Феномен музыкальной культуры на грани веков

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФЕНОМЕН МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ НА ГРАНИ ВЕКОВ
© Щербакова А. И. *
Российский государственный социальный университет, г. Москва
Конец Х Х века — начало XXI века это итог тысячелетий, итог напряженнейшего пути, пройденного человечеством и запечатленного в шедеврах мирового музыкального искусства, и одновременно начало нового витка спирали. Каким будет этот виток? Что привнесет он в сокровищницу Духа? Чтобы понять это, необходимо обратиться к урокам, преподанным удивительным и пока еще не до конца осмысленным исследователями XX веком.
XX век, переосмысливший и пространство, и время, и технику композиции, и роль звука, ритма и фактуры, осознавший множественность возможных моделей музыкального мира, постоянно двигался в сторону по-лифонизации, в сторону понимания необходимости диалога «своего» и «чужого» слова, в сторону диалогического мышления и «диалогической истины». Необходимость нового синтаксиса неизбежно вела к ситуации «полистилистики». Поиски нового музыкального языка характерны для композиторов XX века, направляющих свою музыкальную мысль в сторону создания новых музыкальных форм, лишенных традиционных способов развития, свободных от необходимости иметь завязку, развитие и развязку провозглашенной идеи.
Индивидуальный музыкальный синтаксис проявляется во всех сферах музыкальной деятельности XX века. Происходит постоянное переосмысление циклической формы, что ведет к множественности в подходах к истолкованию структуры. XX век — век тяги к непрерывному формотворчеству: остинатные и полиостинатные формы, алеаторические, додекафонные, — все это требует и переосмысления стиля, в котором господствует новый музыкальный синтаксис, новое представление о времени и пространстве, новые принципы композиции.
Смена ценностных доминант — характерная особенность музыкального процесса на рубеже XX века. XX век начинает свою музыкальную жизнь, когда гармония уже потеряла свои позиции, перестав быть доминантой в иерархии музыкальных ценностей. XX век начинает с поисков нового лидера. У нововенцев в этой роли выступила полифония, у И. Стравинского основную конструктивную роль взяли на себя ритм и линеарность, далее путь пролегал к переходу от структуралистских идей к открытой форме в алеа-
* Заведующий кафедрой Социологии и философии культуры, доктор педагогических наук, профессор.
торике, к слиянию тембра, фактуры, к новой пространственности, так созревал стиль новой эпохи.
Уже в начале века возникают идеи, которые практически станут в дальнейшем основой его мировоззрения. Это идеи диалога (М. Бахтин, Л. Выготский), ведущие к осознанию принципа полифонизма. Возможность сосуществования «своего» и «чужого» слова в диалоге открывает путь к полистилистике, опирающийся на диалог стиля и жанра, на их открытость, сосуществование и пересечение. Отсюда и путь от полистилистики, выраженной через цитаты, всевозможные формы адаптации, через аллюзии, коллаж, стилизации, до срастания «своего» и «чужого» в «кентаврическое» единство, образующее стилевой синтез. Такова устремленность творцов ХХ века.
К началу ХХ века искусство пережило периоды бурных поисков и стабилизации, открыло в себе возможности как идеального воплощения духовного начала, так и глубину переживаний отдельной личности. Через человека, через его переживания и духовные поиски Г. Персел и Д. Скар-латти, В. Глюк и Й. Гайдн, В. Моцарт и Л. Бетховен, Р. Шуман и Ф. Шопен на века сохранили для последующих поколений неповторимые приметы жизни, унесенные потоком времени. Как на страницах А. Пушкина, Л. Толстого или А. Чехова, так и в нотных знаках М. Глинки, П. Чайковского и М. Мусоргского закреплен текучий облик бытия, так как во все времена великие шедевры искусства несли в себе внутреннюю сущность своего времени, «социальный шифр» (Т. Адорно), раскрывающий потомкам смысл истории и позволяющий через толщу веков проникать в сферу частной и общественной жизни их далеких предшественников.
Конец Х Х века — начало ХХ1 века это итог тысячелетий, итог напряженнейшего пути, пройденного человечеством и запечатленного в шедеврах мирового музыкального искусства, и одновременно начало нового витка спирали. Каким будет этот виток? Что привнесет он в сокровищницу Духа? Чтобы понять это, необходимо обратиться к урокам, преподанным удивительным и пока еще не до конца осмысленным исследователями ХХ веком.
ХХ век, характеризующийся глобальным отказом от канонической системы мышления, это эпоха огромной силы эксперимента во всех областях культуры, время перехода к новой художественной системе, время формирования новых мировоззренческих установок. Ле Корбюзье и М. Пруст, И. Стравинский и Дж. Джойс, П. Пикассо и Ф. Кафка, Б. Брехт и Ч. Айвз, П. Клее и С. Прокофьев — каждый из них создатель новых миров, новой реальности искусства, нового квазибытия, законы которого вступают в острое противоречие с нормами «старого» искусства, вызывая либо восхищение, либо резкий протест. Изучение музыки новой эпохи — непосредственной музыкальной среды обитания человека нового времени — становится жизненно насущной необходимостью, требуя осознания новой иерархии ценностей, новых способов музыкального бытия, новых представлений о сосуществовании мира и художника.
Путь к пониманию пролегает через изучение, проникновение, ценностное осмысление и художественное преобразование в сотворческом акте новых авторских миров, поражающих своим многообразием, бесконечной оригинальностью соединения «старого» и «нового», причудливыми конструкциями синтетического единения традиции и новации в эволюцион-но-синергетическом потоке саморазвития культуры.
Поистине, XX век по своей напряженности может сравниться только с эпохой барокко, представляя собой эпоху перехода, «нервный узел истории» (Н. Конрад). Именно это и есть феномен XX века, требующий серьезного анализа процесса формирования системы ценностных ориентаций века: изменений в иерархии ценностей, антагонистических и неантагонистических антитез, смены эстетических ориентиров, всего круга вопросов, определяющих новую художественную картину мира.
Уже первая половина XX века открыла миру множественность оригинальных авторских миров, заставила признать право художника на эксперимент, дала огромное ускорение рождению, самоутверждению и функционированию новых ценностей, определила основные тенденции развития искусства нового столетия. Новая концепция музыки в XX веке — это новое представление о системе ценностей, формирующееся в принципах диалогического мышления, воспринимающего новые условия существования художественного процесса, нового мышления, способного проникать в семиосферу самого процесса творчества и потому воспринимающего проблему культурной преемственности как вечный диалог культур, не иссякающий ни во времени, ни в пространстве.
50-е годы XX века — это время рождения электронной музыки, доведенных до логического предела принципов структурализма, сериализма и алеаторики. Именно в это время начинается постепенная перестройка сознания, начинающего понимать многомерность нового музыкального пространства, его полифоничность и множественность. Появляется совершенно новый взгляд на культуру. Теоретическое осмысление своего слова соседствует с проникновением в «чужое», так появляются теоретические композиторские работы (Э. Денисов, А. Шнитке), обращающие исследователей к проблеме диалога культур.
Опыты с новым звуковым миром, который для современной молодежи уже стал родным и привычным, тесно связаны с электронной музыкой. Рождение их — Кельн, 1950 год. Экспериментаторы: композитор и теоретик X. Аймет, композитор Р. Байер, звукотехники Ф. Энкель и X. Шютц при участии специалистов Боннского университета, в том числе по фонетике и коммуникации. Результаты экспериментов были представлены на Дармштадских летних курсах новой музыки в 1951 году и в ночной передаче из Кельна под названием «Звуковой мир электронной музыки». В экспериментах с возможностями электроники впоследствии приняли участие:
К. Штокхаузен, П. Гредингер, А. Пуссер, П. Булез, Г. М. Кениг, Д. Лигети, в Италии — Л. Берио и Б. Мадерна, в России в 60-е годы, благодаря инженеру-математику Е. Мурзину, была создана студия электронной музыки, в которой работали Э. Артемьев, С. Губайдулина, Э. Денисов, А. Немтин, А. Шнитке. В 1968 году вышла пластинка «АНС — электронная музыка». В этих экспериментах появилась новая возможность проникновения в мир звука, в потенциальные возможности тембра, раздвигающего границы звукового мира. ХХ век показал, что каждый эксперимент — это вечный и постоянный процесс открытия все новых и новых «полей недостижимости» (А. Шнитке).
Три течения, наметившиеся в начале ХХ века — неоромантизм, нео-фольклоризм, неоклассицизм — получили свое дальнейшее развитие в новых средствах выразительности: в звукокрасочных композициях сонори-стики, в микрополифонии (Д. Лигети), в концепциях В. Лютославского и К. Пендерецкого, в «сверх и гипермногоголосии», в рождении джаза, объединившего в себе музыку «черного» и «белого» континентов и ставшего платформой, на которой возникла новая рок-культура. Следует признать, что до последнего времени реально существующая и завоевавшая огромную любовь значительных масс людей на всей территории нашей планеты рок-музыка продолжает являться точкой преткновения во взаимопонимании между поколениями детей и родителей. И если поколение взрослых (в том числе и педагогов-музыкантов, являющихся проводниками в ее художественное пространство) игнорируют рок-музыку, не принимая ее изначально, не стремясь узнать и оценить, то не имеющий значительного музыкального и социального опыта ученик часто принимает за произведение искусства низкопробную подделку, в которой нет ни «блюзового чувства», ни виртуозной техники, характерной для лучших образцов этого жанра, ни сыгранности, ни умения, по выражению рок-музыкантов, передать «драйв» (вдохновение, энергетику), заменив его мощной аппаратурой, оглушающей и оглупляющей слушателя.
Можно с большой степенью убежденности утверждать, что настало время, когда знакомство с рок-музыкой в современном музыкальном образовании представляет острую необходимость. Надо дать возможность современному учащемуся, студенту узнать, понять и оценить рок как художественное явление, чтобы он был способен ориентироваться в потоке навязываемой ему шоу-бизнесом музыки и отбирать для себя те произведения, которые действительно являются произведениями искусства.
Эксперименты Х Х века — это постоянный рывок за пределы возможного. Но при этом, подлинное искусство, каким бы новаторским или консервативным оно ни казалось современникам, подчиняется некоему духовному компасу и одновременно соединяет в себе Вчера, Сегодня и Завтра. Все, хранящееся в сокровищнице искусства, созданное много веков тому назад, проецируется на наше Сегодня, определяя каким будет Завтра.
Прошлое, настоящее и будущее в неразрывной связи определяют пути развития искусства. Так возникает постоянно функционирующий диалог во Времени и Пространстве, позволяющий человеку XXI века через постижение великой музыки, через диалог культур обретать культуру диалога, диалогический стиль мышления, открывающий бесконечные горизонты познания и самопознания.
Человека, который воспитан в системе эстетических и этических понятий, у которого сформирован художественный вкус и вполне отчетливое представление о мнимых и подлинных ценностях, никогда не будет удовлетворять низкопробная продукция коммерческих магнатов, он всю жизнь будет искать и находить подлинные художественные ценности, отвечающие его представлениям о Прекрасном и наполняющие его духовный мир. И если рядом с шедеврами Баха и Моцарта, Рахманинова и Прокофьева окажется Гершвин и Брубек, лучшие песни и баллады Элвиса Пресли и Юрия Шевчука, «Биттлз» и Бориса Гребенщикова, то его представление о множественности и бесконечности музыкального пространства, о целостности музыкального мира будут наиболее адекватными великому искусству — Музыке, обращенной от сердца к сердцу.
Список литературы:
1. Асафьев Б. В. О музыке XX века. — Л.: Музыка, 1982.
2. Верменич Джаз. История. Стили. Мастера. — СПб.: Лань, 2007.
3. Друскин М. С. О западноевропейской музыке XX века. — М.: Советский композитор, 1973.
4. Конен В. Д. Очерки по истории зарубежной музыки. — М.: Музыка, 1997.
5. Конен В. Д. Рождение джаза. — М.: Советский композитор, 1984.
6. Петров А. Джазовые силуэты. — М.: Музыка, 1996.
7. Чернин А. Наша музыка. Первая полная история русского рока, рассказанная им самим. — СПб.: Амфора, 2006.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой