Креативные приемы воздействия на адресата в деловых письмах исторической языковой личности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Е.Н. ИВАНОВА
(Уральский государственный педагогический университет, г. Екатеринбург, Россия)
УДК 81. 161.1 '27+81. 161.1 '04 ББК Ш141. 12−6+Ш105. 552
КРЕАТИВНЫЕ ПРИЕМЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА АДРЕСАТА В ДЕЛОВЫХ ПИСЬМАХ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ
Аннотация: В статье рассматриваются способы формулировки приказов в деловых письмах XVIII в. Анализируются особенности реализации воздействующей потребности личности в тексте.
Ключевые слова: прецедентный текст, деловая письменность, нормы официально-делового стиля, языковая личность.
Современные документы (приказы, распоряжения, должностные инструкции, служебные письма и пр.) совсем не располагают адресанта к какой бы то ни было креативной практике при их создании. Более того это противоречит нормам официально-делового стиля. Однако состояние деловой письменности XVIII в. имеет принципиальное отличие от требований стиля: пишущий в XVIII столетии руководствовался предшествующей письменной традицией, он имел общие представления о том, как должен быть составлен тот или иной документ. В отсутствие нормы у личности существует возможность самовыражения в тексте [Караулов 1987], которая обладает некоторым творческим потенциалом.
Материалом для статьи послужили деловые письма к приказчикам уральского заводовладельца Акинфия Никитича Демидова (16 781 745). Специфика этих документов заключается в следующем: поскольку текст писем надиктовывался писцу, в них, в первую очередь, отражена устная речь не только в лексическом плане, но и в грамматическом (ассоциативный порядок слов в предложении, эллиптические конструкции). В задачи писца не входила ни лексическая, ни грамматическая трансформация писем, особенно к нижестоящим адресатам, коими являлись приказчики.
Отметим некоторые особенности коммуникативной ситуации, участниками которой являлись заводовладелец и приказчики: во-первых, общение протекало опосредованно во времени и пространстве, во-вторых, в письменной форме, в-третьих, максимально эффективное содержание писем было обусловленное неязыковой, производственной, деятельностью. Пишущий мог использовать разнообразные язы-
ковые средства для дистанционного воздействия на адресата своего сообщения. У А. Н. Демидова было достаточно заводов: к концу жизни он весьма успешно управлял 18 предприятиями [Юркин 1998: 70].
Письма А. Н. Демидова наиболее ярко демонстрируют реализацию воздействующей коммуникативной потребности личности (о коммуникативных потребностях как единицах мотивационного уровня языковой личности говорил Ю. Н. Караулов [1987: 221]), языковыми маркёрами которой часто выступают глагольные формы 2 л. ед. и мн. ч. и/или инфинитив для выражения императива:
…и о том им скажите, чтоб они про то знали и неведением не отговаривались, и о исполнении и о получении сего прислать в Невьянскую н[а]шу кантору репорт (т.е. рапорт), а коров чтоб пасли пешком, а не на конях8 (26. 04. 1741). Для А. Н. Демидова эти средства выражения приказа наиболее типичны.
Однако среди писем обнаруживаются тексты, фиксирующие проявление вербальной агрессии в отношении подчиненных ему людей. В документе представлен вербальноагрессивный акт угрозы с соответствующим сниженным лексическим наполнением [Сидорова 2009: 30]:
… а хто мазилку изломает или потеряет, с такими поступат, как дело покажет, а ежели увидишь у которого сторожа у работника или у своего брата прикащика и у нарятчика старую мазилку, и за то таких оною мазилкою, обмача в деготь, рожу мазать, покуда она суха будет, и потом бросить ея в огонь или в воду и спокуда вам дех-тем плотину уливать. И о получении сего и о исполнении репортовать
(10. 04. 1739).
Этот способ оформления распоряжений отмечается в текстах А. Н. Демидова значительно реже нейтральных приказов, хотя прямое указание на степень вины человека и назначаемое Демидовым ему наказание (часто телесное) в письмах возникает в силу того, что факты физической расправы с крепостными были обычным делом для описываемого периода истории России.
Описанными выше двумя способами влияния на адресата — нейтральным приказом и вербальноагрессивным распоряжением — А. Н. Демидов не ограничивался. В письмах рассматриваемой нами исторической языковой личности обнаруживается еще один прием воздействия на приказчиков, который совершенно не согласуется с нормами современного официально-делового стиля и потому «выглядит» наи-
8 Здесь и далее в примерах сохранено большинство графических особенностей писем, за исключением буквы «ять», которая заменена на е, а также, удалены «ъ» в конце слов- пунктуация современная.
более отчетливо. Речь идет об обращении пишущего к прецедентным высказываниям или текстам в основном для побуждения адресата к действию.
Рассмотрим подробнее функциональное назначение прецедентных текстов в деловых письмах и распоряжениях А. Н. Демидова, для чего необходимо проанализировать контекстное окружение (расширенный контекст) данных лексических единиц и определить, с какой целью заводовладелец использует их в письменной коммуникации.
Одним из источников прецедентных текстов для А. Н. Демидова служит фольклор. Прецедентность как черта индивидуального стиля представляется нам ярким показателем творческого начала личности.
Используемые им пословицы, поговорки и крылатые выражения могут выражать эмоциональную оценку реального факта (1). Оценка может быть позитивной: Ласковой теленок и чужую мать сосет (02. 03. 1724) — Надобно руду равно давать как Ереме так Фоме (15. 02. 1732).
Прежде сего требовал ты от нас резолюции о добыче на мелнич-ной анбар лесу в какую меру добыт. А н[ы]не требуешъ позволения и о строении ево и обявляешъ что за лесомъ в деле остановки не будетъ. И ты не сули намъ жаравля в небе, но дай синицу в руки
(28. 04. 1738).
Оценка того или иного события может быть и негативной: Ездил от тебя ни пошто и привез ничего [т.е. зря] (10. 04. 1739).
Веревок и рогож по преждепосланному от меня х тебе писму в Ко-лыванской завод, как возможно, пошли промыслить, тако ж понадобится лычных веревок с три тысячи для отпуску на пристани на Шайтанку, на Утку и на Ревду, и ты для б [о] га оного в забвение и в долгой ящик не положи (14. 02. 1739).
В примере оценка дается Демидовым через противопоставление хорошо — плохо: … Чтоб она [дорога] починена была хорошенько, а не по конец рук (03. 06. 1741).
Кроме того, А. Н. Демидов, видимо, и сам не чуждался спонтанно создавать крылатые выражения: Подшипник сгорит в такое время, что не успеешь и завтракать сходить [т.е. очень быстро]
(16. 09. 1740).
2. Устойчивые выражения вводятся Демидовым в текст для эмоциональной оценки или характеристики человека, что создает своеобразный «творческий» колорит письма:
… кабы ты велел Алексею Черемному убавит их в них добраго нет кромея пакости и вашего порицания, да и наши кузнецы того же смотрят как волки в лес (31. 01. 1739).
Писмо твое декабря 9-г дня получено, которым ты выправляешъ Алексея Черемнова в недаче ярлыков о меди напрасно, якобы извощики по ярлыкъ не бывали … И извощики поискавши ево и нехотя товары-щев, отстать так и поехали. Все они и с того хороши животы. Да ты полно напрасно за него заступаешъ: надобно за ними по присло-вице: глаза да и глазенца (10. 12. 1738).
Среди этой группы примеров также отмечается собственное творчество А. Н. Демидова: При семъ послан к вам Харлам Мартынов, которого по прибытии к вам определить ево к литью гранат и за работу давать ему по дести копеикъ на день. Толко надобно у него работы смотрет, ибо он одышку переводить горазд [т.е. прохлаждаться] (09. 03. 1739).
Осипъ Перезолов отпросился здесь для своих нуждъ домой н[е]д[е]ли на две дома ему погленулос житье поживаетъ два м[е]с[я]ца с лишком, и живетъ онъ у вас в забытье льетъ дома перс-ни да кресты [т.е. бездельничает], а кучки у вас ни одной не ламывал, и уголя ни одного сухарка [емкость для возки угля] не приваживал, особливая ему от вашего здоровья м[и]л[о]сть, когда вы ево нарядить стыдитесь или боитес, пожалуйте пришлите ево к нам, ево здоровью у нас дело сыщется (27. 09. 1738).
Оценка человека может быть выражена сравнительным оборотом:
Ныне при сем послал к тебе модель, чем печатат кулаки на моло-товыя меховыя валы, и доску, чем розмеривать поля, чтобы полю поля шире и уже не было, и ты призвав зайдя, и скажи ему, чтобы он печатал их не с ветру размеривал [т.е. точно по размерам] бы, ровненко, а лукошко шире бы не было кулака и кулак бы не шире бы был лукошка и чтоб бы печатал ровненко… а как оные вылиты будут, вели их перемерят Веденею или Каше, чтоб между кулаками поля все равны были, то и меха равно будут ходить, а ежели, хоша на вершек один одного почаще, будет то как пьяной мужик с непьяным будет говорить так будут меха ходит (11. 11. 1738).
В документах отмечается развернутое переложение некоторых песен Кирши Данилова, которые позднее вошли в его «Сборник"9. Вовлекая в свои письма истории К. Данилова, А. Н. Демидов также демонстрировал определенную степень восприимчивости к устному народному творчеству и возможность использования свернутого преце-
9 Напомним, что сборник Кирши Данилова впервые был опубликован в 1804 году. А в 40-х гг. XVIII в. Акинфий Никитич сам слушал эти истории, и, более того, сам автор (Кирша Данилов) жил на заводах А. Демидова. Взаимоотношения К. Данилова и А. Н. Демидова специально исследовались историками [Байдин 2001: 73−110].
дентного текста в качестве эффективного средства воздействия на приказчиков: Я слыхал в истории у Кириллы Даниловича: звал зять тещу к себе в гости к празднику ко Христову дни [март-апрель], а она к нему приехала к Петрову дни [конец июня], а междо тем все сбиралась да наряжалась, а ныне приличествует к тому и ваше здоровье к часовой колокольни наряжаетесь копать ямы после Семенова дни [сентябрь], а я вам о том наряд отдал прежде Христова дни…
(07. 05. 1741).
Кроме фольклорной традиции, источником прецедентных высказываний для А. Н. Демидова были и христианские богослужебные книги, которые были в его личной библиотеке, например: библия, минеи служебные, псалтирь, «Служебник» [Пирогова 2000: 6−7].
Если обратиться к анализу расширенного контекста писем Демидова, то можно выявить функциональные особенности такого прецедентного высказывания: автором дается подробная диспозиция, потом вводится само высказывание и, наконец, следует собственно распоряжение адресату письма.
Да при нем же за ним посмотри, не курит ли он вина, и не шинкует ли им, о всем том наведайся исправно, и в приезд свой вели тагилския наши хоромы топит, а ко мне об оном немедленно пиши. А ежели усмотришь ево во всем исправно, то подтвердит ему словами, чтоб он в том себя предостерегал, за ним толко и дела, и ввел ево б[о]г в землю обетованную, а оттуда съезди на Лаю для твоего познания. И увидишь: в казенной избе печь немного осела, ты ее вели зделат з земмли на буту и пол в ней перемостит (28. 01. 1738).
В некоторых случаях он указывает первоисточник, правда, в обобщенном виде: В пророческих книгах напечатано: «Не прелагайте предел, яже положиша отцы ваши». А вы откуда взяли такую премудрость и для какой выгоды затеваете (13. 11. 1741). В этом примере после цитаты возникает приказание «ничего не делать по-своему», выраженное автором письма в форме риторического вопроса.
В следующем фрагменте распоряжение предшествует прецедентному высказыванию, а в заключении письма представлено критическое замечание Демидова в свой адрес:
Тебе мочно ведат, как мы пришли в котелную избу: изба топится, а людей в ней никово нет, и им скажи, ежели впред вами усмотрено за ними будет, то без наказания никово не оставляй, и не учи их безчело-вечными быть, можете вы чюствоват: б[о]гъ наказует малым, а чюствоват велит и в болшем. Ежели б яв бытность свою у вас не попустил им за згорения первой бани, то б и другая цела была
(30. 01. 1738).
Обращение А. Н. Демидова к христианским книгам как источникам прецедентных высказываний демонстрирует, скорее, его установку воздействовать на адресата сообщения с точки зрения морали и нравственности, а использование фольклорных прецедентных текстов позволяет ему эмоционально воздействовать на приказчиков.
Таким образом, тексты распоряжений и приказов А. Н. Демидова обладают индивидуально-творческими особенностями в плане отражения воздействующей потребности личности, которая реализуется, главным образом, путем использования прецедентных высказываний.
ЛИТЕРАТУРА
Байдин В. И. «Последний скоморох» Кирша Данилов на Урале и в Невьянске. О времени и месте создания сборника «Древние российские стихотворения» // Очерки истории культуры и быта старого Невьянска: Люди, памятники, документы. — Екатеринбург, 2001.
Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. — М., 1987.
Пирогова Е. П. Библиотеки Демидовых: Книги и судьбы. — Екатеринбург, 2000.
Сидорова Е. Ю. Вербальная агрессия как коммуникативно-прагматическое явление // Вестник Томского государственного университета. — 2009. — № 319.
Юркин И. Н. Демидовы в Туле: Из истории становления и развития промышленной династии. — М.- Тула, 1998.
© Иванова Е. Н., 2014

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой