Эволюция философских идей и концепций лидерства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Сергеева Светлана Александровна — аспирант кафедры психологии образования ГБОУ ВПО
города Москвы «Московский государственный педагогический университет», г. Москва.
140 100, Московская область, г. Раменское, ул. Красноармейская, д. 10, кв. 162.
E-mail: gladilina. sveta@mail. ru
ЭВОЛЮЦИЯ ФИЛОСОФСКИХ ИДЕЙ И КОНЦЕПЦИЙ ЛИДЕРСТВА
В условиях, когда жесткая конкуренция и высокий уровень неопределенности являются повседневной реальностью, особую важность приобретают ценностные ориентации и установки лидера. Сегодня лидерство выступает современным идеалом индивидуального поведения. В связи с этим возникла необходимость в осмыслении влияния философских идей и концепций на теорию и практику лидерства.
Лидерство в сознании человека всегда было связано с преодолением нестабильности, проблемами в управлении страной, людьми и др. в условиях меняющейся среды. Особую важность ценностные ориентации и установки лидера приобрели сегодня, когда жесткая конкуренция и высокий уровень неопределенности стали реальностью современной жизнедеятельности.
В этом контексте лидерство выступает современным идеалом индивидуального поведения, который оказывает мощное влияние на поступки и психологию каждого человека. Феномен лидерства сложен и противоречив, и для его всестороннего анализа требуется привлечение знаний философии, антропологии, социологии, истории, генетики, физиологии и других наук.
В связи с этим актуальность приобрела философская интерпретация природы лидерства в ее эволюции.
Античная философия представлена разными подходами к пониманию лидерства, но все они носили политический характер — лидерство во многом отождествлялось с управлением государством.
Гераклит (VI-V в. до н.э.) считал, что власть должна принадлежать меньшинству, лучшим. Этот факт Гераклит объяснял тем, что «лучшие отдают предпочтение одному из всего: вечную славу (всему) тленному» [1, с. 24]. В дошедшем до нашего времени фрагменте 33 отмечается, что закон — это подчинение воли одного. Но это высказывание Гераклита позже Ксенофан Колофонский (VI-V в. до н.э.) раскритиковал, т.к. «смертные думают, что боги рождаются, имеют… телесный образ, как и они», и таким образом, люди в богах
видят себя, свои слабости. А культ героев берет свое начало в мифах, формируя общественное сознание, в соответствии с которым лидер — это монарх, который и Бог, и Г ерой.
Демокрит расширяет образ Героя: героем мог быть мыслитель, ученый-философ и др. Демокрит решительно порывает с мифологическими традициями: для него боги только воздух, в котором находятся огненные атомы. Определенное влияние на формирование образа героя оказали взгляды Антифона (V век до н.э.), который первым выдвигает идею естественного равенства людей и договорную теорию государства.
Сократ, рассматривая общественные проблемы, приходит к выводу о преимуществе разума в личной и общественной жизни. Сократ не был сторонником равенства людей. Успех общественного блага он видел в умелом, образованном, честном и мудром правителе.
Платон ^-^ в. до н.э.) утверждал, что люди рождаются от природы разными и высшая справедливость заключается в том, чтобы каждый занимался тем делом, к которому у него есть природная склонность. Это легло в основу его социально-политической парадигмы, где лидеры — герои и мудрецы: «начальствовать» должны старшие из стражей, самые лучшие, самые воспитанные, ревностно служащие государству- благородные правят
неблагородными, сильные — слабыми, умные — неразумными [11, с. 194].
Платон полагал, что лидерство требует от человека жертвования своими сиюминутными интересами. При этом философ подчеркивает, что лидерство для человека, стремящегося к справедливости, будет нелегкой ношей. «Самое страшное наказание для того, кто не желает править, — подчинение тому, кто хуже тебя. Я думаю, что страх оказаться в такой ситуации заставляет достойных людей, облеченных властью, править другими» [12, с. 347].
Таким образом, в основе лидерской концепции Платона лежит образ героя, защитника, правителя и мудреца. Философу-правителю, по Платону, присущи: память от природы, способность к познанию, великодушие, утонченность, к тому же он должен «быть другом и родственником истины, справедливости, мужества».
Аристотель, как и Платон, искал определения лучших черт правителя. Он объясняет лидерство наличием особых качеств: ума, способностей к решению и предвидению, доброжелательности, мужества, гуманности, неподкупности, справедливости, рассудительности, опыта управления [2]. При этом Аристотель
отмечает, что недостаточно лидеру лишь правильно поступать. Мыслитель считает, что необходима гармония характера и положительных качеств личности, позволяющая вести истинно добродетельную жизнь: «. поступки, совершаемые сообразно добродетели, не тогда правосудны или благоразумны, когда они обладают этими качествами, но когда совершение этих поступков имеет известное качество — во-первых, оно сознательно, во-вторых, избрано преднамеренно и ради самого поступка и, в-третьих, оно уверенно и устойчиво» [2].
Аристотель выделяет три качества, которыми должен обладать лидер, чтобы завоевать доверие своих последователей: практическая мудрость или рассудительность, добродетельность и благожелательность. Репутация достойного лидера формируется в результате слияния этих черт: практическая мудрость позволяет человеку выносить правильные суждения о частных вопросах- добродетельность побуждает его выражать свое мнение честно и справедливо- благожелательность гарантирует, что он даст наилучший совет.
Таким образом, Аристотель является основоположником различия в сущности лидерства мастерства (poieisis) и поступков (praxis) [2]. Поступки, как и мастерство, предполагают реальные изменения, осуществляемые посредством человеческого вмешательства в конкретные, случайные и частные реалии. По Аристотелю, поступки и мастерство — это деятельность, выполняемая под руководством разума в его практическом применении. Лидерство ближе к поступкам и в понимании Аристотеля стоит выше мастерства. Чтобы совершить благой поступок, помимо соблюдения правил, человек должен руководствоваться правильными намерениями и быть добродетельным. Благоразумие (как совершенство поступков) в лидерстве требует не только постановки правильной цели, но и правильного выбора средств для достижения этой цели.
Аристотелевское понимание лидерства близко к метафизической модели совершенного имманентного действия, где цель действия заключена в самом действии [2].
Аристотель и в самом лидерстве различал лидера вообще и лидера -великого человека. Лидер может вести за собой, отличаться от других своими чертами характера, но не всегда обладает качествами великого лидера. Аристотель утверждал, что «величавый человек» сдержан, правдив, рассудителен, руководствуется знаниями, а не мнением, истиной, а не случаем,
ценит себя по достоинству, оказывает благодеяния, не обсуждает других людей и др. [2, с. 130−134].
Таким образом, понимание лидерства античными философами фактически отождествлялось с управлением государства, а лидеры-герои, мудрецы обладают превосходством в способностях и качествах.
В средние века видение в качестве лидеров выдающихся представителей общества сохраняется, но претерпевает целый ряд изменений. Так, Августин, подчеркивая доминирующую роль Церкви, развивал идею Града Божьего с идеальным главой — человеком «небесным». «Святая правда», «мир», «всеобщее единство» — три заповеди Августина для идеального лидера, стремящегося ко всеобщему благу.
Фома Аквинский в работе «О правлении владык» отмечал, что лучшей формой государственного управления является монархия, худшей — демократия, т.к. она переходит в тиранию. Он напоминает светским правителям о происхождении монаршей власти от Бога, о ее границах, определяемых Церковью. Фома Аквинский, продолжая перечень черт идеального лидера Августина (твердость, последовательность, мудрость, следование заповедям Бога), добавляет еще одну черту — направление людей к общему благу [1, с. 209].
Таким образом, средневековые представления о лидере связаны с увеличением масштабности самих исторических личностей лидеров, расширением рамок их деятельности, важности их поступков, — тем не менее, в первую очередь, связаны с приобщением человека к мудрости Бога.
Эпоха Возрождения и Нового времени потребовала новых подходов к лидерству.
Эразм Ротердамский подчеркивал, что идеальный правитель должен обладать мудростью, справедливостью, умеренностью, предусмотрительностью и заботой о всеобщем благе.
Жрецы в «Городе Солнца» Т. Кампанеллы рассматриваются автором как идеальные политические лидеры, являясь силой, способствующей упорядочению социальной системы.
Н. Макиавелли в 1513 г. в труде «Государь» представляет концепцию правителя:
— у лидера должны преобладать общегосударственные интересы, политические цели над второстепенными, стратегия над тактикой-
— самыми «знаменитыми из знаменитых» являются главы и основатели религий- за ними идут создатели государств- потом те, кто возглавляет войска, расширяя пределы государств- потом идут писатели. «Всем остальным людям… отводится та часть похвал, которые дадут им искусство и умелость (такова, по Н. Макиавелли, классификация героев и выдающихся мужей) —
— мудрый основатель республики должен любыми путями овладеть властью сам [9, с. 352]-
— в переходный период должна быть авторитарная власть, т.к. «. опыт свидетельствует, что диктатура всегда полезна» [9, с. 425]-
— портрет правителя: «сочувствующий, обязательный, искренний,
великодушный, благочестивый" —
— «благо республики или царства не в том, чтобы иметь повелителя, который мудро руководил ею на протяжении всей жизни, а в том, чтобы это благо не пропало после его смерти» [8, с. 407].
Английский мыслитель Т. Гоббс в работах «О гражданине», «Левиафан» отмечает, что движущие силы истории — людские стремления, право сильного. Его идеалом не была демократия, но и не абсолютизм. Гоббс писал, что «верховные правители делают не все, что они хотят и считают полезным для государства,. причина заключается не в недостатке прав, а в стремлении учитывать интересы граждан.» [6, с. 348].
Дальнейшее развитие идеи верховного правителя получили в трудах Дж. Локка. В своем труде «Два трактата об управлении» Дж. Локк выступает против книги Р. Филмера «Патриарх: защита естественной власти королей против неестественной свободы народа» (1680). Локк оспаривает утверждение Филмера о том, что королевская власть от Бога и не подлежит человеческим законам. По Локку, «для каждого человека, находящегося в гражданском обществе, не может быть исключений из законов этого общества» [8]. В такой концепции не было места монархическим героям, власть самого монарха ограничивалась.
Эти мысли дальше развивает французский мыслитель Ш. Монтескье. В труде «О духе законов» он писал, что если у лидера есть свободные последователи, то у него есть подданные, в противном случае он будет иметь рабов. «Повелитель должен покорять сердца, а не набрасывать путы на разум» [10, с. 335].
Настоящий лидер, по Монтескье, тот, который «твердо знает, какие должны быть границы власти, которую надо использовать в разных обстоятельствах».
Анализируя идеи лидерства европейских мыслителей, необходимо особо отметить взгляды Ф. -М. Вольтера.
Развивая идеи античных мыслителей, Вольтер предпринял попытку доказать концепцию просвещенного монарха как идеального лидера.
Себя он видел в роли советника повелителей. Вольтер считал, что просвещенность — это обязанность королей, и только это оправдывает их пребывание на троне, т.к. направляет внимание на благо народа и страны. Идеальный лидер создает «добрых граждан, верных друзей и подданных, которые одинаково ненавидят бунт и тиранию, увлекаются стремлением к общественному благу. Вольтер отмечал, что Китай — самая счастливая монархия в мире, потому что политический строй Китая — это реализация лучших сторон этического учения Конфуция.
Вольтер высоко ценил деятельность ученых, которые используют свой талант для просвещения других. «Ни Монтень, ни Спиноза, ни Гоббс, ни милорд «Шефтсбери» не зажгли факел раздора в своем отечестве» [4, с. 115].
Поиски лидеров разворачиваются в Новом Свете — Америке. Не менее интересно он идет и в Германии. Г. Гегель, как и Н. Макиавелли, видит возрождение единой Немецкой империи в великом государственном деятеле: герое-монархе. Идею героя-монарха впоследствии Гегель детально разрабатывает, отмечая, что великий человек имеет в себе что-то такое, благодаря чему все другие ему подчиняются. Преимущество великого человека в том, что он знает и высказывает абсолютную волю.
Гегель пишет, что великие люди, как идеал лидера, — это исторические личности, герои, осознавшие свое призвание, вложившие свою энергию в достижение целей. Руководствующиеся высшим благом нации.
Т. Карлейль в мае 1840 г. во время четырех публичных лекций изложил идеи, которые позже вошли в книгу «Герои. Почитание героев и героическое в истории»:
— мировая история — это история великих людей-
— герои в истории прошли определенный путь развития — от героя как божества. Пророка, поэта и пастыря до героя как писателя и как вождя-
— в природе человека заложена навечно потребность в поклонении героям-
— герой через внешнюю видимость вещей проникает в их суть [7].
Герой XIX в., по Т. Карлейлю, при всех своих качествах обладает умением показывать массам, что делать, и умение или талант молчать о своих задумках.
В конце XIX века, по словам Т. Гибсона, возникает потребность в других лидерах. Необходимо отметить, что стремление к героическому у масс вызывает некое презрение у дворянских интеллектуалов. Ф. Ницше уводит своего героя Заратустру от толпы, так как «каждому свое». Ницше пишет, что в человеке «животное» и «творец» соединены. Сверхчеловек формируется на саморазрушении «животного» в человеке, на самоутверждении в ней «творца». Многие исследователи идей Ницше отмечают, что идея сверхчеловека стала «оригинальной попыткой модернизации старых героев» (Б. Кухта, Н. Теплоухова).
XX век представлен множеством концепций лидерства. Особое место среди них занимает концепция М. Вебера. Его классификация (традиционные лидеры -характерные для доиндустриального общества- харизматические лидеры -вождь, культ личности- рационально-легальное лидерство- бюрократическое лидерство) легла в основу многих психологических концепций лидеров.
Особое место в эволюции идей лидерства в философии занимают взгляды представителей русской философской мысли
Киевский митрополит Илларион (XI в) в «Слове о Законе и благодати», рассуждая об истории человечества, приходит к выводу, что ведущей причиной изменений является смена форм религий. При этом Илларион отмечает, что формируется либо подчинение одних народов другим, либо их равноправие. В «Слове.» речь идет о том, что власть может принадлежать лучшим, а богословие будет играть роль духовного наставника. Илларион сравнивает деятельность князя Владимира с деятельностью апостолов — учеников Христа. При этом Илларион подчеркивает, что Владимир — сын славного Святослава, внук мудрого Игоря.
Владимир Мономах (1053−1125) разработал вопросы неповторимости каждого человека, что было весьма прогрессивно для того времени. Он отмечал, что человека нужно принимать по его труду, нравственности его поступков. Такая оценка личностных качеств позволила князю в «Поучении Владимира Мономаха» отметить необходимость соблюдения князьями взятых на себя обязательств, скрепленных «крестным целованием», на примере личного служения князя своему народу. Князь должен & quot-пещись о хрестьянских душах& quot-, & quot-о
худом смерде& quot- и & quot-убогой вдовице& quot-. Обращаясь к детям или иным, «кто прочтет», Мономах просит не осуждать его. Он восхваляет не себя, не свою храбрость, а хвалит Бога, который сотворил его «на все дела человечьская потребна».
Интерес для понимания лидерства в русской философской мысли представляют жития святых. В «Повести о житии Александра Невского» Александр равен библейским героям в своем стремлении защищать свой народ. Таким образом, Александр Невский является признанным лидером, который личным самосовершенствованием стал примером реального руководства к жизни для своих сподвижников.
Светский подход к пониманию лидерства появляется в размышлениях Андрея Курбского (1528−1583). Увлекшись философией Аристотеля, Курбский развивал идеи ограниченной монархии с признанием прав различных групп населения, особых способов функционирования власти. На его взглядах сказалась идея Аристотеля, что люди от природы делятся на свободных и рабов, что «одни должны править, а другие им подчиняться» [2, с. 120].
Симеон Полоцкий (1629−1680) изучал суть неограниченной монархии. Мыслитель отмечал, что поскольку царь «стоит в правой вере, от него вера права исходит», и поэтому царю должны подчиняться административные и духовные структуры. Симеон Полоцкий развивал идеи Сократа о том, что «цари и правители — не те, которые держат скипетры, или избраны кем-то, или получили власть по жребию, и не те, которые достигли власти через насилие или обман, а те, которые умеют править» [14, с. 98]. С. Полоцкий утверждал, что монарх свят, он помазанник божий, и обладает высшей властью над народом, являясь образцом благочестия и главой Церкви.
Последователем взглядов Аристотеля на проблему лидерства был Феофан Прокопович (1681−1736). Ф Прокопович стремится обосновать естественную природу самодержавной власти. По Аристотелю, монархия — первая правильная форма государственного устройства, которая опирается на преимущество личности самого монарха, реализуется властью одного и служит общему добру. Просвещенная монархия была идеалом общественного состояния и во взглядах В. Н. Татищева (1686−1750).
Философские идеи декабристов были, в основном, направлены на решение проблем общественного развития. Декабристы видели источник общественного развития в развитии законодательства, просвещенности, общественного мнения. Лидеры, которые олицетворяли государственную власть, должны были
заботиться о «благоденствии всего общества вообще и каждого из членов оного в особенности». Позже такие же взгляды высказывал Г. Гегель, рассматривая вопросы лидерства — организации политической власти в феодальной Европе: «принимать участие в управлении может каждый, кто владеет нужными для этого знаниями, опытом и моральной волей». Среди них не могли быть хлеборобы, мещане, а только «знающие, лучшие» [5, с. 445].
Н. Ф. Федоров (1828−1903) отмечал, что общество строится на эгоизме, а власть отделяет знающих от исполнителей, противопоставляет мысль делу.
Н. А. Бердяев (1847−1948) в книге «Царство Духа и царство Кесаря» отмечает, что «. аристократ не стремится любыми путями подниматься наверх, он с самого начала чувствует себя наверху. Бороться за успех и повышение -неаристократично.» [3, с. 103]. Философ рассуждает о том, что среди человеческой общности всегда были индивиды более сильные, мужественные, умные, хитрые и жадные, даже преступные. Они постепенно выделялись и им передавали руководство. Н. А. Бердяев пишет, что столетия отшлифовали старую аристократию, которая (отдельные ее представители) передала понятия чести, твердости, милосердия и др.
Общеизвестно высказывание, что революция — локомотив истории. Философы часто задаются вопросом, а кто же машинист в каждом из таких локомотивов? Большая часть мыслителей отмечала, что это герои, вожди- другие
— это группы людей, которым народ доверил реализацию своих интересов. И если в славянских языках чаще употребляется слово «руководитель», то в английском — «лидер». Именно о «двигателях» истории писали
Н. Г. Чернышевский (1828−1889), Н. А. Добролюбов (1836−1861), Д. И. Писарев (1836−1868). Мыслители, разрабатывая «идею всеобщей истории», отмечали, что вмешательство отдельных личностей может изменить социальный процесс. По мнению данных мыслителей, такими личностями являются революционеры, которые в своих действиях руководствуются передовыми научными идеями и внутренними побуждениями («разумным эгоизмом»).
Российский монархист Л. Тихомиров в книге «Монархическая государственность» сформулировал образ идеального монарха эпохи позднего капитализма на Востоке Европы.
Появились концепции марксизма, анархизма, подчеркивающие, что движущая сила прогресса — пролетариат- что историю не могут создавать отдельные личности, герои. Исключения, которые есть в истории, они объясняли
тем, что герои становились героями потому, что «любой талант,. который стал общественной силой, — это плод общественных отношений», — писал Г. В. Плеханов в труде «К вопросу о роли личности в истории».
Особая роль принадлежит Г. В. Плеханову (1856−1918), который отмечал, что основное отличие великой личности — это деятельность в соответствии с запросами времени, отражающая необходимость общественного развития, способствующая решению «великих общественных задач» [13, с. 134].
Таким образом, проблема лидерства является одной из основных в философии, т.к. она связана с фундаментальными философскими проблемами личности и ее роли в истории.
* * *
1. Асмус В. Ф. Античная философия /3-е изд. М.: Высшая школа, 2005. 400 с.
2. Аристотель. Политика // Древнегреческая философия: От Платона до Аристотеля. М.: АСТ, Харьков: Фолио, 2003. С. 441−699.
3. Бердяев Н. А. Царство Духа и царство Кесаря. М., 2005.
4. Вольтер Ф. М. Философские сочинения / отв. ред. В. Н. Кузнецов. М.: Наука, 1988.
5. Гегель Г. В. Ф. Лекции по философии истории. СПб.: Наука, 2005. 480 с.
6. Гоббс Т. Избранные произведения: в 2 т. М., 1964.
7. Карлейль Т. Герои, почитание героев и героическое в истории. СПб.: Издание В. И. Яковенко, 1908. 264 с.
8. Локк Дж. Два трактата о правлении // Локк Дж. Сочинения: в 3 т. М.: Мысль, 1988. Т. 3. С. 137−405.
9. Макиавелли Н. Государь и Рассуждения на первые три книги Тита Ливия. СПб.: Издание Русской Книжной Торговли, 1869. 503 с.
10. Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 2005.
11. Платон. Диалоги. СПб.: Азбука, 2000. 448 с.
12. Платон. Законы / под ред. А. Ф. Лосева, В. Ф. Асмуса, А.А. Тахо-Годи. М.: Мысль, 1999. 832 с.
13. Плеханов Г. В. К вопросу о роли личности в истории. М., 1998. 192 с.
14. Психология: словарь. М.: Политиздат, 1990.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой