Особенности внутрирегиональных взаимосвязей основных типологических характеристик поселений Адыгеи

Тип работы:
Реферат
Предмет:
География


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 911. 37 (470. 621) ББК 26. 821.6 (2Рос. Ады) 81
Тугуз Ф. В.
Кандидат географических наук, доцент кафедры географии факультета естествознания Адыгейского государственного университета, Майкоп, тел. (8772) 59−39−36, e-mail: tlfa@mail. ru
Особенности внутрирегиональных взаимосвязей основных типологических характеристик поселений Адыгеи
(Рецензирована)
Аннотация
Приведены результаты анализа взаимосвязи основных типологических характеристик поселений Адыгеи. Представлены примеры особенностей внутрирегиональных взаимосвязей между генезисом, местоположением, типом планировки и социальными функциями поселений и обусловленной этими взаимосвязями людностью и ее динамикой.
Ключевые слова: ареал расселения, генезис, сеть поселений, эволюция расселения, формы рассе, ().
Tuguz F.V.
Candidate of Geography, Associate Professor of Geography Department of Natural Science Faculty,
Adyghe State University, Maikop, ph. (8772) 59−39−36, e-mail: tlfa@mail. ru
Features showing intra regional interrelations between the main typological characteristics of the Adyghea settlements
Abstract
The paper gives the results of the analysis of interrelation between the main typological characteristics of the Adyghea settlements. Examples are presented of features of intra regional interrelations between genesis, location, type ofplanning and social functions of settlements and the number of peaple and its dynamics caused by these interrelations.
Keywords: settling area, genesis, network of settlements, evolution of settling, settling forms, Republic of Adyghea (RA).
Введение
Изучить исторически сложившуюся сеть, которую образуют населенные пункты в каждом регионе, можно только систематизируя факты и устанавливая основные типы явлений в области расселения. Несмотря на значительное количество работ по региональному изучению расселения, остается актуальным исследование местных особенностей сетей поселений и взаимосвязей между ними.
Историческое наследство в современном расселении в различной степени сочетается с позднейшими, новыми и новейшими чертами. Играют роль изменения экономической, демографической и политической ситуации, а также традиции и исторически сложившиеся привычки и вкусы населения, которые в той или иной мере отражаются на устойчивости форм и типов расселения. Устойчивость исторически сложившихся форм и типов относительна, проявление этой относительности выражено географически. Определение современного значения и тенденций изменений расселения — один из важных аспектов историко-географических исследований [1].
Материалы и методы
Изучение взаимосвязи типологических характеристик поселений Адыгеи проводилось с помощью материалов Национального архива Республики Адыгея и Государственного архива Краснодарского края, картографических материалов, содержащих сведения о сети населенных пунктов Адыгеи, фондовых материалов Комитетов государственной статистики Республики Адыгея и Краснодарского края, справочников и бюллетеней, изданных ЦСУ РСФСР и Комитетом государственной статистики России. Использованы материалы переписей населения по 1897 г., 1926 г., частично 1939 г., почти полностью — 1959, 1970, 1979, 1989, 2002, 2010 годов и материалы текущего учета населения РА, а также результаты опросов краеведов и старожилов-знатоков истории заселения Адыгеи, итоги научных работ Института гуманитарных исследований Республики Адыгея, литературные источники. В исследовании применяются статистический, картографический и сравнительно-географический методы.
Результаты
В формировании современной сети поселений на территории Адыгеи участвовали те же главные факторы, что и на территориях других регионов Северного Кавказа: доколонизационное расселение, Кавказская война, военная и следовавшая вместе с ней и сразу за ней казачья колонизация, различные по времени и интенсивности потоки крестьян-переселенцев из России и Украины- транспортное, промышленное и рекреационное строительство, создание колхозов и совхозов, постепенное обезлюдива-ние гор и т. п.
Все это в той или иной степени отразилось на формах, типах и времени расселен-ческой освоенности территории.
В целом, Адыгею можно рассматривать как типичный для Северного Кавказа среднеселенный регион.
По данным переписей населения 1926 г. и последующих лет и по итогам переписи населения 2010 г. количество поселений разной людности на территории Адыгеи менялось весьма существенно. За период с 1926 г. по 2010 г. доля малых поселений в общей сети населенных мест уменьшилась с 30 до 19%, а доля крупных поселений увеличилась с 1,7 до пяти процентов (табл. 1).
Таблица 1
Изменение распределения поселений по числу жителей в них
Годы Число жителей в поселениях
1−100 101−500 501−1000 1001−5000 более 5000 Итого
1926 110 176 26 46 6 364
1959 74 175 47 54 6 356
2002 42 87 39 53 12 233
2010 46 78 40 60 12 236
В процентах
1926 30,2 48,4 7,1 12,6 1,7 100,0
1959 20,8 49,1 13,2 15,2 1,7 100,0
2002 18,0 37,3 16,7 22,7 5,1 100,0
2010 19,4 33,0 16,9 25,4 5,0 100,0
Численность населения, проживающего в малых и средних поселениях (т.е. в тех, где число жителей не превышает 500 человек), за этот период стала меньше в три раза
(24% в 1926 г. и только 8% в 2010 г.), а число живущих в наиболее крупных поселениях (с людностью больше 3000 человек) выросло вдвое (с 30 до 60%). Соответственно, за этот период в два раза выросла и средняя людность поселений: 540 человек в 1926 г., 680 в 1959 г. и 1130 к 2010 г.
Современная сеть поселений на территории Адыгеи включает аулы, станицы, села, хутора, поселки.
Динамика эволюции людности населенных пунктов разного вида на территории Адыгеи в 1926, 1959 и 2010 гг. видна из таблицы 2.
Таблица 2
Распределение населенных пунктов различного типа по числу жителей в них (в %)
Годы Число жителей в населенных пунктах (чел.)
1−100 101−500 501−1000 1001−5000 5001−15 000 15 000−25 000 Итого
Аулы
1926 2,0 22,0 24,0 52,0 — - 100,0
1959 — 21,2 21,2 55,3 2,1 — 100,0
2010 — 16,6 21,4 59,5 2,3 — 100,0
Станицы
1926 — - - 68,7 25,0 6,2 100,0
1959 — 7,1 — 64,2 28,5 — 100,0
2010 7,1 — 21,4 35,7 28,5 7,1 100,0
Села
1926 — 18,7 37,5 37,5 6,2 — 100,0
1959 — 28,5 14,2 57,1 — - 100,0
2010 7,1 21,4 21,4 42,8 7,1 — 100,0
Хутора
1926 37,8 58,2 2,8 1,0 — - 100,0
1959 19,8 66,3 12,7 0,5 0,5 — 100,0
2010 28,1 53,6 10,9 4,5 0,9 1,8 100,0
Поселки
1926 100 — - - - - 100,0
1959 38,0 45,6 10,8 5,4 — - 100,0
2010 23,8 33,3 11,9 28,5 2,3 — 100,0
Все поселения
1926 29,9 48,6 7,1 12,6 1,3 0,2 100,0
1959 20,0 50,4 12,9 14,9 1,6 — 100,0
2010 19,2 37,2 14,3 23,7 3,5 1,3 100,0
Разнообразие величин людности среди населенных пунктов одного и того же вида очень часто является следствием разнообразия выполняемых ими функций. Известно, что среди всего «набора» функций наибольшую роль играют те из них, которые придают населенному пункту значение местного центра.
Обращает на себя внимание, что хотя и в 1926, и в 1959, и в 2010 гг. доля поселений с числом жителей менее 100 человек среди всех населенных пунктов была довольно высока (соответственно 30, 21 и 18%), среди них не было ни одного местного центра. Почти та же картина характерна и для поселений, имеющих от 100 до 500 жителей. В 1926 г. из 176 поселений этой группы центрами были только двенадцать, в 1959 г. из 175 -пять и в 2001 г. из 85 — только один. Центры начинают преобладать среди поселе-
ний, насчитывающих более тысячи жителей: в 1926 г. они составляют около 80% крупных поселений, в 1959 г. и в 2001 г. — около 70%.
В современной сети населенных пунктов Адыгеи центральные функции выполняют двадцать два аула из сорока двух, одиннадцать из четырнадцати станиц, половина сел. Центральными функциями обладают 8% хуторов, причем среди старых хуторов центрами являются около 12%, среди новых, возникших после 1900 г., — только 4%. Административные функции есть у 14% поселков, появившиеся при создании колхозов и совхозов.
Значительную роль в судьбах поселений в течение почти всего XX в. играло наличие в них учреждений социального обслуживания, особенно — обладавших центрообразующими функциями. В 1926 г. на территории районов, входивших ранее в Краснодарский отдел Кубанской области, было всего три семилетних школы, а единственная средняя школа находилась в г. Краснодаре. Поэтому к учреждениям — организаторам территории можно было отнести почти любую школу, даже четырехлетнюю, любую избу-читальню, любой фельдшерский пункт. Если в каком-либо поселении к перечисленным учреждениям добавлялось почтовое отделение, то это придавало ему функции центра, по крайней мере, районного значения [2].
В среднем в Адыгейской автономной области в 1926 г. на каждые десять населенных пунктов приходилось шесть начальных школ, две избы-читальни. Каждое поселение, в котором было лечебное учреждение, обслуживало примерно 14 населенных пунктов.
Естественно, что социальными центрами в большинстве своем были административные центры: если в целом по области социальным центром хотя бы по одному виду обслуживания было каждое четвертое поселение, то из каждых десяти центров сельских советов социальными центрами было восемь поселений, а из «рядовых» населенных пунктов — только один-два.
В двадцатые и тридцатые годы связь социальных функций с величиной (людностью) поселений была еще больше выражена, чем в настоящее время. Так, среди наименьших поселений (т. е. среди тех, где число жителей не превышало сто человек) социальные учреждения находились только в двух из ста десяти. В тех случаях, когда число жителей в поселениях превышало тысячу, они были в каждых девяти из десяти населенных пунктов.
Хорошо прослеживалось и соответствие социальных функций функциям административных центров.
Типичные для районных центров наборы включали социальные учреждения, наиболее редкие на территории Адыгеи: семилетние школы, врачебные участки, женские и детские консультации, развитую сеть магазинов, почтовые отделения. Иногда этот «районный» набор был несколько снижен: в райцентре была не семилетняя, а четырехлетняя школа, не врачебный, а фельдшерский пункт, а магазины были беднее по ассортименту товаров.
Наиболее насыщенные социальными учреждениями центры сельских советов были похожи на районные центры и выполняли роль их «филиалов». В наиболее «бедных» центрах сельсоветов была только четырехлетняя школа и магазин.
В поселениях, не имевших функций административных центров, наиболее полным был следующий набор социальных учреждений: четырехлетняя школа, магазин и в очень редких случаях фельдшерский пункт. В значительной части рядовых поселений было только одно учреждение — четырехлетняя школа.
С людностью поселений и с выполняемыми ими функциями довольно тесно связаны особенности демографической ситуации. В каком-то смысле интегральным показателем демографической ситуации можно считать среднюю величину домохозяйства
(по терминологии российской статистики начала XX в. — двора). Концентрация населения в наиболее крупных и «функционально-насыщенных» поселениях всегда была не только количественной, но и качественной. Это наблюдалось уже в двадцатые годы, но наиболее ярко стало проявляться во второй половине XX в. Связано это со многими обстоятельствами, наиболее важным из которых является неравномерность капиталовложений в развитие центральных и «рядовых» поселений («перспективных» и «неперспективных») и естественная реакция на это населения: более благополучное будущее «привязывалось» к проживанию в более «нужных» государству населенных пунктах.
В качестве примера приведем несколько цифр.
В 1926 г. почти в одной четверти центральных поселков сельских советов средний размер двора превышал пять человек, а среди рядовых поселений к многосемейным относилось более трети всех пунктов. В тоже время было всего несколько центральных поселений, в которых средний размер двора не достигал четырех человек. Среди рядовых поселений такие пункты встречались так же редко (табл. 3).
Таблица 3
Распределение поселений по среднему размеру домохозяйства
Годы Типы поселений Количество поселенш в которых на 10 домохозяйств п (в %), риходится … чел. Итого
менее 20 20−29 30−39 40−49 50−59 60 и более
1926 центры сельсоветов — - 11,4 65,7 22,8 — 100,0
прочие — 6,7 6,6 40,0 23,4 13,3 100,0
1979 центры сельсоветов — 46,0 40,0 14,0 — - 100,0
прочие 12,8 63,9 27,7 6,4 — - 100,0
2001 центры сельсоветов 5,8 53,9 30,8 9,6 — - 100,0
прочие 10,6 61,7 33,4 4,3 — - 100,0
К 1979 г. уже не осталось ни одного поселения, в котором средний размер двора был бы более пяти человек, ни среди центров, ни среди рядовых поселений. Да и поселения, в которых этот показатель равнялся четыре-пять человек, составляли только 14% среди центров и 6% среди «рядовых». Наиболее характерными величинами среднего размера двора для рядовых поселений в 1979 г. было 2,5−3 человека (45% всех пунктов), для центров — как 2,5−3 человека (треть всех центров, обычно это села, хутора и поселки), так и 3,5−4 человека (28%, почти все они станицы и аулы). Населенные пункты — центры, в которых средний размер двора был бы менее двух человек в это время практически еще не встречались.
К 2001 г. в половине центральных поселков средний размер двора равнялся 2,5−3 человека. Среди рядовых таких поселений было 40%. Как среди центральных, так и среди рядовых населенных пунктов появляются такие, в которых средний размер двора стал меньше двух человек. Конечно, эта картина еще далека от той, которую мы наблюдаем в центральной России, но ухудшение в последние десятилетия демографической ситуации в Адыгее, заметное по постоянному снижению среднего размера домохозяйства в поселениях всех категорий, вызывает тревогу.
Треть населенных пунктов современной сети поселений Адыгеи расположена на берегах малых рек и сезонных водотоков. Из них сорок семь имеют меньше 500 жителей каждый. Довольно высока среди поселений с таким топографическим положением и доля относительно крупных — их 25%. Основная часть самых крупных поселений (с
числом жителей более пяти тысяч) находится или на берегу Краснодарского водохранилище или на берегах рек Кубани и Лабы [3].
С местоположением поселений тесно связаны их планировочные формы. Причины этой связи выражаются просто: планировка населенных пунктов приобретает ту форму и развивается в том направлении, в котором это позволяется особенностями рельефа, гидрографии, в какой-то степени характером использования земель, теми ограничениями, которые налагает близость лесов, и т. п. Если разделить все поселения Адыгеи по основным особенностям планировки на пять категорий (роевые, уличные одно и двух рядовые, уличные многорядовые, рядово-квартальные и квартальные), то окажется, что все малые поселения относятся к двум планировочным типам: 2/3 из них это уличные одно и двух рядовые, у остальных — планировка имеет явный неупорядоченный характер, и почти все такие «роевые» поселения расположены в горах и предгорьях [4].
Среди поселений с числом жителей от 100 до 500 уличные одно и двух рядовые преобладают в еще большей степени: они составляют 80%. Остальные 20% это немногочисленные населенные пункты всех других планировочных форм. Можно отметить, что если среди самых небольших поселений наиболее часто встречаются вытянутые линейные, обычно однорядовые хутора, то с увеличением людности все чаще и чаще мы видим варианты «разветвленных» форм планировки (Т-, Y- и X-образных).
Естественно, что чем крупнее поселение, чем больше в нем населения, тем сложнее его планировка: так, среди населенных пунктов, имеющих от одной до пяти тысяч жителей, количество уличных и рядово-квартальных поселений примерно равно, а у поселений с числом жителей больше пяти тысяч даже многорядовая уличная планировка встречается в два раза реже, чем разные формы квартальной.
Генерализованная картина распространенности взаимосвязей между видом (и, соответственно, генезисом поселений), наличием у них территориально-организующих функций, их людностью и местоположением показана на рисунке 1.
Территориальноорганизационные функции
Рядовые поселения Местные центры

Число жителей
Менее 100 100−500 500−1000 1000−5000 Более 5000
Видовое название
Местоположение
Вероятность
взаимосвязей
средняя
большая
единичные случаи не рассматриваются
малая
Рис. 1. Распространенность взаимосвязей между некоторыми характеристиками расселения
Административно-территориальное деление Адыгеи почти не менялось со времени образования Адыгейской автономной области, когда границы районов были проведены так, чтобы по возможности учитывать генезис заселения Адыгеи и его аборигенную, коренную составляющую и результаты колонизации (как военной, так и сопровождавшей ее казачьей и крестьянско-переселенческой).
Устойчивость административно-территориального деления в значительной мере определяется конфигурацией территории Адыгеи: она такова, что при сравнительно небольших размерах административных районов, большая часть их границ оказывается границами межрегиональными. Только у двух районов — Гиагинского и Шовге-новского — длина внутрирегиональной части границы сопоставима с длиной их межрегиональной части.
Неустойчивой можно считать только конфигурацию Майкопского района, превосходящего по площади второй после него по крупности Гиагинский район в пять раз.
При сопоставлении величин некоторых показателей заселенности территории Адыгеи, рассчитанных по административным районам, мы почти не видим те внутрирегиональные различия, которые отмечали выше. В ту или иную «крайнюю» сторону по ряду показателей выделяются только Тахтамукайский, Шовгеновский и Майкопский районы. Средние величины показателей заселенности территории районов настолько близки, что если сравнивать Адыгею с ее окружением или с другими республиками Северного Кавказа, можно было бы вообще не говорить о существовании местной дифференциации расселения.
Хотя средние районные величины показателей расселения мало различаются между собой, местные черты своеобразия можно найти в каждом районе. Выражением этого могут быть внутрирайонные очаги каких-либо типов расселения, могут быть резкие, определяющие локальный тип функционирования поселений, различия в освоенности территории расселением. Такие различия проявляются в явно выраженных порогах густоты и плотности заселенности или в проходящих по территории района границах зон распространения какого-либо типа поселений, активно участвовавших в формировании местных систем расселения. При существенном преобладании на всей территории района какого-либо фактора формирования и эволюции расселения, обычно генезиса, иногда природных условий район не только «местами», но и целиком заметно отличается от других территорий, даже от ближайших соседей.
Феноменологическая картина своеобразия признаков, определяющих «стиль» расселения в различных частях территории Адыгеи, является содержанием карты (рис. 2).
Заключение
1. Наиболее существенное влияние на эволюцию каждого из поселений на территории Адыгеи оказали: время и причины его возникновения, положение на местности, форма и тип планировки. Эти характеристики в значительной степени определили и людность поселений. Генезис поселений во многом определяет этнический состав его жителей. С людностью поселений и с выполняемыми им функциями довольно тесно связаны особенности демографической ситуации. С ними же в большинстве случаев связаны и функции поселений, особенно их роль в административной, социальной и инфраструктурной организации территории.
2. Одним из главных следствий наличия у населенных пунктов тех или иных типологических черт является сложная система их взаимовлияния друг на друга. Разнообразием схем такого влияния определяется различие типов и форм эволюции систем расселения. Пространственные различия в степени устойчивости систем расселения
определяются в значительной степени их генезисом.
3. Выявленные нами взаимосвязи могут служить обоснованием для разработки местных типов социальной и производственной инфраструктур, а знание форм и тесноты существующих взаимосвязей может быть полезным для моделирования внутрирегиональных типов административной экономической и социальной политики.
Признаки пространственного своеобразия расселения
VI
Ареалы наиболее давнего аульного расселения
IV
V
Ареалы относительно нового аульного расселения
Ареалы наиболее выраженного аульно-хуторского расселения
Ареал расселения в крупных селах
Очаги наиболее однородного хуторского расселения
Северная граница территории, на которой нет постоянного населения
VII
Пригородное хуторское расселение
Пригородное поселковое расселение
Предгорное и горно-долинное —
Граница зоны станичного расселения
Наиболее густо заселенные территории
Теучежский Названия районов
II
Рис. 2. Дифференциация территории Адыгеи по признакам своеобразия расселения
1. Тлехурай Ф. В. Эволюция расселения на территории Адыгеи в XX веке. Майкоп: Изд-во АГУ, 2007. 157 с.
2. Тугуз Ф. В. Формы расселения на территории Адыгеи // Вестник Адыгейского государственного университета. Сер. Естественно-математические и технические науки. 2011. Вып. 3 (86). С. 32−40. URL: http: //vestnik. adygnet. ru
3..
// -
ник Адыгейского государственного университета. Сер. Естественно-
математические и технические науки. 2011. Вып. 1 (76). С. 105−111. URL:
http: //vestnik. adygnet. ru
4..
// -
ник Адыгейского государственного университета. Сер. Естественно-
математические и технические науки. 2011. Вып. 4 (91). С. 89−94. URL:
http: //vestnik. adygnet. ru
1. Tlekhuray F.V. Evolution of settlement in the
territory of Adygheya in the XX century. Maikop: AGU publishing house, 2007.
157 pp.
2. Tuguz F.V. Forms of settling in territory of Adygheya // The Bulletin of the Adyghe State University. Series Natural-Mathematical and Technical Sciences. 2011. Iss. 3 (86). P. 3240. URL: http: //vestnik. adygnet. ru
3. Tuguz F.V. Structural evolution of a network of settlements in the territory of Adygheya // The Bulletin of the Adyghe State University. Series Natural-Mathematical and Technical Sciences. 2011. Iss. 1 (76). P. 105−111. URL: http: //vestnik. adygnet. ru
4. Tuguz F.V. A description of settlements arrangement in the Adygheya territory // The Bulletin of the Adyghe State University. Series Natural-Mathematical and Technical Sciences. 2011. Iss. 4 (91). P. 89−94. URL: http: //vestnik. adygnet. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой