Рец. На кн. : Шестакова, Л. Л. Поэзия в словарном измерении

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ ПЕТРОЗАВОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
№ 1 (154). С. 109−110
УДК 821. 161. 1
Рецензии
2016
НАТАЛЬЯ ВИКТОРОВНА ПАТРОЕВА
доктор филологических наук, доцент, заведующий кафедрой русского языка филологического факультета, Петрозаводский государственный университет (Петрозаводск, Российская Федерация) nvpatr@list. tu
Рец. на кн.: Шестакова, Л. Л. Поэзия в словарном измерении. 68 с. *
— Москва: Вест-Консалтинг, 2014.
Новая книга Ларисы Леонидовны Шестако-вой, ведущего научного сотрудника Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН, доктора филологических наук, члена секции лексикографии Союза литераторов России, руководителя постоянного научного семинара по писательской лексикографии, ответственного редактора и одного из составителей «Словаря языка русской поэзии ХХ века» [2], получившего широкое признание филологической общественности [1], посвящена некоторым вопросам теории, истории и современного состояния писательской лексикографии, а также включает филологические разборы некоторых стихотворных текстов с опорой на данные авторских словарей.
Создание словарей языка русских поэтов (индивидуальных или связанных с каким-либо периодом в развитии литературы), в том числе компьютерная лингвография, с такими подразделами, как лексикография, фразеография, морфемография, паремиография, — активно и плодотворно развивающееся в современной лингвистике и стилистике направление: к началу XXI века завершена или продолжается работа над целым рядом словарей авторского языка и конкордансов, самым известным среди которых стал «Словарь языка Пушкина» (1956−1961)1 — юбилею именно этого классического лексикографического издания посвящена глава «Хоть и заглядывал я встарь в Академический Словарь… «, заглавием которой стали строки из «Евгения Онегина». «Первым опубликованным в России словарем языка отдельного поэта» [3: 9] явился «Словарь к стихотворениям Державина», составленный академиком Я. К. Гротом (1883).
Апробированные уже методики создания словарей и конкордансов позволяют выявить общеязыковые и индивидуально-авторские словоупотребления, зафиксировать лексическую многозначность и омонимию, представить толкования значений, выяснить морфологические особенности используемых поэтами слов и словоформ разных частей речи, проанализировать грамматические и смысловые особенности ключевых слов, слов в позиции рифмы, частотность лексем и словоформ и т. п. Авторская лексикография переживает сегодня процесс активного развития- ее методология, терминологический
© Патроева Н. В., 2016
аппарат, теоретические основы — все это требует многостороннего осмысления и систематизации, а также разработки принципиально новых подходов к представлению словарных материалов и внедрения новых типов писательских словарей, заключает Л. Л. Шестакова в разделе книги «Русская поэзия в словарном измерении».
Следующие главы книги посвящены лингво-поэтическому анализу стихотворений О. Мандельштама «Сестры тяжесть и нежность, одинаковы ваши приметы. «, «Я иду дорогой скорбной.» М. Волошина, «Звонитьлететь» Д. Хармса и «Смятенье облаков» Е. Шварц.
В разборе первого текста, построенного на характерном для мандельштамовской поэзии «сближении удаленных по смыслу, но сходных по звучанию слов» [3- 18] - парономасов, Л. Л. Шестакова сосредоточивается на многозначном и трудном для семантической трактовки соположении ключевых слов «тяжесть» и «нежность», за которыми при медленном чтении только угадывается оппозиция жизни и смерти, духовного и телесного, подчеркиваемая в стихотворении также и звукописью. Семиотический анализ текста дополняется разбором его архитектоники, лексического состава, фонетического и грамматического устройства. Так, лексемы «земля» (вместе с образами «песка» и знакового для всего мандельштамовского творчества и мироощущения «камня»), «вода», «воздух» создают богатый аллюзийный ореол, отсылающий читателя к натурфилософским «первоначалам» бытия. «Сети», «плуг», «черные носилки» вводят известный уже фольклору и античной поэзии (вспомним «Труды и дни» Гесиода) символический план, связанный с мотивом смерти. Широкий интертекстуальный ореол образов «имени» (= Логоса), «солнца», «розы» и «медленного водоворота» времени также является предметом пристального внимания Л. Л. Шестаковой. Таким образом, «тяжесть» и «нежность» в мандельштамовской картине мира становятся взаимопроникающими, тесно переплетающимися, однородными в своей первооснове сущностями, о чем говорит не только повтор звукообразов [с], [т], [н], но и композиционный (начально-конечный) повтор ключевых слов стихотворения.
110
Н. В. Патроева
После разбора одного из опытов мандельшта-мовского сборника «Т^йа» Л. Л. Шестакова погружает своего читателя в не менее таинственную атмосферу цикла «Киммерийские сумерки» М. Волошина. Пейзажная лирика, естественно, насыщена лексикой, связанной с темой природы, однако Волошин вплетает в структуру своего произведения и мотивы странничества, пути/ дороги. Волошинский словарь, например, всего двух четверостиший «Я иду дорогой скорбной в мой безрадостный Коктебель…» вбирает 51 слово, в целом нося именной (по преимуществу атрибутивно-адъективный) характер, по наблюдениям Л. Л. Шестаковой, что, однако, не мешает тексту быть насыщенным динамикой, передавать идею изменения, развития мира и трансформации отношений человека с природой, поскольку в системе стихотворения важную роль играют также глаголы и причастия: «иду», «припаду», «причащусь», «розовеет» (миндаль), «лежит» (земля), «размытых» (гор), «задыхающейся» (волны), «распятый» (Коктебель). Интересен вывод автора книги о библейских аллюзиях, связанных с повторяющимися в волошинском тексте звукосочетаниями стр, рст, напоминающими читателю об имени бога Христос.
Глава «Принцип серийности в стихотворении Даниила Хармса & quot-Звонитьлететь"-» открывается определением характерного для поэзии обэриута понятия «серийности» как «однородности, однотипности, реализуемой в рядах предметов, признаков, действий и т. п. «, причем, по мнению Л. Л. Шестаковой, «в случае, если речь идет о серийности, замкнутой рамками художественного, поэтического текста, то здесь важно выявление начал и концов серий. Важно понятие воспроизводимости, а также неполной однородности (неполной гомогенности) образующих серию единиц (отклонений и нарушений от начала серии)» [3: 36]. Далее автор монографии рассматривает вертикальные (создаваемые дериватами
с корневыми морфемами -лет- и -звон-) и горизонтальные (формируемые субъектно-преди-катными конструкциями) «серии» 48-строчного стихотворения с окказиональным отглагольным заглавием, отмечая, что чередование личных и вербоидных глагольных форм подчеркивает «сменяемость» видо-временных, более конкретных, и обобщенных инфинитивных членов парадигмы, а следовательно, демонстрирует ту самую неполную гомогенность похожих единиц ряда, отклонение и нарушение «от начала серии», некий грамматический хаос, а вместе с тем и алогичность, свободу предметных связей в хармсовской версии мира.
Чем-то сродни «Звенетьлететь» оказывается картина мировых трансформаций, преображений, перевоплощений, явленных в стихотворении Елены Шварц «Поэтика живого», и динамика, контраст метаморфоз подчеркивается, как доказывает в ходе предложенного в заключительной главе книги лингвопоэтического анализа Л. Л. Шестакова, необычными синтак-тико-семантическими связями включенных в круговорот активного и пассивного, реального и фантастического качественных прилагательных и глаголов, с грамматическими «смещениями», «аномалиями», столь характерными для поэзии русского авангарда эпохи постмодернизма.
Монография Л. Л. Шестаковой, вышедшая в серии «Визитная карточка литератора», позволяет читателю не только получить представление об успехах и достижениях современной авторской лексикографии, о специфике идиостиля отдельных русских поэтов ХХ столетия, но и приоткрывает завесу над тайнами филологического мастерства, заставляет задуматься над возможностью новых подходов к анализу художественного целого. Книга будет, несомненно, полезна специалистам, исследующим стилистику поэтического текста, преподавателям, аспирантам и студентам, а также всем, кому интересен язык русской лирики.
*Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ в рамках реализации научно-исследовательского проекта № 15−400 180.
ПРИМЕЧАНИЕ
1 На протяжении последних десятилетий созданы словари языка А. Пушкина, М. Ломоносова, Н. Клюева, М. Цветаевой, М. Кузмина, А. Твардовского, а также словари рифм (М. Ломоносова, А. Блока, С. Есенина, М. Цветаевой, И. Анненско-го, Н. Рубцова и др.), частотные словари (приложение к «Лермонтовской энциклопедии»), словари ключевых слов (например, Г. Иванова), словари окказионализмов (В. Маяковского, В. Хлебникова, И. Северянина, Е. Евтушенко и др.). См. подробный обзор и библиографию в [4].
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Орлицкий Ю. Б. Рец. на кн.: Словарь языка русской поэзии ХХ века. Том V: Н-Паяц / Сост.: Григорьев В. П., Шестакова Л. Л. (отв. ред.), Кулева А. С. (ред.), Колодяжная Л. И., Гик А. В., Фатеева Н. А. — Москва: Языки славянской культуры, 2013. — 1016 с. — РЫ1о^1са) // Ученые записки Петрозаводского государственного университета. 2014. № 7 (144). С. 117−118.
2. Словарь языка русской поэзии ХХ века. Т. 1-У М.: Языки славянской культуры: Знак, 2001−2013 (продолж. изд.).
3. Шестакова Л. Л. Поэзия в словарном измерении. М.: Вест-Консалтинг, 2014.
4. Ш е с т, а к о в, а Л. Л. Русская авторская лексикография: Теория, история и современность. М.: Языки славянских культур, 2011. 464 с.
Поступила в редакцию 01. 02. 2016

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой