Что такое космизм в идее ноосферы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А.Г. НАЗАРОВ,
доктор биологических наук, академик РАЕН,
Экологический центр Института истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова РАН, Москва
ЧТО ТАКОЕ КОСМИЗМ В ИДЕЕ НООСФЕРЫ1
В Институте истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова РАН (ИИЕТ), единственном научном центре России, в котором есть структуры, занимающиеся изучением наследия В. И. Вернадского, проведена огромная многолетняя работа по выявлению, классификации и научному осмыслению этого наследия.
Для того чтобы понять, что такое космизм в идее ноосферы, необходимо ответить по крайней мере на три основополагающих вопроса.
Вопрос первый — что такое ноосфера? Второй — как понимать космизм и как понимал его В. И. Вернадский или другие ученые? И третий — как связаны эти понятия?
Сейчас в научном познании сложно выделить другое такое понятие и термин, как «ноосфера», который вызывал бы столь противоречивые суждения и представления об этом предмете и — в значительной мере — неприятие [1, с. 872]. Необходимо подойти к истокам этого понятия, потому что существуют разные подходы, разные исторические взгляды, от религиозных до технократических [2, с. 228−229- 3, с. 207−221- 4, с. 178−195].
В наследии Вернадского, к сожалению, еще не изданном полностью, есть поразительные по глубине мысли киевские, таврические и петроградские лекции 1918−1920 годов, которые хранятся в архиве Академии наук [5- 6]. Были предприняты попытки их частичной публикации под редакцией проф. А.А. Ярошевско-го [7, с. 496], но не все тексты удалось расшифровать, и ИИЕТ сейчас предпринимает шаги для полной их публикации. На основании этих материалов можно с полной уверенностью говорить о несомненном приоритете Владимира Ивановича Вернадского
1 Первый раз доклад был прочитан на секции «Историко-научные основы формирования космического мировоззрения», состоявшейся в МЦР 13 мая 2003 г. (Прим. ред.)
в формировании концепции ноосферы. Исследование дневников, переписки, записных книжек, различных заметок и других материалов также дает нам твердое основание заключить, что несомненный, можно сказать, — абсолютный — приоритет в разработке концепции ноосферы принадлежит Вернадскому, хотя сам термин «ноосфера» придуман не им [8, с. 118−131- 9, с. 59−71].
Эти лекции были прочитаны в тот период его трудной жизни, когда он оказался в Таврическом (симферопольском) университете, стал его ректором, потом чудом избежал ареста, при ходатайстве «красного» наркома здравоохранения Н. А. Семашко был отозван в Москву. Именно там, в Симферополе, В. И. Вернадский и прочитал свою заключительную лекцию «О роли сознания в истории Земли». Она, к сожалению, не сохранилась, по крайней мере, поиски ее текста пока ни к чему не привели. Но продолжается плодотворное сотрудничество ИИЕТ РАН с Таврическим университетом имени В. И. Вернадского (Симферополь), и, возможно, какие-то документы еще будут найдены. Надо отдать должное Национальной академии наук Украины и правительству Украины, которое восстановило первоначальное название этого университета, где преподавал Вернадский и учились Игорь Васильевич Курчатов и другие известные ученые.
Хотя не удалось найти автограф лекции о роли сознания в истории Земли, существуют достоверные воспоминания Анны Дмитриевны Шаховской, секретаря Вернадского и дочери его друга князя Шаховского (впоследствии расстрелянного), которая пишет об этом большом событии [10].
Изучение архивного материала позволяет проследить глубину идеи ноосферы в ее первоначальном виде. Вернадский уже в 1919—1920 годах подошел к осознанию того, что существует нечто иное, нежели просто земная природная биосфера. Но он не давал этому определения. Надо сказать, что и другие ученые, приблизившиеся к такому же пониманию, тоже не давали никаких названий. Понятия «психосфера» «пневматосфера», «ноосфера» возникли позже. В замечательных лекциях Вернадского 1920-х годов показан совершенно оригинальный, ни с чем не сравнимый, до сих пор никем не достигнутый подход к тому, что потом Пьер Тейяр де Шарден и Эдуард Леруа назвали ноосферой, дана именно разработка самого понятия ноосферы. Вернадский применил совершенно необычный метод, о котором мало извест-
но и который не применяется в гуманитарном знании — эмпирический метод — метод исследования настоящего ученого.
Он подошел к истории человечества с принципиально новой позиции. Исследуя вопрос, что человечество для своей жизни и развития воспринимает из окружающей среды, биосферы, -под углом зрения атомарного разреза мира, — он рассмотрел эту проблему с точки зрения количества вовлекаемых в человеческую деятельность химических элементов. Это был неожиданный подход. Ничего подобного, кроме Вернадского, не делал никто.
В. И. Вернадский говорил о том, что человечеством в средние века было вовлечено от 5−6 до 22 химических элементов, затем их количество стремительно увеличивается. Это могло бы быть предметом изучения только геохимии, но он делал одну примечательную приписку, которая очень близка к мысли о связи материального, вещественного и духовного. Вернадский считал, что в отличие от других представителей животного мира человек включает в сферу своих жизненных интересов химические элементы, необходимые для создания условий духовной жизни. Животные тоже вовлекают в свой жизненный цикл много атомов, миллионы, сотни миллионов тонн вещества вовлечено в кругооборот животной жизни, это известно из курса биологии. Но ни одно животное никогда, кроме пищи и самых необходимых в постройке элементов жилища, не вовлекает химические соединения в жизненный духовный цикл. Эта мысль, к сожалению, содержится пока только в архивных материалах [5- 6]. Она, конечно, в общей форме проходит и в более поздних работах В. И. Вернадского, но вот этого истока мы пока не имеем, отсюда недопонимание ноосферной концепции, истории ее возникновения.
Итак, вовлечение химических элементов в жизнь человечества происходит в самые ранние исторические периоды. Об этом свидетельствуют первые сохранившиеся наскальные рисунки, которые были прорисованы красками. Только для красок были найдены такие элементы, как, например, железистые охры, свинец, кобальт и др., которые использовались не для еды, а, наоборот, были ядами. Эту мысль Вернадский начал разрабатывать уже с 1886 года, когда в письме к своей невесте он говорил, что роль сознания возрастает, и Земля развивается не только как обычная планета, она наполнена разумом и духовностью поколений [11, с. 304].
Самый большой объем вовлечения химических элементов в жизненный цикл человека был сделан в эпоху Возрождения, в XV—XVII вв.еках, а затем в XIX веке. К XX веку почти все химические элементы или большинство из них уже использовались человеком. В XX веке в отличие от всего предшествующего пути развития были вовлечены и изотопы, то есть этим практически завершился процесс освоения или встраивания человека в окружающую природную и создаваемую им же техногенную среду [7].
В 1923 году Вернадского пригласили в Париж для чтения лекций по геохимии, поскольку в научном мире его воспринимали как геохимика. Он приехал туда, читал лекции и в конце 1923 — начале 1924 года издал на французском языке книгу «Геохимия» [12]. Раньше никто не интересовался, что же явилось фактологической основой этого труда. В России шла гражданская война, Вернадский испытал нечеловеческие трудности, два раза стоял на грани жизни и смерти, его вели на расстрел… Значит, у него до приезда в Париж должны были быть наработанные научные материалы, какой-то задел, и только теперь, при изучении колоссального архивного фонда, исследователям наследия Вернадского стало ясно, что заделом книги были эти неизданные лекции, которые, как осколки мысли, явились основой ноосферной концепции.
Постоянными слушателями лекций Вернадского в Париже были Пьер Тейяр де Шарден, профессор геологии, ему было тогда 42 года, и более молодой Эдуард Леруа, католический деятель и математик. Они восприняли идеи Вернадского. Посеянные им семена упали на благодатную почву, потому что и Пьер Тейяр де Шарден, и Эдуард Леруа были яркими личностями и сильными мыслителями. Они начали развивать мысль Вернадского о вовлечении химических элементов в жизненный цикл человечества, его идею о том, что в биосфере по скорости процессов нет ничего сравнимого с темпом технического прогресса, технического воздействия человека на биосферу [13, с. 270- 14, с. 376]. Вернадский говорил, что с каждой исторической эпохой темп вовлечения природных тел в сферу деятельности человека и ноосферу ускоряется, человеку свойственно стремиться охватить всю среду обитания для своей пользы, но и не только для пользы. В жизненно-духовный цикл человечества вовлекается и так называемая метареаль-ность — духовная составляющая, которую Вернадский ясно осознавал и пытался научно описать ее роль в становлении ноосферы.
В 1925 году Пьер Тейяр де Шарден ввел в научный оборот термин и понятие «ноосфера» [15, с. 63]. Пьер Тейяр де Шарден был конгениален Вернадскому в ряде своих откровений, провозвестий и обобщений. Понятие «ноосфера» в дословном переводе с французского допускает различные толкования. Пьер Тейяр де Шарден и Эдуард Леруа понимали ноосферу как органическое продолжение биосферы, как сферу рефлексии человеческого разума, человеческого творчества, человеческого труда. Они писали, что основанием этого нового единства является человек, идет процесс гоминизации, «очеловечивания». Этот процесс очеловечивания отвечает идее ноосферы, то есть вовлечению, благодаря духовной жизни человека, его научной мысли, всех природных компонентов в биосферный процесс, который обретает иное качество. Этот процесс гоминизации Вернадский далее называл ноосферным. Он только через 10 лет прочитал книгу Леруа на французском языке и пришел к выводу, что французские ученые глубже развили его представления о биосфере на основании его лекций в Сорбонне [16].
Такова история самой идеи ноосферы и того, как она вошла в научную мысль. В ней не было ничего метафизического, ничего религиозного, хотя Тейяр де Шарден и Леруа были религиозными мыслителями. В более поздних работах Пьер Тейяр де Шарден и Вернадский по-разному разрабатывали идею ноосферы [17].
Космизм — это первое, главное и необходимое условие самой идеи ноосферы и, конечно, идеи биосферы [18]. Вернадский говорил о том, что эта оболочка Земли — космоземная оболочка, то есть она генетически связана с Космосом. В одной из своих ранних работ он провел совершенно замечательное сравнение: если бы вообще не было Жизни, связанной с Космосом, все пришло бы в равновесие согласно второму закону термодинамики — и все процессы на Земле прекратились бы. Космос и воздействие космических излучений, особенно солнечного, и наличие такого трансформатора энергии, каким явилась совокупность всех живых существ, определяет космический характер биосферы и затем ноосферы [19].
Мы знаем, что представления Пьера Тейяр де Шардена и Вернадского разошлись- в дальнейшем Вернадский не читал никаких трудов Пьера Тейяр де Шардена и Леруа, они больше не встречались. Французские ученые тоже не знали трудов Вернад-
ского. С 1925 года на все работы Пьера Тейяр де Шардена Ватиканом был наложен запрет вплоть до самой смерти ученого в 1955 году в США, куда он вынужден был уехать. Его главная работа, «Феномен человека», не была издана при жизни [20]. Его работа «Божественная среда» — это откровение, воспринимаемое им не как ученым. Он пишет без ссылок, в частности без упоминания трудов Вернадского. Он никогда ни на кого не ссылался, поскольку считал знания неким божественным откровением.
Вернадский к оформлению концепции ноосферы подошел в самом конце жизни, и это сказывалось на его неоднозначном, трудно понимаемом и противоречивом понятии «эпоха ноосферы» [21]. С одной стороны, ученый говорил о переходе биосферы в новое эволюционное состояние, с другой — говорил о том, что «биосфера переходит в ноосферу», не объясняя. То он писал о том, что «поколение его внучки будет жить в ноосфере», то говорил о том, что «Космос диктует законы ноосферы». В письме к Сталину, опубликованном в газете «Правда» (эта статья, к сожалению, пока не найдена), он высказывал такие странные для того времени мысли о ноосфере, что никто его не понимал, не понимали даже люди из ближайшего окружения. Но это было его кредо, это был руководящий принцип его творчества — единство человека, человечества и Космоса, и он звучит основным лейтмотивом всего творчества В. И. Вернадского.
Что же такое эпоха ноосферы, или ноосферная реальность? Совершенным искажением мысли Вернадского является представление о том, что ноосфера является «царством разума», где разум понимается как некое благостное явление. Ничего подобного в работах ученого нет, нет этого и в его основных подлинных текстах. Появляется это в более поздних толкованиях. У Вернадского есть одно замечательное предостережение, скорее — предвидение. Он говорит о том, что приходится слышать о добре и зле в ноосфере. Зло, считает Вернадский, есть такое же понятие в ноосфере, как и всякое другое. С другой стороны, он писал о том, что должно быть «сознание нравственной ответственности ученых за использование научных открытий и научной работы для разрушительной, противоречащей идее ноосферы, цели» [16, с. 36].
Можно попытаться исследовать опасности этой ноосферной реальности, опасности процесса вовлечения человеком в свой жизненно-духовный цикл тел биосферы, элементов окружающей
его среды. В неопубликованных лекциях мы нашли сделанный им анализ технического прогресса, совершенно удивительный по глубине проникновения в суть этого явления. Еще перед своими лекциями во Франции, в тяжелейших условиях гражданской войны в Крыму, Вернадский глубоко продумал основной тезис своего подхода к этой проблеме — он говорил о том, что технический прогресс — в том виде, в котором он сейчас существует, — необходимо изменить, потому что он способствует исчерпанию основных жизненных элементов биосферы, в частности железа, алюминия, углерода. В 1920-е годы Вернадский говорил об исчерпании энергии, то есть о том энергетическом кризисе, который охватил планету спустя более чем полвека. Уже тогда Вернадский ясно понимал и предупреждал, что таким путем человечеству нельзя идти.
Вернадский серьезно задумывался над тем, что такое мысль человека. Он говорил, что научная мысль способствует духовному единению человечества [16]. Нечто обязательное есть только в науке, именно в науке. Ни в искусстве, ни в религиях, ни в других построениях человеческого разума нет общей обязательности в такой большой степени, как это есть в науке, и это ее основная функция. Если бы ее не было, то каждый думал бы о чем-то близком только ему одному. Вернадский считал, что мысль имеет материально-энергетическую природу. Он писал также о том, что мысль — это не только и не столько материально-энергетическое проявление, это еще и что-то другое. Что понимал под этим Вернадский, мы не можем сказать, хотя он об этом пишет много, доказательно, интересно. Мысль — это тот спусковой крючок, который иногда мгновенно меняет судьбы народов. Возможно, эти размышления были провозвестниками современного понятия информации.
Современный анализ проблемы ноосферного сознания позволяет сказать, что все-таки это сознание иного порядка, иного качества. В это понятие Вернадский совершенно сознательно включил космические истоки морали. Он писал, что должна быть новая мораль, соответствующая этим истокам.
Ноосферная реальность сегодня отражает ноосферное сознание наших дней. Безвременно ушедший сибирский ученый Сергей Михайлович Шугрин в малоизвестной посмертно изданной в Сибири книге «Космическая организованность биосферы и ноосферы» говорит о том, что отождествлять ноосферу и техносферу
абсолютно неверно и с научной точки зрения просто неприемлемо [22]. Техносфера — это совсем не ноосфера, поскольку из нее изымается духовный пласт человечества. Техносфера противоречит развитию ноосферы. И сейчас ставится вопрос о возобновлении идей Вернадского: сообщества ученых должны следить за долговременными проектами, определяющими наше будущее, чтобы они соответствовали ноосферной, а не техносферной цели.
Изучение творчества Вернадского показало, что оно очень созвучно творчеству Рериха, в наследии этих мыслителей очень много схожих идей. Более того, Рерих ответил самостоятельно на некоторые поставленные Вернадским вопросы, и эти ответы имеют ноосферное звучание. Их драгоценную россыпь можно отыскать в Живой Этике. Здесь сливаются воедино научное предвидение ноосферной реальности и отвечающая ей должная духовная сущность ноосферного человечества.
Литература
1. В. И. Вернадский: Pro et Contra. Антология литературы о В. И. Вернадском за сто лет (1898−1998). СПб.: Изд-во Русского Христианского гуманитарного института, 2000.
2. Назаров А. Г. К истории возникновения понятия и термина «ноосфера» // Институт истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова. Годичная научная конференция, 2000. М.: ИИЕТ РАН, 2000.
3. Назаров А. Г. «У мысли нет орудья измерить глубину…» // Науковедение. 2000. № 4.
4. Назаров А. Г. Биосфера, ноосфера, человек: научная и христианская традиции // Экология и развитие личности. Ступино, 2001.
5. Вернадский В. И. Архив РАН, ф. 518, оп. 1, д. 16.
6. Вернадский В. И. Архив РАН, ф. 518, оп. 1, д. 20.
7. Вернадский В. И. Труды по геохимии. М.: Наука, 1994.
8. Назаров А. Г. Понятие ноосферной реальности // Науковедение. 2000. № 2.
9. Назаров А. Г. Вернадский и ноосферная реальность (к анализу научных оснований ноосферной концепции) // Научное наследие В. И. Вернадского в контексте глобальных проблем цивилизации. М.: Ноосфера, 2001.
То же: На пути к устойчивому развитию России. М.: Ноосфера, 2002.
10. Шаховская А. Д. Хроника большой жизни // М.: Прометей, 1988. Т 15.
11. Вернадский В. И. Письма Н.Е. Вернадской. 1886−1889. М.: Наука, 1988.
12. Vernadsky V. La G'-eochimie. Paris: '-Ed. F. Alcan, 1924. P. 1−404.
13. Le Roy Edouard. L'-exigence id'-ealiste et le fait l'-evolution. Paris: Alcan, 1927. P. 270. (Леруа Э. Потребность идеализма и факт эволюции).
14. Le Roy Edouard. Les origines humaines et ?'-evolution de l'-intelligence. Paris.: 1928. P. 376. (Леруа.Э. Происхождение человека и эволюция разума).
15. M. -Ch. Reckers. Le vocabulaire de Teilhard de Chardin. Les '-elements grees, «Ravaux du centre de lexicologie Francaise», 1968. N 1. P. 63.
16. Вернадский В. И. Размышления натуралиста. Кн. 2. Научная мысль как планетное явление. М.: Наука, 1977.
То же: М.: Наука, 1991 и 1994.
17. Doran McCarty. Teilhard de Chardin. 3 ed. Waco, Texas, 1977.
18. Назаров А. Г. Космологический принцип единства жизни и природы в творчестве В. И. Вернадского // Материалы торжественного заседания Президиума РАН, посвященного 140-летию со дня рождения академика В. И. Вернадского. М.: Ноосфера, 2003.
19. Мочалов И. И. Биокосмические воззрения В. И. Вернадского // Вестник А Н СССР, 1979. № 11.
20. Тейяр де Шарден П. Феномен человека. М.: Наука, 1987.
21. Вернадский В. И. Несколько слов о ноосфере // Успехи современной биологии. Т 18. Вып. 2. 1944.
То же: В кн.: Химическое строение биосферы Земли и ее окружения. М.: Наука, 1965.
22. Шугрин С. М. Космическая организованность биосферы и ноосферы. Новосибирск: С О Наука, 1999.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой