Рациональное и иррациональное как взаимодополняющие компоненты познания

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 165.2 Панкратова Ольга Александровна
аспирант Ульяновского государственного университета dom-hors@mail. ru
РАЦИОНАЛЬНОЕ И ИРРАЦИОНАЛЬНОЕ КАК ВЗАИМОДОПОЛНЯЮЩИЕ КОМПОНЕНТЫ ПОЗНАНИЯ
Pankratova Olga Aleksandrovna
PhD student, Ulyanovsk State University dom-hors@mail. ru
RATIONAL AND IRRATIONAL AS MUTUALLY COMPLEMENTARY COMPONENTS OF COGNITION
Аннотация:
Проблема соотношения рационального и иррационального давно осмысливалась в истории европейской философии, однако и до сегодняшнего времени не потеряла своей актуальности в рамках современной эпистемологии. Рост интереса к проблеме иррационального на современном этапе обусловлен значительными изменениями в традиционных представлениях о научной рациональности: уникальной особенностью классической рациональности можно считать наличие того или иного метода познавательной деятельности как четко определенного и необходимого в исследовании. Здесь сочетаются (и в определенном смысле совпадают) интуитивное и дискурсивное, но при этом отвергается эмоциональное, мировоззренческое — вообще ценностное влияние. Однако, как свидетельствует история науки, научная рациональность в традиционном, классическом понимании оказывается слишком узкой, не охватывающей реальный процесс познания, который включает различные иррациональные компоненты.
Ключевые слова:
рациональное, нерациональное, иррациональное, рассудок, разум, формально-логический, рефлексия- отрефлексированное, неявное знание- интуиция.
Summary:
The issue of correlation between rational and irrational has been comprehended in the history of European philosophy for a long time, but it is still relevant in the frameworks of the contemporary epistemology. The upsurge in interest to the problem of irrational today is determined by the sufficient changes in the traditional interpretation of the scientific rationality- the unique feature of the classical rationality is availability of any given cognitive method as a specified and necessary in the research. Here, intuitive and discursive dimensions are combined, but at the same time emotional and worldview reflecting perspectives are rejected. But as the history of science indicates, the scientific rationality in the traditional and classical interpretation is too narrow, it cannot cover the actual process of cognition, which includes various irrational components.
Keywords:
rational, irrational, intellect, mind, formal logics, consideration, being considered, underlying knowledge, intuition.
Научное познание — очень сложный и многоэтапный процесс. Абсолютизировать лишь рациональную сторону этого процесса было бы крайне опрометчиво и поспешно, еще Гегель справедливо писал: «…то, что мы называем рациональным, принадлежит на самом деле области рассудка, а то, что мы называем иррациональным, есть скорее начало и след разумности.» [1, с. 416−417].
Таким образом, сам разум оказался носителем иррациональной составляющей: в познании обнаружились еще неотрефлексированные, логически неоформировавшиеся формы знаний, которые все же могли быть частично эксплицированы, верифицированы, объективированы в реальность с помощью различных внерациональных импульсов (например, инсайт, интуиция, озарение). Такое осознание привело к краху старых классических представлений о процессе познания, где его субъект был автономен по отношению к объекту, без всякой ценностной детерминации (в классической рациональности необходимо было абстрагироваться от всего того, что относится к субъекту (то есть исследователю)), не обращать внимание на средства познания с целью достижения максимально объективного-истинностного знания о мире. Субъект и объект познания были четко разделены [2, с. 310−311].
Совсем иная сложилась ситуация в современную эпоху: процесс познания обогатился новыми эпистемологическими основаниями. Имеет место соотнесенность средств деятельности с самим субъектом, с ценностно-целевыми структурами. Осознание целостности человека как уникального явления было основным стимулом в гносеологии рассматривать познание как многоуровневый акт взаимодействия этих феноменов.
Здравому скепсису стала подвергаться мысль об исключительно рациональных основаниях науки. Субъект познания больше не просто «мыслящая конструкция», а целостная личность, на которую давлеют различные нерациональные факторы, которые будут детерминиро-
вать процесс его познания, влияя на его рациональную мыслительную деятельность (к примеру неявное знание, метафора ракурса, интуитивные и бессознательные импульсы и т. д.).
Научная рациональность стала включать в себя нетрадиционные и непривычные характеристики. Меняются способы интерпретации действительности, появляется понимание ее нелинейности, обогащается познавательная практика человека (появление новых методологических установок — системный подход, кибернетика и другое) и принципов — открытость и саморегуляция систем.
Проблема рационального в познании и проблема выяснения значения и роли разума по отношению к бытию, цели, общественному и историческому развитию трансформировалась в определение смыслов рациональности. Рациональность здесь выступает как определенная культурная ценность, реализуемая в определённых нормах человеческого поведения [3].
В гносеологическом плане «рациональное» понимается:
а) как характеристика процесса познания, когда рациональное познание противопоставляется чувственному и сверхчувственному-
б) как знание, выразимое в понятиях, логически обоснованное, теоретически осознанное, систематизированное- установленное и обоснованное, разум [4, с. 18].
К сфере гносеологии можно отнести понимание «рационального» как базовой установки человека по отношению к миру, для которой характерна убежденность в рациональной организации мира и возможности ее познания.
Рациональное познание протекает в двух основных формах: рассудка и разума. Рассудочное познание оперирует понятиями, но не вникает в их природу и содержание. Рассудок действует в пределах заданной схемы, шаблона. Рассудочная деятельность не имеет собственной цели, а исполняет заранее заданную цель. Разумное познание предполагает оперирование понятиями и исследование их собственной природы. В отличие от рассудка разумная деятельность целенаправленна [5]. Рассудок и разум являются двумя необходимыми моментами рационального познания. Мышление может быть и рассудочным, и разумным, так как переход от одной системы знания к другой осуществляется посредством разума, который генерирует новые идеи, выходящие за границы существующего знания.
Рациональное познание — это, прежде всего, логически и теоретически обоснованное знание о предметах мира. Рациональное познание всегда осуществляется в соответствии с некоторыми правилами и нормами, которые зафиксированы в общезначимой форме [6, с. 34−36].
Чем же тогда отличается научное познание от всех остальных видов познания? Здесь можно сказать следующее: во-первых, научное знание конструирует идеальные модели (системы представлений об объекте) и объекты, к которым впоследствии будет предъявлять определенные требования (воспроизводимость результатов, практика, экспериментальный контроль), а затем уже они будут переноситься в практический план, то есть объективированы в артефакт (вещь) — во-вторых, рефлексивность — имманентная интенциональность мышления субъекта познания, направленная на самого себя, на собственные предпосылки [7, с. 159−170].
Теперь можно задаться вопросом о том, что такое иррациональное, в чем его сущностная характеристика. Иррациональное — это философское понятие, выражающее неподвластное разуму, неподдающееся рациональному осмыслению, несоизмеримое с возможностями разума. Соотнесенность иррационального с возможностями разума влечет его разделение на до-рациональное и сверхрациональное: первое выступает как неразумное — в себе, второе — как непостижимое лишь для актуального состояния человеческого разума, но, возможно доступное уяснению через «преображение» разума, переходу его на качественно более высокую степень бытия, познания, этики [8, с. 157−158]. Это тоже своего рода базовая установка субъекта познания по отношению к реальности, для которой характерна убежденность, что в основе мироздания лежит иррациональное начало, которое сложно постичь с помощью разума.
В гносеологическом плане «иррациональное» традиционно понимается:
— как процесс познания, протекающий вне разума и не подверженный рациональному осмыслению-
— как знание, которое не может быть выражено, в понятиях, в системной упорядоченной форме, не подлежит логическому обоснованию.
Представления о формах и способах бытия, которые традиционно связываются со сферой иррационального:
1. Хаос как «безобразное» и «безобразное» бытие еще античные греки считали иррациональным первоначалом. На сегодняшний день современные теории хаоса сопряжены с идеями синергетики, с категорией неопределенности.
2. Абсурд, алогизм, бессмыслица — все это вполне традиционные сферы иррационального отношения к реальности и состояния сознания. В античности учение Платона об Эросе как
неудержимом влечении к познанию, при котором разумность, пронизана экстатическим неистовством, когда сознание мутнеет от вдохновляющей силы пророческих видений.
Примером приоритета иррационального над разумным началом послужит феномен религиозной веры (нарративы апологетов веры в христианстве).
3. Традиционно для философии осмысление сферы аффектов, чувств, мотивов, страстей — в норме- безумие, психопатологии — в состоянии аномии и патологии и т. п.
Еще в учениях античных авторов душа выступала объяснительным понятием для всех жизненных функций, в том числе тех, которые с современной точки зрения принадлежат к допсихиче-ским или непсихическим формам отражения. Вопрос о том, что же такое «любовь» как высшая иррациональная эмоция, интересовал мыслителей во все времена. К концу ХХ в. психологи, психотерапевты и нейробиологи принялись более тщательно исследовать этот феномен. Было выявлено, что сильная любовь, и болезненная страсть были некорректно объединены в одно единственное понятие, оказалось, что любви подобные чувства — патологические влюбленности, в наиболее ярко выраженных формах, являлись симптомом серьезного расстройства психики личности.
Что касается негативных эмоций: ярость, злоба иррациональны, скажем, для отдельного человека, но для человечества как биологического вида в целом они могут быть вполне «рациональными» как особые механизмы, позволяющие мобилизировать скрытые возможности и огромную энергию для решения проблем жизни и смерти [9, с. 328]. Подобные взгляды содержаться в эволюционной эпистемологии.
В современной психологии также имеются свои ответы и рекомендации при анализе иррационального среза психики человека.
4. Субъективная реальность — в психике человека, в том числе и в ментальности ученых существует своего рода «зазеркалье», которое существенно глубже, чем «неявное и личностное знание». По отношению к перцепции существует область субцепции — то есть потока чувств, сенсорных данных, не воспринимаемых субъектом, его сознанием и мышлением [10, с. 118−119].
5. Социокультурная реальность (включая иррациональные факторы развития знания) может рассматриваться как одна из областей существования «иррациональных сущностей», область наполненная мнениями, идеями, религиями и т. п. Человек превращается из основополагающего субъекта в носителя структур социальных отношений, чья деятельность полностью определяется ими.
Что же касается места и роли иррационального в научном познании, то здесь можно отметить, что для современной науки эта грань очень расплывчата, наряду с научным знанием, признается и вненаучное (религиозное, художественное, паранаучное и т. д.).
К сфере нерационального в научном познании относится способность субъекта непосредственно и интуитивно, без апелляции к законам логики находить пути решения тех или иных задач.
Исследователь свободен выбирать ту или иную эвристику в решении определенной научной проблемы. Используя индивидуальные способы отбора информации для своих целей, ученый претерпевает серьезное влияние неявных, подсознательных импульсов, которые не обязательно являются рациональными, к примеру, неявное (имплицитное) знание — это знания умения, навыки, не поддающиеся полному описанию и выражению в языковой форме (неартикулированность).
Неявное знание в повседневной жизни предстает в виде:
1. ЗУН (знаний, умений, навыков и различных видов профессиональных и непрофессиональных автоматизмов).
2. В научно-исследовательской деятельности оно включает в себя на доконцептуальном уровне иррациональные элементы, особым случаем которых является феномен интуиции. Концептуальный уровень — это вербализованные, понятийные, логически организованные когнитивные формы неявного знания: регулятивы познавательного выбора, стиль мышления, нормативные верования, оценки, традиция и т. д. Доконцептуальный уровень — это то, что влияет на познавательный выбор, глубинные основания этого выбора. Они составляют положения здравого смысла, переживаемые образы воображения, идеалы, бессознательные интуитивные импульсы, инстинкты, этические нормы, императивы — глубинные основания предпосылок.
Зачастую ученым представляется сложным описать процесс своего открытия. Как свидетельствует история изобретений, новое знание не всегда бывает логически выводимым из существующего знания. Сверхчувственный уровень — это уровень, на котором и может активизироваться креативный потенциал ученого, с помощью такого пускового механизма как интуиция -способность прямого, непосредственного постижения истины [11, с. 67].
Подводя итоги, следует отметить, что познание — это некий «симбиоз» рациональных и иррациональных компонентов. Иррациональная составляющая познания тесно связана с бес-
сознательным уровнем психики субъекта, предполагающая связь с рациональным компонентом его мыслительной активности. Отсюда следует, что полностью логическая экспликация категории «иррациональное» фактически невозможна, в ней всегда остаются элементы непознанно-сти и таинственности для логического мышления.
Ссылки:
1. Гегель Г. Ф. Энциклопедия философских наук. В 3-х т. Т. 1. Наука логики. М., 1974. 452 с.
2. Степин В. С. Теоретическое знание: структура, ист. Эволюция. М., 2000. 743 с.
3. Порус В. Н. Парадоксы научной рациональности и этики // Исторические типы рациональности. В 2-х т. Т. 1 / отв. ред. В. А. Лекторский. М., 1995. С. 317−335.
4. Неганов Ф. М. Рациональное и иррациональное: человек и бытие. Уфа, 1996. 168 с.
5. Мудрагей Н. С. Рациональное и иррациональное как философская проблема // Вопросы философии. 1994. № 9. С.
32.
6. Русаков М. В. Проблема рационального и иррационального в современной философии // Вестник Российского философского общества. 2003. № 1. С. 33−36.
7. Герт Б. Рациональное и иррациональное в поведении человека // Мораль и рациональность. М., 1995. С. 159 179.
8. Панкратова О. А. Соотношение рационального и нерационального в процедуре понимания научного познания //
История философии и теория познания: грани взаимодействия / ред. В. А. Бажанов. Вып. 5. Ульяновск, 2011. С. 156−160.
9. Лоренц К. Оборотная сторона зеркала. М., 1998. 493 с.
10. Тихонов А. А. Субъект познания и неопределенность. М., 2004. 264 с.
11. Сорокин Б. Ф. Философия и психология творчества: науч. -метод. пособие. Орел, 2000. 103 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой