Влияние виктимологических признаков на решение вопросов об уголовной ответственности и наказании

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Ежеквартальный научно — практический журнал
УДК 343
ВЛИЯНИЕ ВИКТИМОЛОГИЧЕСКИХ ПРИЗНАКОВ НА РЕШЕНИЕ ВОПРОСОВ ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И НАКАЗАНИИ INFLUENCE OF VICTIMOLOGICAL FEATURES ON THE SOLUTION OF THE CRIMINAL LIABILITY AND PUNISHMENT
Дедюхина И. Ф., кандидат юридических наук, доцент кафедры права ФГБОУВПО «Ставропольский государственный аграрный университет»
Dedukhina I.F., candidate of legal science, associated professor, docent of the law department, Stavropol state agrarian universitet
e-mail: i30041978
Аннотация: в статье рассмотрены вопросы оценки виктимологических признаков при установлении и реализации уголовной ответственности.
Annotation: the questions of estimating of victimological features in setting and implementation of crime liability
Ключевые слова: потерпевший, уголовная ответственность, наказание.
Key words: victim, crime liability, punishment
В настоящее время бесспорным является тезис о том, что преступление — это не только индивидуальный общественно опасный и противоправный акт виновного лица, но и системное образование, проявляющее себя в единстве трех составляющих: правонарушителя, противоправного деяния и потерпевшего. При этом правовая значимость пострадавшего не ограничивается той ролью, которую он играет в зарождении и развитии преступной ситуации.
Виктимологические признаки существенным образом влияют на решение вопросов об уголовной ответственности и наказании виновного не только на уровне правоприменения, но и правотворчества. С характеристикой личностных качеств и поведения пострадавшего законодатель связывает установление, дифференциацию, а также реализацию уголовной ответственности. Черты и свойства потерпевшего играют немаловажную роль и при квалификации деяний, индивидуализации наказания, а равно при решении вопроса о возможности уголовного преследования виновного.
Признавая безусловную важность потерпевшего в уголовном праве, не следует гиперболизировать значение его личностных и поведенческих признаков, «примеряя» ко всем без исключения деяниям. Излишним видится также расширение уголовно-значимых свойств пострадавшего за счет сведения к ним его индивидуальных особенностей.
Полагаем, что в настоящее время проблема уголовно-правовой оценки признаков потерпевшего должна разрешаться на основе системного анализа, предполагающего * I
'- !
146
I____
«Вестник Северо-Кавказского гуманитарного института»
2012 № 4
рассмотрение виктимологических свойств в единстве, а равно во взаимодействии с уголовноправовыми категориями и институтами.
При всем многообразии направлений общим для системного подхода является то, что «он рассматривает объекты и явления окружающего мира в качестве определенных материальных систем, состоящих из элементов, взаимосвязанных между собой и определенным образом функционирующих» [1].
Анализ уголовно-правовых признаков потерпевшего посредством системного метода позволяет выделить два направления исследования: определение уголовно-релевантных качеств пострадавшего как системы взаимосвязанных элементов, а равно выявление системы их взаимодействия с основными категориями и институтами уголовного права.
Обращаясь к вопросу о системе уголовно-релевантных качеств потерпевшего, считаем методологически оправданным ограничение сферы настоящего исследования только признаками физического лица — потерпевшего от преступления. Важно отметить, что в теории уголовного права признаки жертвы, имеющие уголовно-правовое значение, изучаются, как правило, обособленно. Качества и свойства пострадавшего классифицируются в зависимости от его отношения к объекту и объективной стороне преступления либо от физических и социальных характеристик личности. Очевидно, что подобные классификации не отражают действительного значения потерпевшего в уголовном праве. В результате, в правотворческой и правоприменительной деятельности отсутствует единый подход к оценке виктимологических данных при установлении и реализации уголовной ответственности.
Полагаем, что системный анализ уголовно-релевантных признаков потерпевшего обусловливает необходимость их исследования посредством рассмотрения личности как целостного образования. Под личностью мы предлагаем понимать «человека со своими социально обусловленными и индивидуально выраженными качествами"[2], иными словами, физическое лицо, обладающее биологическими, психологическими и социальными чертами и признаками. Вопрос состоит лишь в том, какова структура этих признаков.
Психология все свойства личности подразделяет на две основные подструктуры: психологическую, определяющую индивидуальность личности, и социальную, определяемую социальными ролями и опытом деятельности в той или иной социальной среде. Характерно, что структура личности предполагает следующие уровни: 1) тип нервной системы, возрастные, половые признаки, свойства психики, темперамент- 2) индивидуальные свойства отдельных психических процессов, ставшие свойствами данной личности- 3) социальный опыт, в который входят приобретенные знания, навыки, умения и привычки- 4) направленность личности, оцениваемая с позиции социально-психологического анализа [3]. Полагаем, что предложенное выше определение структуры личности, допустимое в психологии и соответствующее предмету и задачам данной науки, не следует механически переносить в уголовное право.
1
147
Ежеквартальный научно — практический журнал
Более предпочтительным видится анализ структуры личности посредством выявления групп ее типичных признаков. Наука уголовного права знает немало таких классификаций. В частности, Н. Ф. Кузнецова и Г. М. Миньковский рассматривают личность как совокупность трех основных компонентов: социальный статус- социальные функции (роли) личности и нравственно-психологическая характеристика [4]. В структуре личности выделяют также социально-демографические- биофизиологические признаки (пол, возраст, состояние здоровья, особенности физической конституции и т. д.) — уровень умственного развития (знания, умения и навыки) — психические процессы, свойства и состояния- нравственные качества, ценностные ориентации и стремления личности, ее социальные позиции и интересы, потребности, наклонности, привычки [5]. Можно привести еще ряд классификаций, однако, несмотря на их кажущееся разнообразие, они основываются на психологической структуре личности и потому тождественны друг другу. Для большей простоты и убедительности системного анализа предлагаем выделять два блока личностных признаков: социально-демографические и нравственно-психологические.
Уголовно-правовая структура личности не исчерпывается, однако, этими характеристиками. Потерпевший от преступления проявляет себя и в динамических свойствах, которые в ряде случаев являются отражением имманентно присущих личности черт и качеств. Пример тому — поведение потерпевшего, отражающее его социальные и психологические установки.
Под установкой обычно понимаются ситуации «готовности субъекта к определенной деятельности в соответствии с конкретными условиями, потребностью и ситуацией ее удовлетворения» [6]. Являясь целостным личностным состоянием, она создает у субъекта дифференцированное отношение, избирательную готовность к предстоящим внешним воздействиям и влияет на протекание и направленность актов поведения [7].
К динамическим признакам человека следует относить и его состояние. Под состоянием обычно понимается «положение, внешние или внутренние обстоятельства, в которых кто-нибудь находится» [8]. Данный термин определяется и как устойчивое субъективное свойство, в котором продолжительное время находится тот или иной человек- кратковременное ситуационное свойство- относительно стабильное или динамичное отношение с другим человеком- сравнительно продолжительное или постоянное объективное свойство (внешнее положение) субъекта [9]. Признавая несомненную важность и полноту приведенных выше определений, их использование в уголовном праве вряд ли можно признать оправданным, поскольку, во-первых, они охватывает собой не только состояние, но и поведение лица, а во-вторых, предложенные определения не согласуются с тем смысловым значением, которое вкладывает в понятие «состояние потерпевшего» УК РФ.
Как известно, к уголовно-значимым состояниям относятся: беспомощное состояние (п. '-'-в'-'- ч. 2 ст. 105 УК), состояние беременности (п. '-'-г'-'- ч. 2 ст. 105 УК), болезнь (ст. 124 УК), старость (ст. 125 УК), недееспособность (ч. 2 ст. 202 УК), опасное для жизни и здоровья состояние (ст. 125 УК РФ) и пр.
1
148
«Вестник Северо-Кавказского гуманитарного института»
2012 № 4
На основе анализа Уголовного закона можно сделать следующий вывод: состояние потерпевшего в уголовном праве — это обусловленное внутренними или внешними обстоятельствами положение лица, расширяющее или, напротив, ограничивающее его возможности самостоятельно реализовывать и защищать свои интересы.
Очевидно, что в настоящее время традиционная структура личности не может обеспечить полноту и достоверность системного анализа уголовно-значимых признаков потерпевшего, поскольку она, с одной стороны, не охватывает динамических свойств потерпевшего, а с другой, содержит в себе множество признаков, не имеющих уголовно-правового значения. В этой связи необходимым видится построение такой классификации виктимологических признаков, которая бы позволила отразить стройную и органичную систему индивидуальных черт, показать взаимосвязь между ними, а также выявить их влияние на решение уголовно значимых вопросов.
Полагаясь на специфику отражения признаков потерпевшего в УК РФ, считаем целесообразным классифицировать их на следующие группы:
1) социально-демографические свойства-
2) поведение потерпевшего-
3) его состояние.
Использование предложенной классификации видится возможным только с учетом следующих обстоятельств: 1) виктимологические признаки находятся между собой в
неразрывном системном единстве- 2) уголовно-значимыми являются отнюдь не все свойства потерпевшего- 3) при определении пределов уголовной ответственности и наказания признаки жертвы требуют дифференцированной оценки на основании специфики их проявления в механизме преступного поведения.
В числе демографических свойств потерпевшего законодатель особо выделяет пол (в ст. ст. 131, 145 УК РФ потерпевшей может признаваться только женщина) — возраст
(новорожденный потерпевший — ст. 106 УК РФ- малолетний — ст. 125 УК- несовершеннолетний — ст. 150 УК РФ, лицо, не достигшее шестнадцатилетнего возраста (ст. ст. 134, 135 УК РФ) и др.
Социальный статус потерпевшего отражают следующие качества: государственный
или общественный деятель (ст. 277 УК РФ) — представитель власти (ст. ст. 318, 319 УК) — прокурор (ст. 294 УК) — судья (ст. ст. 295, 296) — гражданин (ст. 141 УК) — автор (ст. 146 УК) — изобретатель (ст. 147 УК) — эксперт (ст. 309), военнослужащий (ст. 335 УК) — лицо, пользующееся международной защитой (ст. 360 УК) — дети и родители (ст. ст. 106, 157 УК) и пр. Нравственно-психологические свойства личности проявляют себя в поведении жертвы и подлежат уголовно-правовой оценке только наряду с ним.
Рассматривая социальные признаки, В. И. Полубинский предлагает оценивать их только в совокупности с общественно полезным поведением потерпевшего [10]. Применительно к составам, предусмотренным ч.2 ст. 105, ст. ст. 277, 295, 317 УК РФ, замечание автора, без сомнения, оправдано. Повышенная общественная опасность этих деяний обусловлена не только особым социальным положением потерпевшего, но и его общественно полезным
1
149
Ежеквартальный научно — практический журнал
поведением. Однако данное требование не носит универсального характера, и уголовноправовая значимость потерпевшего нередко ограничивается только его формальным статусом (например, дети и родители).
Нравственно-психологическая характеристика личности потерпевшего включает в себя широкий спектр внутренних позиций жертвы в различных сферах социального бытия- потребности, интересы, моральные принципы личности, развитость ее воли и чувств. Настоящие признаки проявляют себя в поведении потерпевшего и подлежат уголовноправовой оценке только наряду с ним.
Поведение личности — это сложное и многогранное явление. Оно представляет собой процесс превращения внутреннего состояния человека в действие по отношению к внешнему миру [11]. Поведение есть внешне наблюдаемая система действий или поступков, в которой реализуются внутренние побуждения человека.
Целесообразно выделять поведение потерпевшего в предкриминальной, криминальной и посткриминальной ситуациях. Отрицательное поведение жертвы в предкриминальной и криминальной ситуациях является дифференцирующим обстоятельством в ст. ст. 107, 108, 113 и 114 УК РФ, а положительное — в п. «б» ч. 2 ст. 105, п. «а» ч.2 ст. 111, ст. ст. 277, 295, 317 УК РФ и пр. В числе уголовно-релевантных поступков потерпевшего в постпреступной ситуации следует выделить примирение с преступником, являющееся основанием освобождения последнего от уголовной ответственности (ст. 76 УК РФ).
Специального рассмотрения требует волеизъявление потерпевшего, относимое нами к поведенческим особенностям жертвы преступления.
Значимость данного признака в современных условиях трудно переоценить. Он лежит в основе определения общественной опасности деяния, влияет на установление и реализацию уголовной ответственности виновного. Несмотря на то, что термин «согласие потерпевшего на причинение вреда» не закреплен в Уголовном законе РФ, он буквально пронизывает многие правовые институты и нормы. В частности, установление волеизъявления жертвы на причинение определенных последствий может служить основанием для признания деяния правомерным либо преступным, разграничивать смежные составы (ст. 111 и ст. 123 УК РФ), а также смягчать наказание (ч.2 ст. 61 УК РФ).
Анализ уголовно-релевантных состояний потерпевшего, позволяет классифицировать их на следующие группы:
1) субъективные состояния, отражающие физическое или психическое здоровье жертвы (беспомощное состояние — п. '-'-в'-'- ч. 2 ст. 105 УК, состояние беременности — п. '-'-г'-'- ч. 2 ст. 105 УК, болезнь — ст. 124 УК, старость — ст. 125 УК и пр. -
2) объективные положения, обусловленные внешними факторами (например, зависимое положение, являющееся обстоятельством, отягчающим наказание (п. «з» ч. 1 ст. 63 УК РФ) — опасное для жизни и здоровья состояние (ст. 125 УК РФ) и др.).
В целом, системный анализ уголовно-значимых признаков потерпевшего в их внутреннем взаимодействии убеждает в следующем:
1
150
«Вестник Северо-Кавказского гуманитарного института»
2012 № 4
— в УК РФ отражение находят не все свойства и качества личности, а только те, которые обладают типовым характером и могут применяться по отношению к неопределенному кругу лиц-
— уголовно-релевантные признаки характеризуют, как правило, поведение (негативное или социально полезное) и состояние потерпевшего (объективно или субъективно обусловленное), а равно его социально-демографические черты (пол, возраст, социальный статус и пр.). Нравственно-психологические свойства личности проявляют себя в поведении жертвы и подлежат уголовно-правовой оценке только наряду с ним.
Если первое из заявленных нами направлений системного исследования предполагает ответ на вопрос: «Какие признаки потерпевшего имеют уголовно-правовое значение?», то второе ориентировано на решение вопроса: «В чем проявляется уголовно-правовая значимость этих признаков?».
Обращаясь к данной проблеме, Д. Б. Булгаков предлагает выделять две самостоятельные, но вместе с тем взаимосвязанные группы признаков потерпевшего:
— общие (универсальные) свойства пострадавшего лица, которые имеют основополагающее значение и пронизывают все институты уголовного права-
— признаки, имеющие специфическое (частное) правовое значение и выражающие особенности личности, количество потерпевших, их поведение, особое состояние пострадавших, гражданско-правовую и государственно-правовую характеристику жертв- их взаимоотношения с преступником [12].
Не вдаваясь в детальный анализ методологических недостатков предложенной классификации, сформулируем лишь некоторые критические замечания.
Во-первых, исследование общих свойств потерпевшего предполагает отнесение к их числу только таких качеств личности, которые пронизывают все институты и категории уголовного права. Но автор рассматривает их иначе, выделяя признаки, определяющие значимость охраняемых уголовным законом интересов, и свойства, лежащие в основе назначения наказания. В то же время некоторые качества потерпевшего, определенные Д. Б. Булгаковым как специфические, влияют на характер и степень общественной опасности деяния, а также на процессы дифференциации ответственности и назначения наказания (например, возраст потерпевшего).
Во-вторых, не выдержано основание классификации. В основе выделения отдельных групп признаков лежит уголовно-правовая значимость виктимологических качеств, а в основании выделения подгрупп — элементы структуры личности.
Более предпочтительным и методологически обоснованным видится рассмотрение правовой значимости признаков потерпевшего на различных этапах законотворческой и правоприменительной деятельности. В этой связи предлагаем выделять следующие функциональные свойства виктимологических признаков:
— определение характера общественной опасности деяния на этапе установления уголовной ответственности-
1
151
Ежеквартальный научно — практический журнал
— изменение типовой степени общественной опасности преступления и личности виновного в процессе дифференциации уголовной ответственности-
— определение индивидуальной общественной опасности преступления и личности виновного при назначении наказания.
Литература
1. Диалектический материализм. М., 1989. — С. 341.
2. Философский словарь / Под ред. М. М. Розенталя. М., 2003. — С. 208.
3. См.: Карсаевская, Т. В. Прогресс общества и проблема целостного биосоциального развития современного человека / Т. В. Карсаевская. — М., 1979. — С. 120−125.- Социальная психология. История. Теория. Эмпирические исследования. Л., 1979. — С. 95−100- Человек. Личность. Индивид. М., 1995. — С. 20.
4. См.: Криминология / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и Г. М. Миньковского. М., 2008. — С. 95.
5. См., например: Сахаров, А. Б. Об антисоциальных чертах личности преступника // Советское государство и право. — 1970. — № 10.
6. Узнадзе, Д. Н. Психология установки / Д. Н. Узнадзе. СПб, 2001. — С. 60.
7. Современные проблемы теории познания диалектического материализма / Под ред. М. Б. Митина и др. Т.2. — М., 1970. — С. 315.
8. Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка / С. И. Ожегов. — М., 2007. — С. 740.
9. Даль, В. Толковый словарь живого великорусского языка / В. Даль. Т.4. — М., 1978. — С. 279−280.
10. Полубинский, В. И. Криминальная виктимология / В. И. Полубинский. — М., 1999. — С. 64.
11. Абельцев, С. Н. Личность преступника и проблемы криминального насилия / С. Н. Абельцев. — М., 2000. — С. 38.
12. Булгаков, Д. Б. Потерпевший в уголовном праве и его криминологическая характеристика: дис. … канд. юрид. наук: 12. 00. 08 / Д. Б. Булгаков. — Ставрополь. — 2000. — С. 40−43.
1
152

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой