережье. Это привело к автономному статусу национальных общин, сохраняющемуся до настоящего времени. В 1993 году Национальной Ассамблеей Никарагуа был принят Закон об официальном статусе языков национальных общин атлантического по-
бережья страны (Leyde Uso Oficial de las Lenguas de las Comunidades de laCosta Atlantica de Nicaragua), по которому индейские языки (мискито, сумо, гарифуна, рама и креольский) получают статус официального наравне с испанским [1: 9].
В настоящее время население страны представлено, кроме этнических никарагуанцев, различными индейскими народами семьи макро-чибча, а также ямайцами и антильянос. Никарагуанцы являются потомками испанских переселенцев XVI—XX вв., смешавшихся с аборигенами-индейцами (мискито, сумо, рама и др.) и с африканскими переселенцами. Метисы составляют 68−75% всего населения- 10−17% - это креолы и европейцы. Они в основном сосредоточены на западе страны. Другие 10% населения -это мулаты и самбо, так называемые «антильянос», представители англоязычных групп Малых Антильских островов, они сконцентрированы на Москитовом берегу. Численность коренных индейцев Никарагуа неуклонно уменьшается. Если в 1825 году они составляли 40% жителей, то к 2007 году их доля упала до 5%. Индейцы мискито живут по побережью Карибского моря- сумо и ульва — к западу и северу от них. Южнее сумо живут индейцы рама. Отдельные группы индейцев (шинка, матагальпа, гарифуна — смешанная индейско-негритянская группа) обитают в западных районах страны. Остальные группы индейцев, кроме своих родных, владеют также вест-индийским диалектом английского языка, который также распространен среди африканского населения на востоке страны [2].
В настоящее время в Никарагуа распространены следующие языки: гарифуна, манге, мата-гальпа, маянгна, мискито, никарагуанский креольский, рама, субтиава, ульва [3].
Гарифуна (известен также как язык черных карибов, карибский, карибский центральноамериканский, гарифуна). Число говорящих на гарифуна в Никарагуа составляет 1500 человек, которые проживают в основном на северном побережье, имеется также изолированная этническая группа на южно-атлантическом побережье, в деревне Ориноко. Гарифуна представлен двумя диалектами, восточным и западным. Восточный диалект распространен в Гондурасе и Никарагуа, западный — в Гватемале и Белизе. Для 1−5% жителей является родным, для 5−15% - вторым языком. На языке гарифуна транслируются радиопрограммы, издаются словари и грамматические пособия.
Маянгна (известен также как суму, северный сумо, сумо, сумо тавака). В Никарагуа на нем говорят в области между Рио-Гранде-де-
Матагальпа на североатлантическом побережье Никарагуа, в долинах рек Васпук и Бамбана, в провинции Санто-Томас-де-Умбра, в верхнем течении реки Вава. Общее число носителей его в Никарагуа составляет 8000 человек. Данный язык относится к мисумальпской языковой семье, которая, возможно, родственна чибчанской языковой семье (в чибчанскую семью входит язык рама, также распространенный в Никара-г-уа).
Примечательно, что термин «мисумальпская (ш18иша1ра) языковая семья» был создан лингвистами, соединившими первые слоги названий трех ее языков — «мискито» (ш18к11н), «сумо» (зиши) и «матагальпа» (mataga1pa)и добавившими в виде окончания последние два слога названия «матагальпа» (mataga1pa) [3].
Язык маянгна, или северный сумо, имеет три диалекта: панамака и туака в Никарагуа и тавака, распространенный в Гондурасе. Носители языков маянгна и ульва (южный сумо) не понимают друг друга. Народность маянгна не признает за своим языком название «сумо» (8иши), так как это слово имеет уничижительный оттенок в языке мискито. В последнее время носители языка маянгна, особенно в гондурасской общине, все чаще начинают использовать и язык мискито. Кроме того, большинство маянгна также владеет и испанским.
Мискито (известен также как мискиту, миц-кито, москито). Территория распространения языка мискито — начиная с верховьев реки Коко у границы с Гондурасом, далее по северу центральной части страны у подножья Кордильер-Исабелья и заканчивая мысом Грасиа-а-Диос. Число носителей составляет 154 тысячи человек. Представлен диалектами баймуна (бальдам, бай-мунана), кабо, гондурасским мискито (мам), тау-ира, уанки.
Никарагуанский креольский английский
(известный также как креольский английский побережья Мискито) распространен в южноатлантическом регионе, регионе Блуфилдс, на острове Рама Кай, в Жемчужной лагуне, областях Принсаполька, ПуэртоКабесас и на островах Корн-Айленд. Число говорящих — 30 тысяч. Является родным для креольцев и вторым для большинства гарифунцев, мискито и рама. Имеет два диалекта: креольский английский Блуфилдса и креольский английский Рама Кай.
Рама. Число никарагуанцев, владеющих рама как первым языком — 24- этническая группа состоит из 900 человек, таким образом, остальные используют его как второй язык наряду с никарагуанским креольским английским. Распространен на острове Рама Кай и в радиусе 30 миль
от него. Этот язык относится к чибчанской языковой семье. Используется в быту наряду с никарагуанским креольским английским. На языке рама изданы словари и грамматические пособия.
Ульва (известный как улуа, вулва) распространен на южно-атлантическом побережье, в деревне Каравала. Число носителей — 350 человек. Относится к мисумальпской семье.
Также на территории Никарагуа зафиксировано три индейских языка, ныне мертвых. Это манге (известен как чоротега, монимбо). Этническая группа насчитывает 10 тысяч человек. В языке обнаружены некоторые черты, присущие языкам доколониального индейского периода. Матагальпа (известен также как пантасмас). Этническая группа насчитывает 18 тысяч человек. Был распространен в центре страны, в департаментах Матагальпа и Хинотега, в муниципалитетах Матагальпа, Сан-Рамон, Сан-Дионисио, Себако и Сан-Исидро. В упомянутых выше департаментах использовался наряду с испанским. Матагальпа относился к мисумальпской языковой семье. Субтиава — мертвый индейский язык, принадлежавший ото-мангской семье. Был распространен на равнинах близ Леона и на Тихоокеанском побережье.
Интересен тот факт, что официальное число носителей автохтонных языков возросло в период революции в Никарагуа в 1980-х годах, когда происходила борьба за лингвистические права этнических групп. В результате политических изменений возросло официальное число носителей языка мискито, слившихся с неграми, чей язык смешался с диалектами испанского и английского языков- индейцев рама, хотя ранее считалось, что их осталось только трое- носителей новых языков суму и улва, до этого утверждавших, что говорят на языке мискито [1: 9].
Как не было единства языка среди индейских племен, которые встретились еще испанским конкистадорам, поскольку все они принадлежали разным языковым семьям, так и по сей день Карибское побережье продолжают заселять многочисленные этнические группы индейцев, каждая из которых владеет своим уникальным языком. Приведем некоторые примеры слов, имеющих разные варианты в индейских языках. «Вода» (по-испански & quot-agua"-) на языке науатль — «atl», на мискито — «li», на манге — «mimbu», на субтиава — «lia», на суму — «guas». «Язык» (по-испански «lengua») на языке науатль -«nenepilli», на мискито — «tuisa», на манге -«nbelu», на субтиава — «tuhu», на суму — «girijui» [4: 68].
Как известно, в различных национальных вариантах происходят семантические изменения,
которые могут как придать лишь незначительный смыслоразличительный оттенок, так и радикально поменять оригинальное значение слова. Некоторые из так называемых «никарагуаниз-мов» используются также жителями других стран Центральной Америки и Мексики и могут быть классифицированы как «центроамерика-низмы», другие являются чертой исключительно никарагуанской. Так, например, в Никарагуа частотно употребление слова fellura вместо fealdad (уродство1), flaquencia вместо flacura (худоба), oscurana вместо oscuridad (темнота), aguadencia вместо blandura (мягкость), temblido вместо temblor (дрожь), helazon вместо frio (холод), dejazon вместо dejadez (небрежность), pegazon вместо apego (привязанность), averiguata вместо verificacion (проверка), corrompcion вместо corrupcion (разрушение), matacinga вместо matanza (убийство), humazon вместо humaredo (облако дыма) [5].
Говоря о морфологических отличиях никарагуанского варианта испанского языка, следует отметить классификацию суффиксов, данную М. А. Кесада Пачеко (M.A. Quesada Pacheco) [6: 108].
Суффикс -ada обозначает определенную манеру поведения (например, chanchada — выходка, проделка- fanaticada — любительский) — также с помощью этого суффикса образуются названия праздников, на которых подают определенное блюдо: atolada (где подают атоле, маисовый напиток) — cocacolada (где подают кока-колу).
Суффикс -azon определяет частоту или интенсивность какого-либо действия (apretazon -нажатие).
Суффиксом -dera обозначается многократное действие (habladera — человек, который много говорит- comedera — человек, который много ест).
Суффикс -era/-ero передает избыток чего-либо (culebrero — избыток змей- cucarachero -избыток тараканов, zopilotera — избыток ауры).
Также исследователем отмечено злоупотребление уменьшительными и увеличительными суффиксами [6: 108]. Например, уменьшительным суффиксом -ito (puertita — дверка, pueblito -городок, fiestita — праздничек), кроме этого, он употребляется в прилагательных и наречиях (ahorita omahora — сейчас, nadita omnada — никогда) и увеличительными -udo (peludo — волосатый) — -on (mujeron от mujer — женщина) — -azo (tipazo — отличная фигура).
В никарагуанском варианте испанского языка наблюдается замена значений испанских наре-
1 Здесь и далее перевод наш. — К.Г.
чий. Например, ahora (исп. сейчас) употребляется в значении «сегодня», ahorita — «сейчас», ahoritita — «прямо сейчас», correcto употребляется в значении «хорошо, согласен», enseguida (исп. сию секунду) приобрело значение «позже" — наречие lejos (исп. далеко) заменяется наречием largo (исп. широко), наречие rapido (исп. быстро)
— наречием ligero (исп. легко), unpoco (исп. немного) употребляется вместо mucho (много), bien (хорошо) — вместо muy (очень): biencontento
— очень довольный) [6: 108].
Любопытно, что ряд никарагуанизмов был создан благодаря живому воображению никарагуанцев. Как правило, это сложносоставные слова, содержащие в себе название животного, с которым проводится сравнение. Они могут обозначать людей, части тела, растения, инструменты и многое другое. Так, например, colegallo — это емкость с горючим или зарядное устройство, colemico — ожидание чего-либо, colevaca — неверный или незваный, colepato — задняя часть автобуса, carnevaca — хорошо продаваемая вещь, carnetora — жадный, cueretigre — застенчивый человек, carepalo — определенная форма лица, patechancho — инструмент для выдергивания гвоздей, patelora — кривоногий, pategallina — деревенский табурет, patecacho — ноги в форме рогов, sangregallo — разновидность растения, manoepunche — маленькая и толстая рука, mamachanchona — толстая женщина, ganadobravo — паразит [4: 68].
Многие никарагуанизмы возникли в результате смешения испанского и индейских языков. Данные заимствования можно условно разделить на следующие семантические группы:
1) еда и приготовление пищи: nacatamal -накатамаль (пирог из кукурузной муки с острой мясной начинкой [7: 436]- yoltamal — йолтамаль (пирог из кукурузы и сыра) [7: 599]) —
2) религиозная терминология: ahuizote — колдовство, порча, сглаз [7: 26]-
3) характеристика человека: encachimbado -рассвирепевший, обозленный [7: 295]- najo -гнусавый [7: 441]- nango — толстяк [7: 442]- tayacan — заводила, верховод [7: 554]-
4) выражение чувств и эмоций: encachimbamiento — злость, бешенство [7: 295]- encachimbarse — выходить из себя, злиться, свирепеть [7: 295]-
5) названия животных и их характеристика: teguan — леопард [7: 555]- nagual — любимец, неразлучный спутник (о животном) [7: 436]- nambi
— намби (распространенная кличка собаки) [7: 437]-
6) названия растений: sacuanjoche — плюме-рия (разновидность) [7: 529]- ahuate — шипы, колючки (на стебле) [7: 25]-
7) одежда и предметы гардероба: teyopa -тейопа (украшение индейцев) [7: 559]-
8) родственные отношения: nanita — сестричка, сестренка [7: 442]и др.
Большинство индихенизмов являются заимствованиями из языка науатль, имеющего около 600 диалектов. В словаре К. Мантика (Carlos Mantica) «Diccionario de nahualismos nicaraguenses» указаны заимствованные лексические единицы, например: atol — заимствование от науатльского atolli (напиток или еда из кукурузы) — cacahuate от cacahuatl (какао, арахис) — cacao от cacahuatl (какао) — cacaste от cacaztli (скелет) — caite от cactli (обувь) — calache от callatzin (вещи, пожитки) — camanance от camanaloa (смех) — cegua от cihuatl (ведьма) — elote от elotl (кукурузный початок) — guacal от cuaitl (голова) и calli (посуда) — посуда, похожая по форме на голову- huipil от huipilli (вид рубашки) — jicara от xicalli (посуда) и др. [8]
Как видно из приведенных выше примеров, никарагуанский вариант испанского языка формировался на протяжении долгого времени не без участия индейских языков, распространенных на территории страны в достаточно большом количестве. Языковая политика правительства направлена на сохранение и поощрение использования автохтонных языков, Конституция страны признает множественность языков и культур. Стремление к подобному мультилингвизму в будущем поможет никарагуанцам избежать утраты своей языковой истории и культуры и сохранить самобытные традиции, а также
обогатить лексику испанского языка новыми лексическими единицами.
Статья выполнена в рамках гранта РГНФ № 14−400 601 «Лингвокультурологические особенности картины мира населения испаноязычных стран Карибского бассейна».
1. Salamanca D. Los dos rostros indigenas de Nicaragua y Centroamerica. En Wani. Revista del Caribe Nicaraguense. Centro de Investigaciones y Documentacion de la Costa Atlantica (BICUICIDCA). — Vol. 68. — Managua: Bluefields Indian and Caribbean University, Centro de Investigaciones y Documentacion de la Costa Atlantica, 2013. — P.6 — 23
2. Википедия Свободная энциклопедия // URL: https: //ru. wikipedia. org/wiki/Никарагуанцы (дата обращения: 13. 08. 2014)
3. Ethnologue. Languages of the world // URL: http: //www. ethnologue. com/country/NI/languages (дата обращения: 15. 08. 2014)
4. Barios L. Apuntes lexico-semanticos al espanol nicaraguense. En Etudes Romanes de Brno XVI. -Prague: Statni Pedagogicke Nakladatelstvi, 1985. -P. 65 — 81
5. Diccionario de la lengua espanola de Real Academia Espanola// URL: http: //www. rae. es/recursos/ diccionarios (дата обращения: 17. 09. 2014)
6. Quesada Pacheco M.A. El espanol de America Central en Manual de dialectologia hispanica. Espanol de America. — Barcelona: Ariel, 1996. -254 p.
7. Фирсова Н. М. Испанско-русский словарь. Латинская Америка: 50 000 слов и словосочетаний. -М.: Наука, 1999. — 606 с.
8. Mantica C. Diccionatio de nahualismos nicaragenses en El habla nicaragense. — Managua: Hispamer, 1994. — 429 p.
AREAL FEATURES OF SPANISH IN NICARAGUA
K.A. Gaifutdinova
The article focuses on the actual linguistic situation in Nicaragua, provides a brief historical review, and describes the language policy of the country. The author gives characteristics of indigenous languages that influenced the formation of Nicaraguan local variation of Spanish. The article also provides some examples of linguistic borrowings from the Indian languages. The author adduces a classification of semantic groups of borrowings and analyzes some differences between the Iberian and Nicaraguan Spanish at the morphological and lexical levels.
Key words: Spanish, local variation, language policy, Nicaragua, indigenous languages, linguistic borrowings, indigenous borrowing.
1. Salamanca D. Los dos rostros indigenas de Nicaragua y Centroamerica. En Wani. Revista del Caribe Nicaraguense. Centro de Investigaciones y Documentacion de la Costa Atlantica (BICUICIDCA). -
Vol. 68. — Managua: Bluefields Indian and Caribbean University, Centro de Investigaciones y Documentacion de la Costa Atlantica, 2013. — P.6 — 23
2. Vikipedija Svobodnaja jenciklopedija // URL: https: //ru. wikipedia. org/wiki/Nikaraguancy (data obrashhenija: 13. 08. 2014)
3. Ethnologue. Languages of the world // URL: http: //www. ethnologue. com/country/NI/languages (data obrashhenija: 15. 08. 2014)
4. Bartos L. Apuntes lexico-semanticos al espanol nicaraguense. En Etudes Romanes de Brno XVI. — Prague: Statni Pedagogicke Nakladatelstvi, 1985.- P. 65 — 81
5. Diccionario de la lengua espanola de Real Academia Espanola // URL: http: //www. rae. es/recursos/ diccionarios (data obrashhenija: 17. 09. 2014)
6. Quesada Pacheco M.A. El espanol de America Central en Manual de dialectologia hispanica. Espanol de America. — Barcelona: Ariel, 1996. — 254 p.
7. Firsova N.M. Ispansko-russkij slovar'-. LatinskajaAmerika: 50 000 slov i slovosochetanij. — M.: Nauka, 1999. — 606 s. (In Russian)
8. Mantica C. Diccionatio de nahualismos nicaragenses en El habla nicaragense. — Managua: Hispamer, 1994. — 429 p.
Гайфутдинова Кристина Альфредовна — соискатель, ассистент кафедры романской филологии Института филологии и межкультурной коммуникации Казанского федерального университета.
420 008, Россия, Казань, ул. Кремлевская, 18. E-mail: kristina. gaifutdinova@gmail. com
Gaifutdinova Kristina Alfredovna -PhD student, Department of Romance Philology, Institute of Philology and Intercultural Communication, Kazan Federal University.
18 Kremlyovskaya Str., Каzan, 420 008, Russia E-mail: kristina. gaifutdinova@gmail. com
Поступила в редакцию 03. 10. 2014

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой