«Еврейская молитва» Марка Карминского

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 787
СЛОВО СОИСКАТЕЛЮ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ
А. А. Мельник
соискатель ученой степени кандидата искусствоведения, Харьковский национальный университет искусств имени И. П. Котляревского
E-mail: 4alusik@ukr. net
«ЕВРЕЙСКАЯ МОЛИТВА» МАРКА КАРМИНСКОГО
Творчество известного украинского композитора Марка Карминского, плодотворно работавшего в различных жанрах — оперном, симфоническом, вокально-симфоническом, камерном, песенном, знакомо многим профессионалам и любителям музыкального искусства.
Привлекает глубина содержания произведений М. Карминского, яркая образность и вместе с тем простота художественного высказывания. Эти качества в полной мере присущи одному из наиболее впечатляющих и запоминающихся его опусов — «Еврейской молитве» для скрипки соло, которой посвящена предлагаемая статья. Столь специфический жанр инструментальной миниатюры, представленный в мировом музыкальном искусстве в творчестве Макса Бруха и Эрнеста Блоха, «генетически» связан с произведением М. Карминского. В статье прослеживаются как нити преемственности, так и особенности авторской интерпретации молитвы для скрипки соло. Не прибегая к прямому цитированию, в отличие от своих предшественников, М. Карминский в своей глубоко философской пьесе лишь опирается на характерные интонационные истоки. Семантика произведения, пронизанная колоритом восточной мелодики, специфическими гармоническими созвучиями, тонкими декламационными градациями, максимально раскрывает образный смысл миниатюры. В ней сконцентрированы мудрость философской мысли и сугубо индивидуальные, интимные образные сферы. В обращении композитора к Богу ощущается стремление осмыслить бытие, историческую преемственность и трагедии древнего народа, пронесшего через века свою культуру. Многоплановая высокохудожественная пьеса М. Карминского «Еврейская молитва» занимает достойное место в репертуаре украинских скрипачей, находит отклик в умах и сердцах неравнодушных слушателей многих зарубежных стран.
Ключевые слова: жанр, миниатюра, скрипичная миниатюра, молитва, интонационная структура, философский смысл
Для цитирования: Мельник, А. А. «Еврейская молитва» Марка Карминского /А. А. Мельник //Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. — 2015. — № 3 (43). — С. 90−94.
Каждый музыкант-исполнитель определяет для себя доминанту творчества композитора, работавшего в том жанре, который интерпретатор может осмыслить и охватить как бы изнутри, будучи специалистом в этой сфере. Для скрипача такой доминантой в музыке Марка Карминского, безусловно, стала «Еврейская молитва» для скрипки соло (1994 г.).
Член Союза композиторов с 1953 г. Марк Вениаминович Карминский (1930−1995) плодотворно работал в различных жанрах — оперном, симфоническом, вокально-симфоническом, фортепианном, песенном. Он автор музыки к многочисленным театральным поста-
новкам и кинофильмам, таким как «Вперед, гвардейцы!» (1971 г.) и «Побег из дворца» (1975 г.) режиссера А. Инина, «Будьте готовы, Ваше высочество» (1978 г.) режиссера В. Попкова. Композитор написал музыку к спектаклям Московского драматического театра имени К. С. Станиславского «Шестое июля» по пьесе М. Шатрова (1963 г.) и «Робин Гуд» С. Заяиц-кого (1967 г.). Его творчество привлекало внимание Московского театра кукол С. Образцова. Большим другом и почитателем музыки композитора был Евгений Леонов, вероятно, многие помнят в его исполнении песню М. Кар-минского «Из чего только сделаны мальчики».
90
Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2015 / 3 (43)
А. А. Мельник
«Еврейская молитва» Марка Карминского
Цель данной статьи — ознакомить музыкальную общественность с менее известным, но не менее ярким проявлением таланта композитора — скрипичной миниатюрой, а именно -пьесой «Еврейская молитва». Необыкновенно глубокая, и вместе с тем доступная в аспекте музыкального языка, пьеса не оставляет равнодушным никого, кто хотя бы раз ее услышал. Она обрела поистине огромную любовь исполнителей и слушателей. Автор статьи поставил перед собой задачу репрезентовать это сочинение в контексте тенденций современной культуры. Итак, объектом исследования стало творчество М. Карминского, а предметом -«Еврейская молитва» для скрипки соло.
Интересна история создания этой миниатюры. Замысел возник в 1992 г., вскоре после просмотра композитором спектакля «Поминальная молитва» с народным артистом СССР Евгением Леоновым в роли Тевье-молочника (в жизни два выдающихся мастера были очень дружны). Однако реализация задуманного осуществилась автором лишь в 1994 г., толчком чему послужило трагическое известие о кончине Е. Леонова, памяти которого — великого артиста и друга — и была посвящена «Еврейская молитва».
Молитва — обращение к Богу и разговор с ним. Ведь молящийся надеется, что его просьба будет услышана. В ней индивидуализируется и обостряется внутренняя боль или радость. Музыкальная молитва — особый способ воплощения в искусстве религиозных чувств. Обращение к подобному жанру позволяет композитору раскрыть глубинные пласты своей души и творческой индивидуальности, обнародовать то, что обычно пребывает в сфере невысказанного. Жанр инструментальной молитвы восходит к давней европейской традиции. Аналогичные произведения можно обнаружить в инструментальном наследии Макса Бруха, Эрнеста Блоха.
Пьеса М. Карминского создана в период разрушения тоталитарной системы и духовного раскрепощения личности, совпавший с профессиональной зрелостью композитора, выразившейся в простоте и ясности высказываний на новом витке мастерства. Возросший
интерес к религиозно-философской сфере обусловил обращение маэстро к традициям духовной музыки, вызвав к жизни такие произведения, как хор без слов «Лакримоза» и «Поминальный плач по отцу Александру Меню». В последние годы жизни М. Карминский много размышлял и говорил о религии. Он верил в то, что когда-нибудь все религии сольются в гармонию единой веры. Выбор жанра сольной скрипичной миниатюры, в котором нашли выход горестные эмоции автора, разумеется, не был случайностью. Именно скрипка способна наиболее полно выразить лирико-интимные стороны человеческой души. Возможно, «Еврейская молитва» для скрипки соло воплотила некий собирательный образ, вобравший в себя и ужасы фашистского геноцида, и порицание «израильских агрессоров», и факт травли в консерватории его любимого учителя Дмитрия Львовича Клебанова, о чем композитор «с горечью и неослабевающим с годами удивлением… вспоминал до конца своих дней» [10, с. 134]. Автор, несомненно, запечатлел в этой миниатюре память о своем отце, который, по воспоминаниям друга детства композитора, московского театроведа В. Дубровского, дома постоянно затягивал еврейские религиозные песнопения, как и дед, запечатлевшийся в памяти Марка Вениаминовича напевающим еврейскую песню за праздничным столом [1]. Музыка «Молитвы» -это стилизация, в которой отсутствует цитирование, детально выписаны нюансы, штрихи, метроном. Основная эмоциональная сфера миниатюры — скорбь, глубоко спрятанные слезы.
Пьеса написана в g-moll — тональности скорбной, трагической, молитвенной, имеет простую трехчастную форму со вступлением, развивающим средним разделом, динамизированной репризой и небольшим заключением. Темп Lento con liberta (протяжно, с определенной свободой) отвечает характеру молитвенного обращения к Богу.
Вступление звучит как экспрессивный монолог, своеобразное взволнованное музыкальное высказывание-призыв, берущий свое начало в нюансе /, с квинтового тона трезвучия основ-
91
Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2015 / 3 (43)
А. А. Мельник
«Еврейская молитва» Марка Карминского
ной тональности, с самого высокого звука вступления. Такую тему определяют как «тему-источник». Интонационное развитие основано на мелодических оборотах дважды гармонического минора с многократным подчеркиванием IV повышенной ступени и увеличенных секунд, связанных с ней, а также с VII ступенью. В чередующихся нисходящих малых и увеличенных секундах обостряются горестные интонации скорби и мольбы. В музыкальном развитии преобладает плавное триольное нисходящее движение в направлении опорного тона с подчеркиванием малосекундовых интонаций как элемента еврейского народного напева. Первый и самый высокий звук вступления подчеркнут акцентом и авторским указанием apassionato. Такое композиторское решение создает посыл на повышенный уровень экспрессии и ассоциируется с плачем-призывом, подчеркнутым малой секундой (IV# -V), повторяющейся несколько раз (см. пример 1).
Основной раздел molto espressivo — тема молитвы, звучит в трехдольном размере и начинается в нюансе mp восходящим ходом на малую сексту (V — III). Такая романсовая интонация ассоциируется с песенным началом основной темы молитвы. Переменный размер и утонченная нюансировка указывают на связь темы с речевой интонацией. Выразительное артикуляционное развитие служит одним из способов развития темы. Своеобразие ей придают такие характерные обороты, как мелодическое движение с опо-
рой на терцовый тон лада, обыгрывание терцового тона субдоминантового трезвучия, чередование IV# и IV натуральной ступеней, многоразовое повторение оборота с увеличенными секундами (см. пример 2).
Средний раздел миниатюры Allegretto dolcissimo построен на вариантно-фазовом принципе развития, основан на мелодическом материале первого раздела, состоит из трех фаз и начинается в первой октаве в нюансе p с темповым обозначением Allegretto dolcissimo. Особенность заключается в подчеркивании интонации восходящей сексты из основной темы первого раздела и изложении ее с акцентированием терцового тона тонического трезвучия на сильной доле. Это придает музыке особенный лиризм, ибо используются семантические признаки жанра романса.
Вторая фаза музыкального развития отмечена большим ритмическим единообразием. Особое волнение мелодии придают широкие восходящие ходы, форшлаги, многократное повторение одной ритмоинтонационной фигуры в нисходящем движении. Все это способствует легкости звучания и указывает на инструментальный тип изложения темы. Третья фаза развития, предшествующая репризе, основана на повторяющихся ходах звуков тонического и субдоминантового трезвучий, а также обыгрывании мелодического движения, подчеркивающего гармонический g-moll.
Пример 1
Violin
Lento con libertraJ = 58
appassionato 3
У, I" - -а П 1 р-п ПГ1 3
#4 к'- W 9 тш ^ ^ ~ н ^ 1
гЛ Р т т w 9 т т l ^ 9 u^Sl l С 1 1
Ф '- ="t J Г-kj-J-* J У-u
Molto espressivo J = 58
Пример 2
Violin
4^ LT ^ IГ LT ^ Hitj


7 3 * *
3
92
Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2015 / 3 (43)
А. А. Мельник
«Еврейская молитва» Марка Карминского
Реприза в точности повторяет основной напев молитвы. Сквозное развитие тематического материала стимулирует появление кульминации, звучащей как дважды повторенный призыв-плач. В заключение дважды проходит начало темы молитвы, воспринимающееся, с одной стороны, как утверждение, благодаря точному повторению, с другой -как недосказанность, что подчеркнуто завершением пьесы терцовым тоном g-moll.
В «Еврейской молитве» проявились такие черты жанра миниатюры, как специфическая философичность, воплотившаяся в концентрированной форме, тонкая дифференциация главного образа, отразившаяся в детальном развитии тематического материала.
Жанр молитвы предусматривает связь со словом, отсюда — черты декламационности в песенной мелодике миниатюры. «Еврейская молитва» демонстрирует различные градации декламационности в музыке. В первом разделе речевая интонация была объективизирована, что подчеркивалось стилизацией народного еврейского напева, четкой артикуляцией. Во втором — акцентирован лирико-психологический аспект. Мелодико-тематическое развитие в значительной степени напоминает взволнованную человеческую речь и является своеобразным лирическим высказыванием героя. Как подчеркивает музыковед Н. Тышко, М. Карминский считал главным для себя создание интонационно-правдивых и выразительных мелодических линий, способствующих развитию зримой, конкретной образности [8]. Таким образом, характер изложения музыкального материала ярко воспроизводит колорит восточной мелодики и эмоционально насыщенный образ молитвенного действа.
По мнению Н. Тышко, сочинения М. Кар-минского всегда имеют четкий возрастной ад-
рес [8]. Несомненно, пьеса со столь глубоким философским смыслом адресована зрелому художнику. Первым исполнителем «Еврейской молитвы» был заслуженный артист Украины Григорий Куперман. Композитор, который обычно не упускал возможности поработать с исполнителем над своими произведениями, стремясь закрепить авторское слышание собственных творений, в данном случае доверился высокому мастерству скрипача и отдал на волю интерпретатора трактовку этой пьесы, несомненно, близкой мироощущению Г. Купермана. Несмотря на предоставленную М. Карминским свободу исполнительская концепция оказалась близкой авторскому замыслу. Кроме умения «петь» на инструменте и качественно озвучивать некоторые технические приемы (двойные ноты, аккорды, высокие позиции), для исполнения этой миниатюры необходимо владеть высоким уровнем музыкального мышления и тонким вкусом, пониманием особенностей восточной мелодики и спецификой ее звукового воплощения. Композитор предостерегал артиста от эмоциональных и артикуляционных излишеств, например, применения навязчивого глиссандо, ибо искренние слезы не выставляются на показ. Преисполненную непосредственного чувства музыку необходимо ограждать от банальной слащавости.
Уникальность пьесы состоит в драматургической и образной многоплановости: это и молитва, и народная еврейская песня, и инструментальный наигрыш-плач, и исповедь большого художника, искренне и глубоко переживающего трагические эпизоды еврейской истории.
В этом состоит не только ее художественная ценность, но и особая значимость для репертуара современного скрипача.
1. Воспоминания о Марке Карминском / сост. и авт. предисл. Г. Ганзбург. — Харьков: Каравелла, 2000. — 132 с.
2. Гейвандова, К. Марк Кармшський / К. Гейвандова. — Киев: Музична Украша, 1981. — 44 с.
3. Каждан, А. Молитва / А. Каждан // Большая советская энциклопедия. — Москва: Совет. энцикл., 1974. — Т. 16. — С. 466.
4. Москаленко, В. Творческий аспект музыкальной интерпретации (к проблеме анализа). Исследование / В. Москаленко. — Киев: Киевский стройпроект, 1994. — 157 с.
5. Муха, А. Принцип програмност в музищ / А. Муха. — Киев: Наукова думка, 1966. — 175 с.
93
Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2015 / 3 (43)
А. А. Мельник
«Еврейская молитва» Марка Карминского
6. Орлов, Г. Семантика музыки / Г. Орлов // Проблемы музыкальной науки: сб. ст. — Вып. 2. — Москва: Совет. композитор, 1973. — С. 434−479.
7. Ручьевская, Е. Об анализе содержания музыкального произведения / Е. Ручьевская // Критика и музыкознание. — Ленинград: Музыка, 1987. — Вып. 3. — С. 69−96.
8. Тышко, Н. Марк Вениаминович Карминский / Н. Тышко // О тех, кто пишет музыку для детей: очерки об укр. композиторах. — Киев, 1987. — Вып. I. — С. 92−116.
9. Черкашина-Губаренко, М. Двадцать четыре тысячи три дня композитора Марка Карминского / М. Черкашина-Губаренко // Музика i театр на перехрест епох. — Киев, 2002. — Т. 2. — С. 143−144.
10. Черкашина-Губаренко, М. Жизнь как на ладошке, в радости и в печали. Композитор М. Карминский / М. Черкашина-Губаренко // Музика i театр на перехрест епох. — Киев, 2002. — Т. 2. — С. 134−136.
Получено: 10. 04. 2015
A. Melnik
competitor of a sciences degree Candidate of Art Criticism, Kotlyarevsky Kharkov National University of Arts E-mail: 4alusik@ukr. net
«THE JEWISH PRAYER» OF MARK KARMINSKY
Abstract. Oeuvre of the famous Ukrainian composer Mark Karminsky who worked fruitfully in different genres (opera, symphony, vocal and symphony, chamber, song) is known to many professional and lovers of musical art. Karminsky’s works capture with their depth, vividness along with the simplicity of artistic expression. These qualities are inherent to the full extent in one of his most impressive and memorable opuses — the Jewish Prayer for violin solo, which is the focus of the proposed article. Such a specific genre of an instrumental miniature represented in the global music art by Max Bruch and Ernest Bloch is genetically connected with the composition of M. Karminsky. Both the threads of succession and special features of the author’s interpretation of the prayer for violin solo are traced in article. M. Karminsky unlike his predecessor rests only upon distinctive intonational origins in his deeply philosophical piece of music without resorting to direct quotation. The semantics of the work pierced with the flavor of oriental melodies. Specific accords, tender declamatory gradations reveals an image-bearing meaning of the miniature to the fullest extent. It concentrates the wisdom of philosophic reflection as well as exceptionally individual and intimate image-bearing spheres. In the composer’s appeal to God one can perceive an aspiration for comprehending the existence, historical succession and tragedies of the ancient nation that carried its culture through ages. The diversified highly artistic piece the Jewish Prayer by M. Karminsky occupies the rightful place within the repertoire of Ukrainian violinists and speaks to minds and souls of a concerned audience in many foreign countries.
Keywords: genre, miniature, violin miniature, prayer, intonational structure, philosophical meaning
For citing: Melnik, A. ''The Jewish Prayer" of Mark Karminsky/A. Melnik //Herald of the Chelyabinsk State Academy of Culture and Arts]. — 2015. — № 3 (43). — P. 90−94.
Reference
1. Vospominaniya o Marke Karminskom [Memories of Mark Karminsky] / comp. and author of the foreword
G. Ganzburg. — Harkov: Karavella, 2000. — 132 p.
2. Geyvandova, K. Mark Karminskiy [Mark Karminsky] / K. Geyvandova. — Kiev: Muzichna Ukraina, 1981. — 44 p.
3. Kazhdan, A. Prayer / A. Kazhdan // Bol'-shaya sovetskaya entsiklopediya [The Great Soviet Encyclopedia]. — Moscow: Sovetskaya entsiklopediya, 1974. — Vol. 16. — P. 466.
4. Moskalenko, V. Tvorcheskiy aspekt muzykal'-noy interpretatsii (k probleme analiza). Issledovanie [Creative Aspects of Musical Interpretation (the Problem Analysis). Research] / V. Moskalenko — Kiev: Kievskiy stroyproekt, 1994. — 157 p.
5. Mukha, A. Printsip programnosti v muzitsi [Principles of Program Music] / A. Mukha. — Kiev: Naukova dumka, 1966. — 175 p.
6. Orlov, G. The semantics of music / G. Orlov // Problemy muzykal'-noy nauki [Problems of Musical Science: a Collection of Articles]. — Vol. 2. — Moscow: Sovetskiy kompozitor, 1973. — P. 434−479.
7. Ruch'-evskaya, E. An Analysis of the Content of a Piece of Music / E. Ruch'-evskaya // Kritika i muzykoznanie [Criticism and Musicology]. — Leningrad: Muzyka, 1987. — Vol. 3. — P. 69−96.
8. Tyshko, N. Mark Veniaminovich Karminsky / N. Tyshko // O tekh, kto pishet muzyku dlya detey [Those Who Wrote Music for Children]. — Kiev, 1987. — Vol. I. — P. 92−116.
9. Cherkashina-Gubarenko, M. Twenty-Four Thousand Three Days Composer Mark Karminsky / M. Cherkashina-Gubarenko // Muzika i teatr na perekhresti epokh [Music and Theatre at the Crossroads of Epochs]. — Kiev, 2002. -Vol. 2. — P. 143−144.
10. Cherkashina-Gubarenko, M. Life as a Palm, in Joy and in Sorrow. Composer M. Karminsky / M. Cherkashina-Gubarenko // Muzika i teatr na perekhresti epokh [Music and Theatre at the Crossroads of Epochs]. — Kiev, 2002. -Vol. 2. — P. 134−136. Received 10. 04. 2015
94
Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2015 / 3 (43)

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой