Понятие контроля при определении взаимозависимости лиц в налоговом праве Российской Федерации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Писарева С.А. (c)
Студент магистратуры НИУ ВШЭ
ПОНЯТИЕ КОНТРОЛЯ ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИИ ВЗАИМОЗАВИСИМОСТИ ЛИЦ В НАЛОГОВОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Международная практика при определении взаимозависимости лиц для целей налогообложения руководствуется понятиями связанных сторон и ассоциированных предприятий, ключевым критерием отнесения организаций к которым выступает критерий связанности сторон. Связанными сторонами (ассоциированными предприятиями) в соответствии с практикой ОЭСР, а также международными соглашениями Российской Федерации об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал выступают лица, в случае если: а) предприятие одного Договаривающегося Государства прямо или косвенно участвует в управлении, контроле или капитале предприятия другого Договаривающегося Г осударства, или b) одни и те же лица прямо или косвенно участвуют в управлении, контроле или капитале предприятия одного Договаривающегося Государства и предприятия другого Договаривающегося государства. Из приведенных положений можно сделать вывод, что ключевыми критериями отнесения организаций к категории взаимозависимых выступает влияние, которое одно лицо может оказать на экономическую деятельность другого лица через управление, капитал и контроль.
Установление контроля одного лица над другим в качестве критерия признания лиц взаимозависимыми является наиболее спорным вопросом в налоговом праве не только России, но и зарубежных стран. Так, анализируя положения норм налогового права стран-участниц ОЭСР, можно прийти к выводу, что, несмотря на прямое закрепление осуществления контроля как критерия ассоциированности предприятий, понятие контроля не раскрыто и формы возможного осуществления контроля в законодательстве большинства стран не закреплены. Так, в США контроль фактически распространяется на все возможные случаи взаимных отношений между компаниями. Предопределяющее значение имеет контроль, а не форма или способ его осуществления. В Германии, определено понятие «контролирующего влияния». В законодательстве Германии есть ссылки на два случая контролирующего влияния: одна сторона имеет влияние на условия коммерческих отношений с другой стороной- у одной стороны есть интерес в получении прибыли другой стороной. При этом контролирующее влияние признается, если лицо прямо или косвенно может оказывать влияние на решения, принимаемые другим лицом, или оба лица находятся под контролем третьего лица [2,79]. Таким образом, в большинстве стран — участниц ОЭСР законодатель устанавливает лишь базовые критерии установления подконтрольности одного лица другому, как наличие возможности одного лица прямо или косвенно оказывать влияние на решения, принимаемые другим лицом, включая участие в управлении и капитале данного лица.
Российская Федерация не является участницей ОЭСР, однако, международные соглашения России об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал содержат положения об ассоциированных предприятиях, определяющие ассоциированность через участие в управлении, капитале и контроле. При этом соглашения не раскрывают данные понятия. Если термин не определен в соглашении, тогда на основании ст. 3 модельной конвенции он устанавливается в соответствии с национальным законодательством государств. Таким образом, критерии взаимозависимости определяются государствами с учетом соответствующих законодательных норм и арбитражной практики.
Законодательство Российской Федерации о налогах и сборах закрепляет понятие «взаимозависимые лица», устанавливая при этом, что лица признаются
© Писарева С. А., 2015 г.
взаимозависимыми, если особенности отношений между лицами могут оказывать влияние на условия и результаты сделок, совершаемых этими лицами, и (или) экономические результаты деятельности этих лиц или деятельности представляемых ими лиц. Для признания взаимной зависимости лиц учитывается влияние, которое может оказываться в силу участия одного лица в капитале других лиц, в соответствии с заключенным между ними соглашением либо при наличии иной возможности одного лица определять решения, принимаемые другими лицами.
Из анализа положений ст. 105.1 НК РФ можно сделать вывод о том, что законодатель в качестве основных признаков взаимозависимости закрепляет следующее:
— участие (прямое или косвенное) одного лица в другом-
— участие одних и тех же лиц в составе исполнительных органов или обладание полномочиями по назначению состава исполнительного органа-
— подчинение одного лица другому в связи с должностным положением либо наличие родственных связей между лицами (применительно к физическим лицам).
Кроме того, законодатель предоставляет право суду признавать лица взаимозависимыми, при условии, если отношения между этими лицами могут оказывать влияние на условия и результаты сделок, заключаемых между ними.
Таким образом, положения ст. 105.1. НК РФ устанавливают основные критерии взаимозависимости лиц для организаций через участие одного лица в капитале и (или) управлении другого лица, не затрагивая вопрос осуществления контроля одного лица над другим.
До недавнего времени Налоговый кодекс Российской Федерации (далее- Налоговый кодекс РФ, НК РФ) не использовал понятия контроля для определения отношений между налогоплательщиками. Однако с 2015 года вступили в силу положения гл. 3.4 НК РФ «Контролируемые иностранные компании и контролирующие лица». Ст. 25. 13 НК РФ дает определение понятию «контроль», при этом данное понятие применимо не только к положениям названной главы, но к положениям Налогового кодекса РФ в целом.
Осуществлением контроля над организацией в целях Налогового кодекса РФ признается оказание или возможность оказывать определяющее влияние на решения, принимаемые такой организацией в отношении распределения полученной организацией прибыли (дохода) после налогообложения в силу прямого или косвенного участия в такой организации, участия в договоре (соглашении), предметом которого является управление этой организацией, или иных особенностей отношений между лицом и организацией и (или) иными лицами.
Из анализа положений ст. 25. 13 НК РФ следует, что для определения контроля одного лица над другим, установлены, фактически, те же критерии, что и для признания лиц взаимозависимыми, а именно, оказание влияния на решения, принимаемые другим лицом, через участие в капитале и (или) управлении таким лицом. Более того, ст. 25. 13 НК РФ содержит отсылочную норму к положениям ст. 105.2 НК РФ, устанавливающей порядок определения доли участия одной организации в другой организации или физического лица в организации в целях признания лиц взаимозависимыми. Также
законодатель оставил возможность признания наличия контроля одного лица над другим в случае, если лицо осуществляет контроль над другой организацией в своих интересах или в интересах своего супруга и несовершеннолетних детей. То есть, законодатель вводит конструкцию фактического контроля, которая предполагает возможность признания контроля одного лица над другим даже при отсутствии критериев, перечисленных в Налоговом кодексе РФ, но при наличии иных фактических обстоятельств, установленных непосредственно при рассмотрении того или иного дела.
Однако, несмотря на то, что ключевым критерием для признания лиц как взаимозависимыми, так и контролирующими/контролируемыми, является возможность одного лица оказывать влияние на решения, принимаемые другим лицом, ключевым различием между двумя этими понятиями выступает сфера распространения такого
влияния. В случае если речь идет о взаимозависимых лицах, то такое влияние должно оказываться на условия и (или) результаты сделок, совершаемых этими лицами. А если речь идет о контролируемых лицах, то здесь применимо только влияние, оказываемое на решения, принимаемые организацией в отношении распределения полученной прибыли. Таким образом, установленное Налоговым кодексом РФ понятие контроля одного лица над другим уже, чем понятие взаимозависимости. Причем разграничение данных двух понятий обеспечивается не установлением различных форм влияния через контроль, признаки которого не были бы тождественны формам влияния через управление и капитал, а обеспечивается лишь более узкой сферой распространения, т. е. правоотношения, которые попадают под положения о контролируемых лицах, уже, чем правоотношения, на которые распространяются положения о взаимозависимых лицах.
Таким образом, закрепление понятия контроля в подобной форме для целей всего Налогового кодекса РФ не находит оправдания, так как на практике данные положения применимы только к главе 3.4. НК РФ, определяющей порядок налогообложения контролируемых иностранных компаний и контролирующих лиц и не устанавливают особенных оснований и критериев для признания лиц взаимозависимыми либо ассоциированными в рамках международных соглашений Российской Федерации. Представляется, что применение критерия контроля для признания лиц взаимозависимыми будет развиваться с учетом позитивной зарубежной практики, которая сближает такие понятия как «влияние» и «контроль», и принимает во внимание фактический контроль, т. е. исходит из факта связанности сторон в случае, если лицо прямо или косвенно может оказывать влияние на решения, принимаемые другим лицом независимо от способов осуществления такого влияния.
Литература
1. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31. 07. 1998. № 146-ФЗ // Российская газета. № 148−149. 1998.
2. А. С. Кизимов. Взаимозависимость в международной практике // Налоговая политика и практика. № 4. 2012.
3. OECD Model Tax Convention on Income and on Capital/ OECD Publishing, 2011.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой