Криминализация общества как угроза безопасности государства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

4. Moscheva, S. V. Vyirazitelnyiy potentsial tekstov massmedia. Analiz yazyikovyih urovney: monografiya. — Saarbrucken, Germany: Lambert Academic Publishing, 2012. — 144 c.
5. Freyd, Z. Ostroumie i ego otnoshenie k bessoznatelnomu. — M.: ACT, 2008.
УДК 305
В.А. Половинкин*
Криминализация общества как угроза безопасности государства
В публикации раскрывается проблемная ситуация в рассогласованности деятельности полиции и Институтов гражданского общества- обосновывается положение, согласно которому полиция является специфическим институтом общественных отношений, призванным обеспечивать соблюдение и уважение прав и свобод граждан. Определяются принципы построения социального механизма взаимодействия институтов полиции и гражданского общества в решении общественно значимых задач.
Ключевые слова: организованная преступность, роль и функции полиции как субъекта модернизации общественных отношений, социальный механизм взаимодействия институтов полиции и гражданского общества.
V.A. Polovinkin*. Criminalization of society as a threat to national security. In the publication reveals the problematic situation in the contradictions of the police and civil society institutions- is the situation where the police is a unique Institute of public relations, to ensure compliance with and respect for the rights and freedoms of citizens. Defines the principles of construction of social mechanism of interaction of police and civil society Institutions.
Keywords: organized crime, role and functions of the police as a subject of modernization of public relations, the social mechanism of interaction between the institutions and civil society.
Закономерно-необходимыми в общественном развитии являются меры и условия по обеспечению трудовой деятельности, социально-экономическому развитию и обеспечению общественной безопасности. Как известно, закон — это необходимое, существенное, устойчивое, повторяющееся отношение между различными явлениями в обществе. Юридический закон — это нормативный акт, принятый высшим органом государственной власти в установленном Конституцией порядке. Тем самым закон представляет собой единообразие совершения общественных явлений, он опирается не на индивидуальную, а на общую причинную связь, или, иначе, предполагает наличие общих элементов действительности, находящихся в общих смысловых понятиях. Только при наличии общих смысловых понятий причинная зависимость указывает на возможность повторяемости социальных явлений, превращающихся в формулировку закона.
Общество, как и общественные явления, существует как реальность, однако его существование многофункционально, что находит свое выражение во множестве взаимосвязей между его субъектами, большим числом людей, различных по полу, возрасту, уровню образования, и т. п. Множественностью характеризуются и все без исключения социальные явления.
События и социальные явления, характеризуемые отклоняющимся поведением людей от принятых в обществе норм и правил, наиболее сложны и не всегда поддаются прямому, возможно, законодательному воздействию со стороны правоохранительных органов.
Особое внимание эти органы должны обращать на организованную преступность. Борьба с организованной преступностью не только одна из важнейших задач правоохранительных органов, но и становится одной из качественных характеристик деятельности институтов гражданского общества.
К настоящему времени уже можно выделить две основные группы организованной преступности: сформированные по видам деятельности, имеющие прочные связи с коррумпированными представителями органов власти- сформированные по видам деятельности под руководством коррумпированных представителей органов власти.
Вовлечение в преступную деятельность сотрудников правоохранительных органов привело к их отчуждению от основной массы населения страны. Так, по данным целого ряда социологических исследований, только доверие полиции снизилось в сознании населения с 30−40% до 7−10% [19, с. 344] Способствуют подобным общественным оценкам средства массовой информации, которые создают в основном негативный образ сотрудников полиции, забывая о лучших е представителях, обеспечивающих общественную безопасность населения, ведущих активную борьбу с организованной преступностью, коррупцией, мошенничеством и т. п.
* Половинкин, Валерий Анатольевич, доцент кафедры социологии и управления персоналом Государственного университета экономики и финансов, кандидат педагогических наук, доцент. Адрес: Россия, 191 023, Санкт-Петербург, улица Садовая, дом 21. Тел.: (812) 710−56−26
* Polovinkin, Valery Anatolievich, associate professor of sociology and managements personnel of the National university of economics and finances, PhD, associate professor. Address: Russia, 191 023, St. Petersburg, Sadovaya Str., 21. Ph.: (812) 710−56−26.
© Половинкин В. А., 2013
Философия, социология, политология, филология
Изменения ситуации в этом вопросе можно достигнуть за счет более глубокого взаимодействия, причем основанного на открытости информации о результатах деятельности полиции с институтами гражданского общества. Но это в том случае, если его представители не боятся и не хотят прослыть авторитарными, жесткими, а участвуют непосредственно в социальном контроле над всеми видами криминальной деятельности. Однако здесь необходимо отметить одну тенденцию, а именно проникновение членов преступных групп в руководство институтов гражданского общества, в политические сферы, строящие свою деятельность на базе этих институтов. О. В. Пристанская [12], а также В. В. Лунев [5] в своих публикациях отмечали, что организованная преступность наносит ущерб не только материальный, но и духовный, и нравственный, и этический, которые порождают в обществе ситуацию взаимного недоверия. А это недоверие снижает возможности гражданского общества в его влиянии на исход борьбы полиции с такими фактами в деятельности организованной преступности, как физическое устранение конкурентов и лиц, мешающих их противоправной деятельности- привлечение руководителей и специалистов государственных предприятий, правоохранительных органов к преступной деятельности- противоправное обогащение: игорный бизнес, эксплуатация проституток, ростовщичество, алкоголизация населения, порождение паразитирующего слоя населения: элиты, воров в законе, преступных авторитетов, третейских судей, посредников-организаторов и т. д.
Организованная преступность борется и с институтами гражданского общества. Инструментарий этой борьбы состоит в моральном подавлении его представителей, запугивании, подкупе, физическом устранении.
Как следствие, организованная преступность развивается в тесной связи с дисфункцией институтов гражданского общества. И способствует этому разобщенность полиции и этих институтов по направленности, содержанию, предметности, адресности функциональной деятельности. Подобная разобщенность в деятельности приводит к тому, что организованная преступность оказывает все более заметное влияние на социокультурные процессы. Так, по самооценкам молодежи в возрасте от 14 до 29 лет, их все более одолевает чувство тревоги и страха — 56,5%- в их сознании преобладает пессимизм — 46,0%. Не случайно определенная часть молодежи имела неоднократные приводы в милицию (полицию) — 52,3−71,4% [13, с. 41].
Подобные явления, по всей вероятности, — следствие плохой материальной обеспеченности населения — 33,0%, плохого здоровья — 17,0%, плохой ситуации на работе — 12,0%, невозможности реализовать себя в профессии — 22,0%, неудовлетворенности статусом в обществе -9 16,0%, неудовлетворенности жизнью в целом — 10,0% [15, с. 40]. Запас прочности у населения для решения своих жизненных проблем является минимальным. Заработная плата по основному месту работы обеспечивает минимальный жизненный уровень. Н. Е. Тихонова пишет, что около 35,0% населения находится в состоянии малообеспеченности, и лишь 5,0% можно отнести к верхнему среднему классу, представители которого способны все свои проблемы решить самостоятельно [15, с. 20].
Большая часть населения часто испытывает страх перед будущим из-за ситуации на работе, неспособности повлиять на происходящее, несправедливости всего происходящего вокруг. События, связанные с «синдромом» нечестных выборов 2011 г., сформировали позицию «Так жить дальше нельзя» у 30,0% респондентов. Позитивный контекст жизни отмечает только 1,0% населения.
Следует отметить, что до 17,0% населения в решении жизненных проблем обходится своими средствами- 50,0% обращаются за помощью к родственникам и друзьям- 6,0% обратились бы за поддержкой к государственным организациям- 6,0% - к общественным организациям, а 36, 0% вообще не представляют, что делать.
Из приведенных данных видно, что из-за неблагоприятных условий жизни растет «ресурс» организованной преступности и девиантного поведения населения. Проблемы, которые должны решаться органами государственного управления и институтами гражданского общества, в сознании населения являются в основном неразрешимыми.
Анализ содержания деятельности институтов гражданского общества позволяет утверждать, что ее направленность ограничивается борьбой за гражданские права, гражданские свободы, гражданское поведение, гражданское сознание [6, с. 65−66].
Эти направления в деятельности институтов гражданского общества формируются в процессе социализации населения страны и являются производными от воспитания и образования, уровня развития государства и общества, господствующих социально-экономических и политических отношений, от специфики функционирующих социальных общностей и институтов. К сожалению, институты гражданского общества не учитывают сложившиеся реальные обстоятельства общественного развития и видят негатив появления организованной преступности, коррупции, воровства, мошенничества и т. п. в непрофессиональной деятельности сотрудников полиции, не осознавая того, что эти явления по своей сути — следствие тех нерешенных проблем, активными участниками разрешения которых и являлись бы сами эти институты.
В. Шейфер следующим образом выразил отношение к борьбе за свободу: «Когда свобода уничтожает порядок, жажда порядка уничтожает свободу» [18, с. 225]. Кроме того, многочисленные социально-экономические проблемы усугубляются еще и тем, что институты гражданского общества в сознании большинства населения страны являются безликими образованиями.
Взаимодействие полиции и институтов гражданского общества в решении проблем общественного развития представляется как взаимосвязанный диалог, предполагающий аналитико-прогностическую, детерминированную и предметно-ориентированную деятельность. Аналитико-прогностическая деятельность связана с оценкой ситуации и прогнозом общественного развития. Детерминированная
деятельность связана с изучением взаимодействующих влияний широкой общественной среды с полицией и институтами гражданского общества. Предметно-ориентированная деятельность — это реальный взаимообусловленный процесс воздействия полиции и институтов гражданского общества на поведение граждан в соответствии с общепринятыми социальными нормами и требованиями. Посредством диалога и предметной деятельности создаются предпосылки для приобретения человеком-гражданином желаемых для общества черт и свойств личности, ценности противодействия девиантному поведению, коррупции, организованной преступности. При этом личность человека рассматривается с учетом сложности взаимодействия объективных условий жизнедеятельности и жизнеспособности, состояния общественной среды и тенденций общественного развития.
Новые условия предъявляют и новые требования к деятельности полиции и институтов гражданского общества, в частности, формирования позитивизма и прагматизма, созидательности и эффективности влияния на различные черты личности человека-гражданина. Именно это может повысить интерес населения к такой деятельности субъектов взаимодействия и к участию в работе как полиции, так и институтов гражданского общества по предотвращению негативных явлений в общественном развитии.
Очевидно, что в сознании людей формируются некие образы настоящего и будущего состояния общественных отношений, роли полиции и институтов гражданского общества в обеспечении, организационно-правовом и социально-экономическом сопровождении всего спектра жизнедеятельности людей от прошлого в будущее страны, в будущее развитие общественных отношений. Однако здорового оптимизма в ожиданиях будущего благополучия в сознании большинства людей не наблюдается. И причин тому, по нашему мнению, несколько. Прежде всего, деформация духовно-нравственной сферы в значительной мере связана со злоупотреблениями свободой слова в средствах массовой информации, пропагандой насилия и культа наживы. В результате российские граждане действуют в моральном и этическом вакууме. В то же время новая общественная система, подчеркивает Б. В. Волженкин, постепенно скатилась к политическому произволу и беспрецедентному для России распространению коррупции [2, с. 44]. Коррупционная преступность имеет ряд криминальных особенностей, связанных с субъектами преступной деятельности, сферами и способами ее осуществления. По данным МВД России, по роду своей деятельности привлеченные к ответственности коррумпированные лица, подлежащие суду, являются работниками министерств, комитетов и их структур на местах — 41,2%, сотрудниками правоохранительных органов — 26,5%, работниками кредитно-финансовой системы — 11,7%, работниками контролирующих органов — 8,9%, работниками таможенной службы — 3,2%, депутаты органов представительной власти — 0,8% и т. д.
Обширная и многообразная криминалистическая информация свидетельствует также о распространении такого явления, как бюрократический рэкет при регистрации уставов и других учредительных документов, создаваемых организацией, лицензировании соответствующей деятельности, оформлении таможенных документов, получении кредитов и т. п. Оперативные данные МВД России и ФСБ России свидетельствуют о том, что чиновники в органах государственной власти оказывают содействие каждой десятой из восьми тысяч преступных группировок России [20]. Это содействие в основном происходит за счет взяток.
Следует также отметить, что развитие общественных отношений в перестроечный период стимулировало не только позитивные процессы в обществе, но и способствовало развитию демагогии и попустительству чиновничьего аппарата в структурах власти. Господствующей тенденцией в оказании воздействия на людей была и остается манипуляция сознанием.
Причина социальной апатии у людей во многом определяется не только слабой работой правоохранительных органов и бездеятельностью институтов гражданского общества, но и отсутствием коммуникативных технологий их взаимодействия. По мнению Л. Я. Косалса и Р. В. Рывкиной, правоохранительные органы стали просто недееспособными, и виновато в этом государство, которое «подмяло» под себя правовые структуры в целях получения неограниченных возможностей в качестве субъекта рыночных отношений [4, с. 13−21]. Приведенные эмпирические данные раскрывают всю остроту проблемы борьбы с организованной преступностью, коррупцией, различными видами девиантного поведения и подчеркивают, что устойчивое общественное мнение является своеобразным закладным камнем не только развития гражданского общества, но и комплексного скоординированного взаимодействия его субъектов в преодолении сложившейся криминальной ситуации в обществе.
Достигается это открытостью и публичностью в работе, формированием системы общественного доверия и поддержки граждан, взаимодействием и сотрудничеством с государственными и муниципальными органами управления, общественными объединениями, организациями и гражданами.
С. В. Патрушев и А. Д. Хлопин отмечали, что в последнее десятилетие происходило нарастание разрыва между «должным» и «сущим», т. е. углубление противоречия между культурно-ценностным идеалом и восприятием социальной реальности, углубление социокультурного противоречия. К наименее желаемым ценностным основаниям относятся как раз те нормативные ориентации, что признаются респондентами самыми важными для современного российского порядка. Наличие социокультурного противоречия, которое артикулируется через серию разных форм, осложняет процесс институционализации социальных и политических практик. Незавершенность институционализации ощущается людьми как беспорядок и проявляется, в частности, в уровне социального доверия — важнейшей характеристики институциональной среды. Так, органам внутренних дел (полиции) в основном доверяют только 23,1%, граждан, в основном не доверяют — 59,0% при 17,9% не определивших свою позицию [8, с. 56]. Причиной подобных социальных оценок, видимо, может быть то, что нарушение
Философия, социология, политология, филология
сложившегося социального порядка стало одной из причин криминализации общественных отношений [9, с. 195]. По экспертным оценкам ряда социологов, психологов и политологов, процесс нарастания отчуждения населения от происходящих в стране экономической реформы и событий, связанных с ней, может привести не только к стагнации государственного управления, но и, в конечном счете, к утрате жизнеспособности государства. М. Фридмен в этом контексте отмечал, что работающий институт государства — это условие, без которого свободная экономика просто невозможна. Ведь рыночная экономика без организации профессиональной деятельности, без профессионального управления, без соблюдения законопорядка, без включения в экономические, политические и социальные процессы широких слоев населения перестает быть таковой и становится по определению олигархической.
Законодательное оформление процессов взаимодействия полиции и институтов гражданского общества, но без определения соответствующего социального механизма, не только создает своеобразную антикультурную среду, которая, с одной стороны, подрывает социальный порядок, а с другой, создает иллюзию радикальности предпринимаемых государством мер. Социальный механизм взаимодействия, если взять за основу положения О. Больного и Э. Мунье, есть не что иное, как общественный договор, в основе которого заложен контакт, участники коего связаны и ограничены в своих действиях обоюдными обязательствами.
Социальная практика показывает, что в современном гражданском обществе, в противоположность традиционному обществу, складываются все необходимые экономические, политические, культурные и духовные условия для развития и саморазвития многочисленных, неоднородных, но равноправных субъектов гражданского общества. Внутренняя устойчивость и развитие гражданского общества достигаются прежде всего балансом интересов и влиянием самих социальных субъектов этого общества. Гражданское общество необходимо им потому, что обеспечивает условия их собственного развития. Они же необходимы гражданскому обществу потому, что политическая развитость и экономическая самостоятельность и стабильность его субъектов обеспечивает нормальное функционирование и прогресс этого общества.
Для России данная проблема приобретает особую актуальность и остроту. Это обусловлено прежде всего тем, что в российском обществе, по существу, только начался процесс как создания нового демократического государства, так и становления институтов гражданского общества.
Список литературы
1. Бергер, П., Лукман, Т. Социальное конструирование реальности. — М.: Медиум, 1995.
2. Волженкин, Б. В. Коррупция. — Сер. «Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе». — СПб. 1998.
3. Заславская, Т. И. Социоструктурный аспект трансформации российского общества // Социологические исследования. — 2001. — № 8.
4. Косалс, Л. Я., Рывкина, Р. В. Становление институтов теневой экономики в постсоветской России // Социс. — 2002. — № 4. — С. 13−21.
5. Лунев, В. В. Организованная преступность в России: осознание, истоки, тенденции // Государство и право. — 1996. — № 4.
6. О патриотизме и гражданственности: учебное пособие / под ред. А. А. Козлова. — СПб.: Элексис Принт, 2005.
7. Патрушев, С. В., Хлопин, А. Д. Социокультурный раскол и проблемы политической трансформации России. — М., 2007.
8. Потемкин, В. К. Государственная служба: социальные оценки и механизм модернизации.
— СПб.: Инфо-да, 2011.
9. Потемкин, В. К., Копейкин, Г. К., Оленев, Р. Г. Социальная криминология: диагностика и правоприменительные инициативы. — СПб: РАЕН, Секция «Экономика и социология», Санкт-Петербургское отделение, 2005.
10. Потемкин, В. К., Михайлов, С. Г. Молодежь. Общественная среда. Православие. — СПб.: Инфо-да, 2011.
11. Пригожин, А. И. Сущность переходных процессов // Социология перестройки / отв. ред. В. А. Ядов — М.: Наука, 1990.
12. Пристанская, О. В. Что такое организованная преступность: прошлое и современность. -М.: Юридическая литература, 1989.
13. Противодействие коррупции в России: проблемы и перспективы: материалы межвузовской научно-практической конференции. — СПб.: ЦПП ФНС РФ, 2010.
14. Рывкина, Р. В. Драма перемен: Экономическая социология переходной России. — М.: Дело, 2001.
15. Социальная политика и социальные реформы глазами россиян. — М.: Институт социологии РАН, 2007.
16. Социальное неравенство в социологическом измерении: аналитический доклад ИС РАН.
— М., 2006.
17. Тощенко, Ж. Т. Состояние и противоречия общественного сознания к концу 1988 года // Социология перестройки / отв. ред. В. А. Ядов — М.: Наука, 1990.
18. Шейфер, В. Как же нам теперь жить? — Чикаго, 1990.
19. Шереги, Ф. Э. Социология девиации. Прикладные исследования. — М.: ЦСП, 2004.
20. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. rau. su/observer/N0499/403. HTM.
Попова А. Д. Образ служителя закона в современном массовом искусстве и развитие обыденного.
Literature
1. Berger, P., Lukman, T. Sotsialnoe konstruirovanie realnosti. — M.: Medium, 1995.
2. Volzhenkin, B. V. Korruptsiya. — Ser. «Sovremennyie standartyi v ugolovnom prave i ugolovnom protsesse». — SPb. 1998.
3. Zaslavskaya, T. I. Sotsiostrukturnyiy aspekt transformatsii rossiyskogo obschestva // Sotsiologicheskie issledovaniya. — 2001. — № 8.
4. Kosals, L. Y., Ryivkina, R.V. Stanovlenie institutov tenevoy ekonomiki v postsovetskoy Rossii // Sotsis. — 2002. — № 4. — S. 13−21.
5. Lunev, V. V. Organizovannaya prestupnost v Rossii: osoznanie, istoki, tendentsii // Gosudarstvo i pravo. — 1996. — № 4.
6. O patriotizme i grazhdanstvennosti: uchebnoe posobie / pod red. A. A. Kozlova. — SPb.: Eleksis Print, 2005.
7. Patrushev, S. V., Hlopin, A. D. Sotsiokulturnyiy raskol i problemyi politicheskoy transformatsii Rossii. — M., 2007.
8. Potemkin, V. K. Gosudarstvennaya sluzhba: sotsialnyie otsenki i mehanizm modernizatsii. — SPb.: Info-da, 2011.
9. Potemkin, V. K., Kopeykin, G. K., Olenev, R. G. Sotsialnaya kriminologiya: diagnostika i pravoprimenitelnyie initsiativyi. — SPb: RAEN, Sektsiya «Ekonomika i sotsiologiya», Sankt-Peterburgskoe otdelenie, 2005.
10. Potemkin, V. K., Mihaylov, S. G. Molodezh. Obschestvennaya sreda. Pravoslavie. — SPb.: Info-da, 2011.
11. Prigozhin, A. I. Suschnost perehodnyih protsessov // Sotsiologiya perestroyki / otv. red. V.A. Yadov — M.: Nauka, 1990.
12. Pristanskaya, O. V. Chto takoe organizovannaya prestupnost: proshloe i sovremennost. — M.: Yuridicheskaya literatura, 1989.
13. Protivodeystvie korruptsii v Rossii: problemyi i perspektivyi: materialyi mezhvuzovskoy nauchno-prakticheskoy konferentsii. — SPb.: TsPP FNS RF, 2010.
14. Ryivkina, R. V. Drama peremen: Ekonomicheskaya sotsiologiya perehodnoy Rossii. — M.: Delo, 2001.
15. Sotsialnaya politika i sotsialnyie reformyi glazami rossiyan. — M.: Institut sotsiologii RAN, 2007.
16. Sotsialnoe neravenstvo v sotsiologicheskom izmerenii: analiticheskiy doklad IS RAN. — M., 2006.
17. Toschenko, Z. T. Sostoyanie i protivorechiya obschestvennogo soznaniya k kontsu 1988 goda // Sotsiologiya perestroyki / otv. red. V.A. Yadov — M.: Nauka, 1990.
18. Sheyfer, V. Kak zhe nam teper zhit? — Chikago, 1990.
19. Sheregi, F. E. Sotsiologiya deviatsii. Prikladnyie issledovaniya. — M.: TsSP, 2004.
20. [Elektronnyiy resurs]. — Rezhim dostupa: http: //www. rau. su/observer/N0499/403. HTM.
УДК 340, 7. 067, 174
А.Д. Попова*
Образ служителя закона в современном массовом искусстве и развитие обыденного правосознания
В статье рассматривается взаимосвязь развития массового искусства и эволюции правосознания общества. Автор показывает, что продукты массового искусства отображают стереотипы общественного сознания и выявляет роль различных продуктов массового искусства (книг, телесериалов) в формировании ментальных установок и образа правоохранительных органов.
Ключевые слова: правосознание, массовое искусство, ментальные установки, образы сотрудников судов и правоохранительных органов.
A.D. Popova*. Image the Servant of the Law in Modern Mass Art and Development Ordinary Sense of Justice. The article analyzes interrelation of development of mass art and evolutions sense of justice. The article shows, that the products of mass art display stereotypes of public con-sciousness and a role of various products of mass art (books, serials) in formation mentality of installations, image of law-enforcement bodies and law.
Keywords: sense of justice, mass art, mentality of installation, image of the employees of courts and law-enforcement bodies.
Одним из активно развивающихся направлений в современных общественных науках (истории, философии, социологии) является изучение общественного сознания, ментальных установок,
* Попова, Анна Дмитриевна — доктор исторических наук, профессор кафедры философии Рязанского государственного университета имени С. А. Есенина, профессор кафедры государственно-правовых и гражданско-правовых дисциплин Рязанского филиала Московского университета МВД России. Адрес: Россия, 390 043 г. Рязань, 1-я Красная, ул., д. 18. E-mail: a.d. popova@mail. ru.
* Popova, Anna Dmitriyevna, the doctor of historical sciences, professor of faculty of philosophy of the Ryazan State University named for S. Esenin, professor of Faculty state-legal and dvil-legal of disciplines of the Ryazan branch of the Moscow university МВД of Russia. Address: Russia, 390 043 Ryazan, 1st Red str., 18. E-mail: a.d. popova@mail. ru.
© Попова А. Д., 2013

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой