Начало военно-философской мысли в древнем Китае

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 33 (324). Философия. Социология. Культурология. Вып. 30. С. 129−134.
В. А. Кузнецов
НАЧАЛО ВОЕННО-ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ В ДРЕВНЕМ КИТАЕ
Раскрываются основное содержание и роль военно-философской мысли в истории древнекитайской цивилизации. Главное внимание уделяется анализу военно-теоретической проблематики, содержащейся в важнейших военных трактатах древности «Сунь-цзы» и «У-цзы». Показана генетическая связь военно-теоретических взглядов, отраженных в этих трактатах, с идеями раннего даосизма и конфуцианства, легизма и моизма.
Ключевые слова: война, военно-философская мысль, военные трактаты «Сунь-цзы»,
«У-цзы», военное искусство, ранний даосизм
Военно-философская мысль (в узком смысле взгляды на причины, сущность войны и условия ее ведения) возникает в китайском обществе относительно рано. В основном, эти взгляды оформлены в военных трактатах, входящих в состав «Семикнижия» (У цзин ци шу), окончательно сложившегося лишь к XI века и вобравшего в себя все самое значительное в китайской военно-философской мысли. В него вошли Лю тао (Шесть планов), Сунь-цзы (О военном искусстве), У-цзы (О военном искусстве), Сыма фа (Правила Сыма), Сань люэ (Три стратегии), Вэй Ляо-цзы, Ли Вэй-гун вэнь дуй (Диалоги Ли Вэй-гуна). Военно-теоретическая мысль появляется в Китае в определенный период, когда в правящих кругах утверждается простая мысль, что создание «Поднебесной» империи наиболее эффективно осуществляется силой оружия. Поэтому древних китайских князей, высших сановников и некоторых философов интересовали преимущественно пути усиления армии и государства.
Основу «Семикнижия» — канона военной науки — составляют два трактата: «Сунь-цзы"1 и «У-цзы», обладающие особым богатством идейного содержания. На военнофилософских идеях этих трактатов разрабатывалась военно-практическая деятельность,
конфуцианство, легизм.
стратегия и тактика подготовки и ведения войн в Китае. Основные взгляды, выраженные в трудах древних авторов, так или иначе, входили в общественное сознание и психологию китайского общества. Почти вся история Китая в древности состояла из бесконечной цепи войн, китайские царства вели между собой непрекращающуюся военно-политическую борьбу. Каждое царство стремилось к внутреннему усилению. Нужны были не только политики, дипломаты, но и специалисты по военному делу, полководцы. Искусство полководца и искусство ведения войны ценились очень высоко, так как от них постоянно зависели жизнь и смерть сотен тысяч людей, гибель и процветание целых царств2. В У1-У веках до н. э. и стал востребован временем Сунь-цзы, который прославился не только как полководец, но и как военный теоретик. Позднее, в У-1У веках, самым талантливым полководцем был У-цзы, написавший также трактат о войне.
Трактат «Сунь-цзы» и комментарии к нему, посвященные исследованию военных вопросов, считаются в мире самыми древними. Он был написан в период острой фазы борьбы между княжествами в эпоху Чжоу как поучение правителю царства князю Хо-люю (правил с 514 по 495 год до н. э.). Труд
отличается строгой систематичностью изложения: положения и принципы военного дела даны в кратких и точных формулировках, иногда в виде афоризмов и парадоксов. И потому многие из них кажутся загадочными (например, «непобедимость заключена в себе самом, возможность победы заключена в противнике" — или «…войско, долженствующее победить, сначала побеждает, а потом ищет сражения- войско, осужденное на поражение, сначала сражается, а потом ищет победы»)3. Естественно, что появилась литература, комментирующая содержание этого труда.
Военные взгляды в «Сунь-цзы» имеют связь с определенными философскими идеями, политическими доктринами и социальноэкономическими условиями жизни общества. Многие исследователи, в том числе академик Н. И. Конрад, издавший этот трактат на русском языке, считают, что одним из теоретических источников «Сунь-цзы» является древнейший памятник китайской литературы «И цзин"4. В трактате заимствована идея о бесконечных переменах всех явлений в природе и обществе (природа как стихийный непрерывный круговорот изменяющихся явлений- переход из одного состояния в другое, когда они достигают своего «предела»). Исходя из этого, война рассматривается автором как «тысяча изменений и десять тысяч превра-щений"5. Процесс изменчивости представляется автором как результат взаимодействия двух космических сил Инь и Ян. Так как эти силы универсальны, то и изменение носит абсолютный характер. Эта идея универсальности изменений выражена у полководца следующим образом: «Среди пяти элементов природы нет неизменно побеждающего- среди четырех времен года нет неизменно сохраняющего свое положение. У солнца есть краткость и продолжительность, у луны есть жизнь и смерть"6. Согласно древней китайской натурфилософии, из этих элементов (дерево, огонь, земля, металл и вода) слагается весь мир. В их бесконечных сочетаниях рождается и многообразие мира, и его гармония, порядок. Этот взгляд является одной из методологических основ его военной теории.
В трактате Сунь-цзы обнаруживается некоторое влияние конфуцианства на общую идеологию взглядов военного теоретика. Этому есть объяснение, ведь труд полководца и учение Конфуция появляются почти одновременно, и они не успели еще испытать
тесного взаимовлияния идей. Но при этом в трактате прослеживаются идеи раннего ле-гизма, который выходит на арену общественной мысли немного раньше конфуцианства, и взгляды последователей легизма на управление страной при помощи закона более соответствовали построениям теоретиков и практиков военного дела. В трактате автор выразил определенный взгляд на мир, а военно-стратегические положения четко увязываются с положениями древнекитайской натурфилософии, со взглядами даосизма, с понятиями инь и ян, с теорией круговорота пяти первоэлементов.
В это время в Китае на официальном уровне провозглашались ценности благочестия, справедливости, гуманности как отголоски эпохи Чжоу с ее патриархальными порядками. Именно эти принципы и дух старины развивали конфуцианцы, которые считали, что жизнь общества должна регулироваться не созданными людьми законами, а нормами обычного права. Конфуций называл их «ли», Правилами, вытекающими из семейных отношений с абсолютной властью отца и обычаев, традиций общины с ее идеалом сплоченности. Философ считал, что все дела должны решаться в соответствии с принципом справедливости (власть и справедливость Конфуций часто отождествлял). Концепции «жэнь» («гуманность», «человеколюбие») и «ли» («Правила», «этикет») отражали воззрения философа на устройство государства и общества.
Конфуцианцы идеальный характер общественной жизни объясняли необходимостью нахождения власти в руках «совершенного мудреца» (шэна), отсюда задача — найти такого мудреца. Следует заметить, что ориентация на «совершенномудрого» («Высшая мудрость — Высшая власть») есть у даосов, и у моистов, и у легистов. Согласно их концепциям, управлять государством должен «совершенномудрый» с помощью мудрых и благородных (читай — высшие сановники), и тогда, по логике философов, в обществе наступит благоденствие, как в идеальной древности, когда якобы царили гармония и равенство, и тогда империя будет сильной, а война как зло должна исчезнуть. В поступках древних правителей мыслители многих направлений искали мудрые наставления о путях и методах управления страной7.
Этим принципам гармонии и равенства часто противопоставлялись принципы поль-
зы или выгоды. Стремление к выгоде осуждалось конфуцианцами. Судя по трактату, Сунь-цзы колеблется между требованиями справедливости (и) и выгоды8. Говоря о качествах, необходимых полководцу, автор ставит гуманность (жэнь) на третье место после ума и беспристрастия. Для него в войне главными являются хитрость и обман («война — это путь обмана»), шпионаж, подкуп противника и др. Для Сунь-цзы применение этих принципов (путей) подчинены тактической и стратегической выгоде как главному пути достижения победы («Мощь — это умение применять тактику, сообразуясь с выгодой»)9. Война для Сунь-цзы является одним из средств достижения того, что автор называет «выгодой» («…Борьба на войне приводит к выгоде, борьба на войне приводит и к опас-ности»)10. Мысль Сунь-цзы в данном случае диалектична: выгода выше военной тактики, и победа ведет к еще большей выгоде
В данном случае принцип выгоды автором трактата применяется для объяснения войны вообще. Сунь-цзы рассматривает войну, «военную борьбу» как «борьбу из-за выгоды» («Получение выгоды и есть победа»). В данном случае это положение соответствует содержанию одного из принципов легизма о прямой зависимости могущества государства от военных успехов. Легисты утверждали, что могущественным может быть лишь то государство, которое всячески поощряет завоевательную политику11. Понятие выгоды занимало большое место в мировоззрении правителей китайских княжеств, и «выгода» была основной целью военных действий12.
Сунь-цзы определяет войну следующим образом: «Война — это великое дело для государства, это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели"13. Необходимо подчеркнуть, что военный теоретик признавал войну печальной необходимостью, а, следовательно, прибегать к ней нужно лишь в крайнем случае. Сунь-цзы считал, что правитель должен основываться в своей деятельности на справедливости и гуманности, а полководец должен руководствоваться более расчетом и выгодой. Хотя полководец в данном случае не считает выгоду чем-то полностью противоположным человеколюбию и справедливости.
Общее содержание идей Сунь-цзы совмещает в себе устои поддержания социального порядка в соответствии с прагматизмом
управления в духе конфуцианства. Когда автор представляет войну (бин) как неизбежность, как «дело государства» и как «путь (дао)», то эти идеи вступают в противоречие с учением конфуцианцев, которые войну считают злом, происходящим от ухода от главного пути жизни людей — «пути праведных» предков-царей. Так, крупнейший последователь учения Конфуция Мэн-цзы считал, что главным средством прекращения междоусобных войн и объединения страны в единое государство является «человеколюбивое правление» (жэньчжэн), когда в обществе царит «совместная с правителем радость». Эту морально-политическую идею Сунь-цзы поддерживал, хотя Мэн-цзы высказал ее позже времени жизни автора военного трактата.
Требования Сунь-цзы к деятельности полководца заключены в 5 путях-принципах, действующих на войне: 1) «путь» единодушия народа и верхов- «Путь — это когда достигают того, что мысли народа одинаковы с мыслями правителя, когда народ готов вместе с ним умереть, готов вместе с ним жить, когда он не знает ни страха, ни сомнений». Это означает, что народ разделяет цели войны, и она популярна среди народа. Данное положение отражает морально-политическую сторону войны14- 2) путь «неба» (соответствие времени года, суток) — этот принцип учитывает уверенность воззрений древних китайцев
о влиянии космологического начала на войну и указывает на необходимость выбирать для войны или для сражения «счастливый день» в астрологическом смысле, так как предполагается связь какого-либо небесного явления с судьбами людей- в тоже время Сунь-цзы говорит о необходимости использования в сражениях законов «Неба» как законов природы- 3) путь «земли» (соответствия месту) — 4) путь «полководца» (который руководствуется благонадежностью (синь) и гуманностью (жэнь). Автор трактата выделяет пять качеств, необходимых полководцу («Полководец — это ум, беспристрастность, гуманность, мужество, строгость… «), 5) путь «закона» (организованности и дисциплины). Глубокое знание этих путей-принципов обязательно для полководца («побеждает тот, кто усвоил их»)15.
Сунь-цзы считает, что идти по этим путям можно благодаря наличию следующих семи качеств («расчетов» — термин Сунь-цзы): 1) наличие у правителя дао, 2) наличие у полководца способностей, 3) постижение
особенностей неба и земли, 4) осуществимости законов и приказов, 5) силы войска, 6) обученности личного состава, 7) ясности наград и наказаний. Эти основные положения доктрины интегрируются в свойстве-функции полководца, который при ведении войны уповает не только на физическую мощь, но и на военное искусство (мастерство, полководческий талант) и активную дипломатическую деятельность, в которой разрушается стратегический план противника и его союзы. Крупнейший исследователь, переводчик трактата и его комментатор Н. И. Конрад отмечает, что система «семи расчетов» охватывает всю совокупность положений стратегии: элементы моральные, географические и организационные (дух народа, таланты полководца, время, пространство, организация армии, ее мощь, дисциплина, обученность солдат и др.)16
Сунь-цзы утверждает: «Побеждают те, у кого полководец талантлив, а правитель не руководит им», что врага можно победить только при умном замысле, подчеркивая: «. самая лучшая война — разбить замыслы противника & lt-… >- Непобедимость заключена в себе самом, возможность победы заключена в противнике"17. Полководец во время войны должен быть «стремителен, как ветер- он спокоен и медлителен, как лес- он вторгается и опустошает, как огонь- он неподвижен, как гора- он непроницаем, как мрак- его движение, как удар грома».
Для Сунь-цзы подчинение других государств дипломатическими методами, без вступления в военные действия, — это и есть идеальная победа. А если военные действия начались, то основным будет другое требование — не полагаться на добрую волю или случайные обстоятельства, но с помощью активного изучения противника и подготовки обороны обеспечить невозможность внезапной атаки врага и добиться победы простым принуждением. Отсюда вытекало необходимое требование к умению правителя выбирать для своего царства талантливого военачальника, особенно в военное время.
Автор трактата рассматривает войну как целостную систему организационных элементов и связей между ними, начиная с мобилизации сил, шпионажа и дипломатии и заканчивая укреплением воинской дисциплины и поддержанием воинского духа. Дух армии («ци», жизненная энергия) важен тем, что связан с укреплением воли и побуждением
воинов к преодолению трудностей. Если по какой-либо причине люди утратят дух (ци), поражение неминуемо. Сунь-цзы в трактате обобщил военный опыт, накопленный китайцами к этому времени, и в этом смысле его можно считать первым военным теоретиком.
Вопросы о взаимоотношениях между высшими и низшими слоями населения, между правителем и управляемыми, между полководцем и армией рассматриваются и в трактате другого известного полководца древнего Китая У-цзы, который, так же как и Сунь-цзы, придерживался положения о необходимости внутреннего согласия между правителем и народом: «Если государь, знающий Путь, хочет направить свой народ на войну, он прежде достигнет согласия».
Трактат «У-цзы» написан на 100−150 лет позднее, чем «Сунь-цзы», и потому обнаруживает уже более тесную связь с некоторыми идеями конфуцианства, получившего в это время широкое распространение. Есть сведения, что У-цзы учился у одного из лучших комментаторов учения Конфуция. Но затем полководец стал приверженцем взглядов ле-гизма, и в его труде эта ориентация на идеи «школы законников» прослеживается ясно.
В основу своего военного учения У-цзы положил морально-психологические факторы: просвещение народа и любовь правителя к людям. Обосновывая принцип любви к солдатам, он обращался к учению Сунь-цзы: «Если будешь смотреть на солдат как на детей, сможешь отправиться с ними (даже) в пропасть- если будешь смотреть на солдат как на любимых детей, сможешь идти с ними хоть на смерть». «В древности все, кто заботился о государстве, непременно, прежде всего, просвещали свой народ и любили своих людей"18. Под просвещением У-цзы понимал усвоение народом правил общественного поведения, воодушевление его сознанием исполнения долга и воспитания чувства чести. У-цзы придает значение общему психологическому складу народа, считая, что он в известной мере определяет и внутреннее состояние страны19.
В данном случае мы видим, что в трактате отражаются идеи важнейшей доктрины конфуцианства о «Великом единении», которое трактуется как единство чувств (единство психологическое: «внутреннее согласие -между властью и населением правителем и народом»)20. Для У-цзы истинная гуманность
полководца заключается в защите народа военными средствами, несмотря на неизбежные жертвы войны: «. не выступать против неприятеля — это значит не выполнять свой долг». То есть У-цзы затрагивает соотношение двух важнейших понятий китайской философии — гуманности и долга21.
Он считал, что исход войны решается не столько мощью боевых колесниц и конницы, не численностью солдат, сколько умом совершенного мудреца, организованностью22. Итак, У-цзы выдвигает на первый план качественную сторону, а не количественную, как Сунь-цзы, придавая огромное значение организованности армии. У-цзы принадлежит деление войн на законные, вызванные необходимостью, и незаконные, возникшие из-за произвола правителей23.
Общее в трактатах «Сунь-цзы» и «У-цзы» заключается в том, что основное внимание уделяется устройству армии и полководческому искусству. Трактат «У-цзы» как бы дополняет и даже расширяет идеи, находящиеся в труде своего предшественника. К содержанию этих трактатов как источника военно-философской мысли обращались военные теоретики и полководцы более позднего времени. На идеях трактатов Сунь-цзы и У-цзы сформировалась школа Бин Цзя («Школа военной философии»), в которой было выработано учение о вооруженной борьбе и военном искусстве как одной из основ регуляции жизни в обществе и о войне как отражении общекосмических законов (прежде всего дао). Так, У-цзы считал, что общий ход вещей есть путь «обращения к корню и возвращения к началу» (к Дао). В его трактате «Путь есть то, что обусловливает обращение к первооснове и возвращение к первоначалу. Долг есть то, что обусловливает совершение поступков и достижение результатов. Рассудительность есть то, что обусловливает удаление от вреда и приобретение выгоды. Сообразительность есть то, что обусловливает поддержание дела и сохранность сделанного», «поэтому совершенный человек посредством Пути приводит людей к благу, посредством долга управляет ими, посредством норм руководит их действиями, посредством гуманности привлекает их», «правя государством и управляя армией, надлежит учить общественным нормам, воодушевлять сознанием долга, внушать чувство чести"24. У-цзы считает, что «следование Пути» — это значит раскрыть «есте-
ственный закон», заложенный в самой человеческой природе, что «полученное от Неба» равносильно «полученному от природы», что равносильно (равнозначно) «обусловленному социальной природой человека». «Совершенным» является человек, полностью слившийся с природой вещей, с «Путем», действующий в полном соответствии с закономерностью бытия25.
Эти и другие положения трактатов Сунь-цзы и У-цзы показывают, что теория военного дела в древнем Китае разрабатывалась в тесной связи с определенными философскими воззрениями конфуцианцев и легистов, которые становились руководящими идеями для познания явлений войны. Впервые в истории человечества военно-философская мысль поднялась до глубокого теоретического обобщения опыта ведения войн и связанных с ними политических, военных и экономических вопросов- древние авторы рассматривали войну не изолировано, а во взаимосвязи с политическими и экономическими факторами26.
В дальнейшем «Школа военной философии» синтезировала в себе многие идеи философских школ древнего Китая, и поэтому без изучения эволюции военно-философской мысли Китая большая часть социально-экономических, политических и других проблем древнего Китая не может получить ясного и полного освещения.
Примечания
1 Сунь-цзы бинфа, дословно — «Законы войны (военные методы) почтенного (учителя) Суня" — самый известный древнекитайский трактат, посвященный военному делу. Состоит из 13 глав. Является основополагающим текстом «школы военной философии» (бин-цзя), главным в её каноническом Семикни-жии- традиционно авторство приписывается полулегендарному военачальнику Сунь-Цзы (VI-V века до н. э.). Современные исследователи указывают на то, что трактат, скорее всего, был составлен или отредактирован реальным историческим лицом, потомком Сунь-цзы полководцем Сунь Бинем, жившим в царстве Ци в IV веке до н. э. (приблизительно 380−325 годы до н. э.) в период Сражающихся царств. Современный канонический текст был сформирован на рубеже II—III вв.еков, базовым является его официальное из-
дание XI века со сводным комментарием 10 авторов 11-Х1 веков, связанное с введением военного Семикнижия в систему государственных экзаменов.
2 См: Лисевич, И. С. Мозаика древнекитайской культуры. Избранное. М., 2010. С. 321.
3 Конрад, Н. И. Избранные труды. Синология. М., 1977. С. 449.
4 Конрад, Н. И.: 1) Сунь-цзы. Трактат о военном искусстве. М. — Л., 1950- 2) Избранные труды. Синология. М., 1977- среди исследований последнего времени самое значительное принадлежит Н. И. Чуеву, выпустившему в 1999 году монографию «Военная мысль в Древнем Китае. История формирования военных теорий». В ней он рассматривает основное содержание военных взглядов в раннем даосизме и конфуцианстве, легизме, моизме.
5 Конрад, Н. И. Сунь-цзы… С. 138, 172−173, 206.
6 Конрад, Н. И.: 1) Избранные труды.
С. 449- 2) Сунь-цзы. С. 314.
7 См.: Переломов, Л. С. Конфуцианство и легизм в политической истории Китая. М., 1981. С. 57.
8 См.: Штейн, В. М. Исследования академика Н. И. Конрада по истории древнекитайского военного искусства // Китай. Япония. История и филология. М., 1961. С. 41.
9 Конрад, Н. И. Сунь-цзы. С. 34.
10 Караев, Г. Н. Военное искусство древнего Китая. М., 1959. С. 170.
11 См.: Переломов, Л. С. Указ. соч. С. 121, 154.
12 Конрад, Н. И. Сунь-цзы. С. 73.
13 Там же. С. 33, 59.
14 Там же. С. 59.
15 Там же. С. 65−69.
16 Там же. С. 72−73.
17 Там же. С. 37, 96, 121.
18 Переломов, Л. С. Указ. соч. С. 49- Конрад, Н. И. Избранные труды. С. 318.
19 Там же. С. 24−25, 354.
20 Конрад, Н. И. Сунь-цзы. С. 59−60.
21 Конрад, Н. И. Избранные труды. С. 317, 336.
22 См.: Штейн, В. М. Указ. соч. С. 44.
23 Конрад, Н. И. Избранные труды. С. 425.
24 Там же. С. 318, 343.
25 Там же. С. 344, 345.
26 Караев, Г. Н. Указ. соч. С. 165, 169.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой