Из истории трезвеннического движения в Томской епархии (конец XIX начало XX вв.) (продолжение, начало в № 3, выпуск 1, 2010)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Религия. Атеизм


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЯ МЕДИЦИНЫ
УДК 94: 613. 817(571. 16)
ИЗ ИСТОРИИ ТРЕЗВЕННИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ В ТОМСКОЙ ЕПАРХИИ (КОНЕЦ XIX — НАЧАЛО XX ВВ.)
(продолжение, начало в № 3, выпуск 1, 2010)
Е.В. Караваева
Куйбышевский филиал Новосибирского государственного технического университета
E-mail: kfnstu@ngs. ru
FROM THE HISTORY OF ANTIALCOHOLIC MOVEMENT IN THE TOMSK DIOCESE (THE END OF THE XIX — THE BEGINNING OF THE XX CENTURIES)
E.V. Karavaeva
Kuibyshev Branch of Novosibirsk State Technical University
Охарактеризована деятельность духовенства Томской епархии, направленная на борьбу с пьянством, в конце XIX
— начале XX вв. В синодальных и епархиальных указах и распоряжениях содержались подробные инструкции для осуществления этой деятельности. С 1890 г. приходское духовенство взяло на себя почин организации обществ трезвости. Наиболее активный период участия священно- и церковнослужителей в трезвенническом движении начался с 1909 г. К 1914 г. оно охватило все приходы епархии. Основными формами работы в данном направлении были проповедь, проведение внебогослужебных чтений с показом световых картин, принятие обетов трезвости, распространение противоалкогольной литературы. В сельских приходах к борьбе с пьянством духовенство активно привлекало местную интеллигенцию. Значимый вклад в руководство деятельностью приходского духовенства по борьбе с пьянством внесли епископы Томской епархии Макарий (Невский), Мефодий (Герасимов), Анатолий (Каменский), председатель епархиального братства трезвости протоиерей П. Комаров и др. Они были не только умелыми организаторами и вдохновителями трезвого образа жизни, но и являли личный пример самоотверженной деятельности в этом направлении.
Ключевые слова: Русская православная церковь, Синод, Томская епархия, священнослужители, законодательная база по борьбе с пьянством, церковно-приходские общества трезвости, обет трезвости, организация внебогослу-жебных чтений, распространение противоалкогольной литературы.
The activities of Clergy of Tomsk’s diocese directed at struggle with drunkenness at the end of XIX — the beginning of XX centuries was characterized. Decrees and orders of the Synod and diocese contained detailed instructions for doing these actions. The Parish Clergy were obliged to organize society of sobriety since 1890. The most active period where minor orders took part in antialcoholic movement began since 1909. In 1914 it captured all parishes of diocese. The basic forms of work were sermons, organizing antialcoholic readings with showing slide pictures, acceptance vow of sobriety, distributing antialcoholic literature. Clergy actively involved local intelligence for struggle with drunkenness in parishes in villages. Bishops of the Tomsk’s diocese, such as Makary (Nevsky), Mefody (Gerasimov), Anatoly (Kamensky) and minor order, who was the leader of Brotherhood of sobriety, P. Komarov and others contributed to the activity of clergy in their struggle with drunkenness. They were not only clever organizers and inspirers of sober way of life, but they also showed the example of self-denying activity in that movement.
Key words: Russian Orthodox Church, Synod, Tomsk’s diocese, minor orders, legislative base of struggle with drunkenness, church’s society of sobriety, vow of sobriety, organizing antialcoholic readings, distributing of antialcoholic literature.
Могущественным средством в деле просвещения народа всегда служило печатное слово. Наиболее удобной формой печатных изданий для распространения среди населения были листки и краткие воззвания, благодаря
которым при малой затрате денежных средств каждый приходской пастырь мог значительно расширить аудиторию своих слушателей.
Во втором десятилетии XX в. во всех приходах Томс-
(Каменский)
кой епархии после каждой праздничной службы прихожанам раздавались листки религиозно-нравственного содержания с наставлениями о вреде пьянства. Священник П. Комаров в 1914 г. писал: «В простом народе еще держится полное доверие и уважение к печатному слову»
[64]. Так, Томское епархиальное братство трезвости с бла-гословления епископа Томского и Алтайского Анатолия в 1914 г. начало издание листков для народа (рис. 1). Первый выпуск состоял из восьми отдельных листков, каждый по две страницы, на следующие темы: «Кровавый пир», «К празднику трезвости», «Пощадите детей», «Идите на борьбу», «Мелочи жизни», «Интеллигенция в борьбе с народным пьянством», «Как развивается привычка к ви-нопитию» и «С чего начать борьбу с недугом пьянства»
[65]. Листки не только раздавали прихожанам, но и размещали для всеобщего ознакомления в церквях, церковных сторожках, школах. Приходское духовенство призывалось к написанию листков, сообщению в них бытовых рассказов и назидательных примеров из народной жизни. Комитет в этом случае оставлял за собой право стилистической правки.
Общества трезвости, обладавшие правом иметь имущество, в целях борьбы с пьянством могли устраивать дешевые безалкогольные столовые и чайные. Они открывались как альтернатива кабакам. Священник П. Комаров в 1912 г. писал о сельских приходских обществах трезвости Томской епархии: «Были попытки заводить в обществах трезвости дешевые столовые и чайные, но эти попытки успеха не имели» [66], так как не хватало средств на их содержание. Хотя можно предположить, что бедные крестьяне, проживавшие в окрестностях губернского и уездных городов, где были открыты такие заведения, пользовались ими. Недорого (за 3−6 копеек) бедняки, приезжавшие в город, могли получить здоровую пищу и при желании воспользоваться бесплатной библиотекой,
находившейся в отдельной комнате при столовой или чайной. Например, в 1904 г. посетителей столовой и чайной общества трезвости при попечительстве Никольской церкви г. Томска было 75 тыс. человек, горячих порций выдали 99 595, чая и сахара — 827, белого хлеба — 902 пуда, черного — 715 пудов, кваса и молока — на 226 руб. 62 коп. В отчете о работе столовой сообщалось, что среди посетителей было «много алкоголиков, а сравнительно хорошее их поведение в столовой и чайной свидетельствует о добром влиянии на них нашего благотворительного учреждения» [67]. Денежные средства составлялись из членских взносов, небольших частных пожертвований и, самое главное, из субсидий губернского попечительства о народной трезвости. Необходимо отметить, что Томское губернское попечительство о народной трезвости, в отличие от церковных, только выделяло денежные средства на проведение противоалкогольных мероприятий, но не занималось их организацией.
В 1912 г. в Москве созывался съезд практических деятелей по борьбе с алкоголизмом, имевший, несомненно, значение для активизации деятельности в провинции. Руководил съездом высокопреосвященный Владимир, митрополит Московский. Из 473 участников съезда 12 (2,5%) были представители Сибири и Дальнего Востока. Делегатами Томской епархии являлись: П. Н. Комаров -настоятель Сретенской церкви г. Томска, председатель приходского общества трезвости при ней- С. Л. Сосунов -протоиерей, настоятель Никольской церкви, председатель приходского общества трезвости при ней, благочинный церквей Томска- МД. Побединский — инспектор Томской духовной семинарии- В. Е. Мироносицкий — статский советник, томский епархиальный наблюдатель церковных школ- И. А. Вознесенский — старший священник Вознесенской церкви с. Косихинского Барнаульского уезда- В. И. Григорьев — священник из с. Спасского Усть-Тартасской волости Каинского уезда [68]. На съезде активно обсуждалась деятельность приходских обществ трезвости в российских епархиях. В Томской епархии она осложня-
лась отсутствием епархиального координационного центра. По мнению томского делегата священника П. Комарова, решение этого вопроса было крайне важным, так как «недостаток прочной сорганизованности и неимение объединяющего центра» [69] явились к 1912 г. главным препятствием для развития трезвенного движения в епархии.
4 октября 1912 г. последовала резолюция архиепископа Макария (Невского) о создании комиссии по устройству Епархиального братства трезвости под председательством протоиерея С. Сосунова [70], рисунок 2.
Задачами этой комиссии были координация работы по организации обществ трезвости, их обеспечение необходимой литературой, устройство склада «туманных картинок» для общего пользования. 26 ноября 1913 г. на собрании городского духовенства епископом Мефодием было открыто Иннокентиевское епархиальное братство трезвости. С 1914 г. его председателем был настоятель Сретенской церкви П. Комаров. Братство учреждалось для объединения и координации деятельности приходских обществ трезвости, городских и сельских. В соответствии с поставленной целью, деятельность братства заключалась в общем наблюдении за состоянием трезвости в Томской епархии и, в частности, в распространении противоалкогольной литературы, в устройстве публичных чтений о пользе трезвости, в учреждении школ трезвости, лечебниц и приемных покоев для лечения алкоголиков, а главное, в содействии к открытию повсеместно обществ трезвости и в руководстве их деятельностью на местах
[71].
Особого внимания среди проводимой епархиальным братством работы заслуживает организация массовых мероприятий по профилактике «трезвого» образа жизни, в которых участвовали все приходы епархии одновременно. Это праздники трезвости, проводимые по почину столичных обществ трезвости — Александро-Невско-го и Всероссийского Союза христиан-трезвенников — во всех епархиях.
В 1913 г. с 28 апреля по 3 июня праздновался Первый Всероссийский праздник трезвости. Программа праздника, разосланная на места, предусматривала проведение крестных ходов, бесед о вреде спиртных напитков, продажу и раздачу трезвенных значков и изданий, сбор пожертвований. В праздновании дня трезвости приняли участие и сельские приходские общества трезвости: Никольское общество трезвости с. Соколовского Петропавловской волости Бийского уезда, общество трезвости с. Лаптев Лог Лаптевской волости Змеиногорского уезда, Иоанно-Предтеченское общество трезвости с. Булани-хинского Бийской волости [72, 73] и др. Так, 23 мая в с. Хлопуновском Змеиногорского уезда Трехсвятительское общество трезвости (121 человек) организовало крестный ход за 5 верст на природу, молебен, трапезу, пение общее и хора учащихся, раздачу противоалкогольных листков, представление «Суд над водкой» с использованием случаев из местной жизни, а руководитель общества трезвости священник А. Шевелков сказал назидательное слово. В празднике принимали участие учителя и учащиеся местной церковной школы [74].
8 апреля 1914 г. вся Россия праздновала Второй Все-
Рис. 3. Епископ Томский и Алтайский Мефодий (Герасимов)
российский праздник трезвости. В Томской епархии в связи с климатическими условиями праздник был перенесен на 11 мая. Организатором этого события стало епархиальное Братство трезвости. Во всех приходских храмах епархии была отслужена праздничная литургия Преосвященным Мефодием, епископом Томским и Алтайским, в кафедральном соборе, рисунок 3.
После литургии, перед началом молебнов, во всех церквях в проповеди говорилось о вреде пьянства. Службы повсеместно завершились проведением крестных ходов, а в губернском городе крестный ход был совершен к часовне Иверской иконы Божией Матери. В нем участвовали учащиеся всех томских учебных заведений. Кроме того, к празднованию были привлечены оркестры. Вечером по всем приходам епархии были организованы чтения. В пяти аудиториях Томска лекции о вреде алкоголя прочитали: приват-доцент К. И. Завадовский, доктор Ана-стасьев, профессор протоиерей И. Я. Галахов и законоучитель гимназии священник М. Солнцев [75].
12 мая братство по всей епархии организовало кружечные сборы пожертвований, продажу жетонов «Голубь» с надписью «Трезвость». Собранные 816 руб. 49 коп. поступили в его распоряжение. Во время празднования было роздано 36 тыс. брошюр и листков противоалкогольного содержания. В некоторых местностях епархии проведение Дня трезвости дало неожиданные результаты. Так, в Новониколаевске после праздника гласные местной Городской думы на ближайшем думском заседании вынесли решение о закрытии в городе казенных винных лавок, а в приходах Бердской Сретенской церкви и Крес-то-Воздвиженской церкви Каинского уезда приговором прихожан были основаны общества трезвости [76].
Еще одной формой празднования Дня трезвости, особенно в сельских приходах, была организация концертов в церковно-приходских школах с непременным участием учеников. Например, в с. Ново-Георгиевском Змеиногорского уезда чтения проводились в зале местной церковно-приходской школы, украшенном цветами и картинами, иллюстрирующими вред пьянства. Прихожа-
нам при участии учителей и учеников к просмотру была предложена следующая программа: рассказы «Призыв пастыря», «Общество трезвости», «Пустые отговорки», «Сон пастыря», сценка из сборника «Школьные уроки и беседы о трезвости». Всем присутствующим раздавали брошюры и листки противоалкогольного содержания. О результативности проведения повсеместных массовых «трезвенных» мероприятий свидетельствуют открытие новых обществ трезвости и увеличение числа участников уже имевшихся. Так, в с. Ново-Георгиевском после проведения описанных выше чтений в общество трезвости было записано до 50 человек [77].
Необходимо сказать, что введение государственного акта от 18 июля 1914 г. о запрещении винной торговли было безболезненно принято основной массой населения страны (например, как видно из социологического опроса сельских жителей Енисейской губернии) [78] во многом благодаря и деятельности «трезвенных» организаций. Но работа по борьбе с пьянством с введением «сухого закона» не прекратилась. Это было вызвано активизацией незаконного производства и распространения алкогольной продукции. Так, в Томской губернии после запрещения торговли винно-водочными изделиями хмель стал продаваться по «небывало высокой» цене, от 18 до 20 руб. за пуд, тогда как ранее, до запрещения продажи винной продукции, его продавали по 4−6 руб. за пуд. Понадобился хмель и в городах, и в селах для варки пива и хмельной бражки.
Общества трезвости свою работу предлагали развивать в противовес работе «пивоваров, виноделов, шинкарей и прочих отравителей народного здоровья» [79]. Деятельность приходских обществ трезвости в тот период заключалась не только в антиалкогольном просвещении, но и в повсеместной организации народного досуга -чтений, лекций, световых картин, концертов, трезвых вечеров и праздников трезвости, а также устройстве небольших библиотек или читален и раздаче книжек и брошюр противоалкогольного содержания [80].
В 1916 г. комитет епархиального Иннокентиевского братства трезвости издал: 1) три листка противоалкогольного содержания — «К русскому народу (по поводу корчемства)» — 7000 экземпляров, «Против шинкарей и тайных виноделов» — 100 000 экземпляров, «Последование молебного пения об укреплении начал народной трезвости в державе Российской» — 1500 экземпляров- 2) «Гимн трезвости», составленный П. Комаровым, — 2000 экземпляров- 3) Нормальный устав приходских обществ трезвости — 2000 экземпляров- 4) доклад священника М. Солнцева «Пора стать трезвыми» — 2000 экземпляров. Всего в 1916 г. Братство содействовало изданию 25 наименований противоалкогольных листков в количестве 125 тыс. экземпляров [81].
Помимо издательской деятельности епархиальный комитет организовал склад наглядных пособий. К 1916 г. он имел в распоряжении 885 световых картин на сумму 734 руб. 40 коп., которыми пользовались для проведения чтений епархиальные общества трезвости и причты тех приходов, где их не существовало. В 1916 г. на приобретение световых картин было истрачено 132 руб. 27 коп. [82].
В 1916 г. по инициативе временно управляющего губернией Палеолога состоялось собрание членов епархиального Братства трезвости с представителями светской власти под председательством епископа Анатолия. Для успеха борьбы с шинкарством на собрании было принято предложение Палеолога: всем церковно-трезвенным организациям брать под свой надзор и попечение «тех продавцов и продавщиц алкогольных напитков, которые еще не сделались профессионалами шинкарства и подают надежды на исправление» [83]. Этот опыт предполагалось распространить на всю Томскую епархию.
Каким образом борьба с шинкарством осуществлялась в сельских приходах, можно судить, например, по статье ТЕВ «Единственный верный способ успешно бороться с тайным курением водки и пьянством». В ней сообщалось о методах борьбы в с. Хмелевском Барнаульского уезда, где с ноября 1916 г. стало развиваться домашнее производство спиртных напитков и открылось несколько тайных шинков. Местный приходской священник Николай Прага сначала с церковного амвона и в частных беседах с прихожанами старался доказать всю пагубность беззаконных действий прихожан. Ввиду безуспешности таких пастырских мер Прага обратился со словами увещевания к сельскому сходу, который приговором за № 11 решил: «Воспретить раз и навсегда производство, продажу и употребление спиртного напитка „самосидки“, и надзор за этим поручить своему сельскому старосте и полиции». Последние обязались сначала доносить на нарушителей приговора церковно-приходскому попечительному совету для увещевания, а в случаях продолжения правонарушений составлять протоколы и передавать акцизному надзору для привлечения виновных к ответственности.
Н. Прага в отчете епархиальному братству трезвости писал о положительном результате предпринятых действий: «В приходе тихо и спокойно, на улицах не стало слышно разгульных и пьяных песен, и село как будто переродилось» [84]. Важно отметить, что успех борьбы с шинкарством в отдельных приходах зависел от решений сельских сходов, выражавших общественное мнение, которое, в свою очередь, формировалось под влиянием активной пастырской проповеди.
В связи с военным временем празднование Дня трезвости в 1916 г. было проведено более скромно. 29 июня духовенство во всех приходах и храмах епархии было приглашено для совершения моления об укреплении начал трезвой жизни, с раздачей в этот день противоалкогольной литературы и сбора пожертвований для воинов. Комитет Иннокентиевского братства по требованию приходского духовенства, а частью по собственной инициативе, разослал причтам 10 тыс. листовок с призывом населения на борьбу с шинкарством и тайным винокурением [85].
В сентябре 1916 г. председатель комитета П. Комаров выступил на епархиальном миссионерском съезде с докладом «Отрезвление народа как задача миссионерского делания», призывая миссионеров-проповедников к активной деятельности в этом направлении. Для руководства в деле организации трезвенной работы во все приходы епархии был разослан Нормальный устав с призывом об учреждении обществ трезвости. Можно отметить, что
приходские общества трезвости продолжали открываться вплоть до революционных событий 1917 г., хотя члены епархиального братства высказывали мнение о «некотором ослаблении деятельности трезвенных организаций в 1916 г.» [86]. Вероятнее всего, ослабление было связано с занятостью духовенства, церковно-приходских попечительств и прочих организаций решением насущных вопросов военного времени — сбором пожертвований, устройством лазаретов, приютов и пр.
Изученные нами материалы позволяют утверждать, что священнослужители Томской епархии в конце XIX -начале XX вв. синодальными и епархиальными указами и распоряжениями были вовлечены в борьбу с пьянством. Этапными являлись указы Синода 1889, 1909 гг., правительственный указ 1914 г. и начавшееся к тому времени всероссийское массовое движение за трезвый образ жизни, возглавляемое церковными иерархами. С 1890 г. приходское духовенство взяло на себя почин организации обществ трезвости, имевших «наличность нравственной силы и непререкаемый авторитет» [87]. Наиболее активный период участия священно- и церковнослужителей в трезвенническом движении начался с 1909 г. К 1914 г. оно охватило все приходы епархии. Основными формами работы в данном направлении были проповедь, проведение внебогослужебных чтений с показом световых картин, принятие обетов трезвости, распространение противоалкогольной литературы. В сельских приходах к борьбе с пьянством духовенство активно привлекало местную интеллигенцию.
Значимый вклад в руководство деятельностью приходского духовенства по борьбе с пьянством внесли епископы Томской епархии — Макарий (Невский), Мефодий (Герасимов), Анатолий (Каменский), председатель Иннокен-тиевского епархиального братства трезвости протоиерей П. Комаров, член братства священник М. Солнцев и др. Проповедуя с амвона, на внебогослужебных чтениях, миссионерских съездах, педагогических курсах, они учили словом, были не только умелыми организаторами и вдохновителями трезвого образа жизни, но и являли личный пример самоотверженной деятельности в этом направлении.
Литература
1. Прыжов И. Г. История кабаков в России. — М.: Дружба народов, 1992. — 381 с.
2. Афанасьев А. Л. Иван Прыжов и история пьянства и трезвости в России // Эйфория. — 1997. — № 2. — С. 4.
3. Скибинский М. А. Закон 14 мая 1885 г.- влияние его на жизнь деревни и меры против пьянства. — СПб., 1890. — 33 с.
4. Письма С. А. Рачинского к духовному юношеству о трезвости. — М.: Синодальная тип., 1899. — 95 с.
5. Григорьев Н. И. Общества трезвости в России. — СПб., 1899.
— 17 с.
6. Бородин Д. Н. Значение чайных в борьбе с алкоголизмом. -СПб., 1903. — 21 с.
7. Булгаковский Д. Г. Очерк деятельности попечительств о народной трезвости за все время их существования (18 951 909 гг.) в двух частях. — СПб., 1910. — 240 с.
8. Комаров П. Трезвенное дело в Томской епархии и Московский Всероссийский съезд практических деятелей по борь-
бе с алкоголизмом. — Томск, 1912. — 47 с.
9. Коробьин Д. Как отразилось запрещение продажи крепких напитков на жизни населения Енисейской губ. — Красноярск: Енисейская губ. тип., 1916. — 145 с.
10. Такала И. Р. Веселие Руси: история алкогольной проблемы в России. — СПб.: Изд-во журнала «Нива», 2002. — 336 с.
11. Афанасьев А. Л. Трезвенное движение в России в период мирного развития 1907−1914 гг.: опыт оздоровления общества. — Томск, 2007. — 195 с.
12. Быкова А. Г. Алкоголизм и пьянство в России в XIX — начале XX в.: из истории проблемы. — Омск: Омский юридический институт, 2006. — 136 с.
13. Афанасьев А. Л. Митрополит Макарий (Невский) как покровитель и участник трезвеннического движения 19 011 916 гг. // Культура Отечества: прошлое, настоящее, будущее. — Томск, 1994. — С. 40−43.
14. Афанасьев А. Л. Летопись трезвенного движения в Сибири и Дальнем Востоке в 1901—1914 гг. // Материалы к хронике общественного движения в Сибири в 1895—1917 гг. — Томск, 1996. — Вып. 2. — С. 169−184.
15. Афанасьев А. Л. Сведения об обществах трезвости Сибири и Дальнего Востока на 1911 г. // Из истории революций в России (первая четверть XX в.). — Томск, 1996. — Вып. 1. -С. 129−134.
16. Лебедев В. В. Трезвенное движение в Томской епархии начала XX в. // Народная культура: личность, творчество, досуг. — Омск, 2003. — С. 321−323.
17. Ушакова О. В. Организация трезвенной работы в западносибирских епархиях в 1907—1914 гг. // Сибирь на этапе становления индустриального общества в России (XIX -начало XX в.). — Новосибирск: Институт истории СО РАН, 2002. — С. 163−165.
18. Дегальцева Е. А. Общественные неполитические организации Западной Сибири (1861−1917 гг.). — Бийск: Изд-во Алт. гос. тех. ун-та, 2002. — С. 172.
19. Быкова А. Г. Алкоголизм и пьянство в России в XIX — начале XX в.: из истории проблемы. — Омск: Омский юридический институт, 2006. — С. 103.
20. Там же. — С. 111.
21. Там же. — С. 28.
22. Прыжов И. Г. История кабаков в России. — М.: Дружба народов, 1992. — С. 246.
23. Там же. — С. 248.
24. Там же. — С. 229.
25. Государственный архив Томской области (ГАТО). — Ф. 170.
— Оп. 2. — Д. 3018. — Л. 18 об.
26. Там же. — Л. 28.
27. Там же. — Л. 110−110 об.
28. Там же. — Л. 134−134 об.
29. Там же. — Л. 15, 18 об, 108−109 об.
30. Там же. — Л. 25−25 об.
31. Отчет об Алтайской миссии за 1910 г. — Томск, 1911. — С. 12.
32. Зверев В. А. Поселения и дворы крестьян Новосибирского Приобья: санитарное состояние во второй половине XIX -начале XX в. // Бердск: прошлое, настоящее, будущее. -Новосибирск, 1998. — Вып. 4. — С. 5−10.
33. Зверев В. А. Семейное крестьянское жилище в его культурно-санитарном измерении: (по материалам массовых обследований конца XIX — первой трети XX в.) // Крестьянская семья и двор в Сибири в XX в. — Новосибирск, 1999. -С. 13−32- и др.
34. Непомнящих Г. Общество трезвости с. Лебедянского, Томского уезда, благочиния № 3, Томской епархии // Томские епархиальные ведомости (ТЕВ). — 1913. — № 16, Ч. неофиц.
— С. 867.
35. Быкова А. Г. Алкоголизм и пьянство в России в XIX — начале XX в.: из истории проблемы. — Омск: Омский юридический институт, 2006. — С. 81−88.
36. Афанасьев А. Л. Летопись трезвенного движения в Сибири и Дальнем Востоке в 1901—1914 гг. // Материалы к хронике общественного движения в Сибири в 1895—1917 гг. — Томск, 1996. — Вып. 2. — С. 175−176.
37. О вреде пьянства: (публичное религиозно-нравственное чтение) // ТЕВ. — 1908. — № 14, Ч. неофиц. — С. 41.
38. Последствие пьянства // ТЕВ. — 1909. — № 16. Ч. неофиц. -С. 682.
39. ГАТО. — Ф. 170. — Оп. 2. — Д. 3018. — Л. 30.
40. Там же. — Л. 121.
41. Там же. — Л. 4, 10−27, 30, 32, и пр.
42. Там же. — Л. 111 об. -112.
43. К вопросу о мерах борьбы с пьянством в приходе // ТЕВ. -
1909. — № 15, Ч. неофиц. — С. 679.
44. ГАТО. — Ф. 170. — Оп. 2. -.Д. 3018. — Л. 23, 108.
45. Там же. — Л. 105.
46. Там же. — Л. 127.
47. Первые полтора года Серафимо-Завьяловского братства воздержания от пьянства и сквернословия // ТЕВ. — 1905. -№ 1, Ч. неофиц. — С. 3.
48. ГАТО. — Ф. 170. — Оп. 2. -.Д. 3018. — Л. 127.
49. Добрые вести // ТЕВ. — 1904. — № 6, Ч. неофиц. — С. 26.
50. Комаров П. Доклад о трезвости // ТЕВ. — 1909. — № 21,
Ч. неофиц. — С. 539.
51. Трезвенное дело в Томской епархии // ТЕВ. — 1912. — № 19, Ч. неофиц. — С. 1063−1071.
52. ГАТО. — Ф. 170. — Оп. 2. — Д. 3018.
53. Список церковных обществ трезвости в приходах Томской епархии к 1 августа 1912 г. // ТЕВ. — 1912. — № 19, Ч. неофиц. — С. 1072−1077.
54. Непомнящих Г. Общество трезвости с. Лебедянского, Томского уезда, благочиния № 3, Томской епархии // ТЕВ. — 1913.
— № 16, Ч. неофиц. — С. 873.
55. ГАТО. — Ф. 170. — Оп. 2. — Д. 3018.
56. Комаров П. Трезвенное дело в Томской епархии и Московский Всероссийский съезд практических деятелей по борьбе с алкоголизмом. — Томск, 1912. — С. 7.
57. Димитриев А. Открытие общества трезвости во имя Св. архистратига Божия Михаила в с. Легостаевском, благочиния 44, округа Барнаульского уезда Томской епархии // ТЕВ. -
1910. — № 5, Ч. неофиц. — С. 232−235.
58. Отчет об Алтайской миссии за 1910 г. — Томск, 1911. -С. 13−14.
59. Непомнящих Г. Общество трезвости с. Лебедянского, Томского уезда, благочиния № 3, Томской епархии // ТЕВ. — 1913.
— № 16, Ч. неофиц. — С. 873.
60. Соколов И. Письмо в редакцию // ТЕВ. — 1910. — № 1, Ч. неофиц. — С. 26.
61. Первые полтора года Серафимо-Завьяловского братства воздержания от пьянства и сквернословия // ТЕВ. — 1905. -№ 1, Ч. неофиц. — С. 2.
62. Открытие Общества трезвости во имя Святых Великих Трех Святителей в с. Хлопуновском, благочиния 36 округа, Змеиногорского уезда, Томской епархии // ТЕВ. — 1913. — № 6, Ч. неофиц. — С. 342.
63. Село Каргалинское Богородицкой волости // ТЕВ. — 1910.
— № 1, Ч. неофиц. — С. 724.
64. Комаров П. Борьба с народным пьянством в печати // ТЕВ.
— 1914. — № 19, Ч. неофиц. — С. 1242.
65. Там же. — С. 1243.
66. Комаров П. Краткий обзор трезвенного дела в Томской епархии // Труды Всероссийского съезда практических деятелей по борьбе с алкоголизмом, состоявшегося в Москве 6−12 августа 1912 г. — Пг., 1915. — Т. 2. — С. 226.
67. Отчет общества трезвости при попечительстве градо-Том-ской Никольской церкви за 1904 год // ТЕВ. — 1905. -№ 21−22, Ч. неофиц. — С. 13.
68. Афанасьев А. Л. Летопись трезвенного движения в Сибири и Дальнем Востоке в 1901—1914 гг. // Материалы к хронике общественного движения в Сибири в 1895—1917 гг. — Томск, 1996. — Вып. 2. — С. 177−178.
69. Комаров П. Краткий обзор трезвенного дела в Томской епархии // Труды Всероссийского съезда практических деятелей по борьбе с алкоголизмом, состоявшегося в Москве 6−12 августа 1912 г. — Пг., 1915. — Т. 2. — С. 227.
70. Карпов А. Епархиальное братство трезвости // ТЕВ. — 1913.
— № 2, Ч. неофиц. — С. 92.
71. Задачи братства трезвости (доклад, прочитанный на собрании Томского городского духовенства председателем комитета епархиального братства трезвости) // ТЕВ. — 1914.
— № 23, Ч. неофиц. — С. 1429−1430.
72. Афанасьев А. Л. Летопись трезвенного движения в Сибири и Дальнем Востоке в 1901—1914 гг. // Материалы к хронике общественного движения в Сибири в 1895—1917 гг. — Томск, 1996. — Вып. 2. — С. 180−181.
73. Комаров П. Трезвенное дело в Томской епархии и Московский Всероссийский съезд практических деятелей по борьбе с алкоголизмом. — Томск, 1912. — С. 14−15.
74. Шевелков А. М. Отчет общества трезвости Трехсвятительской церкви с. Хлопуновского // ТЕВ. — 1914. — № 3, Ч. неофиц. — С. 195−198.
75. Окороков В. Борьба с пьянством // ТЕВ. — 1914. — № 12,
Ч. неофиц. — С. 801.
76. Праздник трезвости 1914 г. в Томской епархии // ТЕВ. -1915. — № 1, Ч. неофиц. — С. 25−26.
77. Там же. — С. 27.
78. Коробьин Д. Как отразилось запрещение продажи крепких напитков на жизни населения Енисейской губ. — Красноярск: Енисейская губ. тип., 1916. — С. 7−9.
79. Нужна ли и теперь работа обществ трезвости? // ТЕВ. — 1915.
— № 15, Ч. неофиц. — С. 634.
80. Задача общества трезвости в наше время // ТЕВ. — 1915. -№ 16, Ч. неофиц. — С. 677−678.
81. Краткий отчет о деятельности Иннокентиевского епархиального братства трезвости за 1916 г. // ТЕВ. — 1917. -№ 10, Ч. неофиц. — С. 245−246.
82. Там же. — С. 246.
83. Там же. — С. 248.
84. Единственно верный способ успешно бороться с тайным курением водки и пьянством // ТЕВ. — 1916. — № 13, Ч. неофиц. — С. 460.
85. Краткий отчет о деятельности Иннокентиевского епархиального братства трезвости за 1916 г. // ТЕВ. — 1917. -№ 10, Ч. неофиц. — С. 246.
86. Там же. — С. 249.
87. Необходимость пастырского содействия обществу в борьбе с народным пьянством // ТЕВ. — 1908. — № 10, Ч. неофиц. — С. 37.
Поступила 02. 03. 2010

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой