Ценностно-нормативное сознание россиян: динамика традиционных и модернизационных ценностей

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Л.Р. Петрова
Ценностно-нормативное сознание россиян: динамика традиционных и модернизационных ценностей
Аннотация: в статье рассмотрены проблемы обновления целей, установок, ориентаций, составляющих ценностно-нормативное сознание россиян как субъектов общественных отношений и связей. На основе данных результатов отечественных социологических исследований, посвященных анализу ценностных ориентаций различных социальных групп, делаются выводы о мозаичном характере состояния ценностно-нормативного сознания россиян с высокой степенью фрагментарности, характеризующемся своим особым качеством.
Ключевые слова: ценности, общественные отношения и связи, ценностно-нормативное сознание, целостность, социальный порядок, социальность.
Проблемы, связанные с человеческими ценностями, относятся к числу важнейших для любой из наук, занимающихся человеком и обществом. Актуальность их постановки и рассмотрения связана с тем, что ценности выступают интегративной основой как для отдельно взятого индивида, так и для любой малой или большой социальной группы, культуры, нации и для человечества в целом.
Ценности являются одним из факторов, который оказывает существенное влияние в процессе регуляции общественных отношений и связей. Это связано с тем, что в ценностях отражаются обобщенные представления людей о целях деятельности и средствах их достижения- о нормах поведения, в которых воплощается их исторический опыт- а также концентрированно выражаются смыслы целенаправленной деятельности и критерии оценки реальных явлений. Так, характеризуя содержание человеческих ценностей, Д. А. Леонтьев отмечает следующие их основные признаки: 1) общее число ценностей, являющихся достоянием человека, сравнительно невелико- 2) все люди обладают одними и теми же ценностями, хотя и в разной степени- 3) ценности организованы в системы- 4) истоки человеческих ценностей прослеживаются в культуре, обществе и его институтах, личности- 5) влияние ценностей прослеживается практически во всех социальных феноменах, заслуживающих изучения [10].
В своем наиболее общем определении ценности понимаются как специфические социальные определения объектов окружающего мира, выявляющие их положительное или отрицательное значение для человека и общества [16]. Эта «социальная определенность» задает оценку свойств объектов с точки зрения выполнения ими различных функций в системе человеческой жизнедеятельности, а также их способностью выступать предметными знаками и символами определенных общественных отношений и связей, которые люди производят и воспроизводят в процессе своей деятельности.
Одним из аспектов ценностей является выражение интересов людей в идеальной форме в виде представлений, идеалов, моральных нормативов и принципов. В данных формах сознания воплощаются ориентиры и требования, определяющие социокультурную деятельность людей. Ценностно-нормативное сознание определяется стереотипами мыслей и действия, которые принимаются, разделяются, воссоздаются в границах разных социокультурных общностей: субкультурных, локальных и национальных, а также в глобальном масштабе как выражение общечеловеческих, универсальных представлений, норм и идеалов.
Л. Р. Петрова,
кандидат социологических наук, доцент кафедры маркетинга и рекламы Института управления и безопасности предпринимательства БашГУ, г. Уфа, докторант кафедры философии Башкирского государственного университета, г. Уфа.
Базовое образование: экономический факультет Башкирского государственного университета, г. Уфа.
Тема докторской диссертации: «Типы социальности и формы социальной коммуникации: традиции обновления и модернизации».
Основные публикации: «Ценностно-нормативное содержание социальной рекламы» (2008) — «Ценностная компонента в содержании социальной коммуникации: политико-правовой аспект» (2012) — «Социальная активность субъектов как фактор инновационного развития современного общества» (2012).
Сфера научных интересов: структура и функции социальной коммуникации, ценностно-нормативное содержание социальной коммуникации- личность как субъект социальной коммуникации.
E-mail: li_ra@bk. ru
В этом качестве проявляется динамический и вариативный характер изменения ориентиров социокультурной деятельности людей: в связи с изменениями, происходящими в ценностной шкале, происходит выдвижение новых идеалов социокультурного плана и изменение самих норм.
Нормы совместной жизни, устанавливающие характер и направленность человеческой активности, обеспечивают организованность, упорядочивание, институционализацию и контроль взаимосвязей и отношений между людьми. Ориентирами развития в социальном бытии становятся такие цели, установки, ориентации и направления деятельности людей, которые основываются на сохранении результатов ранее достигнутых целей жизнедеятельности и способствуют достижению новых прогрессивных свершений. Формирование и формулирование ориентиров развития является фактором управления процессами обновления в различных видах деятельности, направленного на обнаружение и освоение новых сфер приложения человеческой активности. Стремление к развитию заложено в самой природе человека, поскольку данная потребность актуализируется при осознании противоречия между реальным и желаемым, что вызывает необходимость изменения сложившейся ситуации.
Особенно остро эти процессы проявляют себя в обществе, претерпевающем значительные системно-структурные изменения во всех его сферах: экономической, политической, социальной и духовной, — что, в свою очередь, актуализирует проблему обеспечения преемственности в развитии материальной и духовной культуры, общественного производства, форм общественного сознания, передачи социального опыта от поколения к поколению. Соответственно в обществе, претерпевающем процессы изменения и обновления, процессы воспроизводства традиционных ценностей и трансляции новых (модернизационных) ценностей являются взаимодополняющими условиями сохранения его структурной целостности как определенного состояния социального порядка.
Формирование новой системы ценностей, соответствующей задачам модернизации социально-экономического уклада жизни сопровождается критическим осмыслением «старых» ценностей, присущих обществу прежнего типа социальности, вплоть до полного их отрицания. К сожалению, такой подход часто приводит к отрицанию всего опыта предшествующих поколений и внутренним противоречиям в самих ценностно-нормативных установках.
Становление и развитие социальности нового типа в России предстает как единый процесс согласования различных форм и видов деятельности, способствующих обновлению социальных практик общества, и созидания новых ценностных смыслов, закрепляемых определенными нормами. А для этого необходимо создание социальных условий, обеспечивающих активность субъектов как источника инновационного развития системы общественных отношений [подробнее см. 12]. При этом актуализируется принятие и следование тем общественным установкам и ценностным ориентациям, которые способствуют актуализации модернизационных социальных ценностей, связанных с идеей обновления не только общественного уклада жизни, но и компетенций самого индивида. Ценности и ценностное сознание в этом процессе могут быть как ускорителем проводимых преобразований, так и его тормозом. И поскольку на различия в ценностных предпочтениях могут влиять разнообразные общественные, групповые, индивидуальные факторы, то в настоящий момент это обусловливает сложность и неоднозначность их содержания, что придает им фрагментарный вид и характеризуется мозаичностью.
В настоящее время в условиях российского общества этот процесс осложняется еще продолжающимся процессом стремительной дезинтеграции общественных групп и институтов и утратой личностной идентификации с прежними социальными структурами. Анализируя состояние современного российского общества, руководители Международного научно-исследовательского института проблем управления (МНИИ-ПУ) Ю. С. Емельянов и А. А. Хачатурян обращают внимание на то, что культурные предпочтения россиян по большей части определяются элементами «западного типа» (индивидуализм, рациональное поведение, достижительная мотивация). Но при этом также проявляется стремление к налаживанию клановых и личных «неформальных» отношений, слабость правового сознания, патерналистские установки и культ государства. По их мнению, современное российское общество отличает низкий уровень межличностного доверия и доверия основным политическим институтам, сосуществование различных по своей природе ценностей, стереотипов поведения, а также латентный потенциал социальной и межэтнической конфликтности [4, с. 5−6].
В современном общественном сознании россиян сохраняется понимание значимости социальных целей и общечеловеческих ценностей, среди которых важными являются: качество жизни, здоровье, благоприятная для человека среда обитания, возможность осуществить свои потенции в труде, познании, образовании, семье, досуге и др. Но возникающие разрывы в ценностно-нормативном сознании россиян формируют ситуацию социокультурного и социально-психологического раскола. Этот раскол отграничивает существование России в двуедином плане. Одна Россия — солидаристская, ставящая перед собой общие цели- вторая — сосредоточенная на индивидуальном выживании [1]. Однако и эту особенность содержания ценностно-нормативного сознания россиян не следует трактовать однозначно. Так, рассматривая современную Россию в пространственной проекции как совокупность укладов, директор региональной
программы Независимого института социальной политики Н. Зубаревич обращает внимание на то, что российское общество представлено в четырех своих ипостасях, обозначаемых автором «Россия-1», «Рос-сия-2», «Россия-3», «Россия-4» [6, с. 47].
«Первая Россия» — это страна городов-миллионников. Модернизационный потенциал здесь определяют экономическая самостоятельность, высокая степень концентрации финансовых ресурсов и образованного населения. С одной стороны, население, проживающее в городах этого типа, имеет устойчивые основания в своей жизни, относительную независимость, активно проявляет себя вследствие действия фактора социализации и возможности формировать широкий кругозор. Но с другой стороны, в качестве сдерживающих факторов обновления для «России-1» отмечаются: высокая доля пожилых (каждый четвертый — пенсионного возраста) — преобладание индустриальной подготовки в образовании- низкие инвестиции в современные секторы экономики- медленное формирование креативного класса.
«Вторая Россия» — это средние и более крупные города, преимущественно монопромышленные. Выполняемые ими функции местных центров еще позволяют им сохранять устойчивое положение и то при условии стабильной бюджетной поддержки и бюджетной занятости населения. Существенными ограничениями обновления данной «России-2» являются: слабая развитость малого бизнеса, невысокий уровень образования, низкая мобильность. Модернизационный потенциал этой России крайне неопределенный.
«Третья Россия» — это село, поселки и малые города. В этой России преобладают занятость в сельском хозяйстве, самозанятость и даже собирательство. Часть этой России медленно деградирует или выживает в условиях гомеостаза. Как отмечает Н. Зубаревич, «Россия-3 простирается на огромной территории и существует фактически вне современной экономики. Это уклад доиндустриальной эпохи» [6, с. 52]. Именно эта Россия занята выживанием и слабо реагирует на происходящие события в стране, процессы обновления для этой части граждан страны фактически невозможны по причинам социально-экономической необустроенности их жизни.
«Четвертая Россия» отмечается как имеющая свои особенности. Она представлена республиками Северного Кавказа, а также двумя республиками юга Сибири (Алтай и Тыва). Для них особенно характерны экономическая слаборазвитость, патриархальные традиции, борьба за власть и ресурсы местных кланов, сформированных по этническому и религиозному признаку. Жизнь этой России поддерживается субсидиями и инвестициями из федерального центра, но это не приводит к действительному росту человеческого капитала и модернизации.
Как видно из такой «панорамной картины», складывающейся из специфики четырех Россий, динамику традиционных и модернизационных ценностей будут определять внутренние свойства, характер и складывающиеся тенденции развития социальности нового типа. Возможности ее развития как сложной системы взаимообусловленности и зависимостей между людьми зависят от синхронизации темпов эволюции подсистем, в результате которой они попадают в один темпомир, начинают «жить» в одном ритме. Данное условие когерентного соединения подсистем означает, что процессы изменения в виде диффузионных, дис-сипативных процессов как микроскопических проявлений хаоса либо будут интенсифицировать развитие сложной системы, используя согласованную энергию моментов обострения, либо, оказываясь ненадлежащими, резонансными в отношении друг к другу, способствовать распаду сложной системы [подробнее см. 11]. Это означает, что социальные процессы, направленные на согласование различных форм и видов деятельности и способствующие обновлению социальных практик общества, созидания новых ценностных смыслов, закрепляемых определенными нормами, происходящие в условиях каждой из указанных Россий («Россия-1», «Россия-2», «Россия-3», «Россия-4»), в тот же момент времени либо будут определять попадание в один темпомир и детерминировать развитие страны в целом с равной скоростью, либо развиваться, «не чувствуя» друг друга, то есть детерминировать ее функционирование в разных темпомирах, что, в свою очередь, ведет к усилению фактора неопределенности состояния сложной общественной системы.
На уровне ценностно-нормативного сознания подобное существование в разных темпомирах уже отмечалось в выводах отечественных социологов, политологов, культурологов по результатам их исследований [например, см. 2, 4, 6, 7, 8, 9, 14, 15]. Наиболее ярко его иллюстрирует содержание ценностно-нормативного сознания россиян, отраженного в их оценках таких параметров, как: социальная справедливость, отношение к власти, достоинство индивида.
В отношении норм социальной справедливости одной из самых острых остается проблема социального расслоения. Одновременно с ухудшением материального положения большей части населения в сознании россиян укореняются новые «западно-ориентированные» стандарты уровня жизни. При этом притязания индивидов проявляют себя двояким способом. С одной стороны, есть те, кто стремится обеспечить себя и свою семью, максимально используя возможности рыночной экономики. Это характерно для небольшой группы лиц, сумевших сформировать жизненные стратегии, адекватные изменившимся социально-экономическим условиям. С другой стороны, те, у кого доход ниже среднего уровня, считают возможным передел имущества, рассматривая его как способ удовлетворения своих материальных притязаний, не прилагая к их достижению особых усилий [11].
Отношение к власти — одна из актуальных проблем жизнедеятельности россиян. Так, А. А. Возьмитель и Г. И. Осадчая по результатам исследования образа жизни россиян, проведенного в 2008 году, указывают, что «…Россия — государство, в представлениях сегодняшних россиян, в основном криминальное (65,3%), основанное на индивидуализме (51,9%), безнравственное (45,4%), обирающее своих граждан (47,1%), бедное (40,7%), зависимое (36,3%), слабое (34,7%), опасное для своих граждан (35,8%)». Респонденты отмечают в качестве главной черты, во многом определяющей образ жизни людей, криминальность государственных структур (65%), а также сопутствующие этой черте российской бюрократии индивидуализм, эгоизм, отчуждение от простых людей (52%), прямой их обман властями разного уровня (17%), безнравственность (46%). В ходе данного исследования выявилось, что в глазах общественного мнения страны российское государство предстает в качестве инструмента классового господства крупной буржуазии и тесно связанного с ней слоя государственной бюрократии. Все властные структуры и организации оцениваются респондентами как в основном безразличные к его нуждам и чаяниям. По степени проявляемого безразличия наиболее высокий процент «заслужили» местная милиция (77,2%) и политические партии (72,3%). За ними следовали Совет Федерации (64,2%), Государственная Дума (62,8%), местная администрация (57%) и профсоюзы (52,7%) [6].
В отношении содержания ценностей, характеризующих представления о достоинстве личности, отмечается состояние кризиса становящейся идентичности, в которой роль коллективистских начал снижается, а атомизация личности в обществе нарастает. Отсутствие социально-психологических компенсационных механизмов в этом процессе ведет к углублению отчужденности людей друг от друга [11].
Таким образом, можно утверждать, что ценностно-нормативное сознание россиян характеризуется мозаичностью с высокой степенью фрагментарности. В настоящий момент оно характеризуется такими качественными определениями, как: 1) склонность вырабатывать и ситуационно выражать противоположные оценки, что определяется как амбивалентность- 2) частичное и временное совпадение ценностей и установок у разных людей, что отражает нестабильность и изменчивость состава ценностей- 3) одновременное существование и сочетание ценностей, относящихся к разным ценностным системам, включающих фрагменты прежней советской системы, конфликтной постсоветской и западной системы ценностей- 4) преимущественная группировка ценностей в круге инструментального состава. Подобное состояние выражает обеспокоенность перспективами процессов обновления российского общества, поскольку свидетельствует о выражаемом недоверии к сообщениям и действиям представителей власти и государственных органов, отчужденности и ситуативно выбираемой линии поведения.
Динамика и вариативность изменения ориентиров социокультурной деятельности людей сдерживается противоречиями, складывающимися в ценностной шкале отдельных индивидов- происходит замещение идеалов согласованности и социального порядка, устанавливаемых на основе демократических ценностей, прагматическими ценностями, ориентированными на достижение определенного уровня личного комфорта и потребительской выгоды. А это, в свою очередь, снижает требования общества к выработке целей, установок, ориентаций и направлений деятельности людей, которые способны стать ориентирами развития общественных отношений, детерминировать процессы обновления в различных видах деятельности- отодвигает освоение новых сфер приложения человеческой активности.
Список литературы
1. Андреев А. Л. Ценностные и мировоззренческие аспекты социального неравенства // Социологические исследования. — 2007. — № 9. — С. 38−44.
2. Варламова С. Н., Носкова А. В., Седова Н. Н. Семья и дети в жизненных установках россиян // Социологические исследования. — 2006. — № 11. — С. 61−73.
3. Возьмитель А. А., Осадчая Г. И. Образ жизни в России: динамика изменений // Социологические исследования. 2010. № 1. С. 17−27.
4. Добреньков В. И. Ценностные ориентиры современной социологии // Социологические исследования. 2009. № 8. С. 108−115.
5. Емельянов Ю. С., Хачатурян А. А. Человеческий капитал в модернизации России: Институциональный и корпоративный аспекты. — М.: Едиториал УРСС, 2011. — 416 с.
6. Жуков В. И. Мировой кризис: экономика и социология глобальных процессов // Социологические исследования. — 2010. — № 2. — С. 3−10.
7. Зубаревич Н. Социальная дифференциация российского пространства // Вестник Московской школы политических исследований «Общая тетрадь». — 2012. — № 2−3(59). — С. 47−55.
8. Козырев Г. И. Социальные процессы и изменения // Социологические исследования. — 2005. — № 3. — С. 43−47.
9. Лапин Н. И. Функционально-ориентирующие кластеры базовых ценностей населения России и ее регионов // [Электронный ресурс] - Режим доступа: http: //www. ecsocman. edu. ru/data/2010/06/21/121 253/ Lapin4. pdf.
10. Леонтьев Д. А. Ценностные представления в индивидуальном и групповом сознании: виды, детерминанты и изменения во времени// Fo11ow. ru [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. fo11ow. ru/ article/344.
11. Петров А. В. Ценностные предпочтения молодежи: диагностика и тенденции изменений // Социологические исследования. — 2008. — № 2. — С. 83−90.
12. Петрова Л. Р. Анатомия социальных изменений через призму синергетического подхода // Вестник БашГУ. -2011. — Том 16. — № 3. — С. 814−819.
13. Петрова Л. Р. Социальная активность субъектов как фактор инновационного развития современного общества // Вестник БашГУ. — 2012. — Том 17. — № 3. — С. 1389−1393.
14. Семенов В. Е. Ценностные ориентации современной молодежи // Социологические исследования. — 2007. -№ 4. — С. 37−43.
15. Темницкий А. Л. Справедливость в оплате труда как ценностная ориентация и фактор трудовой мотивации // Социологические исследования. — 2005. — № 4. — С. 81−88.
16. Философский словарь // phi1osophydic. ru: Философский словарь [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. phi1osophydic. ru/cennosti.
Spisok literatury
1. Andreyev A.L. Tsennostnyye i mirovozzrencheskiye aspekty sotsialnogo neravenstva // Sotsiologicheskiye issledovaniya. — 2007. — № 9. — S. 38−44.
2. Varlamova S.N., Noskova A.V., Sedova N.N. Semya i deti v zhiznennykh ustanovkakh rossiyan // Sotsiologicheskiye issledovaniya. — 2006. — № 11. — S. 61−73.
3. Vozmitel A.A., Osadchaya G.I. Obraz zhizni v Rossii: dinamika izmeneniy // Sotsiologicheskiye issledovaniya. 2010. № 1. S. 17−27.
4. Dobrenkov V.I. Tsennostnyye oriyentiry sovremennoy sotsiologii // Sotsiologicheskiye issledovaniya. 2009. № 8. S. 108−115.
5. Emelyanov Yu.S., Khachaturyan A.A. Chelovecheskiy kapital v modernizatsii Rossii: Institutsionalnyy i korporativnyy aspekty. — M.: Yeditorial URSS, 2011. — 416 s.
6. Zhukov V.I. Mirovoy krizis: ekonomika i sotsiologiya globalnykh protsessov // Sotsiologicheskiye issledovaniya. -
2010. — № 2. — S. 3−10.
7. Zubarevich N. Sotsialnaya differentsiatsiya rossiyskogo prostranstva // Vestnik Moskovskoy shkoly politicheskikh issledovaniy «Obshchaya tetrad». — 2012. — № 2−3(59). — S. 47−55.
8. Kozyrev G.I. Sotsialnyye protsessy i izmeneniya // Sotsiologicheskiye issledovaniya. — 2005. — № 3. — S. 43−47.
9. Lapin N.I. Funktsionalno-oriyentiruyushchiye klastery bazovykh tsennostey naseleniya Rossii i eye regionov // [Elektronnyy resurs] - Rezhim dostupa: http: //www. ecsocman. edu. ru/data/2010/06/21/121 253/Lapin4. pdf.
10. Leontyev D.A. Tsennostnyye predstavleniya v individualnom i gruppovom soznanii: vidy, determinanty i izmeneniya vo vremeni// Fo11ow. ru [Elektronnyy resurs]. — Rezhim dostupa: http: //www. fo11ow. ru/artic1e/344.
11. Petrov A.V. Tsennostnyye predpochteniya mo1odezhi: diagnostika i tendentsii izmeneniy // Sotsio1ogicheskiye iss1edovaniya. — 2008. — № 2. — S. 83−90.
12. Petrova L.R. Anatomiya sotsia1nykh izmeneniy cherez prizmu sinergeticheskogo podkhoda // Vestnik BashGU. -
2011. — Tom 16. — № 3. — S. 814−819.
13. Petrova L.R. Sotsia1naya aktivnost subyektov kak faktor innovatsionnogo razvitiya sovremennogo obshchestva // Vestnik BashGU. — 2012. — Tom 17. — № 3. — S. 1389−1393.
14. Semenov V.E. Tsennostnyye oriyentatsii sovremennoy mo1odezhi // Sotsio1ogicheskiye iss1edovaniya. — 2007. -№ 4. — S. 37−43.
15. Temnitskiy A.L. Spraved1ivost v op1ate truda kak tsennostnaya oriyentatsiya i faktor trudovoy motivatsii // Sotsio1ogicheskiye iss1edovaniya. — 2005. — № 4. — S. 81−88.
16. Fi1osofskiy s1ovar // phi1osophydic. ru: Fi1osofskiy s1ovar [E1ektronnyy resurs]. — Rezhim dostupa: http: //www. phi1osophydic. ru/cennosti.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой