Русская православная миссия в Киргизии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Религия. Атеизм


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ МИССИЯ В КИРГИЗИИ
К. В. Бирюкова Российский государственный социальный университет,
г. Москва, Россия
Summary. Russian Orthodox mission in Kyrgyzstan was founded in 1881 Its activities extend to Semipalatinsk, Akmola and Turgay regions. The missionaries conducted research, translation, education, charity. Their work contributed to the Christianization of the indigenous peoples.
Key words: Orthodox mission- Kyrgyzstan.
Указ Святейшего Синода от 24 декабря 1828 г. предписывал владыке Евгению (Казанцеву), архиепископу Тобольскому и Сибирскому, восстановить в Сибири должность инородческих миссионеров, упразднённую в 1799 г. [16]. Владыка Евгений предполагал организовать две миссии: на севере — для остяков (современные ханты) и вогулов (манси), и на юге — для киргизов (речь идёт и о казахах), калмыков и алеутов Алтая, а также черновых татар (старое название северных групп народов Алтая). Генерал-губернатор Западной Сибири И. А. Вельяминов отказывает в содействии, объясняя это политическими соображениями. В 1829 г. в Санкт-Петербург прибывают представители киргизского народа, и среди прочих ходатайств была просьба «мечетей и школ у них не заводить, ахунов и указных мулл не определять, и позволить им не отдавать детей учиться в школы» [3, с. 52]. Деятельность миссионеров могла повредить русско-киргизским отношениям.
В 1865 г. алтайские миссионеры с горькой иронией замечают: «теперь мечети и училища есть уже во всех городах и укреплениях Киргизской степи» [3, с. 52], муллы и учителя Корана и татарской грамоты есть чуть ли ни в каждом ауле, «разумеется, не столь образо-ванно-индиферрентные и веротерпимые, как мы» [3, с. 52]. После такой политики, проводимой уже почти 30 лет, прибывшим православным миссионерам объясняют, что «теперь наши уже опоздали обращением Киргизов, и что можно разве попробовать это на р. Чёрном Иртыше или у дико-каменных Киргизов при озере Иссык-Куль, (т. е. за Китайской границей! — не замечательно ли это?), — где Магометанство ещё не утвердилось» [3, с. 53].
В 1881 г. открывается миссия для киргизов, называемая в официальных документах противомусульманской. Она относится к числу Сибирских миссий и находится в непосредственном подчинении начальнику Алтайской миссии. В штатном составе предполагался один миссионер, псаломщик и толмач (переводчик — К. Б.). Миссия должна была существовать на средства Миссионерского общества и подчиняться начальнику Алтайской духовной миссии [18, с. 153].
В сентябре 1882 г. епископ Владимир (Петров), руководивший тогда викарной Бийской кафедрой, назначил первым киргизским миссионером алтайского миссионера-священника Филарета Синь-ковскаго (позже Преосвященного Владимира, епископа Владикав-казскаго) с помощником — новокрещенным киргизом А. Холуевым [18, с. 153]. О. Филарет поселился в Усть-Каменогорске, затем переехал в Семипалатинск и, наконец, 11 декабря 1893 г. окончательно утвердил своё местопребывание и опорный миссионерский пункт в казачьем посёлке Букон, находящемся в 20 верстах от г. Кокпекты
[18, с. 154].
В этом посёлке проживали православные казаки. «Буконские казаки, усердные к церкви и отлично владеющие киргизским языком, способны содействовать распространению христианства между киргизами» [6, с. 138−139], — свидетельствует отчёт обер-прокурора Синода. Сознавая это, о. Филарет заботился о христианском просвещении самих казаков: «по воскресным дням он вёл беседы, усердно посещаемые буконцами- последствием их является значительный запрос на книги священного писания» [6, с. 138−139]. На зиму миссионер переезжал в киргизские зимовки Зайсанского при-ставства и вёл религиозные беседы с киргизами. В 1884 г. 13 человек киргизов приняли крещение [6, с. 138−139]. Количество перешедших в православие в 1885 г. составило 11 человек.
Одной из важнейших задач миссионеров была переводческая деятельность. К 1885 г. на киргизский язык были переведены части Евангелия и «Апостола», читаемые при совершении таинства Крещения, «Символ веры» и последование к Причастию. Исходя из специфики работы миссии в исламской среде перевели молитвы из чина «о приходящих ко св. церкви из магометанства». Кроме того, были переведены Огласительное поучение для готовящихся принять Крещение и житие св. Евстафия Плакиды [7, с. 62]. К 1893 г. завершили перевод Евангелия на местный язык [5, с. 335].
Серьёзным затруднением в работе миссии был недостаток пахотной земли у местного населения. Опыт миссионерской работы подсказывал, что многие из принявших Крещение, вернувшись в окружение соплеменников-язычников, постепенно возвращаются к прежнему образу жизни. Необходимо создание отдельных поселений для новокрещенных. С этой целью в 1885 г. «по ходатайству миссии, степным генерал-губернатором сделано распоряжение об отводе для новокрещёных киргизов 600 десятин земли, близ Бу-конскаго посёлка, в ведомстве Зайсанского приставства» [6, с. 138 139]. В 1892—1893 гг. «был исходотайствован из министерства государственных имуществ участок земли в 1000 десятин для образования засёлка новокрещенных киргизов возле Буконского стана». На выделенной земле к 1896−1897 гг. был выстроен на средства миссии посёлок для новокрещёных Преображенское на 20 изб. Тогда же, в
1893 году, было подано ходатайство об отводе участка «из земель Кабинета Вашего Величества для образования засёлка из новокре-щенных киргизов возле Больше-Нарымскаго стана» [5, с. 335].
За первое десятилетие своей деятельности миссия достигла определённых успехов и значительно расширилась. В 1892—1893 гг. работают уже 4 стана: Буконский, Больше-Нарымский, Долонский и открывшийся в Шульбинском посёлке. До середины 1892 г. «было три стана при двух миссионерах. Место Буконского миссионера было свободно, и Буконским станом заведывал Больше-Нарымский миссионер, а в июле туда назначили о. Ефрема Елисеев, получивший специальную миссионерскую подготовку на противомусуль-манских курсах при Казанской Духовной Академии, принятый Томским епархиальным начальством для служения в Киргизской миссии, миссионер иеромонах Сергий, утверждённый 11 ноября в должности помощника Начальника миссии, командирован в посёлок Шульбинский, предназначенный к открытию в нём миссионерского стана, о чём ходатайствуется пред Советом миссионерскаго общества» [4, с. 22].
В составе миссии в 1892 г. иеромонах Сергий, 3 священника, 4 псаломщика и 2 толмача [4, с. 22]. Впрочем, в Отчёте обер-прокурора за 1892−1893 гг. упомянуты 3 толмача. В этом году было крещено 95 человек [5, с. 352]. Владыка Владимир (Петров) упоминает 25 человек, перешедших в православие из мусульман [4, с. 22]. Миссионер Больше-Нарымского стана о. Стефан Борисов свидетельствует: «В отчётном году, Господу содействующу, крещено нами из магометанства в Больше-Нарымском стане 8 душ обоего пола, и в Буконском — 7, всего пятнадцать» [1, с. 15]. Миссионер Буконского стана о. Ефрем Елисеев приводит в своём отчёте другие данные: «Буконская новокрещенская паства увеличилась в истекшем году приобретением 13 духовных чад нашей Церкви, из которых 7 м. и 6 ж. пола» [2, с. 8].
Киргизская миссия постепенно обособилась от Алтайской, и киргизские миссионеры стали устраивать отдельные съезды в г. Бийске. В этот же период поднимается вопрос о заведении миссионерами путевых дневников «чтобы возможно было знать, соответствуют ли труды миссионеров получаемому ими вознаграждению» [5, с. 356].
С 1895 г. Киргизская миссия окончательно отделилась от Алтайской, подчинившись Омскому епископату. В Омской епархии деятельность миссии распространялась на две области: Семипалатинскую и Акмолинскую. Обер-прокурорский отчёт оценивает кочевое киргизское население этих областей в 831 150 человек [10, с. 100]. Центр миссии переместился в г. Семипалатинск, в район, называемый Зареченской слободкой. Здесь был открыт стан, «представляющий из себя целую колонию. Здесь устроены дом для начальника
миссии, а в нём весьма благолепная церковь, дома со службами для членов миссии и две избы для новокрещенных» [10, с. 102−103]. В Семипалатинской области также действовали станы Буконский, Больше-Нарымский, Долонский, Шульбинский, Баян-Аульский и Бельаганский. В Акмолинской области упоминаются Татарский, Ат-басарский и Александровский станы [10, с. 100].
Значительно расширился личный состав миссии: в 18 961 897 г. она насчитывает 26 сотрудников: 1 архимандрит (он же начальник миссии), 8 священников, 2 диакона, 9 псаломщиков, 5 толмачей и 1 фельдшер [10, с. 101]. За 1896 г. новокрещёных было 64 человека, а в 1897 г. 46 человек. Вся вообще православная паства киргизской миссии состояла из 2853 человек, в том числе русских -2503 человека и инородцев — 350 человек [10, с. 101].
Много внимания уделялось обучению и христианскому воспитанию детей. В 1896—1897 гг. при станах миссии было 6 училищ, в которых учились в 1896 г. 162 мальчика и 41 девочка, а в 1897 г. — 145 мальчиков и 71 девочка. В 1899 г. при миссии действовало 9 школ. В них обучалось 207 мальчиков и 65 девочек, всего 272 ребёнка. При миссионерских станах Центральном и Преображенском существуют приюты для инородческих детей. В целях миссионерских эти приюты представляются совершенно необходимым учреждением и потому постепенно заводятся и при других станах миссии [11, с. 52].
В рассматриваемый период в ведении миссии находилось 6 храмов и молитвенных домов [10, с. 101]. Вновь строятся церкви: 1) в Зареченской слободке г. Семипалатинска, 2) в урочище Тумара-ша, близ Больше-Нарымского стана миссии, 3) в посёлке Татарском и 4) в селе Преображенском, близ посёлка Буконского [10, с. 101−102].
Государство обещало материальную поддержку новокрещёным: «24 февраля 1897 г. было Высочайше утверждено мнение Государственного Совета, по которому киргизам, когда они, приняв христианскую веру семьями или отдельно, должны оставить прежнюю оседлость среди бывших единоверцев их и водвориться в городах или селениях между христианами, может быть производимо, при переселении и новом водворении, пособие от казны» [10, с. 102].
К 1899 г. Киргизская миссия имеет 9 станов: в Семипалатинской области Центральный в г. Семипалатинске, Буконский, Долонский, Больше-Нарымский, Шульбинский и Черноярский и в Акмолинской области Татарский, Александровский и Атбасарский. В штате миссии 28 человек: 1 архимандрит — начальник миссии, 8 миссионеров, из них три иеромонаха с академическим образованием и два священника с семинарским, 9 псаломщиков, 1 фельдшер-диакон, 2 учителя, 1 помощник учителя и 6 переводчиков [11, с. 5152]. В этом году крещены трое язычников и 63 мусульманина, причём больше всего крещений (19) совершено в Центральном и Боль-ше-Нарымском (12) станах [11, с. 52].
На 1901 г. Киргизская миссия состояла из 9 станов. Всех служащих в ней было: 1 архимандрит, он же начальник миссии, 4 иеромонаха, 4 священника, 4 диакона, 1 рясофорный монах, 6 псаломщиков и 6 толмачей. Православную паству Киргизской миссии составляли 4633 человека, в том числе русских 4121 и инородцев 512. Церквей и молитвенных домов было 11 [12, с. 98]. Присоединено к православию в 1901 г. 61 человек [12, с. 99]. В существующих при миссии школах обучалось 357 детей. При некоторых станах есть приюты для детей новокрещенных и приходские попечительства, оказывавшие значительную помощь бедным, которых в 1901 г. было особенно много [12, с. 99].
1902 г. был очень тяжёлым. Из-за длящегося уже пятый год неурожая и недостатка пахотных земель в степи голод и безработица, скот вымирает из-за отсутствия корма, миссионеры раздают все запасы, покупают хлеб на ссуду, взятую в Семипалатинском областном правлении, и раздают нуждающимся, выпрашивают для голодающих хлеб у более благополучных казаков и крестьян [13, с. 168−169].
Местные казаки не всегда сочувственно относились к новокрещёным киргизам [13, с. 169]. Некоторые новокрещёные возвращались в степь. Многие случаи крещения были сильно затруднены. Миссионерские дневники рисуют случаи избиения, продажи в рабство и даже убийства новокрещёных или желающих креститься киргизов их родными и соплеменниками.
С 1896—1897 гг. параллельно с Киригизской миссией Омской епархии начинает действовать Киргизская миссия Оренбургской епархии. Она была открыта в 1894 г., полем её деятельности была Тургайская область, на 1896−1897 гг. эта миссия имела два стана: Ма-карьевский и Александровский в Кустанайском уезде Тургайской области [10, с. 116]. «Районом деятельности обоих станов является вся северная часть Тургайской области, в частности населеннейшия ея уезды: Кустанайский, занимающий пространство в 6000 кв. вёрст, с населением 143 557 человек, из которых православных 27 258 человек и мусульман-киргизов 116 299 человек, и Актюбинский — пространством в 41 000 кв. вёрст, с населением 143 557 человек из коих православных 2777 человек и киргизов 112 184 человек» [10, с. 117]. Упоминается о том, что часть русских живёт в городах, а часть (14 247 чел) на арендованных у киргизов землях. Живущие в степи русские попадают под влияние ислама и киргизских бытовых традиций [10, с. 118].
В 1894 г. в Макарьевском стане строится церковь-школа. Она была построена на частные пожертвования, а лес для строительства был высочайше дарован по ходатайству военного губернатора Тур-гайской области [10, с. 116]. Второй миссионерский стан в посёлке Александровском, в 40 верстах от Кустаная. «Посёлок тот русский, довольно многочисленный, имеет приходскую церковь и домы для духовенства» [10, с. 117].
«При обоих станах Киргизской миссии, Александровском и Макарьевском, имеются миссионерския школы, помещающиеся в собственных зданиях. Обе миссионерские школы устроены по типу церковно-приходских школ, курс обучения в них трёхлетний. Обучение ведётся на русском языке» [10, с. 116]. К 1899 г. существует 37 школ — 6 мужских, 6 женских и 25 смешанных- учащихся в них было всего 1272 человека, в том числе 72 киргиза-мусульманина. Школы эти содержались на средства Православного миссионерского общества и местного отделения Училищного совета и другие местные средства [11, с. 67].
«Число крещёных инородцев в губернии достигает 15 тысяч и состоит из татар, калмыков, чуваш и мордвы. Во всех инородческих приходах и посёлках существуют школы. Всего в инородческих поселках 25 школ. Главными предметами обучения в инородческих школах были: Закон Божий, славянское и русское чтение и церковное пение. Благодаря хорошей постановке церковнаго пения, в большинстве инородческих приходов имеются хоры из мальчиков и девочек, которые прекрасно исполняют церковныя песнопения за богослужениями на славянском и на инородческих — татарском и чувашском языках, а также и на внебогослужебных беседах и школьных чтениях» [11, с. 68].
К 1901 г. открываются новые станы: Актюбинский и Уральский 1-й в Чилике. Для содействия миссионерам в Тургайской области в отчётном году открыты ещё 3 миссионерских прихода в посёлках Борисовско-Романовском, Владимирском и Михайловском Актю-бинского уезда, с назначением сюда священников, подготовленных к миссионерскому делу [12, с. 132].
Сотрудниками миссии в 1901 г. состояли 16 священников, 2 иеромонаха, 5 диаконов, 6 псаломщиков, 5 церковников, 38 учителей и 8 учительниц [12, с. 133].
При 13 школах миссионерского благочиния Тургайской области ведутся народные религиозно-нравственные чтения. Действуют 4 приходских миссионерских братства, 1 общество трезвости, 4 миссионерские с интернатами школы [12, с. 133]. Проводятся внебого-служебные беседы, из грамотных прихожан, знающих киргизский язык, готовят будущих сотрудников миссии.
В Оренбургской епархии в 1901 г. Св. Синодом было разрешено открыть миссионерский стан в селении Преображенский завод Ор-ского уезда, но подходящих зданий в селе не оказалось, и стан временно был открыт в Оренбургском Богодуховском монастыре, где имелись свободные дачные помещения. В конце сентября в стане открыта миссионерская школа, в которую явилось учиться 17 ногайских (крещёно-татарских) мальчиков из разных уездов Оренбургской губернии. Для практического упражнения в русском языке
инородческих детей в школу было принято десять русских мальчиков. Все ученики содержались за казенный счёт [ї2, с. 134].
Кроме этого, упоминаются ї0 нагайбакских приходов с 7 нагай-бакскими и 4 русскими священниками, которые успешно действуют среди нагайбаков-мусульман [ї2, с. 134]. Так сфера деятельности киргизской миссии постепенно распространялась и на татарское население Оренбургской области. Христианскому просвещению местного населения содействовали 4 миссионерских и 20 иных школ. В этих 24 школах в ї90ї г. учились 948 мальчиков и 6ї7 девочек [ї2, с. 135−13б].
В ї902 г. в Киргизской миссии Оренбургской епархии действовало 4 стана, им помогали ї2 соседних приходов, общий состав миссии превышал 80 человек. Работало 45 школ с 2090 учащимися, в том числе її2 детей киргизов и татар, из числа ї09 магометан 5 девочек.
Четыре миссионерские школы имели интернаты, кроме того, действовала аульная Убаганская школа, 6 русско-киргизских заим-ковых (смешанного типа, особенно полезных, по мнению Оренбургского Преосвященного) и 49 церковно-приходских. Учащихся в этих школах было русских ї867 и L44 из киргизов, мордвы и чувашей. В отчётном году в Тургайской области открыто 4 школы грамоты, в Макарьевском стане образован из новокрещенных особый посёлок со її6 жителями [їз, с. 13б-137].
Русская православная миссия, действовавшая в Киргизской степи, относилась к сибирским миссиям. Она была основана в ї88ї г. в юрисдикции Томской епархии с непосредственным подчинением начальнику Алтайской миссии и действовала на территории Семипалатинской области. С ї885 г. отделилась от Алтайской и перешла в ведение Омской епархии, распространив свою деятельность и на Акмолинскую область. С ї896 г. на территории Тургайской области параллельно работает Киргизская миссия Оренбургской епархии. Сотрудники миссии вели широкую научную, переводческую, просветительскую, благотворительную деятельность. Миссия изначально позиционировалась как «противомусульманская» и видела свою задачу не только в распространении православной веры, но и в противодействии возрастающему исламскому влиянию в регионе. Итогом деятельности миссии стала христианизация части коренного населения.
Библиографический список
1. Из записок миссионера Больше-Нарымского стана Киргизской миссии, священника Стефана Борисова, за ї892 г. // Владимир, епископ Бийский. Алтайская и киргизская миссии Томской епархии в ї892 г. — Бийск, ї893. -Приложение 5.
2. Из записок миссионера Буконского стана Киргизской миссии, священника Ефрема Елисеева, за ї892 г. // Владимир, епископ Бийский. Алтайская и киргизская миссии Томской епархии в ї892 г. — Бийск, ї893. — Приложение 4.
3. Алтайская церковная миссия. — СПб., ї865.
4. Владимир, епископ Бийский. Алтайская и киргизская миссии Томской епархии в 1892 г. — Бийск, 1893.
5. Всеподданнейший отчёт обер-прокурора Святейшего Синода К. П. Победоносцева по ведомству православного вероисповедания за 1892−1893 гг. -
СПб., 1895.
6. Всеподданнейший отчёт обер-прокурора Святейшего Синода К. П. Победоносцева по ведомству православного исповедания за 1884 г. — СПб., 1886.
7. Всеподданнейший отчёт обер-прокурора Святейшего Синода К. П. Победоносцева по ведомству православного исповедания за 1885 г. — СПб., 1887.
8. Всеподданнейший отчёт обер-прокурора Святейшего Синода К. П. Победоносцева по ведомству православного исповедания за 1886 г. — СПб., 1888.
9. Всеподданнейший отчёт обер-прокурора Святейшего Синода К. П. Победоносцева по ведомству православного исповедания за 1888−1889 г. — СПб., 1891.
10. Всеподданнейший отчёт обер-прокурора Святейшего Синода К. П. Победоносцева по ведомству православного исповедания за 1896- 1897 г. — СПб., 1899.
11. Всеподданнейший отчёт обер-прокурора Святейшего Синода К. П. Победоносцева по ведомству православного исповедания за 1899 г. — СПб., 1902.
12. Всеподданнейший отчёт обер-прокурора Святейшего Синода К. П. Победоносцева по ведомству православного исповедания за 1901 г. — СПб., 1905.
13. Всеподданнейший отчёт обер-прокурора Святейшего Синода К. П. Победоносцева по ведомству православного исповедания за 1902 г. — СПб., 1905.
14. Всеподданнейший отчёт обер-прокурора Святейшего Синода К. П. Победоносцева по ведомству православного исповедания за 1903−1904 гг. — СПб. ,
1909.
15. Некоторые сведения об учреждении Алтайской духовной миссии и об ея основателе о. архимандрите Макарии // Миссионер. — 1877. — № 9. — С. 67.
16. Православная энциклопедия. Т. 2. — ЦЕЬ: http: //www. pravenc. ru
17. Смолич И. К. История Русской Церкви. 1700−1917. Т. 8. Ч. 2. — М., 1997.
18. Ястребов И. Миссионер Высокопреосвященнейший Владимир, архиепископ Казанский и Свияжский. Исследование по истории развития миссионерства в России. — Казань, 1898.
ИСЛАМСКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ В ВОЛГО-УРАЛЬСКОМ РЕГИОНЕ РОССИИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ
М. Т. Якупов
Уфимский государственный авиационный технический государственный университет. Филиал в г. Нефтекамске,
г. Нефтекамск, Россия
Summary. The article is devoted to the problem of the revival of modern Islam becoming one of the most important components of the civilization. The topic under discussion is the Islam modernization in Russia on the edge of the 19th-20th centuries.
Key words: Islam- Islam revival- modernization- political Islam- Jadidism.
Среди наиболее реальных и существенных последствий процессов глобализации и распространения информационных техноло-

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой