Формы и критерии признания государств

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

9.2. ФОРМЫ И КРИТЕРИИ ПРИЗНАНИЯ ГОСУДАРСТВ
Холина Елена Александровна, к.ю.н. Должность: преподаватель кафедры конституционного и международного права. Место работы: Российская таможенная академия. E-mail: blankness1@yandex. ru
Аннотация: В статье рассматриваются формы и критерии правового института признания государств как одного из самых сложных, противоречивых и в то же время динамично развивающихся институтов системы внутригосударственного и международного права. Также обосновывается мнение, что из выработанных к настоящему времени в отечественной и зарубежной юридической практике основных форм признания государств, наиболее приемлемым является признание в форме de-jure (де-юре) в коллективном виде всеми государствами.
Ключевые слова: институт признания, правовой статус государства, правовые связи и контакты в сфере внешнеполитической деятельности.
FORMS AND CRITERIA FOR THE RECOGNITION OF
Kholina Elena Alexandrovna, PhD at Law. Position: lecturer at constitutional and international law chair. Place of employment: Russian customs academy. E-mail: blankness 1@yandex. ru
Annotation: This article explores the forms and criteria for the legal institution of recognition of States as one of the most complex, controversial and at the same time, dynamically developing institutions of national and international law. The article is based on the view that GOB to date in native and foreign juridical practice basic forms of recognition of States most desirable is the recognition in the form of the de-jure (in law) in a collective form of all States.
Keywords: the institution of recognition, legal status, legal links and contacts in the field of foreign policy.
Процесс возникновения новых государств неразрывно связан с развитием международных отношений и политическими реформациями в мире. И, прежде чем останавливаться на формах и критериях международного признания, необходимо определиться, в каких случаях возникает его необходимость.
Подробный перечень различных случаев возникновения новых государств приведен в работе И. Кристена. В его списке содержатся случаи, при которых признание может потребоваться как государству, так и правительству. Таковыми могут быть:
1) смена типа государства (например, при помощи социалистической революции). В таком случае признание будет адресовано именно вновь пришедшему правительству-
2) расчленение одного государства, когда возникают новые государства (Колумбия в 1829—1831 гг.), сецес-сия (в случае освободительной борьбы), цессия-
3) объединение государств, включение одного государства в состав другого, образование федерации и т. д.
Безусловно, не всякий факт возникновения нового государства бесспорен. Дело и в критериях, которым должно удовлетворять новое государство, и в способе возникновения. Только то новое государство может считаться субъектом международного права и рассчитывать на международное признание, которое образовалось в полном соответствии с принципом самоопре-
деления наций и не нарушало бы принципа территориальной целостности.
В международном праве до сих пор нет единства мнений и не установлены конкретные нормы, которые бы регулировали процесс возникновения новых государств, а также разграничивали правомерные и неправомерные с точки зрения международных принципов способы возникновения новых государств. Учитывая этот факт, исследователи, теоретики международного права отмечают, что новое государство должно отвечать определенным критериям. Данные критерии были выработаны и явились обобщением международно-правовой практики государств и истории дипломатии.
Изначально высказывались различные мнения по этому поводу. К примеру, Г. Лаутерпахт утверждал, что «признать политическое образование как государство, значит декларировать, что оно удовлетворяет условиям государственности, требуемым международным правом». Он приводил следующие основные критерии:
1) независимое правительство-
2) эффективность власти-
3) наличие определенной территории.
К второстепенным критериям он относил степень цивилизации нового государства, законность его происхождения, религию, политическую систему1.
Другое мнение выразил Ж. Шарпантье. Общим критерием он считал «совместимость субъектности нового государства с международным юридическим порядком, вследствие отсутствия норм, регулирующих рождение государства"2.
Некоторые зарубежные юристы связывают критерии признания с деятельностью ООН. Так, М. Мускели ссылался на резолюции Генеральной Ассамблеи, на практику принятия в члены ООН и выделял следующие критерии:
1) наличие уполномоченного правительства и собственной администрации, обеспечивающей деятельность государства-
2) способность защищать территориальную целостность и независимость-
3) наличие мер по поддержанию общественного спокойствия на всей территории-
4) снабжение финансовыми ресурсами, достаточными для того, чтобы покрыть государственные расходы-
5) законодательство и организация регулярно действующей судебной системы.
Он обращал внимание на совокупность эффективности власти и ее независимость.
Профессор Д. И. Фельдман считал, что главным признаком субъекта международного права должно быть соответствие принципу самоопределения нации. Работы Д. И. Фельдмана полностью отвечают установившейся на тот момент в нашей стране идеологии и опираются на революционные, социалистические взгляды. Во второй половине XX века это был главный критерий, который учитывался советским государством при даровании признания. По его мнению, во-первых, важнейшим показателем правосубъектности является политическая независимость по отношению к другим государствам. Главным условием этого автор определил усиление антиимпериалистической борьбы и укрепление солидарности с мировыми революцион-
1 Фельдман Д. И. Признание государств в современном международном праве. — Казань, Изд-во Казанского университета, 1965.
— С. 117.
2 Там же: — С. 119.
ными силами3. Очевидно, что данная точка зрения устарела и не соответствует реалиям современной политической обстановки в мире. Однако политическая независимость как таковая действительно должна быть одним из критериев международно-правового признания.
Далее отмечается, что важным критерием, мимо которого проходят западные исследователи, является миролюбие нового государства4. Действительно, государство, проявляющее агрессию, стремящееся к нарушению международного мира и безопасности, не может быть признано в качестве такового — оно нарушает важнейший принцип международного права.
Гасымов Р. в своей работе указывает, что, наряду со «старыми» критериями признания (эффективность власти, выполнение международных обязательств), в современном праве появились и новые. Это наиболее отчетливо выявилось в деятельности ЕС по признанию бывших советских и югославских республик5. Европейский союз уделил особое внимание внутренней политической обстановке в стране — господству демократии, осуществления основных прав и свобод человека и гражданина, гарантиям национальных меньшинств. Далее, должна соблюдаться региональная безопасность, принцип нерушимости границ, а все споры должны решаться исключительно мирными средствами. Также, государства должны взять на себя глобальные международные обязательства, такие как нераспространение ядерного оружия и другие. По мнению Ф. Р. Гасымова, опирающегося на Декларации «О руководящих принципах признания новых государств в Восточной Европе и Советском Союзе», «О Югославии», основные отличия признания со стороны ЕС бывших советских республик и бывших югославских республик заключались в следующем:
1) к бывшим советским республикам применялись более упрощенные критерии и процедура признания. Не применялась заявительная форма и Комиссия Ба-динтера, созданная ЕС в 1991 году, не выносила заключений (в ее полномочия входило принимать заявления от претендентов на признание и давать заключения на предмет их соответствия условиям ЕС) —
2) учитывались международные обязательства СССР. Обращалось внимание на выполнение этих обязательств со стороны вновь образовавшихся государств. В случае признания югославских республик внимание уделялось на принятие ими новых обязательств, не связанных с правопреемством.
При таком количестве мнений многие ученые высказывались о том, что международным институтам следовало бы разработать универсальные критерии, которые должны применяться для предоставления признания. Это совершенно справедливое замечание, ведь так практика признания стала бы более единообразной и, зачастую, менее спорной. Однако, это не единственная трудность. Современная политическая обстановка в мире свидетельствует о том, что за последние десятилетия стало появляться все большее число небольших территорий, которые провозглашают себя самоуправляемыми образованиями.
3 Фельдман Д. И. Признание государств в современном международном праве. — Казань, Изд-во Казанского университета, 1965.
— С. 127.
4 Там же: С. 128.
5 Гасымов Ф. Р. Признание государств и правительств. Совре-
менная международно-правовая теория и практика. Автореф.
дисс. … канд. юрид. наук. — Казань, 2005. — С. 15.
Вот как высказался В. Барановский по данному вопросу: «Во-первых, получила распространение практика двойных стандартов: одним народам, по не вполне понятным основаниям, позволяют реализовать свое право на самоопределение, а другим в этом отказывают.
Во-вторых, существуя вне правового поля и практически никем не признаваемые официально, квази-государственные образования почти неизбежно криминализируются внутренне, обрастают не вполне легальными внешними связями и становятся катализатором противоречий и конфликтов между вовлеченными в эти связи государствами.
Наконец, в-третьих, и это особенно тревожно, примеры уже существующих квази-государственных образований создают опасный прецедент, вдохновляя все новых претендентов на самоопределение» 6
Исходя из вышеизложенного, определение конкретных критериев представляется весьма важным. Обобщая приведенные мнения, можно прийти к выводу, что основными критериями признания можно считать:
1) реальная организация легитимной политической власти, способной к урегулированию внутренней ситуации в стране-
2) уважение и соблюдение прав и свобод человека и гражданина, а также отсутствие дискриминации народов-
3) соблюдение принципа мирного разрешения споров, неприменения силы или угрозы силой, то есть становление нового государства не должно нарушать права других государств на территориальную целостность, независимость и т. д. -
4) экономическая самостоятельность-
5) способность вступать во взаимоотношения с другими государствами и выполнять принятые международные обязательства.
После принятия решения о признании нового государства следует определиться с объемом завязываемых правоотношений и их юридическими последствиями. Речь идет об определении формы признания, то есть способа его внешнего выражения. Поскольку все нормы, касающиеся данного института, носят диспозитивный характер, это касается и выбора конкретной формы признания. Изучение этого вопроса, а также его связи с объемом правоотношений, складывающихся в результате признания, важно для современной международной практики.
Различают следующие формы признания:
1) де-юре-
2) де-факто-
3) ad hoc.
Признание де-юре является наиболее полной его формой и является окончательным. Данная форма признания, как правило, выражается в официальном акте или заявлении и влечет за собой установление дипломатических и иных отношений. В этом случае между государствами открывается широкий спектр отраслей сотрудничества, государству предоставляется полное право участия в многосторонних международных договорах, двусторонних договорах, международных конвенциях, международных организациях и конференциях. Официальное заявление об установлении
6Барановский В. Непризнанные // Деловые люди. — 2003. — № 6.
— С. 34−37.- Маркедонов С. Джин самоопределения выпущен из бутылки // Эхо планеты. — 2006. — № 25−26. — С. 9−11.
дипломатических отношений является классическим примером признания де-юре.
Признание де-факто, как отмечают некоторые международники, применяется гораздо реже, нежели де-юре. Оно, напротив, является ограниченной формой признания, может в конкретной ситуации носить временный характер. Оно применяется в тех случаях, когда государство «не уверено» в полноправности и устойчивости нового формирования. Могут быть и такие случаи, когда само государство признает себя временным образованием. Признание де-факто может повлечь установление консульских отношений, в ряде случаев оно не ограничивает государства и в установлении дипломатических отношений (хотя некоторые теоретики исключают такой вариант), но все же не является официальным. Этот вид признания может быть реализован, например, путём участия признаваемого субъекта в международных конференциях и организациях, многосторонних договорах и соглашениях. Основу таких взаимоотношений составляет, как правило, экономический интерес. Как отмечает С. Оленев, «признание де-факто имеет не вполне устойчивый и временный характер, таким образом, например, могут быть установлены торговые связи между государствами на определенное время7. В отличия от признания де-юре, которое не может быть отозвано, признание де-факто имеет обратный (возвратный) характер.
При этом признание де-факто может быть не только формальным, но и подразумеваемым — в частности, выражаться в заключение особого двустороннего договора. К примеру, это может быть уже вышеупомянутый договор о торгово-экономических связях, всесторонне определяющего отношения между двумя государствами. Такие отношения могут возникать также в сфере поддержания мира и безопасности, выполнения международных обязательств общего и специального характера.
В резолюции 40 сессии Института международного права о признании новых государств и правительств от 17−24 апреля 1936 года разграничение на признание де-юре и де-факто было приведено в зависимости от видов признания. По мнению Д. И. Фельдмана, западные юристы, подходя иначе к этому вопросу, совершенно его запутали. Это дало основание Р. Л. Боброву констатировать, что вопрос о признании де-факто «представляет собой один из самых туманных вопросов современной международно-правовой теории». Также Д. И. Фельдман полагает, что новое государство имеет полное право претендовать на полное и окончательное признание (де-юре). Другое дело, что правительство данного государства может получить ограничительное призание (де-факто). Но лишь само правительство, а не государство. История международного права не знает примеров, когда бы одно государство постоянно признавало другое только де-факто. Признание де-факто всегда было переходной формой к признанию полному8.
Действительно, в истории немало тому подтверждений. Так, Великобритания де-факто признала правительство большевиков легитимной властью России в 1921 г., а де-юре — лишь три года спустя. Еще одним примером стал договор 1970 г. между ФРГ и Польской Народной Республикой о взаимных отношениях. В
7 Оленев С. Международное признание СССР. — М.: Соцэкгиз, 1962. — С. 4.
8 Фельдман Д. И. Признание государств в современном международном праве. — Казань, Изд-во Казанского университета, 1965.
— С. 134.
этом договоре страны закрепили переход от отношений, основывавшихся на признании де-факто, к отношениям де-юре, включая и обмен дипломатическими представительствами9.
Последствия признания де-юре и де-факто также рассматривались зарубежными юристами с разных позиций. Г. Лаутерпахт говорит о том, что полное дипломатическое общение может иметь место только при признании де-юре. Т. Чен в ответ на данный довод ссылается на примеры из международной практики. Известны случаи, когда дипломатические отношения устанавливались и после признания де-факто. К примеру, в 1920 году между Германией и Латвией было заключено соглашение о признании де-факто, в котором также и предусматривался немедленный обмен дипломатическими представительствами. Похожая ситуация сложилась в 1949 году между Великобританией и Израилем.
Интересна общая позиция Т. Чена об этих двух видах признания. Обосновывается мнение, что: «если признание де-юре означает степень субъективного одобрения нового образования, то признание дефакто не свидетельствует об энтузиазме, с которым встречено возникновение нового образования, а лишь представляет собой минимум его признания». В признании де-факто, по мнению Т. Чена, «отсутствует та искренность отношений, которая характерна для государств, признающих друг друга де-юре"10. В ответ, Д. И. Фельдман критикует эту позицию, отмечая, что «признание, предоставленное в любой форме, не свидетельствует об одобрении, как факта возникновения нового государства, характера общественного строя, формы его правления… Констатация нового образования отнюдь не тождественна с одобрением. Констатация не может иметь никаких градаций. Новое государство либо существует, либо нет. Третьего не да-но"11. Из общей позиции Д. И. Фельдмана следует, что признание не следует различать по формам, и признанию де-факто как одной из форм нет места в теории и практике международного права. Он считает признание де-факто «гибким дипломатическим орудием капиталистических стран». Можно заметить, что такая точка зрения резко идеологична и полностью соответствует официальной позиции СССР по этому вопросу. Хотя выбор формы признания действительно является орудием чисто политическим, тем не менее, не следует резко отрицать или исключать существование какой-либо из них.
Профессор Д. И. Фельдман отмечает следующее: «Отношения между признающим и признаваемым государствами, юридической основой которых является официальное признание, могут впоследствии улучшаться или ухудшаться, может даже наступить полный разрыв, но это не имеет никакого отношения к вопросам признания государств. Даже между государствами, давно признающими друг друга де-юре, может наступить полный разрыв всех политических, дипломатических, экономических отношений, но и после такого разрыва эти государства продолжают признавать друг друга де-юре, поскольку признание государства — это
9 Александрова Н. В. Правовой институт признания государств: дисс. … канд. юрид. наук. — Нижний Новгород, 2009. — С. 18.
10 Фельдман Д. И. Признание государств в современном международном праве. — Казань, Изд-во Казанского университета, 1965.
— С. 143.
11 Там же: С. 144.
акт окончательный. Признание государства исчезает после исчезновения дестинатора признания"12.
Третьей формой является признание ad hoc, которое также не носит официального характера и является временным, разовым признанием на конкретный случай. Это может означать вступление с государством отношения по какому-то определенному вопросу или на определенном мероприятии.
Признание ad hoc нередко сопровождается оговоркой, что вступление в те или иные правоотношения с новым государством отнюдь не означает признания данного государства. Но такая оговорка не может скрыть установления правоотношений, которые мало чем отличаются от правоотношений между признающими друг друга государствами. Как отмечает Д. И. Фельдман, «признание ad hoc — это фактические отношения с дестинатором признания при официальном непризнании. Применение признания ad hoc лишний раз свидетельствует о том, что для непризнания нового государства нет никаких юридических оснований"13.
Как правило, при выражении такого признания государства вступают в официальный контакт друг с другом вынужденно для решения каких-либо конкретных вопросов, но, вместе с тем, либо взаимно не желают официально и юридически признавать друг друга, либо это нежелание проявляется только у одной стороны таких правоотношений. Иногда целью такого признания может быть разовый случай заключения конкретного международного договора. Конечно же, форма разового признания никаким образом не должна влиять на юридическую силу такого договора. Таким образом, у двух государств, одно из которых не признается другим, могут возникнуть взаимные права и обязанности.
Примером признания ad hoc могут служить переговоры США и трех вьетнамских сторон о прекращении войны во Вьетнаме — в результате в 1973 году были подписаны Парижские соглашения. При этом некоторые из сторон друг друга не признавали.
Если говорить о выражении разных форм признания, то можно сказать, что признание де-юре может быть и явно выраженным, и подразумеваемым, а признание де-факто всегда, как правило, явно выражено. Так называемое «молчаливое» признание обычно бывает выражено в форме действий, которые явно свидетельствуют об этом. Примером может послужить установление различных отношений с новым государством, заключение договора, либо просто продолжение уже установленных отношений с новым правительством, пришедшим к власти в результате революции.
В целом же, признание новых государств, чаще всего явно выражено. Признающие государства в специальном послании, ноте, приветствии, телеграмме приветствуют факт образования нового государства, заявляют о его признании и выражают готовность установить с ним дипломатические отношения. Именно так было предоставлено признание СССР африканским странам: Марокко, Тунису, Гане, Гвинее, Того, Камеруну, Мали, Конго, Нигерии, Сомали, Уганде и многим другим. В некоторых случаях наряду с официальным признанием заявлялось о признании де-юре и правительства страны. Так произошло с признанием СССР Алжирской республики — отдельно в телеграмме Председателя Совета Министров СССР было сказано
12Фельдман Д. И. Признание государств в современном международном праве. — Казань, Изд-во Казанского университета, 1965.
— С. 111.
13Там же: С. 23.
о признании и временного правительства этой респуб-
лики14.
В некоторых актах признания сразу указывается готовность установить дипломатические отношения, в других может идти речь лишь о надежде на установление дружественных отношений. Бывали случаи, когда в ответ на явно выраженное признание новое государство выражало свою признательность и указывало его важное значение для страны. Так, после признания Того, СССР получил ответную телеграмму на имя Председателя Совета Министров СССР, в которой говорилось о том, что народ Того тронут особым вниманием, которое указал СССР по случаю достижения их страной независимости. Подобная телеграмма была прислана и из государства Мали15.
История международного права знает случаи и коллективного признания. Коллективное признание на практике стало применяться уже в соответствии с реализацией Берлинского договора 1878 г., подписанного Великобританией, Германией, Австрией, Францией, Италией, Россией и Турцией, в соответствии с которым было оформлено коллективное признание Черногории, Сербии и Румынии.
Известны и случаи коллективного признания государства на международной конференции. На Парижской мирной конференции в 1919 г. Англия, Франция и другие государства коллективно признали Польшу и Чехословакию16. На Белградской конференции 1961 года было осуществлено коллективное признание Алжирской республики и Германской Демократической Республики17.
Группа государств, предполагающих предоставить новому государству коллективное признание, может ставить те условия, которые им представляются целесообразными. Так, Сербия и Румыния получили признание при условии, что на территории обеих стран будет обеспечена полная религиозная терпимость. В частности, в отношении Румынии было поставлено дополнительное условие о том, что некоторые определенные территории будут возвращены России. Если условия, на которых предоставляется признание, нарушаются вновь возникшим государством, то согласно источнику, группа государств, предоставивших признание, может использовать свое право вмешаться для установления порядка в соответствии с оговоренными условиями18.
Следует отметить, что Устав ООН не квалифицирует принятие в члены ООН как признание. Однако в определенных случаях его можно расценивать как признание страны данной организации. Соответственно оно ограничивается рамками этой организации и находится в другой плоскости, нежели обычное признание. Иногда, при принятии в члены ООН может идти речь как раз о коллективном признании. Однако и здесь нельзя сделать конкретных выводов, так как практика ООН в этом отношении не отличается единообразием. Так, в 1958 г., когда Египет и Сирия объединились в
14 СССР и страны Африки, 1946−1962, Документы и материалы.
— М.: Гос. изд-во полит. лит-ры, 1963. — С. 542−543.
15 Там же: С. 548.
16Казаровец Г. М. Вопросы признания новых государств и правительств в современном международном праве. — М.: Изд-во МГУ, 1958. — С. 10.
17 Фельдман Д. И. Признание государств в современном международном праве. — Казань, Изд-во Казанского университета, 1965.
— С. 156.
18Хайд Ч. Ч. Международное право, его понимание и применение Соединенными Штатами Америки. — Т. 1. — М.: Иностранная литература, 1950. — С. 280.
Объединенную Арабскую Республику (далее ОАР), то последняя была признана членом ООН без каких-либо специальных процедур. Спустя 2 года, в 1961 г., Сирия вышла из состава ОАР, но при этом сохранив членство в ООН. Египет также сохранил свое членство в ООН.
При создании ООН в него входил СССР. Также было принято политическое решение о том, что, наряду с СССР, членами ООН станут две его союзные республики — Белоруссия и Украина, государствами на тот момент не являвшиеся. После распада СССР в ООН вошла Российская Федерация со статусом постоянного члена Совета Безопасности. При этом Белоруссия и Украина сохранили свое членство в ООН в качестве независимых государств. Все другие бывшие союзные республики были приняты в ООН в качестве новых ее членов.
Таким образом, существенное различие между формами признания заключается в правовой природе не только их возникновения, но и в правовых последствиях, возникающих для признанного государства. Выбор формы признания каждый раз зависит от воли государства и конкретной политической ситуации. Признание де-юре выражает намерение государства установить стабильные дипломатические, консульские и иные отношения с новым государством, способствовать укреплению сотрудничества. Признание де-факто может быть предоставлено в условиях сложившейся нестабильной обстановки, а также для установления в основном экономических и торговых связей и говорит о временных правоотношениях. Третья форма, ad hoc, применяется скорее как исключение, для конкретного случая, чаще всего — заключения международного договора.
Список литературы:
Александрова Н. В. Правовой институт признания государств: дисс. … канд. юрид. наук. — Нижний Новгород, 2009.
Барановский В. Непризнанные // Деловые люди. — 2003. — № 6. — С. 34−37.
Гасымов Ф. Р. Признание государств и правительств. Современная международно-правовая теория и практика. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. — Казань, 2005.
Казаровец Г. М. Вопросы признания новых государств и правительств в современном международном праве.
— М.: Изд-во МГУ, 1958.
Маркедонов С. Джин самоопределения выпущен из бутылки // Эхо планеты. — 2006. — № 25−26. — С. 9−11.
Оленев С. Международное признание СССР. — М.: Соцэкгиз, 1962.
СССР и страны Африки, 1946−1962, Документы и материалы. — М.: Гос. изд-во полит. лит-ры, 1963.
Фельдман Д. И. Признание государств в современном международном праве. — Казань, Изд-во Казанского университета, 1965.
Хайд Ч. Ч. Международное право, его понимание и применение Соединенными Штатами Америки. — Т. 1.
— М.: Иностранная литература, 1950.
Отзыв
В статье Е. А. Холиной «Формы и критерии признания государств» изложены научные концепции и подходов к пониманию правовой природы и сущности государства, что позволяет детально проанализировать сложные вопросы не только теоретического, но и практического характера реализации основных норм и принципов, составляющих правовой институт признания государств.
По мнению автора, из выработанных к настоящему времени в отечественной и зарубежной юридической практике основных форм признания государств наиболее приемлемым является признание в форме de-jure (де-юре) в коллективном виде всеми государствами, данный вывод, на наш взгляд, является бесспорным.
В статье делается вывод, что для признания нового государства в современных условиях следует ввести и закрепить на внутригосударственном и международном уровнях ряд универсальных критериев, в частности: легитимность и легальность установившейся государственной власти- соблюдение и уважение прав человека и гражданина (включая, отсутствие дискриминации проживающих на указанной территории народов по религиозным, этническим или политическим признакам) — наличие границ с другими государствами- экономическая жизнеспособность государственного образования- политическая организация власти и внутренняя политико-социальная стабильность- миролюбие государства (не нанесение ущерба безопасности других государств).
Материал статьи изложен логично и аргументировано современным научным языком. Выводы, сделанные автором, закономерно вытекают из результатов исследования.
Работа выполнена на должном научном уровне и рекомендуется для публикации в журнале, рецензируемом ВАК.
Доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист России, Почетный деятель науки и техники г. Москвы, Президент некоммерческого партнерства «Палата судебных экспертов» Корухов Ю. Г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой