Фанерозойские коры выветривания в щелочных массивах Кольского региона

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Геология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Фанерозойские коры выветривания в щелочных массивах Кольского региона
0.Б. Дудкин
Геологический институт КНЦ РАН, Апатиты Естественно-технический факультет МГТУ, кафедра геологии и полезных ископаемых
Аннотация. Исследования кор выветривания на севере Балтийского щита, организованные в 1956 г. в Геологическом институте Кольского филиала Академии Наук академиком А. В. Сидоренко, привели к открытию крупнейшего в мире месторождения вермикулита и промышленной залежи гипергенного апатита в Ковдорском массиве. По составу кор выветривания было выявлено два этапа их образования в фанерозое: в период мезозоя — палеогена и в неогеновый период. В настоящее время это научное направление приобретает более широкое теоретическое и практическое значение. Изотопное датирование возрастных этапов развития кор выветривания с признаками резко различных климатических условий представляет интерес для геодинамических построений. Характер развития современных экзогенных процессов имеет важное экологическое значение. Экзогенные процессы нарушают устойчивость горных выработок, складируемых в хвостохранилищах минералов, состав природных вод.
Abstract. The research of the weathering crusts in the North-Eastern Baltic shield was organized in 1956 at the Geological institute of the Kola branch of Academy of Sciences of USSR by academician A.V. Sidorenko. It has resulted in developing of the largest in the world vermiculite deposit and industrial deposit of hypergene apatite in Kovdor. Based on weathering crusts'- composition two stages of the crusts'- formation were revealed: in the Upper Cretaceous — Paleogene (1) and Neogene (2). Now this scientific direction is getting wider theoretical and practical importance. Isotope dating of the crusts are of special interest for geodynamic construction. Nowadays the character of hypergene processes is of fundamental importance in ecology. Hypergene processes influence on stability of mining querry, on safety of tailings dumps concentration and natural water composition.
1. Введение
Впервые проблема исследования кор выветривания на территории Кольского региона была поставлена А. В. Сидоренко (1958). Докембрийские коры выветривания им были выделены как особый предмет литологического изучения метаморфических толщ (Сидоренко, Лунева, 1961), для исследования же фанерозойских кор в Геологическом институте КФ АН было организовано специальное направление в связи со сложностью выявления и исследования этих образований на участке щита, где рыхлый покров уничтожен длительным денудационным периодом, а затем несколькими периодами оледенения. Постановка А. В. Сидоренко проблемы поиска и изучения остатков рыхлой коры выветривания в Кольском регионе и его непосредственное участие в этой работе привели к важным научным и практическим результатам.
В 1960—1980 гг. Геологическим институтом был проведен ряд исследований, наиболее значительные из которых принадлежат М. Д. Дорфману (1962) и А. П. Афанасьеву (1966- 1977). Полученные результаты привлекли внимание специалистов и других организаций (Семенов, 1972- Терновой, 1977 и др.).
Особый интерес геологов и геохимиков привлекли коры выветривания, развитые в пределах щелочных массивов (Дорфман, 1962- Семенов, 1972- Терновой, 1977- Дудкин и др., 1991- Лапин, Толстое, 1995). Минералогов интересовал экзотический мир вторичных гипергенных образований, а геологов -возможность поиска месторождений, связанных с корами выветривания. Результатом этих исследований стало открытие ряда минеральных месторождений.
2. Месторождения и рудопроявления кор выветривания
В Ковдорском массиве при участии А. В. Сидоренко было открыто крупнейшее в мире месторождение вермикулита (Терновой и др., 1969). Это открытие было отмечено Государственной премией. Существенные запасы гидроксил-фтор-карбонат-апатита (& quot-франколита"-) выявлены в коре выветривания, развитой по карбонатитам Ковдора (Курбатова и др., 1972- Терновой, 1977- Афанасьев, 1983). Вслед за Ковдорским гипергенным месторождением фосфора подобные месторождения были установлены на карбонатитах в массиве Сокли (Финляндия- Vartiainen, 1980) и в массивах Маймеча-Котуйской провинции Сибири (Данилин и др., 1982). Б. В. Афанасьевым при участии сотрудников Геологического института (Субботина, Субботин, 1990) над карбонатитами массива Салланлатва исследованы залежи богатых барием и стронцием барито-лимонитовых охр.
Площадные коры выветривания на территории восточной части Балтийского щита и в пределах щелочных массивов сохранились на локальных участках. По характеру минерального состава А. П. Афанасьевым (1977- 1983) выделены мезозой-палеогеновые коры охристо-каолинового состава, развитые на гнейсах и щелочных породах, и гидрохлорит-лизардитовые, развитые на основных и ультраосновных породах. Второй тип площадных кор выветривания — коры неогенового возраста гидрогетит — гиддрослюдисто — монтмориллонитового состава со слабо дифференцированным профилем (Афанасьев, 1983). Геологический возраст кор определен ориентировочно — по времени формирования массивов и смене продуктов аридного выветривания продуктами выветривания умеренного климата.
В пределах щелочных массивов с развитием площадной коры выветривания связано и формирование инфильтрационных кор в тектонически ослабленных зонах (Афанасьев, 1983). К этому типу образований относятся широко распространенные фосфатные месторождения и рудопроявления. Фосфатные инфильтрационные образования Ковдорского массива изучены на глубину по горным выработкам (Курбатова и др., 1972- Терновой, 1977- Дудкин и др., 1991). Общий характер минерального состава и разновидностей апатита & quot-франколитовых кор& quot- на Кольских карбонатитах (Ковдор, Себльявр), на карбонатитах массива Сокли и сибирских массивов подтвержден сравнительным изучением образцов в Геологическом институте КНЦ РАН (Дудкин и др., 1991).
Фосфатные коры выветривания по карбонатитам развиты со стороны поверхности по карстовым полостям и обрушениям на карбонатитах. Они прослеживаются до глубины 50 м и затем выклиниваются, переходя в небольшие прожилки, сложенные кристаллами исландского шпата. В нижней части коры преобладают плотные агрегаты бурого мелкозернистого фтор-гидроксил-карбонат-апатита (табл. 1, ан. 2). Ближе к поверхности наиболее распространены опаловидный гидроксил-фтор-карбонат-апатит, а также гребенчатые корочки и зональные почки гидроксил-фтор-карбонат-апатита (табл. 1, ан. 3, 4). На поверхности перечисленные плотные образования заключены в охристую массу тонкодисперсного апатита, вавеллита, гидроокислов железа (табл. 1, ан. 5).
А. П. Афанасьев (1983) формирование вермикулитовой коры выветривания связал с развитием площадной коры в аридном климате раннего периода корообразования. Но, с учетом современного эрозионного вскрытия пород Ковдорского массива как минимум на глубине трех километров, приходится все же предполагать существенную роль в их образовании и инфильтрационных гипергенных процессов. Условия развития этих процессов в настоящее время привлекают внимание многих исследователей.
Таблица 1. Химический состав первичного, вторичного апатита и охристой фосфатной массы
Ковдорского и Хибинского массивов
Компоненты 1 2 3 4 5 6 7 8
БЮ2 0. 12 0. 17 0. 09 0. 00 2. 71 0. 18 0. 00 0. 15
А12С& gt-3 0. 11 0. 16 0. 10 0. 02 5. 90 0. 12 0. 00 0. 33
Ее2С& gt-3 0. 03 0. 45 0. 07 0. 04 38. 81 0. 12 0. 01 0. 21
ЕеО 0. 00 0. 15 Не опр. Не опр. 0. 00 Не опр. Не опр. Не опр.
ТЯ203 0. 75 0. 09 0. 06 0. 10 Не опр. Сл. 0. 04 0. 92
СаО 55. 30 54. 15 54. 32 54. 55 22. 30 52. 62 53. 82 52. 52
БгО 0. 37 0. 58 0. 15 0. 17 Не опр. 0. 42 1. 68 2. 09
МпО 0. 05 0. 15 0. 06 0. 00 0. 31 0. 12 0. 01 0. 01
0. 05 0. 10 0. 00 0. 14 1. 10 0. 04 0. 09 0. 05
к2о 0. 02 Не опр. 0. 00 0. 00 0. 05 0. 54 0. 02 0. 03
№ 2О 0. 28 Не опр. 0. 04 0. 00 0. 14 0. 27 0. 31 0. 12
Р2О5 41. 08 40. 19 38. 74 38. 69 16. 82 39. 49 33. 38 40. 78
н2О+ 0. 02 1. 15 1. 51 1. 43 8. 10 1. 20 2. 39 0. 52
Н2О- 0. 20 0. 03 0. 10 0. 13 1. 09 Не опр. 0. 02 0. 18
Е& quot- 3. 00 0. 85 2. 98 3. 22 0. 84 3. 60 3. 11 3. 59
со2 0. 20 1. 36 3. 27 2. 24 0. 30 0. 41 4. 52 0. 03
О = -Е 1. 29 0. 35 1. 25 1. 35 0. 35 Не опр. 1. 31 1. 51
Сумма 100. 31 99. 23 100. 24 100. 07 99. 16* Не опр. 100. 07 99. 97
Примечание. Образцы апатита: 1 — первичный из карбонатита Ковдора- 2 — бурый тонкозернистый из & quot-франколитовой брекчии& quot- Ковдора- 3 — кремовый опаловидный гидроксил-фтор-карбонат-апатит из той же коры- 4 -апатит из зональных корочек гребенчатой структуры и 5 — охристая фосфатная масса & quot-франколитовой брекчии& quot- Ковдора- 6 — плотные корочки гипергенного & quot-франколита"- на цеолитах, Хибины (Костылева-Лабунцова и др., 1978) — 7 — почки гипергенного гидроксил-фтор-карбонат-апатита Хибин (Дорфман, 1962) — 8 — первичный апатит Хибинских месторождений. *Сумма анализа 5 дополнительно включает 1. 00% ТЮ2.
3. Проблема формирования инфильтрационных кор выветривания
А. П. Афанасьев (1983) появление & quot-франколитовых брекчий& quot- связал с корообразованием аридного климата мезозой-палеогенового времени. Сложный разрез этих образований и присутствие во всех выделениях вторичного апатита, вермикулита и лизардита согласуется с таким определением. Большинство изотопных отношений стронция во вторичном апатите & quot-франколитовых пород& quot- Ковдора свидетельствует об участии в его образовании гипергенных процессов (87Sr/86Sr = 0. 7039−0. 7060- Ланда и др., 1982- Лиферович и др., 1998). Вместе с тем известны и заключения о гидротермальном происхождении & quot-франколитовых брекчий& quot- (Краснова, 1979- Лиферович и др., 1998).
Близкие к мантийным значения 87Sr/86Sr (0. 7039−0. 7043) во франколите могут быть связаны с растворением и переотложением первичного апатита без существенного привноса стронция из вмещающих щелочной массив пород. Поведение стронция в корах выветривания по карбонатитам свидетельствует о контрастном перераспределении этого элемента на локальных участках (Wall et al., 1996). Если в начальные этапы развития коры Ковдорский массив выделялся положительной формой рельефа (Афанасьев, 1983), то стронций мог принадлежать только породам массива и атмосферным водам, что способствовало сохранению низких значений 87Sr/86Sr.
Вместе с тем нельзя полностью исключить явления наложения в ослабленных тектоникой зонах гипергенных процессов на низкотемпературные гидротермальные образования. Это видно на примере трещинных инфильтрационных зон гипергенеза в породах Хибинского массива, где местами трудно разделить результаты низкотемпературных гидротермальных и экзогенных процессов.
Развитие инфильтрационных кор выветривания в ийолит-уртитах и нефелиновых сиенитах Хибин установлено П. Н. Чирвинским (1939) и детально изучалось М. Д. Дорфманом (1962). М. Д. Дорфманом определена основная направленность гипергенных процессов: гидрогетит-гидрослюдистые ^ нонтронит-монтмориллонитовые ^ охристые & quot-лимонитовые"- образования. При медленном просачивании вод (полого залегающие трещинные зоны) им отмечено интенсивное развитие натролита, который многими авторами относится к продуктам низкотемпературных гидротермальных процессов.
Инфильтрационные коры выветривания развивались в Хибинах вдоль зон повышенной трещиноватости пород неотектонического происхождения, нередко на контактах даек и жил щелочных пегматитов или вдоль поздних эндогенных кальцитовых и натролитовых жил. Такие зоны явились областями формирования глубоких ущелий и речных долин в ледниковый и послеледниковый периоды (Арманд, Дорфман, 1959). Это определило вскрытие эрозией зон гипергенеза на разном гипсометрическом уровне их развития и засорение их со стороны поверхности ледниковыми отложениями.
К гипергенным минералам трещинных зон выветривания Хибинских пород однозначно могут быть отнесены: калиевая гидрослюда, монтмориллонит, магниевый монтмориллонит, нонтронит, гидроокислы железа, анатаз, цеолиты, гиббсит, франколит, продукты изменения эвдиалита, халцедон и сода (Дорфман, 1962). Кроме того, зафиксированы гидрохлорит, гидроопал, криолит, церуссит, гипс, рабдофанит, гидроокислы марганца. В тексте выделены минералы, присутствующие во всех наблюдавшихся зонах гипергенеза.
Характер продуктов выветривания дает основание относить инфильтрационные коры Хибин к неогеновому периоду (Афанасьев и др., 1977). М. Д. Дорфманом (1962) они определены как доледниковые. Но останавливаться на представлении о том, что инфильтрационные коры в Хибинах возникали только в неогеновый период времени, нельзя. Площадные коры мезозой-палеогенового возраста в Хибинах и Ловозере не могли сохраниться в процессе интенсивного разрушения ледником горного рельефа, но в трещинных зонах реликты продуктов гипергенеза аридного климата возможны. Об этом свидетельствуют находки каолинита (Дорфман, 1962), гидрохлорита, общая близость хибинского франколита ковдорскому (табл. 1). С другой стороны, нет основания полагать, что процессы гипергенеза не продолжаются и в настоящий период времени.
4. Современные процессы выветривания щелочных пород
Вопрос о сохранении условий неогенового этапа корообразования и в настоящее время представляет очевидный интерес. Обычно на плато Хибинских гор наблюдаются рыхлые осадки ледникового происхождения. Но на плато Расвумчорр в Хибинах по данным Е.Е. Костылевой-Лабунцовой и др. (1978) на площади до 0.6 км2 обнаружена площадная кора выветривания мощностью до 15 см. Сложена кора преимущественно цирфеситом — циркониевым аллофаноидом.
Из современных поверхностных процессов хорошо прослежено растворение многих минералов щелочных массивов поверхностными водами. В Хибинском и Ловозерском массивах в случае присутствия в породах виллиомита (NaF), порода вспучивается и быстро рассыпается в щебенку за счет растворения и разложения этого минерала с развитием соды. То же происходит и с карбонатами натрия, распространенными в жильных образованиях Хибин и Ловозера (Хомяков, 1990). Кальцит карбонатитов и
фоскоритов щелочно-ультраосновных массивов в горных отвалах в течении 5−10 лет начинает переходить в кальцитовую сыпучку, и этот процесс протекает особенно активно в присутствии сульфидов.
Апатит растворим как в слабо кислых, так и в слабо щелочных водах. Апатитовые породы Хибин в горных отвалах в течение 10−20 лет начинают рассыпаться на апатитовый песок и дресву силикатных составляющих. В руслах невысыхающих ручьев в Хибинских породах на месте нефелина, содалита, анальцима можно видеть глубокие оспины от их растворения. На склонах гор растворение нефелина менее заметно, его поверхность покрыта тонкой серой пленкой, которая диагностирована как гиббсит. Отчетливые следы разложения нефелина зафиксированы и В. В. Лащуком (1996) на поверхности облицовочного камня через 5−6 лет его пребывания на внешней стене зданий.
Гипергенные процессы, происходившие в послеледниковый период в Хибинах, могут быть зафиксированы в трещинных зонах выветривания, прослеживающихся во внутренней части горных массивов, от их вершины к основанию. Такие зоны известны в пределах Юкспорского апатитового рудника, и по ним собран достаточно представительный материал (Дорфман, 1962- Дудкин и др., 1964- наблюдения автора 1980−90 гг.). Это позволяет представить общую зональность трещинных кор выветривания с наиболее простой и близкой к современному периоду историей формирования (табл. 2).
М. Д. Дорфманом (Дорфман, 1962- Костылева-Лабунцова и др., 1978) не выделены явления отложения (переотложения) продуктов гипергенеза (Чирвинский, 1939). В приводимой схеме (табл. 2) они приведены.
Для анализа современных экзогенных процессов в трещинных зонах по ийолит-уртитам Хибин было использовано компьютерное физико-химическое моделирование (Дудкин, Мазухина, 2001). Выбран метод, учитывающий инконгруэнтное разложение минералов с минимизацией потенциалов и соблюдением мозаичного равновесия (ПК & quot-Селектор"-- Карпов и др., 1995- Чудненко и др., 1999). Использовался вариант этого метода, предполагающий перенос вещества в мегасистеме, состоящей из связанных между собой резервуаров (Чудненко и др., 1999). Выбор программы во многом определился спецификой гипергенных замещений (Карпов и др., 1995) и признаками вертикальной зональности трещинных зон выветривания.
В программе учтены реальные условия Кольского Севера: средняя летняя температура +10°, начальное рН атмосферных вод +5. 6, максимальное значение рН вод при их фильтрации через толщу пород, которое по замерам в горных выработках составляет 9.4. Принят 91 зависимый компонент водного раствора, включая Н20 как компонент-растворитель. Газовая фаза включала 12 зависимых компонентов. Твердые фазы были представлены минералами, которые потенциально могут присутствовать в равновесии. В целом исходный список базовой мультисистемы состоял из 212 индивидуальных веществ, термодинамические свойства которых известны (Robie, Hemingway, 1995).
Гипергенные процессы в зонах водопроницаемости пород моделировались тремя проточными резервуарами, из которых два первых были частично открыты к атмосфере. Результаты моделирования показали следующее последовательное развитие гипергенных фаз, перечисленных в порядке уменьшения их количества.
Таблица 2. Схема зональности трещинных кор выветривания в пределах горы Юкспор
Расстояние от поверхности, горные выработки Породы Строение трещинных зон Последовательность околотрещинных замещений пород гипергенными минералами
+875 м, глубина до 2 м, Канава, скважина Пойкилитовый нефелиновый сиенит (рисчоррит) Распадок, заполненный мореной Не прослежена
Горизонт рудника +730 м Апатит-нефелиновые, ийолит Сеть тонких проницаемых трещин Следы растворения нефелина, следы окисления Ее и светлосерые налеты гиббсита ^ неизмененная порода
Горизонт рудника +670 м Апатит-нефелиновые, уртит Сеть тонких трещин (0. 1−0.5 см), выполненных бурым монтмориллонитом Частичное замещение нефелина гидрослюдой и признаки окисления Ее ^ неизмененная порода
Горизонт рудника +410 м, Юкспорский тоннель Апатит-нефелиновые породы, уртит, ийолит Сплошные жилоподобные параллельно расположенные выделения монтмориллонита мощностью до 10 см Монмориллонит-гидрослюдистые псевдоморфозы по нефелину, замещение пироксенов гидрохлоритом и нонтронитом ^ частичное замещение нефелина гидрослюдой + гидроокислы Ее ^ неизмененная порода
Скважины, отметки +200 --100м Уртит, ийолит Плотные жилообразные выделения белого монтмориллонита с цеолитами и франколитом, мощностью 0. 3−4 см Частичное замещение нефелина гидрослюдой ^ гидроокислы Ее ^ неизмененная порода
I резервуар ^ II резервуар ^
Гиббсит Гидроокислы железа
Гидроокислы Гидрослюда
железа Монтмориллонит
Гиббсит Стильбит Апатит Гидрохлорит
Результаты моделирования в оОщем совпадают с наблюдениями в природе (табл. 2). Модель показала, что в верхней части разреза коры, развитой вдоль проницаемой для воды и атмосферы зоны, преобладают процессы выщелачивания первичных минералов, а ниже идет замещение первичных минералов и отложение гипергенных продуктов (рис. 1).
Уровень осадков в районе Хибин составляет около 400 см3/см2 в год. За одно событие (time- рис. 1) принято взаимодействие 400 г воды со 100 г породы. При таких условиях современные гипергенные изменения в зонах повышенной трещиноватости пород могут стать ощутимыми уже через 150−200 лет.
III резервуар ^ Монтмориллонит Гидрослюда Гидроокислы железа Шамозит Апатит Стильбит в общем совпадают Модель показала, что
9,5
9 -8,5 -8 -7,5 -7
6,5 -6 5,5 5 1
0,1 0,09 0,08 -0,07 0,06 0,05 0,04 0,03 -0,02 0,01 0
-pH1 -pH2

9 11 13 t
-V1 -V2 -V3
5. Заключение
Начатое по инициативе A.B. Сидоренко изучение фанерозойских кор выветривания на севере Балтийского щита продолжает развиваться и приобретает более широкое теоретическое и практическое значение. Опорными объектами здесь и в дальнейшем могут служить уже хорошо изученные участки площадной и инфильтрационной коры выветривания в пределах палеозойских щелочных массивов.
Наличие двух возможных этапов развития коры выветривания на северо-западе Балтийского щита имеет принципиальное значение при решении проблемы направленности движения Баренцевоморской плиты в фанерозое относительно других блоков земной коры. С проблемой возраста инфильтрационных кор связана
также история формирования горного рельефа крупнейших нефелин-сиенитовых массивов мира — Хибинского и Ловозерского. Важную роль в этом плане могут иметь изотопные датировки экзогенного вещества.
Строение и состав неогеновых кор выветривания дают возможность моделировать медленно протекающие современные процессы гипергенеза и выходить на диагностику современных изменений извлеченных из недр минералов. Это дает ключ к решению ряда экологических задач. Последние годы современные процессы гипергенеза привлекли внимание в связи с анализом экологического последствия складирования отходов от обогащения эндогенных месторождений, в связи с задачей сохранения неиспользуемой части комплексного минерального сырья, а так же с необходимостью контроля устойчивости стенок горных выработок (Дудкин и др., 1991- Дудкин, 1996- Калабин и др., 2000- Дудкин, Мазухина, 2001).
Рис. 1. Результаты физико-химического моделирования гипергенных изменений при фильтрации атмосферной воды через пористый слой ийолита. Вверху- pH растворов в условных резервуарах: pH1 — в верхнем и pH2 — во втором. Внизу — рост объема гипергенных фаз
(см3) в первом (V1), втором (V2) и третьем (V3) условных резервуарах- t (time) — условный интервал времени
3
Литература
Robie R.A. and Hemingway B.S. Thermodynamic properties of minerals and related substances at 298. 15 K and 1 bar (105 Pascals) pressure and higher temperatures. U.S. Geological Survey, U.S. Government Printing Office, Washington, Bull. 2131, p. 461, 1995.
Vartiainen H. The petrography, mineralogy and petrochemistry of the Sokli carbonatite massif, northern Finland. Geol. Surv. of Finland, Bull. 313, p. 126, 1980.
Wall F., Williams C.T. and Woolley A.R. Pyrochlore from weathered carbonatite at Lueshe, Zaire. Mineral Mag, v. 60, p. 731−750, 1996.
Арманд А. Д., Дорфман М. Д. К вопросу о происхождении отрицательных форм рельефа Хибинского щелочного массива. Изв. Карельского и Кольского фил. АН СССР, № 1, с. 61−67, 1959.
Афанасьев А. П. Минералогия доледниковой коры выветривания Кольского полуострова и приуроченных к ней месторождений вермикулита. Л., Наука, с. 170, 1966.
Афанасьев А. П. Фанерозойские коры выветривания Балтийского щита и связанные с ними месторождения полезных ископаемых. Л., Наука, с. 244, 1977.
Афанасьев А. П. Этапы формирования и размыва коры выветривания Ковдорского массива. Коры выветривания и гипергенные полезные ископаемые восточной части Балтийского щита. Апатиты, изд. Кольского фил. АН СССР, с. 22−31, 1983.
Афанасьев А. П., Атаманов A.B., Максимов Н. И. Особенности строения и условия образования кор выветривания на массивах ультраосновных-щелочных пород и карбонатитов Кольского полуострова. Коры выветривания и гипергенные полезные ископаемые восточной части Балтийского щита. Апатиты, изд. Кольского фил. АН СССР, с. 45−60, 1983.
Данилин Е. Л., Занин Ю. Н., Вахромеев А. М. Фосфатоносные коры выветривания и фосфориты Маймеча-Котуйской провинции ультраосновных-щелочных пород. Труды института Геологии и геофизики Сибирского отд. АН СССР, вып. 489, с. 73, 1982.
Дорфман М. Д. Минералогия пегматитов и зон выветривания в ийолит-уртитах горы Юкспор Хибинского массива. М. -Л., Изд. АН СССР, с. 167, 1962.
Дудкин О. Б. Технологическая минералогия комплексного сырья на примере месторождений щелочных плутонов. Апатиты, изд. КНЦРАН, с. 133, 1996.
Дудкин О. Б., Козырева Л. И., Померанцева Н. Г. Минералогия апатитовых месторождений Хибинских тундр. М. -Л., Наука, с. 231, 1964.
Дудкин О. Б., Арзамасцева Л. В., Балаганская Е. Г., Кирнарский Ю. М., Курбатова Г. С., Осокин A.C., Павлов В. П., Поляков К. И., Припачкин В. А., Скиба В. И., Шпаченко А. К. Апатитоносность щелочных массивов Кольского региона. Апатиты, изд. КНЦАНСССР, с. 92, 1991.
Дудкин О. Б., Мазухина С. И. Гипергенные процессы как основа технологических разработок по консервации песков от обогащения. Обогащение руд, № 4, с. 36−39, 2001.
Калабин Г. В., Мазухина С. И., Малиновский Д. Н., Сандимиров С. С. Исследование процессов выветривания минеральных отходов добычи и переработки апатито-нефелиновых руд. Геоэкология, № 1, с. 111−116, 2000.
Карпов И. К., Чудненко К. В., Бычинский В. А., Кулик Д. А., Третьяков Г. А., Кашик С. А. Минимизация свободной энергии при расчете гетерогенных равновесий. Геология и геофизика, т. 36, № 4, с. 3−31, 1995.
Костылева-Лабунцова Е.Е., Боруцкий Б. Е., Соколова М. Н., Шлюкова З. В., Дорфман М. Д., Дудкин О. Б., Козырева Л. В., Икорский C.B. Минералогия Хибинского массива. М., Наука, т. 1, Магматизм и постмагматические преобразования, с. 286- т. 2, Минералы, с. 586, 1978.
Краснова Н. И. Геология, минералогия и вопросы генезиса апатито-франколитовых пород Ковдорского массива. Вещественный состав фосфоритов. Наука, Новосибирск, с. 164−171, 1979.
Курбатова Г. С., Ганнибал Л. Ф., Дудкин О. Б. Вещественный состав и генетические особенности франколитовой брекчии Ковдорского массива. Докл. АН СССР, т. 207, № 5, с. 1208−1211, 1972.
Ланда Э. А., Мурина Г. А., Шергина Ю. П., Краснова Н. И. Изотопный состав стронция в апатитах и апатитоносных породах карбонатитовых комплексов. Докл. АН СССР, т. 264, № 6, с. 1480−1482, 1982.
Лапин A.B., Толстов A.B. Месторождения кор выветривания карбонатитов. М., Наука, с. 207, 1995.
Лащук В. В. Долговечность облицовочного камня Кольского полуострова. Апатиты, КНЦРАН, с. 136, 1996.
Лиферович Р. П., Баянова Т. Б., Гоголь О. В., Шерстеникова О. Г., Деленицын А. О. Генезис посткарбонатитовой фосфатной минерализации в пределах Ковдорского фоскорит-карбонатитового комплекса. Вестник МГТУ, т. 1, № 3, с. 61−68, 1998.
Семенов Е. И. Минералогия Ловозерского щелочного массива. М., Наука, с. 307, 1972.
Сидоренко A.B. Древняя кора на Кольском полуострове. М. -Л., изд. АН СССР, с. 134, 1958.
Сидоренко A.B., Лунева О. И. К вопросу о литологическом изучении метаморфических толщ. М. -Л., изд. АН СССР, с. 198, 1961.
Субботина Г. Ф., Субботин В. В. Минеральные парагенезисы карбонатитов массива Салланлатва. Новое в минералогии Карело-Кольского региона. Петрозаводск, с. 161−173, 1990.
Терновой В. И. Карбонатитовые массивы и их полезные ископаемые. Л., изд. ЛГУ, с. 168, 1977.
Терновой В. И., Афанасьев Б. В., Сулимов Б. И. Геология и разведка Ковдорского вермикулито-флогопитового месторождения. Л., Недра, с. 35, 1969.
Хомяков А. П. Минералогия ультраагпаитовых щелочных пород. М., Наука, с. 95, 1990.
Чирвинский П. Н. Палеогидрогеология Хибинских тундр. М., Изв. АН СССР, сер. геол., № 4, с. 54−61, 1939.
Чудненко К. В., Карпов И. К., Мазухина С. И., Бычинский В. А., Артименко М. В. Резервуарная динамика метасистемы в геохимии: формирование базовых моделей процессов и алгоритмов имитации. Геология и геофизика, т. 40, № 1, с. 45−61, 1999.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой