Категории «Содержание» и «Форма»: от античности до Канта

Тип работы:
Реферат
Предмет:
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОСОФИЯ, СОЦИОЛОГИЯ И КУЛЬТУРОЛОГИЯ
УДК 1(091) — 18
КАТЕГОРИИ «СОДЕРЖАНИЕ» И «ФОРМА»:
ОТ АНТИЧНОСТИ ДО КАНТА
© Галина Александровна КАРЦЕВА
Тамбовский государственный университет им. Г. Р. Державина, г. Тамбов, Российская Федерация, доктор философских наук, профессор, профессор кафедры философии, e-mail: karcevaga@mail. ru
Прослеживается эволюция осмысления глобальных философских категорий «содержание» и «форма», специфически проявляющихся в искусстве, начиная с античности и заканчивая метафизикой И. Канта, обратившегося к содержанию и форме сознания.
Ключевые слова: содержание и форма- материя- субстанция- сознание.
В последнее время в области художественного творчества мы постоянно наблюдаем рождение все более противоречивых и разноплановых работ, что во многом обусловлено неоднозначностью современного общества, поэтому особую актуальность приобретает осмысление соотношения содержания и формы создаваемого произведения искусства, которое может существовать лишь в их неразрывном единстве.
Содержание и форма — это всеобщие категории диалектики, представляющие собой две стороны природной и социальной реальности, упорядоченные элементы и процессы которой образуют предметы и явления действительности. Они специфически проявляются в искусстве и занимают в эстетической теории одно из центральных мест. Принадлежность тех или иных уровней художественного произведения к содержанию или к форме относительна: все компоненты и уровни взаимно дополняют и усиливают действие друг друга. Единство содержания и формы бывает настолько сильным, что подчас приводит к переходу их друг в друга. Существуют даже особые сращения содержания и формы, например, композиция, жанр, мелодия, ритм и т. п. В искусстве нет готового содержания и готовой формы в их разъединенности, они неразделимо существуют в произведениях как результат творческого процесса. Тем не менее, они относи-
тельно самостоятельны, что позволяет рассматривать их отдельно друг от друга.
Будучи глобальными философскими категориями, содержание и форма проявляются во всей окружающей действительности от микромира до Вселенной. В их целостности определяющей стороной принято считать содержание, однако форма представляет собой его внутреннюю организацию, без чего его существование невозможно. Содержание отличается подвижностью, динамичностью и в своем развитии начинает конфликтовать со старой формой, представляющей собой систему устойчивых связей предмета. Требование новой, адекватной содержанию формы приводит к ее созданию и установлению на некоторое время равновесия между ними.
Категории «содержание» и «форма» мы встречаем уже в античных исследованиях. В трудах древнегреческих атомистов форма означала пространственно организованную структуру тела, созданную определенным образом расположенными атомами. Основой всех изменений выступало вещественное первоначало — материя, которая и представляла собой содержание.
Платон отталкивался от того, что все вещи и человеческие чувства возникают из взаимодействия активной главенствующей формы (самостоятельно существующей независимой от мира природных вещей целостности), являющейся идеальным прообразом
вещи, и материи (бесформенной субстанции, способной лишь частично принимать и отображать идеальное бытие, которое и является, по утверждению мыслителя, бытием подлинным). Окружающий мир, по Платону, состоит из множества спутанных вещей, расчленить которые таким образом, чтобы каждой придать свой смысл, свою идею, может лишь диалектика — основная наука, определяющая собой, по мнению философа, все остальные науки. Устанавливая мысленные основания для вещей, их смысловые формы, диалектика, как считал Платон, есть метод разделения единого на многое, сведения многого к единому и структурного представления целого как единораздельной множественности [1]. Настоящее слияние содержания и формы, согласно Платону, наступает в красоте, которая понимается им как взаимопро-низанность тела, души и ума, слияния идеи и материи [1]. Красота всегда соединена с познанием и любовью (отсюда берет начало триединство Истины, Добра и Красоты, ставшее основой теургии Вл. Соловьева). Именно поэтому все прекрасное содержит в себе глубокий смысл и является источником жизни для всего живого.
Аристотель развил платоновскую концепцию материи (содержания) и формы. Мыслитель заявил, что реально существующая вещь есть оформленная материя, форма придает этой вещи определенность. Он ввел категорию субстанции (сущности). Под субстанцией Аристотель понимал единичное бытие, пребывающее в самом себе независимо от сознания человека, являющееся предметом протекающего в понятиях познания человека, для которого единичное бытие есть сочетание формы и материи. «В плане бытия „форма“ — сущность предмета. В плане познания „форма“ — понятие о предмете или те определения самого по себе существующего предмета, которые могут быть сформулированы в понятии о предмете» [2, с. 11−12]. У Аристотеля материя — это возможность, находящаяся между бытием и небытием: «Всегда есть что-то промежуточное между бытием и небытием, так и возникающее между сущим и не-сущим» [3, с. 27−28]. При этом сущее мыслится Аристотелем двояко: как сущее в возможности (т. е. в материи) и сущее в действительности (т. е. в бытии). Материя есть возможность той или иной вещи,
которая станет действительностью только в результате активного, целенаправленного действия формы. Это постоянное взаимодействие возможности и действительности проявляется как в природной, так и в человеческой сфере. При этом высшей активностью по Аристотелю обладает Бог, в материи же заключена предельная пассивность, не зависящая от Создателя. Форма каждого предмета, полагал Аристотель, вечна: она не возникает и не погибает. Материя также не может появиться и бесследно исчезнуть. То, что принято называть возникновением и уничтожением, на самом деле является лишь изменением или переходом одних свойств в другие. Однако материя, хотя и является некоторой сущностью, представляет собой пассивное начало, лишь возможность стать оформленным объектом, в самой ее природе заложена потенция стать формой, измениться в форму. Переход из возможности в действительность по Аристотелю — это движение (изменение) — коренное свойство мира. Источником всякого движения выступает Бог, который единственный есть чистая и наивысшая действительность, не материя, а всецело форма, цель и причина всех изменений. Происходящее в мире движение не имеет начала и конца, оно вечно. Существующая реальность, утверждал мыслитель, есть последовательность переходов от материи к форме и от формы к материи, т. к. в различных ситуациях один и тот же предмет может стать и материей, и формой. Например, если из меди отлить шар или какую-либо статую, то медь будет материей по отношению к форме шара или статуи. Но по отношению к физическим элементам, составляющим медь, она есть форма, а элементы — материя и т. д. [2, с. 12−13]. Анализируя труды предшествующих мыслителей, Аристотель во 2-й главе V книги «Метафизики» выдвинул четыре основных причины (начала) всего совершающегося в мире: 1) «материя» — то, в чем реализуется понятие- 2) «форма» — понятие (или понятия), которое принимает «материя», когда происходит переход от возможности к действительности- 3) причина движения и 4) цель, ради которой происходит известное действие [2, с. 18]. Однако, как заявлял философ, лишь две из них являются основными — материя и форма. Две другие, в конечном счете, сводятся к ним, т. к. в двух
основных содержатся причины и принципы, из которых можно объяснить все, происходящее в мире.
В разработке теории античного искусства (особенно в учении о трагедии) Аристотель, рассматривая художественные содержание и форму, уже сделал попытку указать на их неразрывное единство в воспроизведении объективной действительности (мимезисе).
Интересно применение Аристотелем учения о содержании и форме в области биологии, в которой классификация и описание многочисленных видов животных, сделанные ученым, на протяжении многих веков для ряда исследователей были важнейшим источником сведений по зоологии. Согласно Аристотелю, материей жизни является тело, формой — душа, названная мыслителем энтелехией. Наивысшим существом материального мира, являющегося, по Аристотелю, упорядоченной градацией форм, выступает человек, который, как и все в мире, состоит из соединения материи (тела) и формы (души). Высший элемент души — ум. Движение и изменение в живой природе происходит на основе бессознательной целесообразности. В доказательство этому философ приводит факты человеческого искусства, создавая которое, художник творит, по мнению Аристотеля, бессознательно.
Весьма развитая аристотелевская теория государства, базирующаяся на изучении собранного им фактического материала о греческих городах-государствах, также включала в себя достижения автора в области формы и содержания. В частности, он выделил три хорошие (монархия, аристократия и «поли-тия») и три плохие (тирания, чистая олигархия и крайняя демократия) формы управления государством, дав каждой из них подробное описание [4].
Характеризуясь религиозностью сознания, средневековая культура не внесла существенных изменений в философское постижение содержания и формы: она была прямым продолжением культуры античной и утверждала, по сути, ту же идею единого прекрасного и согласованного мира, сотворенного Богом, который сам есть абсолютная Красота, абсолютное Благо, абсолютная Истина и чистая духовная Форма. Яркий представитель средневековой религиозно-философской мысли Августин (^^ вв.) в своем
трактате «О музыке» досконально разработал ритмико-числовую иерархическую форму искусства и Универсума в целом. Бог создает «числа» (или «ритмы»), высшее место среди которых занимают разумные и духовные числа небожителей, а также космические числа — источник всякого пространства и времени. Они вечны и неизменны. Более низкое положение занимают преходящие числа, а также числа материального мира, в которые поэтапно входят верхние слои неба, воздух, вода и земля, а затем и числа человека, состоящие из телесных чисел и чисел души [5]. Разработкой философско-теологического понимания содержания (материи) и формы занимался Фома Аквинский (ок. 12 251 274) — философ и теолог, систематизатор ортодоксальной схоластики, учитель церкви, «князь философов», основатель томизма, связавший христианское вероучение с философией Аристотеля, в которой его привлекло сложное взаимодействие материи и формы с возможностью и действительностью.
Следующий шаг в осмыслении материи и формы сделал в Новое время Джордано Филиппе Бруно (1548−1600) — автор концепции о бесконечности Вселенной и о множестве миров в ней. Он не принял аристотелевское понимание материи как пассивного начала, лишь возможности стать оформленным объектом: «Материя не является чем-то почти ничем, т. е. чистой возможностью, голой, без действительности, без силы и совершенства» [6, с. 264]. В его осмыслении материя представляла собой активную, творческую основу, единую бескрайнюю простую субстанцию, из которой возникает множество вещей. Форма и материя, по Дж. Бруно, сливаются в бесконечности в единое целое: это исходило из бруновской идеи внутреннего родства и совпадения противоположностей. Формы, отделенные от материи, «являются если не чудовищами, то хуже, чем чудовищами, … химерами и пустыми фантазиями» [6, с. 269], — полагал ученый.
Идеи Дж. Бруно были развиты Френсисом Бэконом (1561−1626), рассматривавшим материю как объективное многообразие воспринимаемых человеком чувственных качеств (это послужило основанием для убеждения о примате ее над формой и об их единстве), а затем Рене Декартом (1596−1650), отождествлявшим природу с беспредельной
и однородной материей, а материю — с протяжением. Будучи родоначальником рационализма, Р. Декарт и в эстетике не отступал от требования ясности, отчетливости и глубины содержания в единстве с изяществом формы. Отсутствие неразделимости содержания и формы является, по мнению Декарта, весомой причиной несовершенства произведения искусства. Философ обозначил четыре разновидности подобного несоответствия: 1) совершенная форма, но убогое содержание- 2) глубокое содержание, но форма неряшливая- 3) словесная форма выполняет только служебную функцию по отношению к содержанию- 4) форма становится независимой от содержания и искажается [7].
Находясь под воздействием изысканий Ф. Бэкона, а также Р. Декарта, Томас Гоббс (1588−1679), тем не менее, встав на позиции механистического материализма, в работе «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского» отвергал наличие особой мыслящей субстанции. Попытка объяснить взаимоотношение материи и формы с точки зрения механистического материализма была также сделана Робертом Бойлем (1627−1691) в сочинении 1666 г. «Происхождение форм и качеств согласно корпускулярной философии». В отличие от Ф. Бэкона он выводил причину многообразия природных явлений не из объективно существующих качественных различий, а из разницы в размере, форме, числе, пространственной группировке первичных бескачественных корпускул (атомов).
Большое значение проблеме содержания и формы в поэзии уделял французский поэт, критик, теоретик классицизма Никола Буало-Депрео (1636−1711), сформулировавший ряд законов поэзии в своей поэме «Поэтическое искусство». Требование ясности и четкости речи в сочетании с изяществом формы трактуются Н. Буало в духе рационалистического мировоззрения, провозглашавшего обязательное подчинение триединству места, времени, действия.
Соотношение материи (содержания) и формы было полностью переосмыслено Иммануилом Кантом (1724−1804): материя в его понимании есть чувственно данное многообразие, а форма — это способ ее упорядочивания. Впервые после Аристотеля И. Кант поднял вопрос о форме мышления, пытаясь най-
ти форму истины — разработку знания «на верном пути науки» [8, с. 82], обоснование истинного знания и высших целей разума. Это был качественно новый аспект в понимании сложной диалектики содержания и формы еще не изученной области, а именно, сознания. Обращение к исследованию формы мышления было продиктовано осознанием того, что для индивида предметность всегда выступает в форме отношения мышления и бытия. Тем не менее, предшествовавшие И. Канту философы основывались лишь на содержании предмета изучения, абстрагируясь от формы мышления.
И. Кант проанализировал возможности суждения и сделал вывод о том, что их можно разделить на синтетические и аналитические, эмпирические и априорные. По мнению философа, все эти возможности дают односторонние сведения и не могут быть основой знания. Достижение научного знания, по И. Канту, есть познание конкретного содержания объекта изучения, но не в форме единичного и случайного, а в форме всеобщей необходимости. Вследствие этого научное познание требует синтетической, содержательной формы мышления как единства противоположностей [9, с. 122].
Ученый подверг критике метафизику Р. Декарта за ее абстрактность, которая не дает перейти к предметности, к конкретному содержанию. Мало того, эмпирическое содержание у Р. Декарта, как утверждал И. Кант, механически вставляется в форму априорного знания: «Разум незаметно для себя подсовывает под видом такого знания утверждения совершенно иного рода, в которых он a priori присоединяет к данным понятиям совершенно чуждые им, при этом не знают, как он дошел до них» [8, с. 111]. Единство всеобщего и особенного, формы и содержания познания, по убеждению И. Канта, должно стать способом мышления в метафизике. И. Кант критикует и эмпиризм Ф. Бэкона за механистичное собирание, перечисление и связывание фактов без постижения их сути. Согласно И. Канту, любой опыт должен содержать в своем основании анализ, который, в свою очередь, обязан в себе самом заключать синтез, единичное должно опираться на всеобщее. Да и самой всеобщей форме связи материала необходимо соединять противоположности в единое
целое, быть синтетической. Также синтетической должна быть и априорная форма соединения многообразного в мышлении, не абстрактной аксиомой, но осознанием единства противоположностей. Мышление, по И. Канту, выступает в роли организующей опыт всеобщей априорной формы. Научное же познание невозможно без единства всеобщей формы знания и чувственного содержания: «…опыт сам есть вид познания, требующий рассудка, правила которого я должен предполагать в себе еще до того, как мне даны предметы, стало быть, а priori, … эти правила должны быть выражены в априорных понятиях, с которыми, стало быть, все предметы опыта должны необходимо сообразовываться и согласовываться» [8, с. 19]. Разум понимается философом как конкретное содержательное мышление. Форма разума приобретает у него синтетичность содержательного мышления, соединяющего в себе всеобщую форму знания и эмпирическое содержание, становящееся истинным, научным, лишь получая форму понятия. Именно разум, по И. Канту, является единственным критерием всякого содержания, научной достоверности нашего знания. Здесь великий философ допускает ошибку, полагая, что всеобщее и необходимое существует не в объективном бытии, а в форме субъективной деятельности нашего сознания. В своем уче-
нии об эстетическом суждении философ противопоставлял «чистую» форму, лишенного всякого содержания, свойственную, по его мнению, Прекрасному, интересам и чувствам человека, что приводило к метафизическому разделению содержания и формы. Тем не менее, бесспорной заслугой И. Канта является критика формального способа мышления и разработка, пусть и не окончательная, содержательной синтетической формы мышления.
1. Лосев А. Ф. История античной эстетики. Т. 2. Софисты. Сократ. Платон. М., 2000.
2. Асмус В. Ф. Метафизика Аристотеля. М., 1976.
3. Аристотель. Метафизика / пер. с греч. А. В. Кубицкого. Ростов н/Д, 1999.
4. Асмус В. Ф. Античная философия. М., 1976.
5. Бычков В. В. Эстетика. М., 2002.
6. Бруно Дж. О Причине, Начале и Едином. М., 2000.
7. Декарт Р. Сочинения: в 2 т. М., 1989. Т. 1.
8. Кант И. Критика чистого разума // Сочинения: в 6 т. М., 1964. Т. 3.
9. Кант И. Опыт введения в философию понятия отрицательных величин // Сочинения: в 6 т. М., 1964. Т. 2.
Поступила в редакцию 10. 08. 2012 г.
UDC 1(091) — 18
CATEGORIES «CONTENT» AND «FORM»: FROM ANTIQUE TO KANT
Galina Aleksandrovna KARTSEVA, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russian Federation, Doctor of Philosophy, Professor, Professor of Philosophy Department, e-mail: karcevaga@mail. ru
The evolution of understanding of global philosophical categories «content» and «form», appearing in art since antique till I. Kant’s metaphysics in content and understanding, is considered.
Key words: content and form- material- substation- understanding.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой