Этиологическая структура и клиническая характеристика профессиональных бронхитов в Красноярском крае

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

© ЗАХАРИНСКАЯ О. Н., ТЕРЕЩЕНКО Ю. А., ДЕМКО И. В. УДК 616. 233−002−02−057(571. 51)
ЭТИОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА И КЛИНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ БРОНХИТОВ В КРАСНОЯРСКОМ КРАЕ
О. Н. Захаринская 12, Ю. А. Терещенко2, И. В. Демко1 ТБОУ ВПО Красноярский государственный медицинский университет имени проф. В. Ф. Войно-Ясенецкого Министерства здравоохранения РФ, ректор — д. м. н., проф. И. П. Артюхов- кафедра внутренних болезней № 2 с курсом ПО, зав. — д. м. н., проф. И. В. Демко, 2КГБУЗ Краевая клиническая больница, Красноярск,
гл. врач — Е. Е. Корчагин.
Цель исследования. Изучение этиологической структуры и особенностей клинического течения профессиональных бронхитов в Красноярском крае.
Материалы и методы. Проведён клинико-статистический анализ 172 историй болезни больных с профессиональными бронхитами.
Результаты. Профессиональные бронхиты имеют пылевую (24,4%) и токсико-пылевую (75,6%) этиологию. У больных с токсико-пылевым бронхитом значимо чаще ф & lt- 0,001) наблюдался тяжелый вариант течения заболевания. Профессиональные бронхиты наиболее часто сочетались с сердечно-сосудистой патологией. В 72,7% случаев имело место стабильное течение заболевания.
Заключение. Токсико-пылевые бронхиты диагностируются в 3 раза чаще, нежели пылевые, и характеризуются более агрессивным течением.
Ключевые слова: профессиональные бронхиты, этиология, клиническое течение.
ETIOLOGICAL STRUCTURE AND CLINICAL CHARACTERISTICS OF PROFESSIONAL BRONCHITIS IN KRASNOYARSK REGION
O. N. Zakharinskaya 1,2, Yu. A. Tereschenko 2, I. V. Demko1 '-Krasnoyarsk State Medical University named after prof. V. F. Voyno-Yasenetsky, 2Krasnoyarsk Regional hospital.
The aim of the research. To study etiological structure and features of the clinical course of professional bronchitis in Krasnoyarsk Region.
Materials and methods. Was conducted clinical-statistical analysis of 172 case histories of patients with professional bronchitis. Results. Professional bronchitis have dust (24. 4%) and toxic-dust (75. 6%) etiology. Patients with toxic-dust bronchitis significantly more often (p & lt-0,001) was severe variant of the disease. Professional bronchitis most often combined with cardio — vascular pathology. In 72. 7% of cases the disease has a steady course.
Conclusion. Toxic-dustbronchitis are diagnosed 3 times more often thanthe dust, and are characterized bythe more aggressive course. Key words: professional bronchitis, etiology, clinical course.
Введение
В условиях современного промышленного и сельскохозяйственного производства все еще сохраняются серьезные риски возникновения профессиональных заболеваний органов дыхания от воздействия промышленных аэрозолей.
В последнее время в производственной среде все большее распространение получают промышленные аэрозоли сложного состава, содержащие, кроме диоксида кремния, различные полимерные смолы, химические вещества, обладающие раздражающим, токсическим, сенсибилизирующим действием [6,7]. Многокомпонентное состава промышленных аэрозолей, включающих аллергенные, фиброгенные и токсичные вещества, а отсюда
и комплексное воздействие такого сложного аэрозоля на органы дыхания создает патогенетическую основу патомор-фоза современных профессиональных заболеваний органов дыхания [2].
В такой ситуации с учетом значительного уменьшения в последние десятилетия количества работников, подвергающихся воздействию высоких уровней пылей с преимущественным фиброгенным эффектом, кардинально изменилась и структура пылевой патологии легких. Если раньше в структуре последней лидирующие позиции занимали пневмокониозы, то сегодня их место прочно заняли профессиональные бронхиты. Так, в Российской Федерации в структуре зарегистрированных
в 2011 году. профессиональных заболеваний органов дыхания от воздействия производственной пыли, удельный вес пневмокониозов (силикоза) составил лишь 21%, а в подавляющем большинстве случаев диагностировался профессиональный бронхит. В Красноярском крае за этот же период времени профессиональные заболевания от воздействия промышленных аэрозолей были представлены, в основном, бронхитами, в то время как пневмокониозы регистрировались лишь в единичных случаях [4,5].
В современном «Перечне профессиональных заболеваний» (Приказ Минздравсоцразвития Р Ф от 27. 04. 2012 г. № 417н «Об утверждении перечня профессиональных заболеваний») бронхиты фигурируют в разделе «Заболевания (острые отравлении, их последствия, хронические интоксикации), связанные с воздействием производственных химических факторов». При этом с этиологической точки зрения в этом разделе Перечня выделены профессиональные пылевые бронхиты, когда речь идет о воздействии на органы дыхания производственных пылей, токсические бронхиты, ассоциированные с воздействием химических веществ и токсико-пылевые бронхиты, связанные с воздействием на органы дыхания промышленного аэрозоля сложного состава с наличием не только пылевых частиц, но и химических веществ, обладающих токсическим эффектом. Вполне оправданным следует считать включение в этот раздел профессиональных заболеваний хронической обструктивной болезни лёгких (ХОБЛ). Это связано с тем, что нередко профессиональные бронхиты приобретают осложненное и прогрессирующее течение с формированием необратимого компонента обструкции, эмфиземы легких, пневмосклероза и системных внелегочных проявлений. Не вызывает сомнения, что в такой ситуации имеются все основания для диагностики профессиональной ХОБЛ.
Целью настоящей работы явилось изучение этиологической структуры и особенностей клинического течения профессиональных бронхитов в Красноярском крае.
Материалы и методы
Проведен клинико-статистический анализ 172 историй болезни больных с профессиональным бронхитом, которые наблюдались в Краевом центре профпато-логии с 2004 по 2011гг. По этиологическому признаку пылевой бронхит был диагностирован у 42 больных (24,4 ± 3,3%), у остальных 130 больных (75,6 ± 3,3%) — токсико-пылевой бронхит, токсический бронхит не регистрировался.
Статистическая обработка результатов осуществлена с применением прикладных программ IBM SPSS v. 19.0 и Microsoft Excel 9.0. Производилась оценка характера
распределения признаков по тесту Шапиро — Уилка. Для всех количественных данных производился подсчет среднего арифметического (М), среднего квадратичного отклонения (5). Описание качественных признаков производилось при помощи абсолютных значений, процентных долей и их стандартных ошибок. Статистическая значимость различий для количественных переменных определялась с помощью критерия Стьюдента для независимых выборок, для качественных признаков — при помощи критерия X2 Пирсона. Межгрупповые различия между признаками оценивали как статистически значимые при уровне р & lt- 0,05.
Результаты и обсуждение
Среди наблюдаемых в Красноярском краевом центре профпатологии в течение 2004−2011 гг. больных с профессиональными бронхитами у 1/3 работников профзаболевание было связано с воздействием производственной пыли, а бронхит токсико-пылевой этиологии регистрировался в 3 раза чаще. Следует отметить, что в 83,7 ± 2,8% случаев профзаболевание было выявлено при периодических медицинских осмотрах и только у 16,3 ± 2,8% больных — при активном обращении за медицинской помощью. Окончательный диагноз профессионального бронхита в 84,3 ± 2,8% случаев был установлен в Красноярском краевом центре профпатологии, а в 15,7 ± 2,8% случаев — в других специализированных учреждениях.
При обоих этиологических вариантах профессионального бронхита последний диагностирован преимущественно у мужчин: пылевой бронхит — 33 человека (78,6 ± 6,3%), токсико-пылевой бронхит — 122 человека (93,8 ± 2,1%).
Средний возраст больных с пылевым бронхитом был сопоставим с таковым в группе больных с токсико-пыле-вым бронхитом (56,5 ± 7,6 и 55,5 ± 6,6 лет соответственно, р & gt- 0,05). В то же время в группе больных с токсико-
Таблица 1
Возрастная характеристика и показатели профессионального анамнеза больных с пылевым и токсико-пылевым бронхитами (М±с)
Показатель Группы сравнения р
Пылевой бронхит (n=42) Токсико-пылевой бронхит (n=130)
Возраст, лет 56,5±7,6 55,5±6,6 0,442
Стаж работы до появления первых клинических проявлений бронхита, лет 18,6±8,0 20,9±4,7 0,023
Стаж работы на момент установления диагноза, лет 22,3±9,2 27,1±6,9 & lt-0,001
Примечание: статистическая значимость различий между группами рассчитана с помощью критерия Стьюдента.
Таблица 2
Ха0а*2%0 (7астота со/3тст& quot-3>-9%й /ато+о#т 3! ол& lt--ь5 с /0оф%сс (о-аль-ым (!0о-х (там (, а! с. (%±т)
Заболевания Группы сравнения р
Пылевой бронхит (п=42) Токсико-пылевой бронхит (п=130)
Гипертоническая болезнь 37 (88,1±5,0) 76 (58,5±4,3) & lt-0,001
ИБС 15 (35,7±7,4) 23 (17,7±3,3) 0,033
Остеохондроз 13 (31,0±6,6) 36 (27,8±3,9) 0,833
Дисциркуляторная энцефалопатия 10 (23,8±6,6) 21 (16,2±3,2) 0,373
Сахарный диабет 3 (7,1±4,0) 9 (6,9±2,2) 0,764
Примечание: статистическая значимость различий между группами рассчитана с помощью критерия х2 Пирсона.
пылевым бронхитом средний стаж работы в контакте с промышленными аэрозолями (27,1 ± 6,9 лет) на момент установления диагноза и длительность контакта с проф-вредностями до дебюта заболевания (20,9 ± 4,7 лет) значимо превышали аналогичные показатели (22,3 ± 9,2 и 18,6 ± 7,9 лет, р & lt- 0,001 и р & lt- 0,05 соответственно) в группе больных с пылевым бронхитом (табл. 1). Эти показатели совпадают с данными других авторов [3].
Почти 1/3 больных с пылевым бронхитом (31,0 ± 7,0%) являлись работниками предприятий металлургического производства, в 28,6 ± 7,0% случаев больные трудились на предприятиях по производству машин, оборудования, металлических изделий, в 23,8 ± 6,6% случаях — на предприятиях по добыче полезных ископаемых, а в остальных случаях — на предприятиях энергетики и транспорта. В 88,1 ± 5,0% случаев работники имели среднее образование, у остальных было специальное и профессионально-техническое образование. По основным профессиям больные распределились следующим образом: слесари-ремонтники (23,8 ± 6,6%), проходчики (14,3 ± 5,4%), формовщики (11,9 ± 5,0%), машинисты экскаватора (9,5 ± 4,5%), шлифовщики (9,5 ± 4,5%), машинисты конвейера (7,1 ± 4,0), профессии пескоструйщика, машиниста бульдозера, машиниста мельниц имели единичные работники.
Во всех профессиях эквивалентные уровни пыли превышали нормативные показатели, и по степени вредности труда работники распределились следующим образом: класс 3.1. составил 21,4 ± 6,3%- класс 3.2. — 52,4 ± 7,7%- класс 3.3. — 23,8 ± 6,6%- класс 3.4. — 2,4 ± 2,4%.
Более 2/3 больных с токсико-пылевым бронхитом (80,0 ± 3,5%) являлись работниками предприятий металлургического производства, в 13,1 ± 3,0% случаях — это были работники производства машин, оборудования, металлических изделий. Оставшаяся часть больных была представлена работниками предприятий энергетики и транспорта.
В 75,4 ± 3,8% случаев работники имели среднее образование, в 20,8 ± 3,6% случаев — специальное и профессионально-техническое образование, в 3,8 ± 1,7% случаев -высшее образование. По основным профессиям больные распределились следующим образом: электролизники расплавленных солей (36,2 ± 4,2%), электрогазосварщики (20,8 ± 3,6%), анодчики (9,2 ± 2,5%), слесари-ремонтники (9,2 ± 2,5%), литейщики (7,7 ± 2,3%), немногочисленная часть работников имела профессии аппаратчика или машиниста крана и машиниста конвейера. Во всех профессиях среднесменные уровни запылёности превышали нормативные показатели, и по степени вредности труда больные распределились следующим образом: класс 3.1. составил 40,0 ± 4,3%- класс 3.2. — 46,2 ± 4,4%- класс 3.3. — 13,8 ± 3,0%. Среднесменные концентрации химических веществ в воздухе рабочей зоны также превышали нормативные показатели, и по степени вредности труда больные распределились следующим образом: класс 3.1. составил 40,0 ± 4,3%- класс 3.2.- 53,1± 4,4%- класс 3.3. — 6,9 ± 2,2%.
Таким образом, профессиональный состав работников и неблагоприятные санитарно-гигиенические условия труда являлись необходимыми предикторами развития как пылевых, так и токсико-пылевых бронхитов.
С клинико-функциональной точки зрения и темпов прогрессии заболевания имели место два варианта течения профессионального бронхита. У больных с первым вариантом течения регистрировались умеренно выраженные клинические и функциональные нарушения: кашель и продукция мокроты лёгкой и средней интенсивности, одышка при физических нагрузках, превышающих привычные, редкие обострения- умеренно-выраженный и обратимый обструктивный синдром, как правило, при обострениях, умеренные признаки эмфиземы и пневмосклероза и начальные проявления дыхательной недостаточности. Вторую группу составляли больные с тяжёлым, осложнённым вариантом течения профессионального бронхита. Профессиональный бронхит тяжёлого течения характеризовался стабильным и выраженным бронхитическим синдромом (кашель, продукция мокроты), одышкой различной степени выраженности, стойкими и прогрессирующими нарушениями функции внешнего дыхания. Регистрировался перманентный обструктивный синдром с наличием необратимого компонента обструкции. У части больных развивалась вторичная бронхиальная астма. Имели место выраженная эмфизема, пневмосклероз, дыхательная недостаточность, в ряде случаев диагностировалось лёгочное сердце, в том числе и декомпенсированное. В такой клинической ситуации можно говорить о наличии у больных ХОБЛ различной степени тяжести. Вместе с тем пересматривать диагноз
профзаболевания не рекомендуется, так как ХОБЛ была включена в Перечень профессиональных заболеваний только в 2012 году.
Среди наблюдаемых нами больных (п =172) профессиональный бронхит с умеренными проявлениями диагностирован в 32,0 ± 3,6% случаев (55 человек), в то время как бронхит тяжёлого течения регистрировался почти в 2 раза чаще — в 68,0 ± 3,6% случаев (117 человек).
Представляет интерес оценка частоты встречаемости различных вариантов течения профессионального бронхита в зависимости от его этиологии. Установлено, что в группе работников с пылевым бронхитом (п = 42) удельный вес больных с умеренными клиническими проявлениями заболевания значимо превышал аналогичный показатель среди больных с токсико-пылевым бронхитом (57,1 ± 7,6% против 23,8 ± 3,7%, р & lt- 0,001). С другой стороны, у больных с токсико-пылевым бронхитом (п=130) частота тяжелого течения заболевания значимо превышала таковую в группе больных с пылевой этиологией бронхита (76,2 ± 3,7% против 42,9 ± 7,6%, р & lt- 0,001). Полученные данные свидетельствуют о том, что токсико-пылевой бронхит обладает более агрессивным течением, нежели бронхит пылевой этиологии.
К осложненному течению профзаболевания следует отнести и случаи сочетания профессионального бронхита с другими профессиональными заболеваниями. Среди наблюдаемых нами больных речь идет преимущественно о сочетании бронхита с вибрационной болезнью и нейросенсорной тугоухостью. Такое сочетание в 21,4 ± 6,3% случаев зарегистрировано среди больных с пылевым бронхитом, в то время как в группе больных с бронхитом токсико-пылевой этиологии — лишь в 5,4 ± 2,0% случаев (р & lt- 0,05). Указанное различие связано с тем, что больные с пылевым бронхитом чаще, нежели с бронхитом токсико-пылевой этиологии, подвергались параллельному воздействию не только пыли, но и вибрации и производственного шума.
В современной клинической медицине коморбидность имеет широкое распространение, особенно среди больных среднего и пожилого возраста [1]. В такой ситуации изучение коморбидности при профзаболеваниях заслуживает серьезного внимания. В табл. 2 приведены характер и частота сопутствующей патологии при профессиональных бронхитах. Как видно из табл. 2, при бронхитах пылевой и токсико-пылевой этиологии наиболее часто регистрировались гипертоническая болезнь (ГБ), ишемическая болезнь сердца (ИБС), остеохондроз, реже встречались дисциркуляторная энцефалопатия, сахарный диабет и другие заболевания. Исследования других авторов также свидетельствуют о высоком уровне ассоциации профессионального бронхита с сердечно-сосудистой патологией [3]. Сравнительная оценка частоты ГБ и ИБС в группах больных с пылевым и токсико-пылевым бронхитом показал, что при пылевом бронхите удельный вес как ГБ (88,1 ± 5,8%),
так и ИБС (35,7 ± 7,4%) значимо (р & lt- 0,001 и р & lt- 0,05) превышал аналогичный показатель при бронхите токсико-пылевой этиологии (58,5 ± 4,3 и 17,7 ± 3,3% соответственно). По-видимому, в группе больных с пылевым бронхитом воздействие производственного шума и вибрации способствовало формированию сердечно — сосудистой патологии. Что же касается других сопутствующих заболеваний, то их частота в сравниваемых группах не достигала значимого уровня.
Медико-социальная экспертиза среди всех больных с профессиональными бронхитами (п=172) установила в 14,5 ± 2,7% и в 41,9 ± 3,8% случаев 2-ю и 3-ю группу инвалидности соответственно и процент утраты профессиональной трудоспособности, а в 43,6 ± 3,8% случаев — только проценты утраты профессиональной трудоспособности. Таким образом, у всех больных частичная или полная утрата профессиональной трудоспособности явилась следствием профзаболевания.
Всем работникам с профессиональными бронхитами проводились реабилитационные мероприятия и оценивалась динамика течения заболевания. В 72,7 ± 3,4% случаев имела место стабилизация процесса, в то время как прогрессирующее течение наблюдалось в 2,7 раза реже -27,3 ± 3,4% случаев. Следует отметить, что прогрессия заболевания чаще регистрировалась при токсико-пылевом бронхите, нежели при бронхите пылевой этиологии (31,5 ± 4,1% против 14,3 ± 4,5%), в то время как при последнем превалировала частота стабильного течения заболевания (85,7 ± 5,4% против 68,5 ± 4,1%). Однако при сравнении указанные показатели не достигали значимого уровня (р & gt- 0,05).
Заключение
В Красноярском крае профессиональные бронхиты имеют пылевую и токсико-пылевую этиологию. Токсико-пылевые бронхиты диагностируются в 3 раза чаще, нежели пылевые (75,6 и 24,4% соответственно). В большинстве случаев профзаболевание выявлялось при периодических медосмотрах. Более чем у половины больных с бронхитом пылевой этиологии (57,1%) заболевание протекало с умеренными клиническим проявлениями, в то время как при токсико-пылевом бронхите более чем у 2/3 больных (76,2%) имел место тяжелый, осложненный вариант течения с формированием обструктивного синдрома с необратимым компонентом обструкции, развитием эмфиземы, пневмо-склероза, дыхательной недостаточности, а в ряде случаев и легочного сердца. Такое течение профессионального бронхита, по сути дела, соответствовало клинико-функци-ональным критериям хронической обструктивной болезни легких. В группе больных с токсико-пылевым бронхитом удельный вес случаев с тяжелым вариантом течения заболевания значимо превышал таковой у больных с пылевым бронхитом, что свидетельствовало о более агрессивном течении профессионального бронхита токсико-пыле-вой этиологии. На фоне проведения реабилитационных
мероприятий у большинства больных (72,7%) имело место стабильное течение заболевания. В то же время у ¼ больных (27,3%) наблюдалась прогрессия профессионального бронхита. Коморбидные состояния регистрировались практически у всех больных. При этом профессиональный бронхит наиболее часто сочетался с сердечно-сосудистой патологией. Указанное обстоятельство диктует необходимость мультидисциплинарного подхода к такой категории больных с целью разработки и реализации персонифицированных диагностических и лечебных программ.
Литература
1. Верткин А. Л., Ховасова Н. О. Коморбидность — новая патология. Технологии ее профилактики и лечения // Архивъ внутренней медицины. — 2013. — № 4 (12). -С. 68−72.
2. Кузьмина Л. П., Измерова Н. И., Бурмистрова Т. Б., Дружинин В. Н., Дуева Л. А., Иванова Л. А., Лагутина Г. Н., Липенецкая Т. Д., Лощилов Ю. А., Плюхин А. Е., Свиридов Г. П., Соркина Н. С. Патоморфоз современных форм профессиональных заболеваний // Медицина труда и промышленная экология. — 2008. — № 6. — С. 18−24.
3. Махонько М. Н., Шелехова Т. В., Зайцева М. Р., Шкро-бова Н.В., Королёв В. В., Жиляков А. Н. Хронический бронхит у рабочих промышленных предприятий // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Производственно обусловленные нарушения здоровья работников в современных условиях». — Шахты, 2010. -С. 213−214.
4. О состоянии профессиональной заболеваемости в Российской Федерации в 2011 году: Информационный сборник статистических и аналитических материалов. -М.: Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспо-требнадзора, 2012. — 48 с.
5. О состоянии профессиональной заболеваемости по Красноярскому краю за 2011 г.: Информационный бюллетень. — Красноярск: Управление Роспотребнадзора по Красноярскому краю, 2012. — 18 с.
6. Плюхин А. Е. К вопросу о профессиональном бронхите // Материалы 3 Всероссийского съезда врачей-профпато-логов. — Новосибирск, 2008. — С. 297−299.
7. Профессиональная патология: национальное руководство / Под ред. Н. Ф. Измерова. — М.: ГЭОТАР — Медиа, 2011. — С. 411−425.
References
1. Vertkin A.L., Hovasova N.O. Comorbidity — new pathology. Technology for its prevention and treatment // Arhiv Internal Medicine. — 2013. — № 4 (12). — P. 68−72.
2. Kuz'-mina L.P., Izmerova N.I., Burmistrova T.B., Druzhinin V.N., Dueva L.A., Ivanova L.A., Lagutina G.N., Lipenetskaya T.D. ,
Loshchilov Yu.A., Plyukhin A.E., Sviridov G.P., Sorkina N.S. Pathomorphosis modern forms of professioal diseases // Occupational Medicine and Industrial Ecology. — 2008. -№ 6. — P. 18−24.
3. Makhon'-ko M.N., Shelekhova T.V., Zaitseva M.R., Shkrobova N.V., Korolyov V.V., Zhilyakov A.N. Chronic bronchitis in workers of industrial enterprises // Bulletin of the All-Russian Scientific-Practical Conference «Work-related health disorders in workers in modern conditions». — Shakhty, 2010. — P. 213−214.
4. The state of professional diseases in the Russian Federation in 2011: Information collection of statistical and analytical data. — M .: Federal Center of Hygiene and Epidemiology Rospotrebnadzor, 2012. — 48 p.
5. The state of professional diseases in the Krasnoyarsk Region for 2011: Informative Bulletin. — Krasnoyarsk: Administration of Rospotrebnadzor in the Krasnoyarsk Region, 2012. — 18 p.
6. Plyukhin A.E. On the question of professional bronchitis // Proceedings of 3 All-Russian Congress of Physician-Profpathologists. — Novosibirsk, 2008. — P. 297−299.
7. Professional pathology: national guide / Ed. N. F. Izmerova. — M.: GEOTAR — Media, 2011. -P. 411−425.
Сведения об авторах
Захаринская Ольга Николаевна — ассистент кафедры внутренних болезней № 2 с курсом ПО, ГБОУ ВПО Красноярский государственный медицинский университет имени проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого МЗ РФ, заведующая Краевым центром профпатологии, главный внештатный специалист-профпатологМинистерства здравоохранения Красноярского края.
Адрес: 660 022, г. Красноярск, ул. Партизана Железняка д. 3а- тел. 8(391) 2 201 510- e-mail: zakharinskaya@mail. Tu.
Терещенко Юрий Анатольевич — доктор медицинских наук, профессор, консультант терапевтической клиники КГБУЗ «Краевая клиническая больница».
Адрес: 660 022, г. Красноярск, ул. Партизана Железняка д. 3а- тел. 8(391) 2 201 608- e-mail: ignabr@mail. ru.
Демко Ирина Владимировна — доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой внутренних болезней № 2 с курсом ПО, ГБОУ ВПО Красноярский государственный медицинский университет имени проф. В. Ф. Войно-Ясенецкого МЗ РФ.
Адрес: 660 022 г. Красноярск, ул. Партизана Железняка, д. 1- тел. 8(391) 2 200 628- e-mail: demko64@mail. ru.
Authors
Zaharinskaya Olga Nikolaevna — Assistant of the Department of Internal Diseases № 2 with post graduate education, Krasnoyarsk State Medical University named after Prof. V.F. Voino-Yasenetsky, the main free-lancer expert in occupational pathology of Ministry of Health of Krasnoyarsk Region.
Address: 3 a, PartizanZheleznyakStr., Krasnoyarsk, Russia, 660 022- Phone: 8(391) 2 201 510- e-mail: zakharinskaya@mail. ru.
Tereschenko Yuriy Anatolevich — Dr. Med. Sc, Professor, consultant of therapeutic clinics of Regional clinical hospital.
Address: 3 a, Partizan Zheleznyak Str., Krasnoyarsk, Russia, 660 022- Phone: 8(391) 2 201 510- e-mail: ignabr@mail. ru.
Demko Irina Vladimirovna — Dr. Med. Sc., Professor, the Head of the Department of Internal Disease № 2, Krasnoyarsk State Medical University named after Prof. V. F. Voino-Yasenetsky.
Address: 1, Partizan Zheleznyak Str., Krasnoyarsk, Russia, 660 022- Phone: 8(391) 2 200 628- e-mail: demko64@mail. ru.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой