Роль метафоры в политическом дискурсе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81'-42
РОЛЬ МЕТАФОРЫ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ
Ж. П. Безценная, преподаватель, ХНАДУ
Аннотация. Рассматриваются закономерности метафоризации языковых единиц в высказываниях, а также зависимость между именованием реалий действительности и тематикой дискурсивньк высказываний.
Ключевые слова: метафора, дискурс, моделирующая роль метафоры, языковые единицы, семантическое содержание высказывания.
Введение
Феномен метафоры уже более двух тысячелетий продолжает находиться в центре внимания языковедов, имеется немало исследований, специально рассматривающих однотипные вторичные значения. Однако в этой области по-прежнему остается множество «белых пятен» и дискуссионных проблем.
Изучение метафоры становится всё более интенсивным и быстро расширяется, охватывая различные области знаний — философию, логику, психологию, психоанализ, герменевтику, литературоведение, литературную критику, теорию изящных искусств, семиотику, риторику, лингвистическую философию, разные школы лингвистики. Объём научной проблематики «теории метафоры» адекватен той роли, какую метафора играет в нашем познании, языке, социокультурном развитии общества [6]. Метафора является объектом и инструментом исследования вопросов взаимодействия языка и социального развития общества.
Анализ публикаций
Исследование метафоры стало одним из важнейших направлений современной когнитивной лингвистики, которая в изучении рассматриваемого феномена полностью отказалась от традиционного (идущего еще от Аристотеля) взгляда на метафору как на «сокращенное сравнение», один из способов «украшения» речи или от характерного для генеративистики (Н. Хомский, Л. Н. Мурзин и др.) представления о метафоре как о своего рода взаимодействии двух глубинных (базисных) структур, а также от присущей структурализму ориентации на изучение «собственно языковых» закономерностей метафоризации. Современная когнитивистика (Дж. Лакофф, М. Джонсон, Н. Д. Арутюнова, А. Н. Баранов, Ю. Н. Караулов, Е. С. Кубрякова и др.) рассматривает метафору как основную ментальную операцию, как способ
познания, структурирования и объяснения мира. Человек не только выражает свои мысли при помощи метафор, но и мыслит метафорами, создает при помощи метафор тот мир, в котором он живет.
Едва ли не каждое новое направление в лингвистике предлагает свое понимание сущности и свои представления о функциях метафоры, свои методики изучения отдельных метафор, типов метафор и метафорических моделей. Для лингвистической науки конца ХХ века особенно значимыми оказались представления о концептуальной метафоре (метафорической модели) как о средстве познания и объяснения действительности.
Теоретической основой описания закономерностей метафорического моделирования действительности стали два научных направления: теория регулярной многозначности, разрабатываемая отечественными языковедами в рамках структурно-семантического описания языка (Ю.Д. Апресян, Д. Н. Шмелев, Н. В. Багичева, Л. В. Балашова, Н. И. Бахмутова, Л. А. Новиков, И. А. Стернин, А. П. Чудинов и др.), и теория концептуальной метафоры, возникшая в США как направление когнитивной лингвистики (Дж. Лакофф, М. Джонсон и др.) и успешно развиваемая в России.
В исследованиях Ю. Д. Апресяна, вышедших с 1971 по 1974 год, предпринята попытка определить состав ведущих моделей многозначности для русских существительных, прилагательных и глаголов, создать своего рода перечень моделей с указанием степени их продуктивности и регулярности.
Теория концептуальной метафоры была впервые изложена в книге Джорджа Лакоффа и Марка Джонсона «Метафоры, которыми мы живем», выпущенной в 1980 году. На русском языке отрывки из этой книги опубликованы в сборниках «Язык и моделирование социального взаимодей-
ствия» в 1987 году и «Теория метафоры» в 1990 году.
В основе теории концептуальной метафоры лежит представление о метафоре как о языковом явлении, отражающем процесс познания мира. В соответствии с рассматриваемой теорией метафорические модели заложены в понятийной системе человеческого разума, это своего рода схемы, по которым человек думает и действует. Соответственно наблюдения за функционированием метафор признаются важным источником данных о функционировании человеческого разума.
Современная когнитивная лингвистика считает метафору не тропом, призванным украсить речь и сделать образ более понятным, а формой мышления. В коммуникативной деятельности метафора — важное средство воздействия на интеллект, чув -ства и волю адресата. Соответственно для учено -го анализ метафорических образов — это способ изучения ментальных процессов и постижения индивидуального, группового (партийного, классового и др.) и национального самосознания.
Цель и постановка задачи
Цель работы — определить закономерности мета-форизации языковых единиц в высказываниях, с одной стороны, установить зависимость между именованием реалий действительности и тематикой дискурсивных высказываний, с другой стороны.
Важная идея представляемого исследования -синтез лучших достижений когнитивной теории метафоры и уже традиционной для российской лингвистики теории регулярной многозначности (Ю.Д. Апресян, Д. Н. Шмелев, Н. И. Бахмутова, Л. В. Балашова, Л. А. Новиков, И. А. Стернин, А. П. Чудинов и др.), которая ориентирована на исследование системности вторичных значений у семантически близких слов, а также типов и специфики функционирования моделей, по которым создаются параллельные вторичные значения.
В нашем исследовании дискурс определяется как сложное коммуникативное явление, включающее, кроме знания о мире, мнения, установки адресата [5]. Когнитивная обработка сложной информации, представленной в метафорических высказываниях, включает ряд стратегий. Макрострук-ту-ры — тексты политических (в объеме статьи) дискурсивных высказываний, базирующихся на знании о мире, знании объектов и явлений действительности. Тематика текстов политического дискурса определяется языковыми единицами, обладающими способностью метафорически именовать ситуации объективной действительности. Метафора рассматривается как неизбежное явление человеческого мышления и человеческого языка, несущее важнейшую функцию в позна-
нии и описании мира [4]. Из тезиса о внедрённо-сти метафоры в мышление была выведена новая оценка её познавательной функции. Учёные обратили внимание на моделирующую роль метафоры: метафора не только формирует представление об объекте, она предопределяет способ и стиль мышления о нём. Особая роль в этом принадлежит «ключевым» («базисным») метафорам, которые прилагают образ одного фрагмента действительности к другому её фрагменту [2]. В основе метафоры лежит сравнение и сопоставление. Смена научной парадигмы всегда сопровождается сменой ключевой метафоры, вводящей новую область уподобления, новую аналогию. Метафора в её наиболее очевидной форме — это транспозиция идентифицирующей лексики, предназначенной для указания на предмет речи, в сферу предикатов, предназначенных для указания на его признаки и свойства [1].
Макроструктуры политического этнического дискурса, представленного русским языком на материале российских газет, ограничим «тематическим репертуаром» (терминология Дейка) или «категориями» (терминология Баранова, Карауло-ва) в объёме: общие явления человеческой жизни, ближайшее окружение человека. Наполнение тематического репертуара политических дискурсивных высказываний идёт за счёт метафориза-ции языковых единиц, входящих в различные се-мантико-тематические группы: «Война», «Строительство», «Игра в карты» и др.
Роль метафоры в политическом дискурсе
Метафора отвечает способности человека улавливать и создавать сходство между различными индивидами и классами объектов действительности.
Метафоричность — один из важнейших признаков современной агитационно-политической речи. При исследовании «метафорического моря», бушующего в средствах массовой информации, автор стремился выделить модели, наиболее ярко отражающие современные представления о российской действительности и «языковой вкус эпохи» (выражение В.Г. Костомарова).
К сожалению, исследование закономерностей метафорического представления действительности в современной политической речи показывает, что в постсоветский период наиболее востребованными оказались метафорические модели с сильными концептуальными векторами тревожности, агрессивности, опасности и неискренности. К этой группе относятся метафоры с исходными понятийными сферами «Преступность», «Мир зверей», «Театр», а также выбранные нами «Война» и «Игра». Чтобы представить картину политической жизни более оптимистично, мы также включили в наше исследование языковые единицы, входящие в семантико-тематическую группу «Строительство».
Со времён Маркса было принято представлять себе общество как некое здание, строение. Эта метафора позволяет выделить в обществе базис (фундамент), различные структуры (инфраструктуры, надстройки), несущие опоры, блоки, иерархические лестницы [2]. Коренные изменения в обществе после распада Советского Союза интерпретируются политиками как «перестройка». Это событие получает отражение в метафоре «Строительство». Последняя образует семантико-тема-тическую группу, которая заполняется различными языковыми единицами, метафорически именующими работу общества в период перестройки. Метафора «Дом» входит в тематический репертуар группы «Строительство». Тексты дискурсивных высказываний, повествующие о перестройке «Дома», связаны с такими референтами [5] как здание, несущие конструкции, фундамент, коммунальная квартира, забор, угол, комната.
Метафора как ментальный фактор концептуализирует картину мира. Метафора «Механизм» входит в репертуар семантико-тематической группы «Строительство» и служит для именования политических событий в том случае, если реализуется в составе языковых единиц типа: «механизм хозяйствования», «работа механизма демократии», «механизм государственного управления» и др. Тексты политических дискурсов, в состав которых входит метафора «механизм», понятийно связываются авторами высказываний с такими референтами как экономика, государство, финансы, рынок, биржа, аппарат управления и др.
Метафора «Война» в политических дискурсивных высказываниях русских журналистов и политиков прилагается ими к таким понятиям как политическая деятельность, финансовая деятельность, законодательная деятельность. Метафора «интервенция» входит в семантико-тематиче-скую группу «Война». Смысловое содержание этой метафоры ассоциируется в сознании человека с военными, как правило, разрушительными, действиями. Однако своеобразие комбинаторики существительного «Интервенция» с элементами, входящими в структуру языковых единиц типа «государственная интервенция на валютном рынке», «согласованная интервенция банков» в текстах высказываний служит для метафорического именования финансовой деятельности государственного аппарата. Метафоризированные тексты дискурсов в этом случае представлены такими референтами как государство, валюта, рынок, банки. Семантическое содержание таких высказываний носит положительный, вполне мирный характер.
Дешифровка метафор, как бы порой она ни казалась трудной и искусственной, подчеркивает техническую и идеологическую стороны метафори-зации [4].
Метафора «Игра» входит в состав семантико-те-матической группы «Игра в карты». Семантическое содержание метафор этой группы, как правило, несет в себе отрицательный смысл. Образность высказываний достигается за счет богатого тематического репертуара метафоры «Игра». В метафорическое именование риска в каком-либо деле включается название такого игрового приема как «ставить на карту». Жульничество в деле обозначается метафорой «подтасовывать карты». Спекуляция на чем-либо представлена метафорой «разыгрывать карту». Начало процесса именуется метафорой «карты сданы». Референты — игроки -это богатый набор политических, финансовых, государственных деятелей, бирж, банков, государственных учреждений и т. п.
Выводы
Проанализировав вышеизложенное, мы приходим к выводу, что метафора выполняет в предложении характеризующую функцию и ориентирована преимущественно на позицию предиката. Характеризующая функция осуществляется через значение слова. Следовательно, метафора — это, прежде всего, сдвиг в значении.
Метафора как естественная фигура мышления [6] представляет богатый материал для когнитивного осмысления языка, языковой картины мира, взаимодействия языковых явлений и человеческого фактора.
Литература
1. Арутюнова Н. Д. Предложение и его смысл:
(логико-семантические проблемы). — М.: Наука, 1967.
2. Арутюнова Н. Д. Метафора и дискурс // Теория
метафоры: Сб./ Общ. ред. Н. Д. Арутюновой и М. А. Журинской. — М.: Прогресс, 1990.
3. Баранов А. Н., Караулов Ю. А. Русская политическая метафора (материалы к словарю). -М.: Ин-т рус. яз. РАН, 1991.
4. Гак В. Г. Рецензия на книгу Баранова А. Н. ,
Карулова Ю. Н. Русская политическая метафора (материалы к словарю). — М.: Ин-т рус. яз. РАН, 1991 // ВЯ. — 1993. — № 3. -С. 29−31.
5. Дейк ван Т. А. Язык. Познание. Коммуника-
ция. — М.: Прогресс, 1998.
6. Иванюк Б. П. Метафора и литературное
произведение. — Черновцы: Рута, 1998.
7. Штерн I. Б. Вибраш тошки та лексикон
сучасно! лшгвютики: Енциклопедичний словник. — К.: АртЕк, 1998.
Рецензент: М. Н. Медведь, доцент, к. филол.н., ХГУ «НУА».
Статья поступила в редакцию 5 июля 2006 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой