Карман как самая часто встречающаяся деталь одежды в романах Ф. М. Достоевского

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КАРМАН КАК САМАЯ ЧАСТО ВСТРЕЧАЮЩАЯСЯ ДЕТАЛЬ ОДЕЖДЫ В РОМАНАХ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО
© Гарнова К. В. *
Смоленский государственный университет, г. Смоленск
В статье говорится о значении и функциях кармана как самой встречающейся детали гардероба действующих лиц романов Ф. М. Достоевского.
Ключевые слова Ф. М. Достоевский, романы пятикнижия, деталь, одежда, карман.
Предлагаем рассмотреть элемент, который используется автором чаще других (в романах пятикнижия свыше 200 употреблений этого слова).
Деталь, о которой пойдет речь, отличается от других. Верхняя одежда, например, сразу бросается в глаза — костюм, головной убор, обувь или аксессуары. Это маркеры, которые формируют первое впечатление об образе. Рассматриваемый элемент интересен не только тем, что является частью портрета персонажа, но и сам включает в себя некоторые элементы. Речь пойдет о кармане. Цель данной работы — выявить его значение и функции (или их отсутствие) в тексте.
Материалом данного исследования послужили четыре романа Достоевского [1]: «Преступление и наказание» (1866 год) — «Идиот» (1867−1868 годы) — «Бесы» (1870−1872 годы) — «Братья Карамазовы» (1879−1880 годы).
«Не впору! А это что? — и он [Разумихин] вытащил из кармана старый, закорузлый, весь облепленный засохшею грязью дырявый сапог Раскольни-кова, — я с запасом ходил, мне и восстановили по этому чудищу настоящий размер. Все это дело сердечно велось» [1, т. 6, с. 102].
В этом эпизоде из романа «Преступление и наказание» Разумихин способствует полной перемене гардероба Раскольникова: покупает ему новую фуражку, штаны, жилетку, бельё, сапоги… Но особенность всех этих приобретений в том, что сапоги — единственная вещь, которую Разумихин приобрел по мерке, взяв с собой старый, закорузлый сапог Раскольникова.
Этот сапог упоминается и ранее — после убийства старухи-процентщицы Раскольников осматривает свой костюм и замечает «знаки», скрытые сапогом: «В эту минуту луч солнца осветил его левый сапог: на носке, который выглядывал из сапога, как будто показались знаки. Он сбросил сапог: «Действительно знаки! Весь кончик носка пропитан кровью" — должно быть, он в ту лужу [крови] неосторожно тогда ступил.» [1, т. 6, с. 72].
Получается цепочка образов, объединенных мотивами «скрыть» — «обличить»:
* Студент Филологического факультета.
Носок (знаки) ^ сапог (обличает знаки) ^ карман (обличает сапог).
В данном случае содержимое кармана Разумихина помогает разоблачить читателям деяния Раскольникова. Нося в своём кармане «свидетеля» преступления, тайну героя, сам Разумихин об этом даже и не догадывается -это может увидеть только читатель, находясь вне текста, «над» ним.
Содержимое кармана Ракитина — персонажа романа «Братья Карамазовы» — также указывает не на свойства его обладателя, а характеризует внутреннее состояние другого действующего лица — Алёши Карамазова. Это демонстрирует следующий эпизод, произошедший сразу после смерти старца Зосимы: «Тебе надо подкрепиться, судя по лицу-то. & lt-… >- Есть у меня с собой в кармане колбаса, & lt-. >- только ведь ты колбасы не станешь.
— Давай колбасы.
— Эге! Так ты вот как! Значит, совсем уж бунт, баррикады!» [1, т. 14, с. 309].
Содержимое кармана Ракитина, в данном случае колбаса, раскрывает эмоциональное состояние Алёши после смерти его наставника. Герой готов на «бунт».
Во всех приведенных выше примерах содержимое кармана можно «просмотреть» либо с подсказки автора (Разумихин), либо при непосредственном указании самого персонажа (Ракитин).
На то, что карман указывает на глубинные переживания героя, указывает и следующий эпизод из романа «Униженные и оскорблённые». Анна Андреевна Ихменева говорит рассказчику о медальоне, который напоминает о детских годах Наташи, когда всё ещё было хорошо: «& lt-… >- был у меня медальончик, в золото оправленный, так для сувенира сделано, а в нем портрет Наташечки, в детских летах- восьми лет она тогда была, ангельчик мой. & lt-. >- я, после ужасов-то наших тогдашних, медальончик из шкатулки и вынула, да на грудь себе и повесила на шнурке, так и носила возле креста, а сама-то боюсь, чтоб мой [старик Ихменев] не увидал. Ведь он тогда же все ее вещи приказал из дому выкинуть или сжечь, чтоб ничто и не напоминало про нее у нас. А мне-то хоть бы на портрет ее поглядеть- иной раз поплачу, на него глядя, — всё легче станет & lt-. >- Ну, вот я и рада, что хоть про медальон-то он не знает и не заметил- только хвать вчера утром, а медальона и нет, только шнурочек болтается, перетерся, должно быть, а я и обронила. Так и замерла. Искать- искала-искала, искала-искала — нет! Сгинул да пропал!» [1, т. 3, с. 218−219]. Читатель находит этот медальон неожиданно: «И он [Старик Ихменев] начал выбрасывать из бокового кармана своего сюртука разные бумаги. & lt-. >- В нетерпении он рванул из кармана всё, что захватил в нем рукой, и вдруг — что-то звонко и тяжело упало на стол… Анна Андреевна вскрикнула. Это был потерянный медальон» [1, т. 3, с. 223]. Эта ситуация очень показательна: при всём внешнем негодовании Ихменева, в душе он искренне любит свою дочь, что и открывает его карман.
Но в романах Ф. М. Достоевского можно проследить ещё один тип изобличения внутренности кармана: указание на неё другим персонажем.
Ко второму типу относится также и карман Ставрогина (роман «Бесы»). Это отображается в эпизоде последней встречи его с Лебядкиной:
«- Прочь, самозванец! & lt-. >- я моего князя жена, не боюсь твоего ножа!
— Ножа!
— Да, ножа! У тебя нож в кармане. Ты думал, я спала, а я видела: ты как вошел давеча, нож вынимал!» [1, т. 10, с. 219].
Лебядкина увидела страшные намерения Ставрогина, метафорически обозначив содержимое его кармана. Несмотря на то, что убийство семейства Лебядкиных совершил Федька, действительным убийцей является Став-рогин, давший согласие на это преступление. Убиты они были тем орудием, которое усмотрела Лебядкина в кармане Ставрогина: «Но в доме жили жильцы — известный в городе капитан с сестрицей и при них пожилая работница, и вот эти-то жильцы, капитан, сестра его и работница, все трое были в эту ночь зарезаны и очевидно ограблены» [1, т. 10, с. 396].
Лебядкина обладает способностью видеть суть вещей, точнее, намерения их обладателя. Недаром автор называет Лебядкину юродивой: «Дарья Павловна & lt-. >- быстро обернулась и так и осталась пред своим стулом, смотря на юродивую [Лебядкину] длинным, приковавшимся взглядом» [1, т. 10, с. 133].
В данном случае обличает действующее лицо другой персонаж — юродивый, который может видеть то, что не под силу узреть другим людям.
Последний пример демонстрирует чисто субъективную точку зрения какого-либо персонажа на «обладателя» кармана. Точно сказать невозможно, действительно ли присутствуют увиденный юродивой предмет в кармане.
Но есть и другие примеры — содержимое кармана раскрывают не юродивые, а персонажи, обыскавшие эти карманы.
К этому типу можно причислить персонажа романа «Бесы» Шатова: «Присев на корточки, он [Пётр Верховенский] поспешно, но твердою рукой обыскал в карманах убитого. Денег не оказалось (портмоне осталось под подушкой у Марьи Игнатьевны). Нашлись две-три бумажки, пустые: одна конторская записка, заглавие какой-то книги и один старый заграничный трактирный счет, бог знает почему уцелевший два года в его кармане» [1, т. 10, с. 460]. В данном случае следует обратить внимание на старый заграничный трактирный счёт. Эпитет «заграничный» отсылает нас к моменту, когда Ша-тов был за границей, где и связался с группировкой Ставрогина и Верховен-ского. Эта деталь символична: по этому счёту (за связь с реакционерами) он платит своей жизнью.
Господин Лебядкин из романа «Идиот», при потере своего бумажника обыскал карманы Келлера: «Господин Келлер, человек непостоянный, человек пьяный и в некоторых случаях либерал, то есть насчет кармана-с- в ос-
тальном же с наклонностями, так сказать, более древнерыцарскими, чем либеральными. & lt-. >- оба мы [Лебедев и генерал Иволгин] тотчас же решились обыскать Келлера, лежавшего как … как … почти подобно гвоздю-с. Обыскали совершенно: в карманах ни одного сантима, и даже ни одного кармана не дырявого не нашлось. Носовой платок синий, клетчатый, бумажный, в состоянии неприличном-с. Далее любовная записка одна, от какой-то горничной, с требованием денег и угрозами, и клочки известного вам фельето-на-с» [1, т. 8, с. 370].
В данном случае, одни персонажи, обыскав карманы другого, помогают раскрыть сущность довольно противоречивого образа его обладателя: человек без денег (вспомнить хотя бы сцену займа денег у князя), имеющий неприличное компрометирующее прошлое, с другой стороны — Лебедев указывает на некие «древнерыцарские» наклонности Келлера. С одной стороны, платок в неприличном состоянии, с другой — «синий в портретном тезаурусе романов Достоевского развивает коннотации, связанные с указанием на небесное, чистое, прекрасное» [2, с. 203].
Третий тип. В романе «Братья Карамазовы». Отец Ферапонт, беседуя с обдорским монашком, говорит о собратьях старца Зосимы: «А чертей у тех видел? — спросил отец Ферапонт. & lt-… >- Я к игумену прошлого года во святую пятидесятницу восходил & lt-… >-. Видел, у которого на персях сидит, под рясу прячется, токмо рожки выглядывают- у которого из кармана высматривает, глаза быстрые, меня-то боится- & lt-. >- а у некоего так на шее висит, уцепился, так и носит, а его не видит.
— Вы. видите? — осведомился монашек.
— Говорю — вижу, насквозь вижу» [1, т. 14, с. 153].
В данном случае отец Ферапонт обличает монахов, которые, якобы, ведут праведную жизнь, а сами с чертями живут и их не видят. Не видят их и обычные люди. О содержимом кармана монаха говорит отец Ферапонт, которого все считают юродивым: «Старец этот, отец Ферапонт & lt-. >- опасен же был & lt-. >- тем, что & lt-. >- из приходящих мирских очень многие чтили его как великого праведника и подвижника, несмотря на то, что видели в нем несомненно юродивого» [1, т. 14, с. 151].
В данном эпизоде мы сталкиваемся не с авторской позицией, а с разоблачением другим персонажем. Это указание субъективное, замеченное юродивым, может и не считаться правдивым или единственно правильным — это лишь мнение самого персонажа, которое, вполне возможно, могло быть высказано во вред благочестивой репутации старца Зосимы. Скорее содержимое карманов монахов будет характеризовать не самих монахов, а отца Фе-рапонта, который в действительности не является юродивым (последующего подтверждения о его юродстве в тексте романа нет), что указывает на чувство зависти данного персонажа старцу Зосиме.
Интересен гардероб отца Ферапонта. Когда читатель первый раз встречается с этим персонажем, мы читаем: «Одет же был в рыжеватый длинный армяк, грубого арестантского по прежнему именованию сукна и подпоясан толстою веревкой. & lt-… >- Говорили, что носит он на себе под армяком тридцатифунтовые вериги.» [1, т. 14, с. 152]. В данном описании настораживает эпитет «арестантское» по отношении к сукну. Далее — вериги. После смерти старца Зосимы отец Ферапонт приходит к скиту: «Как только стал он махать руками, стали сотрясаться и звенеть жестокие вериги, которые носил он под рясой» [1, т. 14, с. 302]. В совокупности эти детали могут отсылать к более раннему роману Достоевского «Записки из мёртвого дома». Описывая арестантов, Достоевский пишет: «& lt-… >- слегка побрякивая цепями, которые хотя и были скрыты под одеждою, но все-таки издавали тонкий и резкий металлический звук с каждым шагом» [1, т. 4, с. 70]. Почему отец Ферапонт носит вериги? Не по оставшейся ли после каторги привычке? Если Ферапонт в прошлом действительно был арестантом, стоит ли доверять такому персонажу?
Таким образом, можно выделить три типа указания на содержимое такой детали, как карман:
— содержимое кармана рассматриваемого действующего лица раскрывает сущность другого персонажа-
— содержимое кармана раскрывает образ его обладателя-
— содержимое кармана раскрывает образ действующего лица, указывающего на это содержимое.
Многие детали гардероба, указывающие на некие глубинные черты образа, открыты всем людям: заломившаяся на сторону шляпа Раскольникова, швейцарский плащ и штиблеты князя Мышкина, галстуки Степана Верхо-венского, подрясник Алеши Карамазова. Карман раскрывает сущность образа, его тайны и секреты, которые способны видеть только те, кто находится «над текстом», то есть читатели, либо юродивые — персонажи романа, которым дана способность видеть то, что не могут узреть другие, через непроницаемые стенки кармана, либо персонажи, непосредственно обыскавшие эти карманы. Происходит разоблачение либо каких-то поступков (преступление), либо свойств (легкомысленность, лицемерие). Раскрытие сущности образа может происходить с помощью содержимого кармана его непосредственного обладателя (Степан Верховенский), содержимого кармана другого персонажа (Разумихин, Ракитин, Ферапонт).
Список литературы:
1. В статье цитаты из романов Достоевского приводятся по изданию: Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч.: в 30 томах. — Л.: Наука, 1973.
2. Сырица Г. С. Поэтика портрета в романах Ф. М. Достоевского. — М.: Гнозис, 2007.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой