О некоторых проблемах в сфере осуществления судебного контроля

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Юридические науки
269
использования и охраны интеллектуальной собственности, а в странах континентальной Европы — разработке формальных юридических норм.
Список литературы:
1. Mingaleva Zh., Mirskikh I. The Problems of Legal Regulation of Intellectual Property Rights in innovation activities in Russia / Zh. Mingaleva. // Proceedings of World Academy of Science, Engineering and Technology. — May
2009. — Vol. 41.
2. http: //www. wipo. int/treaties/ru/ip/berne/berne. html.
3. Всемирная декларация по интеллектуальной собственности от 26 июня 2000 г. // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. — 2002. — № 4.
4. Мирских И. Ю., Логинова Т. Е. О противоречиях норм международного права и права Российской Федерации в сфере охраны интеллектуальной собственности // Вестник пермского университета. Юридические науки. -
2010. — № 3 (9). — С. 128−132.
5. Барановский П. Д. О принципах международной охраны авторских прав // Журнал российского права. — 2001. — № 8. — С. 25−28.
6. Мирских И. Ю., Мингалева Ж. А. Правовое регулирование прав на результаты интеллектуальной деятельности в России и за рубежом // Вестник Пермского университета. Юридические науки. — 2015. — № 3 (29). — С. 62−70.
О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ В СФЕРЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ СУДЕБНОГО КОНТРОЛЯ
© Родионов О. В. *
Волгоградский государственный университет, г. Волгоград
В представленной статье на основе анализа норм федерального законодательства выявлены и рассмотрены основные проблемы в сфере осуществления судебного контроля. Для обоснования авторской позиции использован метод ретроспективного анализа. Выявлены и обоснованы пределы осуществления судебного контроля по отношению иным формам государственного контроля.
Ключевые слова судебный контроль, прокурорский надзор.
В настоящее время одним из наиболее дискуссионных вопросов теоретического и практического характера является вопрос о природе судебного контроля и его месте по отношению к иным формам контроля, осуществляющимися на стадии предварительного расследования. Особое место в
Студент 3 курса Института права.
270 ПРИОРИТЕТНЫЕ НАУЧНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ: ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ
рамках данной проблемы занимает вопрос соотношении судебного контроля и прокурорского надзора. Причем дискуссия о соотношении данных институтов стала результатом претворения в жизнь отдельных положений концепции судебной реформы в Российской Федерации 1992 года. Ранее в уголовно-процессуальном законодательстве СССР полномочия по осуществлению надзора за предварительным следствием и дознанием относились к нераздельной компетенции прокурора. Однако судебная реформа, которая была ознаменована внесением изменений в 1992 году в УПК РСФСР и последующим принятием в 2001 году УПК РФ, учредила такую форму контроля как судебный контроль. Причем важно отметить устремление законодателя к построению такой системы, которая была бы сбалансирована с точки зрения защиты конституционных прав и свобод граждан, а также с точки зрения соблюдения принципа законности в общем.
В соответствии законодательными положениями в сферу судебного контроля входят такие его формы, как: во-первых, разрешение судом проведения оперативно-розыскных и следственных мероприятий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан (например, контроль и запись телефонных разговоров, т.д.) — во-вторых, рассмотрение жалоб на неправомерные действия (бездействие) органов предварительного следствия, дознания, органов прокуратуры в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ- в-третьих, применение такой меры пресечения, как заключение под стражу, а также помещение подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую помощь в стационарных условиях (т.е. в данном случае судебный контроль направлен на ограничение физической свободы лица для обеспечения нормального хода уголовного процесса). В связи с данным положением необходимо установить, что некоторые полномочия являлись своего рода новеллой в уголовном процессе, а именно норма о судебном рассмотрении жалобы (ст. 220.2 УПК РСФСР) была введена Законом Р Ф от 23. 05. 1992 № 2825−1. К некоторым положениям был применен иной критерий систематизации: так, полномочие по заключению под стражу перестало быть прерогативой прокурора и было передано в ведение суда. Представляется, что в данном случае законодатель руководствовался идеей о невозможности ограничения конституционных прав и свобод органами, непосредственно вовлеченными в направление уголовного дела, что вызвало необходимость в наличии «независимого арбитра» при решении данного вопроса. Законодательная позиция УПК РСФСР в данном случае представляется более предпочтительной в виду того, что как раз вовлеченность прокурора в непосредственное расследование уголовного дела со знанием всех обстоятельств произошедшего помогла бы объективно оценить необходимость применения такой меры пресечения как заключение под стражу. Тем не менее, для, например, контроля и записи телефонных разговоров и корреспонденции еще в УПК РСФСР требо-
Юридические науки
271
валась санкция суда. Таким образом, благодаря изменениям демократического характера суд приобрел несвойственную для него ранее функцию судебного контроля, выражающуюся в приведенных выше полномочиях.
Анализируя ситуацию, сложившуюся в настоящий момент, необходимо указать на то, что многими практическими работниками, а также научными деятелями отмечается некоторая неэффективность судебного контроля по отдельным его направлениям, которые перечислены выше. В основном данная проблема выражается в формальном осуществлении полномочий по судебному контролю. Так, анализируя такое направление судебного контроля, как ограничение физической свободы лица для обеспечения нормального хода уголовного судопроизводства, Н. П. Кириллова указывает, что «российские судьи в своих решениях часто уклоняются от анализа доказательств, подтверждающих обоснованность заключения под стражу, предполагая, что это связано с вопросом о доказанности его вины, что составляет прерогативу судебной инстанции, рассматривающей уголовное дело по существу» [1]. Прискорбно признавать, но ситуация на самом деле такова, что при рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения под стражу судьи полностью принимают позицию прокурора, не уделяя должного внимания анализу положений приведенных в обоснование ходатайства. Аналогичная ситуация наблюдается и при санкционировании судом оперативно -розыскных мероприятий по ходатайству следователя. По двум данным направлениям судебного контроля действительно существуют проблемы, которые фактически сводят к минимуму значение рассматриваемого института на стадии предварительного расследования.
Описанные проблемы имеют ряд причин своего возникновения. Представляется, что первой и наиболее главной причиной является некая отдаленность суда от процессов, которые составляют содержание предварительного расследования, где в основном фигурируют органы следствия, дознания, прокуратуры. Однако следует все же признать, что суд обладает достаточным объемом полномочий для разрешения вопросов, поставленных перед ним в рамках осуществления судебного контроля, имея при этом возможность запрашивать материалы уголовных дел из следственных органов, что способствовало бы реальному исполнению возложенных на суд полномочий. Но даже в этом случае главенствующей остается позиция ходатайствующего органа, как субъекта, непосредственно вовлеченного в ход предварительного расследования. Причиной этому, полагаем, является второй аспект рассматриваемой проблемы, а именно: загруженность судов по поводу рассмотрения уголовных дел по существу, а также новизна и несвойственность для судов некоторых полномочий, которые и образуют институт судебного контроля.
Что касается такого полномочия, как судебный порядок рассмотрения жалоб, то данное направление судебного контроля представляется наиболее
272 ПРИОРИТЕТНЫЕ НАУЧНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ: ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ
эффективным, что обусловлено несколькими причинами. Во-первых, рассмотрение жалоб в судебном порядке производится не только с участием судьи, но и с участием прокурора как субъекта, обеспечивающего законность. Во-вторых, судебный порядок рассмотрения жалоб открывает заявителю наибольший простор для защиты своих интересов от неправомерных действий соответствующих органов, что, надо признать, соответствует целям усиления эффективности контроля над исполнением процессуального законодательства. Однако в данном отношении стоит отметить, что сроки рассмотрения жалобы, хотя и ограничиваются в соответствии со ст. 125 УПК РФ пятью днями, тем не менее, могут быть продлены, что несколько снижает уровень оперативности разрешения проблемы. В остальном, такое направление судебного контроля реализуется без особых проблем и изъянов, которые были описаны выше применительно к другим его направлениям. Более того, положения ст. 125 УПК РФ наиболее полно соответствуют цели обеспечения законности на стадии предварительного расследования судом, которая, по сути, заявлена в концепции судебной реформы в Российской Федерации, а именно: «в уголовном процессе судебная власть выполняет функции правосудия (рассмотрение и разрешение дела по существу), судебного контроля за досудебным производством, судебного надзора за законностью правосудия и судебного контроля за содержанием закона» [2, с. 93].
Исходя из выше приведенных положений, возможно выделить три направления судебного контроля, по двум из которых существуют существенные проблемы, фактически противоречащие цели создания данного института. Такие проблемы порождают общее снижение эффективности судебного контроля, которое выражается в нарушении системы взаимодействия правоохранительных и судебных органов. Представляется, что такие практические проблемы заключаются в не очень детально продуманных положениях вышеупомянутой концепции судебной реформы, которая приводилась в жизнь на основе совершенно новых идей. Так, весьма сомнительной представляется мысль законодателя, о том, что суд является наибольшим гарантом прав и свобод человека, выступающим в роли независимого арбитра в уголовном судопроизводстве. Однако такая независимость на практике вполне может выражаться в конкретной обособленности судебных органов от хода предварительного расследования, выражающейся в несвойственности для данного органа дополнительной контрольной функции. Причем важно отметить тот факт, что категория беспристрастности и справедливости в концепции развития уголовно-процессуального законодательства в данном аспекте присуждена лишь суду, что само по себе не является достаточным основанием для усиления контрольных полномочий суда. Суд, таким образом, наряду с прокуратурой становится органом обеспечивающим соблюдение законности на территории РФ. Однако практический аспект законодателем, видимо, был проигнорирован или не в полной мере
Юридические науки
273
учтен, так как говорить в абсолютном или превалирующем отношении о беспристрастности кадров отдельного органа не представляется возможным, ибо такая категория культивируется лишь в правосознании юридических работников, занятых в сфере уголовного судопроизводства. Между сотрудниками всех органов государственной власти, вовлеченных в уголовное судопроизводство, существуют определенные связи, определяющие степень их координации, взаимодействия, солидарности, что и характеризует их правосознание. Кроме того, надзор за соблюдением законности в РФ является, пожалуй, первичной и основной функцией Прокуратуры Р Ф, поэтому говорить о меньшем уровне правосознания и профессионализма сотрудников данной государственной структуры, как минимум, некорректно.
Таким образом, подводя итоги, хотелось бы отметить изъяны как теоретического, так и практического характера в рамках вопроса об эффективности судебного контроля. Главными проблемами судебного контроля являются осуществление судом полномочий, во-первых, по санкционированию проведения оперативно-розыскных и следственных мероприятий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан- во-вторых, по поводу ограничения физической свободы лица для обеспечения нормального хода уголовного процесса. Представляется, что разрешение последней проблемы лежит в плоскости передачи полномочий прокуратуре, как органу обеспечивающему законность, который непосредственно вовлечен в ход направления уголовного дела. Что касается санкционирования оперативнорозыскных мероприятий, то здесь все же стоит отметить необходимость участия суда, так как затрагиваются конституционные права и свободы. Причем следует отметить, что в первом случае также затрагивается конституционное право на свободу передвижения, однако, представляется, что в силу необходимости обеспечения нормального хода уголовного процесса такое полномочие должно реализоваться органом, обеспечивающим законность уголовного судопроизводства. Относительно судебного порядка рассмотрения жалобы следует отметить высокий потенциал данной процедуры, однако требуются законодательные изменения для наиболее эффективного претворения в жизнь положений ст. 125 УПК РФ.
Список литературы:
1. Кириллова Н. П. Теоретические и практические проблемы судебного контроля в российском законодательстве // Уголовная юстиция. — 2012. -С. 49−51.
2. Концепция судебной реформы в Российской Федерации / отв. за вып.: Б. А. Золотухин. — М.: Республика, 1992. — 111 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой