Оценочный компонент политической культуры (на примере Российской и эстонской молодежи)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

В этих условиях становятся необходимыми совершенно новые меха -низмы обеспечения взаимоотношений ме^цу обществом и входящими в него новыми поколениями. В частности, на государственном уровне в полный рост встает проблема выстраивания государственной молодежной политики. Однако уже в период своего становления государственная молодежная политика, замещая многие прежние институты социализации молодежи, изначально должна закладывать в свои основания свойства, без которых у нее нет перспектив социального выживания как жизнеспособного социального механизма.
Список литературы:
1. Молодежный Вавилон. — М.: Мол. гвардия, 1989.
2. Иваненков С., Кусжанова А. Социализация молодежи и перспективы развития образования // Россия XXI. — 1994. -№ 11−12.
ОЦЕНОЧНЫЙ КОМПОНЕНТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ (НА ПРИМЕРЕ РОССИЙСКОЙ И ЭСТОНСКОЙ МОЛОДЕЖИ) © Халлисте О. В. *
Санкт-Петербургский государственный технологический институт (технологический университет), г. Санкт-Петербург
В статье представлены резуньтаты социологического исследования, проведенного автором в мае-июне 2010 года, выборку которого составили молодые люди от 18 до 30 лет, проживающие в Санкт-Петербурге и Таллине. Оценка молодежью международной политики своей страны, а также действий правительства, которые вызвали наибольший резонанс в обществе, является наиболее ярким индикатором политикокультурной зрелости современной молодежи, т.к. позволяет не только лишь говорить о политических знаниях, но и способности современной молодежи к анализу политических событий, что чрезвычайно важно для формирования гражданского общества, столь необходимого для построения заявленной демократии и в России, и в Эстонии.
В аспекте обозначенной темы необходимо определить понятие политической культуры, которая будет пониматься как совокупность типичных для данного конкретного общества или социальных групп политических представлений, ценностных ориентаций, установок и политического поведения, обусловленных историческим опытом, социальной памятью общества.
* Ассистент кафедры Социологии.
По ставшему уже классическим определению Г. Алмонда и С. Вербы, в качестве составных элементов политической культуры выделяют: когнитивный (знания о политике, интерес к политическим событиям, политические ориентации респондентов), аффективный (восприятие власти на эмоциональном уровне, т. е. чувства относительно политической системы и политических объектов, уровень доверия основным политическим институтам) и оценочный, представляющий собой убеждения и мнения о политических объектах, требующие определённых оценочных критериев.
В данной статье особенно хотелось бы обратить внимание на последний элемент, довольно редко представленный в современном научном дискурсе. Таким образом, предпринимается попытка по результатам социологического исследования, проведенного автором, охарактеризовать ценностный элемент политической культуры сегодняшней молодежи. В качестве показателей были взяты: оценка международной политики своей страны, а также оценка действий правительства, которые вызвали наибольший резонанс в обществе. Исследование проводилось автором в мае-июне 2010 года. Объем социологической выборки составил 900 человек1. Отбор респондентов в выборочную совокупность проводился методом квотно-случайной выборки по следующим параметрам: возраст от 18 до 30 лет включительно, проживание в г. Санкт-Петербурге и г. Таллине2, а также национальная самоидентификация молодых людей.
Итак, наибольшее количество молодых людей, которые положительно охарактеризовали международную политику своей страны, — эстонские респонденты (60,5%), в то время как наименьшее — русская молодежь г. Таллина (57,9%). У россиян этот вопрос вызвал затруднения: в Санкт-Петербурге 40% молодых людей затруднилось однозначно определить свое отношение к международной политике, проводимой в стране. Однако все же 37,3% оценивают политику положительно (по сравнению с 22,7%, которые считают, что политика неправильна, и оценивают ее отрицательно). Наименьшее количество респондентов, охарактеризовавших международную политику своей страны отрицательно, среди эстонских респондентов (всего 6,3%). Таким образом, можно сделать вывод о том, что внешнеполитический курс эстонского правительства имеет большую поддержку со стороны титульного нации, в то время как русскоязычная молодежь не согласна с решениями политической элиты в данной области. Конечно, в первую очередь здесь имеют решающее значение скорее отрица-
1 Из них 41,8% мужчин, 58,2% женщин. По социальному положению: 45,8% студентов, 37,4% работающих, 13,6% бизнесменов, молодых людей, имеющих собственное дело, 3,2% безработных или домохозяек.
2 Ситуация в г. Таллине интересна тем, что эстонцы и русскоязычные здесь представлены примерно в равных долях в населении города, и здесь неизбежны не только контакты, но и конкуренция между представителями двух общин.
тельные эстонско-российские отношения. Не секрет, что в Эстонии сознательно культивируется «образ врага» в отношении России, что позволяет политической элите консолидировать эстонское население и манипулировать им в своих целях.
Для дальнейшей оценки действий властей респондентам было предложено два варианта вопросов: молодым петербуржцам предлагалось оценить действия российского правительства, связанные с событиями в Южной Осетии 8 августа 2008 года, а молодежи г. Таллина — действия, связанные с переносом памятника Воину-освободителю, впоследствии получившем известность как «Бронзовый солдат». Итак, более половины (56%) российских респондентов постоянно следили за событиями, их это очень волновало. 29% не очень беспокоило, но они были «в курсе». 6% совершенно не беспокоило и 9% затруднились ответить.
Здесь наблюдается довольно интересная зависимость от возраста респондента. Для удобства и наглядности были введены дополнительные возрастные границы: 18−23 года (учащаяся молодежь, которая еще находится под воздействием агентов социализации в своих оценочных суждениях), 24−27 лет (молодежь, которая уже работает, но еще позиционирует себя как молодежь) и 28−30 лет (молодые люди, считающие себя взрослыми людьми, нередко уже не причисляющие себя к молодежи, со сформировавшимися убеждениями и собственным взглядом на происходящее).
Итак, очень сильно волновали происходящие события молодежь наиболее старшего и наиболее младшего возраста, в то время как значительная часть респондентов 24−27 лет отстраненно следили за событиями (41,1%). Наибольший процент молодых людей, кого вообще не беспокоило происходящее — молодежь «средней» возрастной группы 24−27 лет (8,4%). Для сравнения: не беспокоили события в Южной Осетии 7,4% юной молодежи 18−23 лет, а среди 28−30-летних этот показатель равен нулю. Более четверти (26,7%) молодых людей 28−30 лет затруднилось ответить на этот вопрос, это самый большой показатель.
Зависимость от пола не существенна. Здесь можно лишь отметить, что девушки немного больше затрудняются ответить на вопрос (12,9% девушек по сравнению с 4,6% молодых людей).
Если говорить о молодежи г. Таллина, то здесь наблюдается существенная разница во взглядах в зависимости от национальной принадлежности: большинство русских молодых людей очень беспокоил факт удаления Мемориала советским солдатам из центра Таллина, в то время как абсолютное большинство эстонцев это событие никак не волновало. Это обусловлено тем, что памятник все же позиционируется как русский, поставленный в советское время советским воинам. В Эстонии же сегодня все, что связано с советским наследием воспринимается как элементы оккупационного режима. Как пишет И. Розенфельд: «Эта идеология включает
ряд компонентов, в том числе жесткую ориентацию на Запад, борьбу с „коммунизмом“, оценку советского периода как „оккупации“, приравнивании последней к оккупации Эстонии Третьим Рейхом, устранение всего советского (политика „очистка площадки“), теорию воссоздания, как правило, идеализированной первой Эстонской республики» [1]. Ввиду ограниченного объема в статье не будет рассматриваться вопрос о том, была ли оккупация или нет. Это тема отдельного исследования. Данный вопрос представляется довольно подробно изложенным в работе Р. Х. Симоняна [2] (вопрос об оккупации во время Второй Мировой войны) или в статье С. Артеменко, где взаимоотношения России и Эстонии рассматриваются с петровских времен [3]. Отметим лишь, что от того, была оккупация или нет, для русскоязычного населения Эстонии сегодня ничего не изменится, так же как и ничего не изменится в сознании эстонцев, которые на данной основе построили свою правовую систему. Таким образом можно говорить о национальном компоненте политической культуры Эстонии как определяющем, а также о вытекающем из этого национальном противостоянии1, которое четко прослеживается и в результатах данного социологического исследования.
Таблица 1
Беспокоил ли Вас факт удаления Мемориала советским солдатам из центра Таллина?, %
Ваша национальность Всего
русский в Тлн Эстонец
Беспокоил ли Вас факт удаления Мемориала советским солдатам из центра Таллина? Очень беспокоил 54,2 5,3 29,7
Слегка беспокоил 32,1 9,6 20,8
Меня это не беспокоило 11,0 78,1 44,7
Затрудняюсь ответить 2,7 7,0 4,8
Всего 100 100 100
И наконец, говоря об отношении молодежи к действиям властей в указанных ситуациях, можно с уверенностью утверждать, что половина молодых петербуржцев поддерживает решение правительства (55,5%), хотя почти четверть не смогло определить свое отношение однозначно.
Среди молодежи, проживающей в г. Таллине, наблюдается аналогичная ситуация, описанная выше: четкая дифференциация по национальному признаку. Так, у более половины молодых русскоязычных людей подобные действия властей вызывают чувство возмущения, в то время как треть эстонцев поддерживает эти действия, считает их правильными.
Таким образом, можно сделать вывод о глубоком расколе в эстонском обществе. «Бронзовый солдат» как для эстонцев стал символом советской
1 По данным Евробарометра за 2003 год Эстония и Греция — две страны в Европе, где противостояние в мультикультурном обществе является наиболее сильным [4].
«оккупации"1, так же стал символом национальной идентичности для русских, живущих в Эстонии.
Таблица 2
Зависимость оценки действий властей от национальности респондентов, %
Ваша национальность Всего
русский в СПб русский в Тлн эстонец
Как бы Вы выразили свое отношение к подобным действиям властей? Я поддерживаю эти действия, считаю их правильными 55,5 2,7 32,6 23,9
Эти действия мне не нравятся, но я понимаю мотивы 14,3 32,4 34,9 30,5
Эти действия вызывают у меня чувство возмущения 2,5 58,2 6,6 27,4
Мне это безразлично 3,4 5,4 12,0 7,8
Затрудняюсь ответить 24,4 1,3 14,0 10,4
Всего 100 100 100 100
3 мая 2007 председатель Союза старообрядческих общин Эстонии Павел Варунин очень верно отметил: «Ни один русский политик не сделал столько для объединения русской общины Эстонии, сколько сделало своими непродуманными действиями эстонское правительство в ходе событий, связанных с демонтажем «Бронзового солдата» [6]. В Эстонии сложилась ситуация «двух обществ», живущих параллельно, не соприкасаясь друг с другом. Это отражается и на молодежи. Однако это заставляет молодых людей Таллина больше анализировать действия правительства, в то время как петербуржцы более пассивны и затрудняются определить свое отношение к тем или иным решениям, принимаемым политической элитой.
Список литературы:
1. Розенфельд И. Эстония до и после «бронзовой ночи». — Тарту: «Крипта», 2009. — С. 22.
2. Симонян Р. Х. Апатриды в центре Европы. Как это случилось? // Власть. — № 9. — 2006. — С. 71−79.
3. Сергей Артеменко: Петр I как зеркало эстонской интеграции/ [электронный ресурс]. — Режимдоступа: www. regnum. ru/news/706 231.
4. www. ec. еигора. еи/риЬИс_оршюп /standard_en. htm.
5. Президент Эстонии: «Мы ведем себя как европейцы» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www. news. bbc. co. uk/hi/russian/russia/ newsid _ 6 376 000 /6 376 915^Ш.
1 Из интервью президента Эстонии Тоомаса Хендрика Ильвеса ВВС: «…нас этот памятник оскорбляет, ибо это монумент массовым убийствам. Именно так он представляется людям. Возможно, это неприятно слышать, но в нашем сознании этот солдат олицетворяет депортации и убийства, разрушение страны, а не освобождение. Группа бандитов — нацистов -была изгнана другой шайкой — советскими войсками» [5].
6. Старообрядцы Эстонии: События в Таллине объединили русскую общину страны [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www. regnum. ru/ newsZ822518. html.
ЗАВИСИМОСТЬ УРОВНЯ СОЦИАЛЬНОЙ ЗРЕЛОСТИ ОТ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ МОЛОДЕЖИ © Шкарупа Г. Н. *
Волжский гуманитарный институт (филиал)
Волгоградского государственного университета, г. Волжский
В данной работе представлены резуньтаты исследования, нацеленные на определение взаимосвязи между уровнем социальной зрелости и выбранными ценностями современной молодежи.
Ценностные ориентации — важнейшие элементы внутренней структуры личности, закрепленные жизненным опытом индивида, всей совокупностью его переживаний и отграничивающие значимое, существенное для данного человека от незначимого несущественного [6]. Устойчивая и непротиворечивая совокупность ценностных ориентаций обусловливает такие качества личности, как цельность, надежность, верность определенным принципам и идеалам, способность к волевым усилиям во имя этих идеалов и ценностей, активность жизненной позиции- противоречивость ценностных ориентаций порождает непоследовательность в поведении- неразвитость ценностных ориентаций — признак инфантилизма, господства внешних стимулов во внутренней структуре личности.
«Ценностные ориентации формируются при усвоении социального опыта и обнаруживаются в целях, идеалах, убеждениях, интересах и др. проявлениях личности» [4].
Исследование, изучение ценностных ориентаций — это забота социальной философии, социальной психологии, социальной педагогики и социологии молодежи. Для более целостного понимания ценностных ориентаций ученые выделяют типы систем ценностей, основные виды по уровню их организации. Так В. В. Гаврилюк и Н. А. Трикоз, в одной из своих публикаций выделяют 4 основных типа систем ценностей: «- смысложизненную систему, объединяющую ценности человеческой жизни, определяющую цели бытия, человеческой сущности, ценности свободы, правды, красоты- -витальную систему — это ценности сохранения и поддержания повседневной жизни, здоровья, безопасности, комфорта- - интеракционистскую сис-
* Студент кафедры «Психология». Научный руководитель: И. В. Курышева, доцент кафедры «Психология», кандидат психологических наук.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой