Проблемы градоустройства и архитектурных сооружений в многонациональных мегаполисах

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы


ISSN 1997−0803 ¦ Вестник МГУКИ ¦ 2013 ¦ 3 (53) май-июнь ^
Примечания
1. Кант, Э. Накд-е ковве-йе хокм [=Критика способности суждения] / Э. Кант — пер. А. Рашидийан.
— Тегеран: Нашр-е Ней, 2002.
2. Коплстон, Ф. Тарих-е фалсафе [=История философии] / Ф. Коплстон — пер. А. Алам. — Тегеран: Соруш, 1983. — Т. 5.
3. Саванех, П. Мабани-йе зибаи-шенаси [=Основы эстетики] / П. Саванех — пер. М. Р. Абулкасими.
— Тегеран: Махи, 2009.
4. Саванех, П. Падидар-шенаси ва хасти-шенаси-йе асар-е хонари [=Феноменология и онтология произведения искусства] / П. Саванех — пер. М. Р. Абулкасими. — Тегеран: Зибашенахт, 2009.
5. Талеб-заде, С. Эдрак-е хесси дар падидар-шенаси-йе Мерло-Понти [=Чувственное восприятие в феноменологии Мерло-Понти] / С. Талеб-заде // Фаслнаме-йе фалсафи-йе данешкаде-йе адабийат-е данешгах-е 12. — Техран, 2006. — С. 63−72.
6. Эбадиян, М. Гозиде-йе зибашенаси-йе Гегел [=Избранное из эстетики Гегеля] / М. Эбадиян.
— Тегеран: Фархангестан-е хонар, 2004.
7. Goodman, N. Languages of Art An Approach to a theory of Symbols / N. Goodman. — Indianapolis: Hackett, 1976.
CLРОБЛЕМЫ ГРАДОУСТРОЙСТВА И АРХИТЕКТУРНЫХ СООРУЖЕНИЙ В МНОГОНАЦИОНАЛЬНЫХ МЕГАПОЛИСАХ
УДК 008: 72. 036 Тарлан Амиров
Азербайджанский архитектурно-строительный университет (г. Баку)
Умение синтезировать идеи, органично увязывать чисто традиционные, национальные элементы с достижениями мировой эстетической и градостроительной мысли помогают создавать грандиозные по замыслу архитектурно-пространственные произведения искусств.
Ключевые слова: архитектура, мегаполис, городская среда.
The ability to synthesize ideas, organically linked purely traditional, national elements with the achievements of world aesthetic and urban thoughts help to create the grandiose plan of architectural — spatial works of art.
Keywords: architecture, city, urban environment.
Искусственно созданная городская среда, организуя пространство человеческой жизнедеятельности, как воздух окружает нас со всех сторон. Проблемы градоустройства и архитектурных сооружений в мегаполисах отражают всю эволюцию жилой, светской
и культовой архитектуры. При этом некогда оживленные уголки мегаполисов заменяются молчаливыми колоннами припаркованных машин. Исчезают прежние комфортные функции пешеходного пространства, зато «увеличивается неупорядоченное перепле-
242 1997−0803 ВЕСТНИК МГУКИ 3 (53) май-июнь 2013 242−245

тение функций различных по режиму работы предприятий, многообразного движения деловых, потребительских, рекреационных пешеходных и транзитных автомобильных потоков вблизи крупных транспортных узлов и развязок» [1]. Это, разумеется, не означает, что архитектура улицы или площади не в состоянии оказать эмоционально-художественного воздействия, равнозначного воздействию уникального здания-скульптуры.
Скульптурно-архитектурный комплекс как жанр искусства исторически сложившейся городской среды осмысляется современной архитектурой как главная ее ценность. Отсюда и столь характерный интерес к реконструкции. Отсюда и ее направленность, прежде всего, на всемерную поддержку структурных характеристик старого города и лишь потом — на реставрацию и сохранение отдельных, наиболее ценных зданий. Главное — не разрушить и поддержать характеристики пространственных стереотипов улицы, площади, квартала- восстановить монолитность, неразрывность архитектурного массива застройки целого фрагмента города.
Современная этнокультурная архитектурно-пространственная среда приобретает все большое значение как культурно-туристический комплекс, представляющий собой замкнутую среду. Объективности ради, следует отметить, что интерес к этим комплексам среди населения возрастает. Упуская гуманитарный аспект в вопросах духовно-нравственного и патриотического воспитания любви к своему родному краю, попытаемся с точки зрения архитектуры более подробно остановиться на современных тенденциях архитектурных сооружений в мегаполисах с точки зрения этнокультурных их составляющих.
Если обратиться к облику любого крупного города, то в каждом можно заметить ее мировоззренческую константу, воплощенную в генетически сохраненном ощущении этнокультурных многоуровневых символик. Единство прошлого, настоящего и будущего
в облике мегаполиса, органичное воплощение градостроительной мысли в городской среде удивительно воплощает индивидуальный стиль любого большого города. Это можно увидеть и в истории градостроительства Индии, Мадрида, Парижа, Москвы и других городов мирового уровня.
Например, Баку еще в начале 60-х годов XIX века определился как растущий экономический город Закавказья. Для этого были все предпосылки: великолепный порт, ставший торговым узлом скрещения коммерческих интересов России, Ирана, Кавказа и частично Средней Азии, природные богатства и прекрасное географическое положение. Все это в совокупности составило такой комплекс положительных факторов, что «при первом взгляде на Баку вы уже видите в нем дитя будущности. Это, может быть, единственный город в мире, в котором соединяется столько счастливых условий для выгоднейшего положения страны. И посреди этих сокровищ возрождается Баку из скромного уездного уголка в город с блестящей будущностью, в особенности, если осуществится мысль об устройстве железной дороги, долженствующей связать Каспийское море с Черным», — так писал кавказский журналист И. Евлахов [3].
Однако опыт показывает, изменение в экономике влечет и изменения в градостроительстве. Появляются новые виды построек: торговые дома, вокзалы, высотные жилые кварталы с более упрощенными тенденциями в их архитектурном решении. В строительстве все чаще используются железобетон, металл, стекло. И здесь возникшая эклектика в архитектурных сооружениях в большей степени поглощается модерном, затмевая классицизм. Безусловно, время не стоит на месте, изменение эстетических архитектурных вкусов напрямую связано с процессами глобализации, которые своими «щупальцами» уничтожают этнокультурные особенности в жизнедеятельности мегаго-родов. Все это сказалось на выборе архитектурных форм, стало одной из причин смены классицизма другими тенденциями архитек-

ISSN 1997−0803 ¦ Вестник МГУКИ ¦ 2013 ¦ 3 (53) май-июнь ^
турных сооружений.
К сожалению, классическим примером можно считать лежащую ни один год груду камней на территории здания гостиничного комплекса «Россия» в центре Москвы. Это такой обобщающий опыт взаимозависимости общественно-политического состояния с социально-экономическими процессами урбанизации на стыке веков. Однако из истории и благодаря археологическим находкам произведений искусства древних цивилизаций общественному достоянию XXI века представлены ценности архитектуры Древнего Египта, Ассирии, Вавилона и других культур. И когда туристы приезжают в эти страны, они, прежде всего, восхищаются умением привнести черты восточного зодчества в облик современных зданий. Сочетание в разных вариантах элементов архитектуры исторических стилей в какой-то мере соответствует художественным вкусам каждой эпохи. Современники воспринимают эклектику как «многостилье», как «гибкость, подвижность, мобильность форм», выбор разнообразных форм и средств архитектурной выразительности. Среди сооружений есть немало интересных, оригинальных, обладающих большими художественными достоинствами. И здесь особое место, например, в российской архитектуре занимает эклектика сибирских городов, в форме которой построены городские особняки, купеческие и дворянские усадьбы, торговые дома и промышленные здания [2]. Например, пермяки сохранили, при всей протяженности строящегося города, старый купеческий облик целых кварталов, по которым когда-то по этапу шли декабристы.
Да и многонациональная Москва пока что по сохранившимся отдельным переулкам с их этническими названиями типа татарский, грузинский, белорусский, немецкий оставила историческую память о зодчих, которым при проектировании приходилось учитывать вкусы и пожелания заказчиков. Наверно, было бы правильным, если бы так называемая новая Москва учла ошибки прошлых лет и возрождала бы архитектурные ансамбли с
учетом исторических особенностей той или иной среды. Хотя, объективности ради, следует отметить, что в условиях компактного заселения населенных пунктов и остроты проблемы жилья далеко не просто создавать комплексные ансамбли. Но этнокультурный колорит в проектировании должен быть сохранен. Именно с учетом этих хозяйственных особенностей и отдавая примат характеристикам восточного зодчества, удивительно сочетающегося с современными тенденциями архитектурных сооружений, столица Республики Казахстан Астана, по мнению многих художников и проектировщиков, сегодня — экспериментальная площадка мировой архитектурной мысли. По существу, в центре необозримых казахстанских степей вырос неповторимый город с уникальными сооружениями. В архитектурном облике Астаны причудливо и гармонично слились восточные традиции и дерзкий полет художественной мысли ведущих западных архитекторов. Генеральный план города разработан выдающимся японским зодчим Кисе Курокавой, проекты неповторимых Дворца мира и согласия и «Хан шатыр» принадлежат англичанину Норманну Фостеру, а киноконцертный зал проектировал итальянец Манфреди Николетти. Главную площадь города завершает комплекс зданий Сената, Парламента, резиденции Президента Республики Казахстан и других правительственных зданий.
Осенью 2012 года в музее им. А. С. Пушкина прошла выставка архитектора, художника Ле Корбюзье (настоящее имя Шарль-Эдуард Жаннере). Много путешествуя по Европе, увлекаясь Античностью, Ренессансом, современным фольклором и новейшими достижениями техники и индустрии, Ле Корбюзье удивительно сумел не только открыть конструктивный потенциал железобетона и стекла, но и — как художник и архитектор — сумел объединить живопись и зодчество.
Для нас же он интересен не только как архитектор с мировым именем, но и потому, что оставил большое художественное наследие в архитектуре России, равно как


и Россия во время его поездок в Москву в 1928−30 годах способствовала тому, что именно здесь Ле Корбюзье, благодаря реализованным проектам, многочисленным контактам, стал одним из авторитетнейших мировых зодчих, образцом для архитекторов русского авангарда.
Именно в советской столице он построил здание Центросоюза, самое крупное из сооружений, спроектированных до создания жилого комплекса в Марселе. Когда посещаешь эту уникальную экспозицию, еще больше понимаешь, как важно не зависеть от сиюминутных модных течений и быть независимым художником.
Правда, не следует уж слишком увлекаться. Проект трансформации Москвы Ле Корбюзье был радикальным и предусматривал почти полное уничтожение исторического центра Москвы. Во всем мире он получил известность под названием Лучезарный город. Известно, что в 1933 году проект был опубликован в Москве в качестве приложения к книге «Планировка города». Проект, к счастью, не был реализован, но транспозиция форм, выработанных Ле Корбюзье, сыграла определенную роль в выработке языка советской архитектуры.
Его экспозиции интерьера, на наш взгляд, в новом тысячелетии вновь становятся интересными, поскольку выражают современную классическую конструкцию, удивительно сочетающую в себе и западный стиль, и восточную манеру мягкости. Таким образом,
идеи конструктивизма и классицизма в архитектуре, удивительно сочетаясь в градостроительстве, оказывают сильное воздействие на создание значительных проектов, усадебных жилых домов, официальных зданий и учреждений. Архитектура всегда была сильным созидательным искусством, которому не подвластно ни время, ни политика. Но архитектура подвластна созидателю, ибо художник в каждый проект вкладывает душу. В былые времена, как нам известно, авторам монументальных проектов после создания их шедевра выкалывали глаза. Но несмотря ни на что в мире нашлось много художников, на века оставивших великие памятники культуры.
Таким образом, памятники архитектуры, книги и музыка — вечные непреходящие ценности, которые остаются на века. Умение синтезировать идеи, органично увязывать чисто традиционные, национальные элементы с достижениями мировой эстетической и градостроительной мысли помогают создавать грандиозные по замыслу архитектурно-пространственные произведения искусств.
В то же время отличительная особенность скульптурно-архитектурных проектов заключается в том, что это, прежде всего, синкретичный художественный жанр, масштабный и монументальный по своему воплощению. Как определить, с одной стороны, современные потребности общества, а с другой — определять эти потребности, и есть извечный вопрос архитектора.
Примечания
1. Гушнов, А. Э. Мир архитектуры: язык архитектуры / А. Э. Гутнов. — Москва, 1985.
2. Историческое прошлое и современные тенденции развития архитектуры города Барнаула [Электронный ресурс] / А. Протопопова, С. Мельникова, Е. Таныгина, С. Б. Поморов, Л. А. Заздравных. — Режим доступа: http: //elib. altstu. ru/elib/books/Files/pa1999.
3. Фатуллаев, Ш. Градостроительство и архитектура Азербайджана XIX—XX вв.ека / Ш. Фатуллаев. — Баку, 1986.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой